Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

СУДЕБНАЯ КОЛЛЕГИЯ ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ

СУДА ЕВРЕЙСКОЙ АВТОНОМНОЙ ОБЛАСТИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 16 июня 2006 года

 

Судебная коллегия по гражданским делам суда Еврейской автономной области в составе:

председательствующего: Щепаловой А.А.,

судей: Дроздовой В.Ф., Федяевой В.Д.

рассмотрела в открытом судебном заседании дело по кассационной жалобе А.Е., Б.В. на решение Смидовичского районного суда ЕАО от 19 апреля 2006 года, которым постановлено:

Исковые требования Г.К. к А.Л. о признании договора приватизации недействительным удовлетворить.

Признать договор N <...>, заключенный 15 февраля 1993 года между Хабаровским заводом силикатных конструкций и А.Н., А.Л., о безвозмездной передаче в собственность жилого помещения, расположенного по адресу:

<...>, недействительным в силу его ничтожности с момента заключения.

Передать в собственность муниципального образования "Смидовичский муниципальный район" квартиру, расположенную по адресу: <...>, состоящую из двух жилых комнат, общей площадью 45,0 кв. метров, жилой площадью 30,0 кв. м, стоимостью 141 474 рубля.

Заслушав доклад судьи Дроздовой В.Ф., личные объяснения третьих лиц А.Е., Б.В., просивших решение суда отменить, представителя истицы Ш.Л., ответчицы А.Л., просивших решение суда оставить без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

Г.К. обратилась в суд с иском к А.Л. о признании недействительным с момента заключения в силу его ничтожности договора приватизации квартиры <...> ЕАО от 13 февраля 1993 г. N <...>, заключенного между ответчицей А.Л., А.Н. и администрацией Хабаровского завода силикатных конструкций.

Истица просила передать квартиру <...> в муниципальную собственность МО "Смидовичский район", мотивируя тем, что в феврале 1993 года ее мать - ответчица А.Л. и отчим - А.Н. приватизировали вышеуказанную квартиру. В момент приватизации она была несовершеннолетней и проживала совместно с матерью и отчимом. Другого жилья они не имели, право на иное жилое помещение она также не приобрела, однако в договор приватизации включена не была, разрешения органа опеки и попечительства на приватизацию квартиры без ее участия А.Л. и А.Н. не получали. В августе 2005 года, после смерти А.Н., она узнала о том, что не включена в договор приватизации. В квартире N 24 по адресу: <...> она проживает до настоящего времени.

В случае продажи А.Л. квартиры она останется без жилого помещения, то есть будет лишена его родителем произвольно, поскольку по действующему законодательству переход права собственности на квартиру является основанием для прекращения права пользования жилым помещением членами семьи прежнего собственника.

В качестве третьего лица на стороне ответчика, не заявляющего самостоятельных требований, в рассмотрении дела принимало участие МО "Смидовичский район".

Судом к участию в деле в качестве третьих лиц на стороне ответчика, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечены дочери умершего А.Н. - А.Е. и Б.В.

В судебном заседании истица не присутствовала, просила рассмотреть дело с участием ее представителя.

Представитель истицы Ш.Л. исковые требования и доводы, указанные в исковом заявлении, поддержала в полном объеме.

Ответчица А.Л. исковые требования признала.

Представитель третьего лица на стороне ответчика - МО "Смидовичский район" - Б.Э. с требованиями истицы согласилась, полагая, что невключение в договор приватизации несовершеннолетней Г.К. нарушает ее права.

Третье лицо на стороне ответчика А.Е. возражала в удовлетворении требований истицы, поскольку на момент заключения договора приватизации Г.К. не проживала и не была прописана в спорной квартире, она не является дочерью нанимателя и, следовательно, не имела права на участие в приватизации.

Третье лицо на стороне ответчика Б.В. в судебное заседание не явилась, просила рассмотреть дело в ее отсутствие.

Суд постановил указанное решение.

В кассационной жалобе А.Е. и Б.В. просят решение суда отменить, направить на новое рассмотрение в ином составе суда и указывают, что суд не установил, была ли истица вселена в квартиру до ее приватизации, проживала ли в ней совместно с нанимателем в качестве члена семьи на момент приватизации и имела ли равные с нанимателем права, вытекающие из договора найма, в том числе право на приватизацию, имела ли она права на другое жилое помещение. Судом дана неправильная оценка имеющимся в деле доказательствам, в том числе ордеру на квартиру. В решении суда не отражено, по каким причинам им не приняты в качестве доказательств пояснения свидетелей М.А. и С.В.

В возражениях на кассационную жалобу истица Г.К. просит отказать в удовлетворении кассационной жалобы, так как считает, что выводы, изложенные в решении суда, соответствуют обстоятельствам дела.

Полагает, что на момент приватизации квартиры являлась членом семьи нанимателя А.Н., поскольку ее мать А.Л. состояла в браке с нанимателем, была прописана и проживала в спорной квартире, она проживала вместе с ними. Третьими лицами А.Е. и Б.В. не представлено доказательств того, что между нанимателем А.Н. и А.Л. при вселении последней и ее, истицы, в квартиру были оговорены иные условия вселения, нежели вселение как члена семьи. Не представлено доказательств, свидетельствующих о приобретении ею права пользования иным жилым помещением.

В кассационной инстанции А.Е. и Б.В. поддержали доводы кассационной жалобы, просили решение суда отменить и направить на новое рассмотрение в ином составе судей.

Представить истицы Ш.Л., ответчица А.Л., не соглашаясь с доводами кассационной жалобы, просили решение суда оставить без изменения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, заслушав лиц, участвующих в кассационной инстанции, судебная коллегия находит решение суда законным и обоснованным.

В судебном заседании на основании исследованных обстоятельств дела установлено, что А.Н. являлся нанимателем квартиры N 24 по адресу: <...>, которая ему предоставлена по ордеру 12 января 1988 года (л.д. 84). 12 ноября 1988 года А.Н. вступил в брак с Г.Л., принявшей после заключения брака фамилию мужа "А.". Супруга нанимателя вместе со своей несовершеннолетней дочерью - истицей Г.К., 1984 года рождения, вселилась в вышеуказанную квартиру и значится зарегистрированной в ней с 03.01.1989 (л.д. 27).

В соответствии с ч. 2 ст. 17 ГК РСФСР местом жительства несовершеннолетних детей признается место жительство их родителей.

В феврале 1993 года А.Н. и А.Л. заключили договор приватизации без учета несовершеннолетней дочери А.Л. - Г.К. (л.д. 16), которая в это время проживала совместно с ними, что следует из пояснений в судебном заседании ответчицы, свидетелей Ш.Т., Р.О., В.Т. (л.д. 114 - 115), справки Приамурского сельского Совета (л.д. 63), заявления на приватизацию жилого помещения (л.д. 61) и ордера, в который вписаны как члены семьи нанимателя А.Л. и Г.К. (л.д. 84). Данный ордер был приложен к заявлению А.Н. о приватизации квартиры, следовательно, А.Л. и Г.К. включены в него с согласия нанимателя.

Согласно ст. 2 Закона РСФСР "О приватизации жилищного фонда в РСФСР" от 04.07.1991 в редакции, действовавшей на момент заключения договора приватизации, граждане, занимающие жилые помещения в домах государственного и муниципального жилищного фонда по договору найма или аренды, вправе с согласия всех совместно проживающих совершеннолетних членов семьи приобрести эти помещения в собственность, в том числе совместную, долевую, на условиях, предусмотренных настоящим законом, иными нормативными актами РСФСР.

Поскольку в соответствии со ст. 53 ЖК РСФСР члены семьи нанимателя, к которым относятся супруг нанимателя, их дети, проживающие совместно с ним, имеют равные права, вытекающие из договора найма, они в случае приватизации занимаемого помещения вправе стать участниками общей собственности на это помещение.

Следовательно, Г.К. имела право участвовать в приватизации спорного помещения. Доказательств того, что истица Г.К. на момент заключения договора приватизации имела право пользования каким-либо другим жилым помещением, третьими лицами суду не представлено. Не представлены они и в кассационную инстанцию.

В соответствии со ст. 133 КоБС РСФСР, действовавшего на момент заключения договора приватизации, родители не вправе без предварительного разрешения органа опеки и попечительства совершать сделки, выходящие за пределы бытовых, в частности - отказ от принадлежащих несовершеннолетним прав, следовательно, невключение ребенка в приватизационные документы может иметь место только с разрешения органа опеки и попечительства.

В судебном заседании достоверно установлено, что при заключении договора приватизации спорного помещения разрешение органа опеки и попечительства получено не было.

При указанных обстоятельствах суд обоснованно сделал вывод о том, что договор передачи квартиры <...>, которым квартира передана в собственность А.Н. и А.Л., совершен с нарушением закона, признал его недействительным с момента заключения в силу ничтожности и применил последствия ничтожности сделки, передав квартиру в муниципальную собственность муниципального образования "Смидовичский муниципальный район".

Оснований к отмене либо изменению решения суда по указанным в кассационной жалобе доводам не имеется.

Существенных нарушений норм материального и процессуального права, влекущих отмену либо изменение решения суда, при рассмотрении дела не установлено.

Руководствуясь ст. ст. 361 - 366 ГПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

решение Смидовичского районного суда от 19 апреля 2006 года оставить без изменения, а кассационную жалобу А.Е. и Б.В. - без удовлетворения.

 

Председательствующий

А.А.ЩЕПАЛОВА

 

Судьи

В.Ф.ДРОЗДОВА

В.Д.ФЕДЯЕВА

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь