Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

РЕШЕНИЕ

от 16 июня 2006 г. N 3-208/06

 

Именем Российской Федерации

 

Санкт-Петербургский городской суд в составе судьи Антоневич Н.Я. с участием прокурора Травкиной О.Ю. при секретаре Кашириной У.В.,

рассмотрел в открытом судебном заседании дело по заявлению С., Д., Б., М., В., Ч., Е. о признании частично недействующей ст. 14 Закона Санкт-Петербурга от 30 июня 2005 года N 399-39 "О государственной гражданской службе Санкт-Петербурга", установлено:

 

30 июля 2005 года Законодательным Собранием Санкт-Петербурга был принят Закон Санкт-Петербурга "О государственной гражданской службе Санкт-Петербурга", который был подписан Губернатором Санкт-Петербурга 1 июля 2005 года и официально опубликован 5 июля 2005 года в газете "Санкт-Петербургские ведомости", N 120.

В соответствии с п. 1 ст. 14 указанного Закона Санкт-Петербурга лица, постоянно проживающие на территории Российской Федерации, замещавшие должности гражданской службы, уволенные с гражданской службы (уволенные с государственной службы Санкт-Петербурга после вступления в силу Закона Санкт-Петербурга от 28 июня 1995 года N 91-9 "Об утверждении Реестра государственных должностей органов государственной власти Санкт-Петербурга"), имеют право на получение ежемесячных доплат к трудовой пенсии по старости (пенсии за выслугу лет, трудовой пенсии по инвалидности), которые предусмотрены настоящей статьей, в случае увольнения с гражданской службы по одному из оснований, перечисленных в данной статье Закона Санкт-Петербурга.

С., Д., Б., М., В., Ч., Е., замещавшие должности в государственных органах Санкт-Петербурга (Ленинграда) до 1995 года, обратились в Санкт-Петербургский городской суд с заявлением о признании недействующей ст. 14 Закона Санкт-Петербурга "О государственной гражданской службе Санкт-Петербурга" в части слов "уволенные с государственной службы Санкт-Петербурга после вступления в силу Закона Санкт-Петербурга от 28 июня 1995 года N 91-9 "Об утверждении Реестра государственных должностей органов государственной власти Санкт-Петербурга".

В судебном заседании заявители С., Д., Б., М., В., Ч., Е., а также представители заявителей Гончарова С.П. и Шестопалов А.В., действующие на основании доверенностей, поддержали указанное выше заявление (л.д. 88-94).

В обоснование заявления заявители и представители заявителей Гончарова С.П. и Шестопалов А.В. пояснили, что оспоренная норма Закона Санкт-Петербурга противоречит п. 11 ч. 1 ст. 52 Федерального закона "О государственной гражданской службе Российской Федерации", согласно которому гражданским служащим гарантируется государственное пенсионное обеспечение государственных служащих в порядке и на условиях, установленных федеральным законом о государственном пенсионном обеспечении граждан Российской Федерации, проходивших государственную службу, и их семей. В противоречие указанной норме Федерального закона, которая не ставит право государственных служащих на получение доплат к пенсии за выслугу лет в зависимость от времени увольнения государственных служащих, оспоренная норма обжалуемого Закона Санкт-Петербурга лишает государственных служащих Санкт-Петербурга, в том числе и заявителей по настоящему делу, права на получение пенсии за выслугу лет только на том основании, что они были уволены ранее определенной в п. 1 ст. 14 Закона Санкт-Петербурга "О государственной гражданской службе Санкт-Петербурга" календарной даты, то есть до вступления в силу Закона Санкт-Петербурга от 28 июня 1995 года N 91-9 "Об утверждении Реестра государственных должностей органов государственной власти Санкт-Петербурга".

Оспоренные заявителями положения Закона Санкт-Петербурга, по мнению заявителей, нарушают их конституционное право на пенсионное обеспечение, лишая их права на получение доплат к пенсии за выслугу лет с учетом стажа государственной службы, нарушают принцип единства правовых и организационных основ федеральной гражданской службы и гражданской службы субъектов Российской Федерации, установленный ст. 4 Закона ФЗ "О государственной гражданской службе Российской Федерации", и конституционный принцип равенства граждан перед законом.

Заявители также указали, что ранее аналогичное положение содержалось в п. 1 ст. 30 Закона Санкт-Петербурга от 29.06.2000 N 334-33 "О государственной службе Санкт-Петербурга, лицах, замещающих государственные должности Санкт-Петербурга, и государственных служащих Санкт-Петербурга", которое было признано не соответствующим Уставу Санкт-Петербурга постановлением Уставного суда Санкт-Петербурга от 06.06.2002. Законом Санкт-Петербурга от 06.04.2005 N 144-19 "О внесении изменений и дополнений в Закон Санкт-Петербурга "О государственной службе Санкт-Петербурга, лицах, замещающих государственные должности Санкт-Петербурга, и государственных служащих Санкт-Петербурга" было предоставлено право на получение доплаты к пенсиям лицам, уволенным с государственной службы до 1 июля 1995 года, то есть до вступления в силу Закона Санкт-Петербурга от 28 июня 1995 года N 91-9 "Об утверждении Реестра государственных должностей органов государственной власти Санкт-Петербурга". Таким образом, обжалуемый Закон Санкт-Петербурга, по утверждению заявителей, ухудшил положение заявителей, что не мог делать, так как ограничение прав граждан возможно только на основании федеральных законов (л.д. 4-6, 169-171).

Законодательное Собрание Санкт-Петербурга и Губернатор Санкт-Петербурга полагали заявление С., Д., Б., М., В., Ч., Е. не подлежащим удовлетворению, представив суду письменные возражения на их заявление (л.д. 96-100, 111-114).

В судебном заседании представитель Законодательного Собрания Санкт-Петербурга Асташенко Е.О. и представитель Губернатора Санкт-Петербурга Бабкина И.И. просили суд отказать в удовлетворении заявления, полагая, что оспоренные заявителями положения Закона Санкт-Петербурга не противоречат федеральному законодательству и не нарушают права заявителей, так как последние по своему правовому статусу не могут быть отнесены ни к гражданским, ни к государственным служащим Санкт-Петербурга.

Выслушав доводы сторон, проверив представленные доказательства, заслушав заключение прокурора Травкиной О.Ю., полагавшей заявление С., Д., Б., М., В., Ч., Е. не подлежащим удовлетворению, суд находит, что указанное заявление не подлежит удовлетворению по следующим основаниям.

В соответствии с п. "ж" ч. 1 ст. 72 Конституции Российской Федерации в совместном ведении Российской Федерации и субъектов Российской Федерации находится социальная защита, включая социальное обеспечение.

Согласно ч. 2, 5 ст. 76 Конституции Российской Федерации по предметам совместного ведения Российской Федерации и субъектов Российской Федерации издаются федеральные законы и принимаются в соответствии с ними законы и иные нормативные правовые акты субъектов Российской Федерации. Законы и иные нормативные правовые акты субъектов Российской Федерации не могут противоречить федеральным законам, принятым в соответствии с ч. 2 настоящей статьи.

Конституция Российской Федерации, гарантируя каждому в соответствии с целями социального государства (статья 7, часть 1) социальное обеспечение по старости, в случае болезни, инвалидности, потери кормильца, для воспитания детей и в иных случаях, установленных законом (статья 39, часть 1), относит определение условий и порядка реализации данного конституционного права, в том числе установление видов пенсий, оснований приобретения права на них отдельными категориями граждан и правил исчисления размеров пенсий, к компетенции законодателя (статья 39, часть 2).

Специфика гражданской службы в Российской Федерации как профессиональной служебной деятельности граждан Российской Федерации по обеспечению исполнения полномочий органов государственной власти предопределяет необходимость установления особого правового статуса гражданских служащих. Исходя из особенностей этого статуса, обусловленных характером выполняемой гражданскими служащими деятельности, предъявляемыми к ним квалификационными требованиями, вводимыми ограничениями, связанными с гражданской службой, законодатель вправе в рамках своих полномочий с помощью специального правового регулирования устанавливать для гражданских служащих определенные социальные гарантии.

Так, в соответствии с Федеральным законом "О государственной гражданской службе Российской Федерации" (п. 11 ч. 1 ст. 52) гражданским служащим гарантируется государственное пенсионное обеспечение в порядке и на условиях, установленных федеральным законом о государственном пенсионном обеспечении граждан Российской Федерации, проходивших государственную службу, и их семей.

В настоящее время федеральный закон о государственном пенсионном обеспечении граждан Российской Федерации, проходивших государственную службу, и их семей не принят и сохраняет действие Федеральный закон от 15 декабря 2001 года N 166-ФЗ "О государственном пенсионном обеспечении в Российской Федерации", определяющий условия предоставления пенсии федеральным государственным служащим.

Вместе с тем частью 4 статьи 7 указанного Закона установлено, что условия предоставления права на пенсию государственным служащим субъектов Российской Федерации за счет средств субъектов Российской Федерации определяются законами и другими правовыми актами субъектов Российской Федерации.

Из текста п. 11 ч. 1 ст. 52 Федерального закона "О государственной гражданской службе Российской Федерации" следует, что данная правовая норма, как указано в заявлении С., Д., Б., М., В., Ч., Е., действительно не содержит положений, ставящих право гражданских служащих на получение пенсии за выслугу лет в зависимость от увольнения гражданских служащих с замещаемой должности после наступления определенной календарной даты.

Однако при этом заявителями оставлено без внимания, что общим (основным) принципом действия закона во времени является распространение его на отношения, возникшие после введения его в действие.

Согласно ст. 71 ФЗ "О государственной гражданской службе Российской Федерации" настоящий Закон вступает в силу по истечении шести месяцев после дня его официального опубликования, за исключением ст. 50, 51 и 55 настоящего Закона.

Данный Закон был опубликован в "Российской газете" и в "Парламентской газете" 31 июля 2004 года и, следовательно, вступил в законную силу 1 февраля 2005 года.

Поскольку Федеральный закон "О государственной гражданской службе Российской Федерации" вступил в силу 1 февраля 2005 года, действие данного Закона, в том числе в части гарантий, установленных п. 11 ч. 1 ст. 52 Закона, распространяется на отношения, возникшие после 1 февраля 2005 года, так как в самом Законе не указано, что действие указанного Закона распространяется на правоотношения, возникшие до вступление его в законную силу. Принимая во внимание, что положения п. 11 ч. 1 ст. 52 ФЗ "О государственной гражданской службе Российской Федерации" не распространяются на правоотношения, возникшие до 1 февраля 2005 года, а также учитывая, что в силу ч. 4 ст. 7 Федерального закона от 15 декабря 2001 года N 166-ФЗ ФЗ "О государственном пенсионном обеспечении в Российской Федерации" условия предоставления права на пенсию государственным служащим субъектов Российской Федерации за счет средств субъектов Российской Федерации определяются законами и другими правовыми актами субъектов Российской Федерации, суд находит несостоятельными доводы заявителей о том, что ст. 14 Закона Санкт-Петербурга "О государственной гражданской службе Санкт-Петербурга" в части слов "уволенные с государственной службы Санкт-Петербурга после вступления в силу Закона Санкт-Петербурга от 28 июня 1995 года N 91-9 "Об утверждении Реестра государственных должностей органов государственной власти Санкт-Петербурга" противоречит п. 11 ч. 1 ст. 52 Федерального закона "О государственной гражданской службе Российской Федерации".

Суд также находит несостоятельными доводы заявителей о том, что Закон Санкт-Петербурга "О государственной гражданской службе Санкт-Петербурга" в оспоренной ими части лишает их права на пенсионное обеспечение государственного служащего, гарантированного Федеральным законом "О государственной гражданской службе Российской Федерации", по следующим основаниям.

Согласно п. 2 ст. 10 ФЗ "О системе государственной службы Российской Федерации" государственный гражданский служащий субъекта Российской Федерации - гражданин, осуществляющий профессиональную служебную деятельность на должности государственной гражданской службы субъекта Российской Федерации и получающий денежное содержание (вознаграждение) за счет средств бюджета соответствующего субъекта Российской Федерации.

В соответствии со ст. 8 ФЗ "О государственной гражданской службе Российской Федерации" должности государственной гражданской службы субъектов Российской Федерации учреждаются законами или иными нормативными правовыми актами субъектов Российской Федерации с учетом положений настоящего Федерального закона в целях обеспечения исполнения полномочий государственного органа либо лица, замещающего государственную должность.

Поскольку заявители были уволены до 1995 года, они на момент увольнения не замещали должности государственной гражданской службы, учрежденные законами или иными нормативными правовыми актами Санкт-Петербурга с учетом положений ФЗ "О государственной гражданской службе Российской Федерации". Следовательно, они не являются государственными гражданскими служащими Санкт-Петербурга.

Суд также находит, что заявители не имели и статуса государственных служащих Санкт-Петербурга.

Впервые правовые основы организации государственной службы Российской Федерации и основы правового положения государственных служащих были установлены Федеральным законом от 31 июля 1995 года "Об основах государственной службы Российской Федерации", утратившим свое действие в связи с вступлением в законную силу Федерального закона от 27 июля 2004 года N 79-ФЗ "О государственной гражданской службе Российской Федерации".

В силу ст. 1, 3 ФЗ "Об основах государственной службы Российской Федерации" государственным служащим признавался гражданин Российской Федерации, исполняющий в порядке, установленном федеральным законом, обязанности по государственной должности государственной службы, то есть по государственной должности категории "Б" или "В", включенной в Реестр государственных должностей государственной службы Российской Федерации, за денежное вознаграждение, выплачиваемое за счет средств федерального бюджета или средств бюджета соответствующего субъекта Российской Федерации.

Указом Президента Российской Федерации от 11 января 1995 года N 33 "О Реестре государственных должностей федеральных государственных служащих" был утвержден Реестр государственных должностей федеральных государственных служащих.

В п. 4 названного Указа Президента РФ субъектам Российской Федерации было рекомендовано утвердить реестры государственных должностей государственных служащих субъектов Российской Федерации.

Во исполнение указанной рекомендации Президента Российской Федерации 28 июня 1995 года Законодательным Собранием Санкт-Петербурга был принят Закон Санкт-Петербурга "Об утверждении Реестра государственных должностей органов государственной власти Санкт-Петербурга", вступивший в силу с 1 июля 1995 года, которым впервые были учреждены государственные должности органов государственной власти Санкт-Петербурга (л.д. 209-213).

Таким образом, увольнение с государственной должности органов государственной власти Санкт-Петербурга стало возможным только после вступления в силу Закона Санкт-Петербурга "Об утверждении Реестра государственных должностей органов государственной власти Санкт-Петербурга", то есть с 1 июля 1995 года.

Учитывая, что заявители были уволены из органов государственной власти Санкт-Петербурга до 1995 года, то есть до учреждения в законодательном порядке государственных должностей органов государственной власти Санкт-Петербурга и до введения в действие Федерального закона "Об основах государственной службы Российской Федерации", установившего правовые основы организации государственной службы Российской Федерации и основы правового положения государственных служащих, заявители не могут считаться государственными служащими Санкт-Петербурга.

То обстоятельство, что до увольнения заявители выполняли в государственных органах Санкт-Петербурга и Ленинграда работу, по характеру аналогичную выполняемой государственными служащими, не дает оснований для признания их государственными служащими, так как действие Федерального закона "Об основах государственной службы Российской Федерации", в том числе и в части социальных гарантий государственных служащих, не было распространено на лиц, выполнявших в государственных органах работу, по характеру аналогичную выполняемой государственными служащими, и уволенных с замещаемой ими должности до введения в действие указанного Закона.

Также не дает оснований для признания заявителей гражданскими служащими Санкт-Петербурга то обстоятельство, что впоследствии, после увольнения заявителей, занимаемые ими до увольнения должности в органах государственной власти Санкт-Петербурга (Ленинграда) были внесены в Реестр государственных должностей Санкт-Петербурга и Реестр должностей государственной гражданской службы Санкт-Петербурга (Закон Санкт-Петербурга от 15.06.2005 N 202-34).

Принимая во внимание, что указанными выше федеральными законами на лиц, выполнявших в государственных органах работу, по характеру аналогичную выполняемой государственными служащими, и уволенных с замещаемой ими должности до введения в действие указанных законов, не был распространен статус гражданских служащих, а ранее - статус государственных служащих, не имеется оснований утверждать, что на данную категорию лиц, к которой принадлежат и заявители, распространяются гарантии, предусмотренные п. 11 ст. 52 Федерального закона "О государственной гражданской службе Российской Федерации". Следовательно, не имеется оснований утверждать, что Законом Санкт-Петербурга в оспоренной заявителями части они были лишены права, предоставленного гражданским служащим на государственное пенсионное обеспечение в порядке и на условиях, установленных федеральным законом о государственном пенсионном обеспечении граждан Российской Федерации, проходивших государственную службу, и их семей, установленного п. 11 ч. 1 ст. 52 Федерального закона "О государственной гражданской службе Российской Федерации".

Суд также находит несостоятельными доводы заявителей о том, что ст. 14 Закона Санкт-Петербурга "О государственной гражданской службе Санкт-Петербурга" в части слов "уволенные с государственной службы Санкт-Петербурга после вступления в силу Закона Санкт-Петербурга от 28 июня 1995 года N 91-9 "Об утверждении Реестра государственных должностей органов государственной власти Санкт-Петербурга" ухудшила положение заявителей по сравнению с ранее действовавшим Законом Санкт-Петербурга "О государственной службе Санкт-Петербурга, лицах, замещающих государственные должности Санкт-Петербурга, и государственных служащих Санкт-Петербурга" (в редакции Закона Санкт-Петербурга от 6 апреля 2005 года N 144-19 "О внесении изменений и дополнений в Закон Санкт-Петербурга "О государственной службе Санкт-Петербурга, лицах, замещающих государственные должности Санкт-Петербурга, и государственных служащих Санкт-Петербурга").

Действительно, Законом Санкт-Петербурга от 06.04.2005 N 144-19 "О внесении изменений и дополнений в Закон Санкт-Петербурга "О государственной службе Санкт-Петербурга, лицах, замещающих государственные должности Санкт-Петербурга, и государственных служащих Санкт-Петербурга" было предоставлено право на получение доплаты к пенсиям лицам, имеющим право на доплату и уволенным до 1 июля 1995 года (до вступления в силу Закона Санкт-Петербурга от 28 июня 1995 года "Об утверждении Реестра государственных должностей органов государственной власти Санкт-Петербурга") в размере доплаты к пенсии по соответствующей государственной должности Санкт-Петербурга или должности государственной службы Санкт-Петербурга (л.д. 182-185).

Однако данное положение Закона Санкт-Петербурга устанавливало право на получение доплаты к пенсии не для всех лиц, уволенных из органов государственной власти Санкт-Петербурга (Ленинграда) до 1 июля 1995 года, а для категории таких лиц, "имеющих право на доплату", носило отсылочный характер, поскольку в этой норме Закона не была установлена категория лиц, "имеющих право на доплату", которым предоставлялось право на получение доплаты к пенсии при их увольнении до 1 июля 1995 года. В период действия указанного Закона такая категория лиц установлена не была.

В настоящее время в законодательном порядке такая категория лиц также не установлена, имеется лишь проект закона Санкт-Петербурга, представленный суду, "О ежемесячной доплате к трудовой пенсии по старости, пенсии за выслугу лет, трудовой пенсии по инвалидности лицам, замещавшим должности в органах государственной власти и управления Ленинграда (Санкт-Петербурга)", предусматривающий предоставление права на получение указанных доплат к пенсии лицам, замещавшим должности в органах государственной власти и управления Ленинграда (Санкт-Петербурга), перечисленные в приложении к настоящему Закону Санкт-Петербурга, уволенным до 1 июля 1995 года (до вступления в силу Закона Санкт-Петербурга от 28 июня 1995 года "Об утверждении Реестра государственных должностей органов государственной власти Санкт-Петербурга") (л.д. 178-185).

При таких обстоятельствах не имеется оснований утверждать, что ранее действовавшим Законом Санкт-Петербурга "О государственной службе Санкт-Петербурга, лицах, замещающих государственные должности Санкт-Петербурга, и государственных служащих Санкт-Петербурга" (в редакции Закона Санкт-Петербурга от 6 апреля 2005 года N 144-19 "О внесении изменений и дополнений в Закон Санкт-Петербурга "О государственной службе Санкт-Петербурга, лицах, замещающих государственные должности Санкт-Петербурга, и государственных служащих Санкт-Петербурга") заявителям было предоставлено право на получение доплат к пенсии и что Закон Санкт-Петербурга от 30 июня 2005 года N 399-39 "О государственной гражданской службе Санкт-Петербурга" в оспоренной заявителями части ухудшил положение заявителей.

Доводы заявителей о том, что постановлением Уставного суда Санкт-Петербурга от 06.06.2002 было признано не соответствующим Уставу Санкт-Петербурга, его пункту 1 статьи 11, положение пункта 1 ст. 30 Закона Санкт-Петербурга от 29.06.2000 N 334-33 "О государственной службе Санкт-Петербурга, лицах, замещающих государственные должности Санкт-Петербурга, и государственных служащих Санкт-Петербурга" в его первоначальной редакции в части нераспространения права на получение ежемесячных доплат к государственной пенсии на лиц, уволенных с должности государственной службы Санкт-Петербурга до вступления указанного Закона в силу, которое, по мнению заявителей, аналогично оспоренному ими положению ст. 14 Закона Санкт-Петербурга от 30 июня 2005 года N 399-39 "О государственной гражданской службе Санкт-Петербурга", не имеют правового значения для разрешения настоящего спора, так как в силу ст. 61 ГПК РФ указанное решение Уставного суда Санкт-Петербурга не имеет преюдициального значения (л.д. 186-208).

Также являются ошибочными доводы заявителей о том, что оспоренное заявителями положение Закона Санкт-Петербурга нарушает принцип единства правовых и организационных основ федеральной гражданской службы и гражданской службы субъектов Российской Федерации, установленный ст. 4 Закона ФЗ "О государственной гражданской службе Российской Федерации", а также конституционный принцип равенства всех перед законом.

Согласно п. 1 ст. 7 Федерального закона от 15.12.2001 N 166-ФЗ "О государственном пенсионном обеспечении в Российской Федерации" пенсии за выслугу лет назначаются федеральным государственным служащим при увольнении с федеральной государственной службы. При этом в соответствии с п. 1 Правил обращения за пенсией за выслугу лет федеральных государственных служащих, ее назначения и выплаты, утвержденных постановлением Министерства труда и социального развития Российской Федерации от 30.06.2003 N 44, пенсия за выслугу лет также назначается только лицам, замещавшим должности, предусмотренные Реестром государственных должностей федеральных государственных служащих.

Кроме того, п. 3 постановления Правительства Российской Федерации от 4 марта 2002 года N 141 "О некоторых вопросах реализации Федерального закона "О государственном пенсионном обеспечении в Российской Федерации" предусмотрено, что в 2002 году впредь до вступления в силу нормативных правовых актов Правительства РФ по вопросам пенсионного обеспечения за выслугу лет федеральных государственных служащих, предусмотренных Федеральным законом "О государственном пенсионном обеспечении в Российской Федерации", назначение, перерасчет размера и выплата пенсии за выслугу лет федеральным государственным служащим должны производиться в порядке, предусмотренном для назначения, перерасчета и выплаты ежемесячной доплаты к государственной пенсии Положением, утвержденным постановлением Правительства Российской Федерации от 11 ноября 1999 года N 1233. Пунктом 5 указанного Положения предусмотрено, что федеральные государственные служащие различных категорий имеют право на ежемесячную доплату к пенсии в том случае, если их увольнение с замещаемой должности федеральной службы имело место не ранее определенной календарной даты, указанной в данном пункте Положения, что не было признано Конституционным Судом РФ нарушением конституционного равенства всех перед законом, закрепленного ст. 19 (ч. 1) Конституции Российской Федерации (определение Конституционного Суда РФ N 348 от 20 октября 2005 года "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Крюкова В.И. на нарушение его конституционных прав положением пункта 3 постановлением Правительства Российской Федерации от 4 марта 2002 года N 141 "О некоторых вопросах реализации Федерального закона "О государственном пенсионном обеспечении в Российской Федерации").

При этом суд также находит несостоятельными доводы заявителей о том, что оспоренное заявителями положение Закона Санкт-Петербурга нарушает их конституционное право на пенсионное обеспечение. Отсутствие у заявителей права на получение установленных ст. 14 Закона Санкт-Петербурга "О государственной гражданской службе Санкт-Петербурга" ежемесячных доплат к трудовой пенсии по старости (пенсии за выслугу лет, трудовой пенсии по инвалидности) не означает, что они лишены государственного пенсионного обеспечения и что тем самым нарушаются их пенсионные права, поскольку их пенсионное обеспечение осуществляется в общем порядке, то есть в порядке и на условиях, предусмотренных Федеральным законом "О трудовых пенсиях в Российской Федерации".

Подобный подход согласуется с правовыми позициями Конституционного Суда Российской Федерации, изложенными в указанном выше определении N 348 от 20 октября 2005 года.

По существу заявители и их представители исходя из принципа справедливости ставят вопрос о распространении социальной гарантии по пенсионному обеспечению, предоставленной гражданским служащим в соответствии с Федеральным законом "О государственной гражданской службе" на лиц, выполнявших в государственных органах Санкт-Петербурга (Ленинграда) работу, по характеру аналогичную выполняемой государственными служащими, но на момент увольнения не имевших соответствующего статуса гражданского служащего (государственного служащего).

Между тем разрешение данного вопроса не входит в компетенцию суда и относится к исключительной компетенции законодателя.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 197, 253 ГПК РФ, суд решил:

 

Заявление С., Д., Б., М., В., Ч., Е. о признании недействующей ст. 14 Закона Санкт-Петербурга от 30 июня 2005 года N 399-39 "О государственной гражданской службе Санкт-Петербурга" в части слов "уволенные с государственной службы Санкт-Петербурга после вступления в силу Закона Санкт-Петербурга от 28 июня 1995 года N 91-9 "Об утверждении Реестра государственных должностей органов государственной власти Санкт-Петербурга" оставить без удовлетворения.

На решение суда может быть подана сторонами кассационная жалоба или принесено кассационное представление прокурором, участвующим в деле, в Верховный Суд Российской Федерации через Санкт-Петербургский городской суд в течение 10 дней.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь