Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

МОСКОВСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

СПРАВКА

ПО ИТОГАМ ОБОБЩЕНИЯ ПРАКТИКИ НАЗНАЧЕНИЯ НАКАЗАНИЯ

СУДАМИ МОСКОВСКОЙ ОБЛАСТИ

 

Обобщение судебной практики назначения наказания показало, что подавляющее большинство судов при назначении осужденным наказания выполняют требования п. 13 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29 апреля 1996 года "О судебном приговоре" и в описательной части приговоров излагают мотивы, по которым суд пришел к выводу о назначении наказания в виде лишения свободы, если санкция уголовного закона предусматривает и другие наказания, не связанные с лишением свободы, а также если назначается наказание, не связанное с лишением свободы, при наличии в санкции статьи наказания, связанного с лишением свободы.

Во всех случаях в приговорах приводятся мотивы необходимости условного осуждения подсудимого, назначения наказания ниже низшего предела, предусмотренного уголовным законом за данное преступление, или перехода к другому более мягкому наказанию.

Так, Истринский городской суд Московской области при назначении наказания Ш., совершившему 26.02.1997 покушение на хищение чужого имущества - ботинок и рюкзака стоимостью 80 рублей из дачного домика N 1 товарищества "Березка" Истринского района Московской области, с учетом того, что тот ранее был судим за аналогичные преступления, длительное время нигде не работает, по месту жительства характеризуется как лицо, склонное к злоупотреблению спиртными напитками, определил ему наказание, связанное с лишением свободы.

Ш., 1957 г. рождения, ранее несудимый, осужден приговором Мытищинского горсуда 16.10.1998 по ст. 228 ч. 1 УК РФ к 1 году лишения свободы, в силу ст. 73 УК РФ условно с испытательным сроком на один год за то, что 13 мая 1997 г. на ул. К. Либкнехта г. Мытищи Московской области у не установленного следствием лица приобрел наркотическое средство - героин весом 270 г и хранил его в кармане брюк до 15 ч 20 мин, когда данное наркотическое средство было изъято сотрудниками милиции. При назначении осужденному наказания суд принял во внимание и указал в описательной части приговора характер и степень общественной опасности содеянного, фактические обстоятельства дела, а также данные о личности осужденного. Из дела усматривается, что Ш. признал себя виновным, подробно рассказал об обстоятельствах приобретения наркотиков в связи с имеющимся у него заболеванием - туберкулезом легких, тем самым способствовал раскрытию преступления. Ш. не судим, преступление, в совершении которого он признан виновным, тяжким не является. При таких данных следует признать, что суд обоснованно, в соответствии с требованиями ст. 60 УК РФ назначил осужденному наказание с применением ст. 73 УК РФ.

При решении вопроса о назначении наказания и невозможности применения в отношении осужденного Егорьевским районным судом В. по ст. 111 ч. 1 УК РФ условной меры наказания суд сослался на то, что ст. 111 ч. 1 УК РФ отнесена к категории тяжких, представляющих повышенную общественную опасность, действия В. привели к потере несовершеннолетним потерпевшим Щ. жизненно важного функционального органа. Кроме того, В. по месту учебы характеризуется как лицо, допускавшее прогулы, имеет в период обучения 4 взыскания, подвергался административному наказанию по ст. 165 КоАП РСФСР.

Необходимо отметить, что суды крайне редко выполняют положения ч. 3 ст. 60 УК РФ и указывают в приговоре при назначении наказания о том, какое влияние избранное наказание может оказать не только на исправление осужденного, но и на условия жизни его семьи. Этим объясняется тот факт, что в кассационных и надзорных жалобах чаще всего, обосновывая свою просьбу о снижении назначенного судом наказания, осужденные, адвокаты и др. лица ссылаются на вышеизложенные обстоятельства. Поскольку они действительно не были учтены при назначении виновному наказания, отдельные приговоры были изменены вышестоящими инстанциями.

При этом такие обстоятельства по делу, как наличие престарелых родителей, несовершеннолетних детей, недостойное поведение в семье, относят к обстоятельствам, характеризующим личность осужденного.

Приговором Подольского горсуда П., 1962 г. рождения, осужден по ст. 108 ч. 2 УК РСФСР к 12 годам лишения свободы за то, что в состоянии алкогольного опьянения в ходе ссоры, возникшей на почве личных неприязненных отношений, в доме своей сожительницы нанес последней руками и ногами множественные телесные повреждения, от которых потерпевшая скончалась. Приговор суда Президиумом Мособлсуда был изменен и назначенное П. наказание снижено до 10 лет лишения свободы, т.к., назначая наказание П., суд учитывал лишь тяжесть совершенного им преступления, тогда как в соответствии со ст. 60 УК РФ назначенное наказание должно быть справедливым, при этом суду следовало учитывать характер и степень общественной опасности преступления, личность виновного, в том числе влияние назначенного судом наказания на исправление осужденного и на условия жизни его семьи.

Назначая осужденному Д. наказание по ст. 109 ч. 1 УК РФ в виде исправительных работ, Химкинский городской суд указал в приговоре, что такая мера наказания была определена судом с учетом того, что Д. ранее не был судим, положительно характеризуется по месту работы и жительства, в содеянном раскаялся, у него на иждивении трое несовершеннолетних детей, неработающая жена, назначение ему наказания, связанного с лишением свободы, может отрицательно повлиять на условия жизни его семьи.

М. и Е. по приговору Сергиево - Посадского городского суда были осуждены по ст. 148-1 ч. 2 УК РСФСР и каждому было назначено наказание четыре года лишения свободы условно с трехгодичным испытательным сроком. В силу ст. 60 УК РФ при назначении наказания суд учитывал характер и степень общественной опасности преступления, личности виновных, в том числе обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание, а также влияние назначенного наказания на исправление осужденных и на условия жизни их семей.

В соответствии со ст. 7-1 УК РСФСР преступление, за совершение которого М. и Е. признаны виновными, не относилось к категории тяжких преступлений. Как усматривается из материалов дела, М. и Е. в ходе предварительного следствия и судебного заседания полностью признали себя виновными и дали подробные показания об обстоятельствах совершения преступления, чем способствовали его раскрытию. Осужденные занимались общественно полезным трудом, положительно характеризуются по месту жительства и работы, на иждивении Е. находятся малолетний ребенок и мать - инвалид 2-й группы, на иждивении М. - беременная жена, сам М. состоит на учете по поводу туберкулеза легких и обнаруживает расстройство личности, в связи с чем проходит лечение.

При изучении кассационной и надзорной практики не было установлено таких фактов, когда при назначении наказания учитывались смягчающие наказание обстоятельства, которые предусматривались диспозицией соответствующей статьи Особенной части УК в качестве квалифицирующего признака преступления.

В результате обобщения было установлено, что в качестве обстоятельств, признанных судом смягчающими наказание, учитываются не только те обстоятельства, которые указаны в ст. 61 УК РФ, но и ряд других. В частности: имеющиеся у осужденного или его близких заболевания, преклонный возраст, чистосердечное раскаяние в содеянном, принесение извинений потерпевшему, что осужденный является несовершеннолетним узником фашистских концлагерей, незначительный объем похищенного, осужденный является почетным донором, занимался общественно полезным трудом, проходил военную службу в Афганистане, Чечне, в составе миротворческих сил, играл менее активную роль в совершении преступления группой, просьба потерпевших и коллектива, в котором работал осужденный, о смягчении ему меры наказания, изменение семейного положения.

Так, назначая Л. наказание по ч. 4 ст. 111 УК РФ пять лет лишения свободы, Щелковский городской суд указал, что Л. ни в чем предосудительном ранее замечен не был, по месту жительства и работы характеризуется исключительно положительно, поводом к содеянному послужило неправильное поведение потерпевшего.

При назначении Воскресенским районным судом К. по ст. 146 ч. 2 пп. "а", "б", "в" УК РСФСР минимальной меры наказания, предусмотренной санкцией данной статьи, суд указал, что учитывает чистосердечное раскаяние К., его молодой возраст (1979 г. рождения), состояние здоровья, что он воспитывался без отца, положительно характеризуется, в период следствия закончил подготовительные курсы и поступил в Технологический университет, у него имеется мать - инвалид 3-й группы.

С учетом того, что В. в ходе судебного разбирательства полностью признал себя виновным, чем способствовал раскрытию преступления, чистосердечно раскаялся в содеянном, преступление совершил в несовершеннолетнем возрасте, с момента совершения преступления прошло длительное время, общественный порядок не нарушал, занимался общественно полезным трудом, положительно характеризуется по месту работы и жительства, коллектив, где он работает, ходатайствует о том, чтобы его не лишали свободы, Одинцовский городской суд назначил ему по ст. 158 ч. 2 пп. "а", "в", ст. 148-1 ч. 2 УК РСФСР и по ст. 264 ч. 1 УК РФ по совокупности совершенных им преступлений четыре года лишения свободы с лишением права управлять транспортными средствами сроком на один год условно с трехгодичным испытательным сроком. Президиум Московского областного суда этот приговор признал правильным.

Ст. 62 УК РФ предусматривает в качестве оснований для обязательного смягчения наказания такие обстоятельства, как добровольное возмещение вреда и явка с повинной.

Как показали результаты обобщения, суды области во всех случаях, когда в деле имеется явка с повинной, учитывают ее как обстоятельство, влекущее при отсутствии отягчающих вину обстоятельств применение ст. 62 УК РСФСР, или основание для смягчения наказания. При этом суды не связывают свое решение с моментом явки с повинной до возбуждения уголовного дела или после его возбуждения.

Поскольку явка с повинной как смягчающее вину обстоятельство может иметь место только тогда, когда имеются данные, свидетельствующие, что виновный осуждает содеянное, искренне сожалеет о совершенном преступлении, добровольно является в милицию, прокуратуру, исправительные учреждения и своим признанием дает возможность раскрыть преступление, то такой подход судов нельзя признать правильным. Думается, что данный вопрос должен быть решен в каждом конкретном случае, т.к. возбуждение уголовного дела возможно и по факту совершенного преступления, а явка с повинной дает возможность раскрыть преступление.

Павлово - Посадский городской суд признал в качестве обстоятельства, смягчающего наказание, активное способствование раскрытию преступления, поскольку осужденный Ш. после задержания его работниками милиции показал место захоронения своей жены, убитой им в процессе ссоры, и назначил ему наказание шесть лет 6 месяцев лишения свободы. По протесту прокурора приговор суда был отменен Президиумом Московского областного суда. В связи с тем, что суд при назначении наказания учитывал лишь те обстоятельства, которые смягчали ответственность осужденного, не учтя то, что Ш. совершил преступление, представляющее повышенную общественную опасность, а поэтому назначенное ему наказание не может быть признано справедливым.

Судебная коллегия по уголовным делам Московского областного суда по протесту прокурора отменила приговор Серпуховского городского суда в отношении К. за мягкостью назначенного судом наказания.

Судом было назначено осужденному наказание по ст. 162 ч. 2 пп. "а", "в" УК РФ с применением ст. 64 УК РФ в виде 4 лет лишения свободы. Назначение осужденному наказания более мягкого, чем предусмотрено законом, суд обосновал наличием в деле явки с повинной.

Судебная коллегия посчитала такой вывод суда неправильным, т.к. из материалов дела видно, что осужденный в течение года прятался и скрывался от работников милиции, арест его и явка с повинной датированы одним числом, а суд не выяснил, что было раньше - арест или написанная явка с повинной. В явке с повинной осужденный излагал другие обстоятельства, чем те, что были установлены в суде и отражены в приговоре. Таким образом, явка с повинной не только не помогла следствию установить истину, а, наоборот, запутывала его.

Что же касается добровольного возмещения вреда, то суды не разграничивают такие понятия, как добровольное возмещение имущественного ущерба и добровольное возмещение морального вреда, указывая в приговоре о возмещении материального вреда или о возмещении морального ущерба.

Однако как в одном, так и в другом случае суд считает, поскольку возмещение морального вреда, так же как и возмещение материального ущерба, связано с подачей потерпевшими гражданского иска, который, как правило, оформляется в уголовном деле в конце следствия, то считаем, что суды области поступают правильно, признавая добровольное возмещение ущерба и вреда основанием для обязательного смягчения наказания и после возбуждения уголовного дела, но до вынесения приговора.

Именно так поступил Ступинский городской суд, когда назначил В. условную меру наказания за совершение преступления (сокрытие полученных доходов от налогообложения в крупных размерах), сославшись на то, что В. ранее не был судим и в значительном объеме возместил материальный ущерб.

Статистические данные свидетельствуют, что суды области достаточно часто при назначении наказания применяют ст. 64 УК РФ, т.е. назначают наказание более мягкое, чем предусмотрено законом. При этом почти во всех случаях суды приводят мотивы принятия таких решений.

Так, Климовский городской суд расценил при назначении наказания Д. по ст. 131 ч. 2 п. "д" УК РФ мнение потерпевшей и ее законного представителя о смягчении осужденному наказания как исключительное обстоятельство, позволяющее назначить осужденному более мягкую меру наказания. Необходимо отметить, что при назначении наказания ниже низшего предела санкции статьи суды под исключительными обстоятельствами понимают и указывают в приговоре те же обстоятельства, которые признают как смягчающие наказание осужденных, что приводит к судебным ошибкам.

Так, Президиум Московского областного суда, отменяя судебное решение о применении в отношении В., осужденного Домодедовским городским судом по ст. 149-1 ч. 2 и 144 ч. 2 УК РСФСР, указал, что кассационная инстанция, приняв решение о смягчении В. наказания и применении ст. 64 УК РФ, не указала в определении, почему назначенное осужденному наказание не соответствует содеянному им и его данным о личности. Кроме того, в определении не указано, какие при этом были приняты во внимание исключительные обстоятельства, позволяющие назначить более мягкое наказание, чем предусмотрено законом, а смягчающие наказание обстоятельства и данные о личности осужденного были уже учтены судом первой инстанции и отражены в приговоре при назначении наказания.

Приговором Волоколамского городского суда С. и Б. осуждены каждый по ст. 158 ч. 2 пп. "а", "б", "в", "г" УК РФ с применением ст. 64 УК РФ к 1 году 6 месяцам исправительных работ по месту работы с удержанием 10% заработной платы в доход государства ежемесячно. Отменяя приговор, Президиум Московского областного суда указал, что в соответствии со ст. 64 УК РФ при наличии исключительных обстоятельств наказание может быть назначено ниже низшего предела, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части настоящего кодекса, или суд может назначить более мягкий вид наказания, чем предусмотрен этой статьей. Санкция ч. 2 ст. 158 УК РФ предусматривает два вида наказания: штраф и лишение свободы. Исходя из требований закона ст. 64 УК применяется при наличии указанных в ней оснований к штрафу или к лишению свободы. Суд же в нарушение указанных требований назначил осужденным наказание в виде исправительных работ при наличии в законе более мягкого наказания в виде штрафа.

В соответствии со ст. 64 УК РФ при наличии исключительных обстоятельств суд может назначить более мягкий вид наказания, чем предусмотрено соответствующей статьей Особенной части УК. Поскольку согласно ст. 44 УК РФ одним из менее тяжких видов наказания является штраф, то суды вправе со ссылкой на ст. 64 УК РФ назначить наказание в виде штрафа, даже если он не предусмотрен в качестве наказания в санкции статьи. На наш взгляд, возможно и назначение на основании ст. 64 УК РФ штрафа в качестве основного наказания, даже если он в санкции статьи предусмотрен в качестве дополнительного наказания, т.к. в силу ст. 45 УК РФ штраф может быть как основным, так и дополнительным видом наказания.

Как показало обобщение судебной практики, судами были допущены ошибки при применении ч. 2 ст. 68 и ч. 3 ст. 68 УК РФ.

Так, приговором Можайского городского суда М., ранее судимый 27.04.1992 по ч. 3 ст. 117, ч. 2 ст. 206 УК РСФСР к 4 годам лишения свободы, осужден по пп. "б", "в" ч. 2 ст. 213 УК РФ к 2 годам лишения свободы. Приговор отменен, т.к. суд не признал, что в действиях М. имеется рецидив преступления, предусмотренный ч. 2 ст. 18 УК РФ, поскольку он, имея судимость за ранее совершенное умышленное преступление, вновь совершил умышленное преступление.

Назначив М. наказание в виде 2 лет лишения свободы, суд нарушил требование ч. 2 ст. 68 УК РФ, согласно которой срок наказания при рецидиве преступлений не может быть ниже половины максимального срока наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за совершенное преступление. Поскольку ч. 2 ст. 213 УК РФ предусматривает максимальный срок наказания пять лет лишения свободы, то назначенное судом наказание - два года лишения свободы нельзя признать правильным.

По приговору Орехово - Зуевского городского суда Московской области З. была признана виновной в незаконном приобретении и хранении в целях сбыта наркотических средств неоднократно, в особо крупном размере и ей назначено по ст. 228 ч. 4 УК РФ в соответствии со ст. 68 ч. 2 УК РФ наказание одиннадцать лет 6 месяцев лишения свободы с конфискацией имущества. На основании ст. 70 УК РФ к назначенному наказанию частично присоединено неотбытое наказание по приговору от 11.04.97 и окончательно назначено наказание двенадцать лет лишения свободы с конфискацией имущества.

Судебная коллегия Мособлсуда приговор изменила, исключила указание о признании в качестве отягчающего наказание обстоятельства рецидив преступлений, снизив наказание по ст. 228 ч. 4 УК РФ до семи лет лишения свободы с конфискацией имущества, и по совокупности приговоров назначила наказание семь лет 6 месяцев лишения свободы с конфискацией имущества.

Президиум Московского областного суда определение судебной коллегии отменил, т.к., назначая З. наказание, суд установил в ее действиях признаки особо опасного рецидива, предусмотренного п. "в" ч. 3 ст. 18 УК РФ, и в соответствии с этим назначил наказание, руководствуясь ч. 2 ст. 68 УК РФ.

Судебная коллегия, принимая решение об изменении приговора и снижении З. наказания, сослалась на то, что прежние судимости последней по ст. 224 ч. 1, 4 УК РСФСР предусмотрены диспозицией ч. 4 ст. 228 УК РФ, в связи с чем наказание следует назначить с учетом ч. 3 ст. 68 УК РФ.

Однако положение ч. 3 ст. 68 УК РФ содержит указание на такой квалифицирующий признак преступления, как судимость лица, а не неоднократность совершения преступления.

Статьей 228 УК РФ в качестве квалифицирующего признака предусмотрена неоднократность преступлений.

Поэтому ссылка кассационной инстанции в определении на то, что ч. 4 ст. 228 УК РФ содержит указание на судимость лица как на квалифицирующий признак и это дает основание для назначения наказания без учета правил ч. 2 ст. 68 УК РФ, не может быть обоснованной.

Вместе с тем ч. 3 ст. 68 УК РФ предусматривает иное основание для назначения справедливого наказания в соответствии с требованиями ст. 60 УК РФ.

При таких обстоятельствах определение судебной коллегии подлежит отмене, а дело направлению на новое кассационное рассмотрение.

Наличие у виновного рецидива, по нашему мнению, устанавливается судом, а поэтому такое решение не должно ставиться в зависимость от того, указало ли следствие в обвинительном заключении о наличии рецидива. Такой порядок установлен требованиями ст. 18 УК РФ, в соответствии с которой снятые и непогашенные судимости не учитываются при признании рецидива преступлений, а в соответствии со ст. 86 УК погашение судимости наступает автоматически по истечении указанных в законе сроков после отбытия наказания либо по истечении испытательного срока при условном осуждении. При этом течение судимости не прерывается совершением нового преступления. Таким образом, наличие либо отсутствие рецидива можно установить лишь приговором. Кроме этого, наличие рецидива влияет на квалификацию и наказание. Следствие, квалифицируя действия виновного, всегда обосновывает квалификацию действий лица.

Помимо этого, у суда нет оснований для предъявления следственным органам требований об указании в обвинительных актах о наличии у виновного рецидива. Ст. 114 УПК РСФСР (постановление о привлечении в качестве обвиняемого) и ст. 205 УПК РСФСР (обвинительное заключение) не требуют от органов следствия подобных указаний на рецидив преступлений.

В ходе обобщения не установлены случаи, когда при назначении наказания в соответствии со ст. 68 УК РФ в приговоре было указано об учете исключительных обстоятельств и применении при этом ст. 64 УК РФ.

В ст. 460 УПК РСФСР отражено, что по делам о преступлениях, за которые закон предусматривает применение исключительной меры наказания - смертной казни, признание подсудимого заслуживающим снисхождения не позволяет председательствующему судье назначить ему наказание в виде смертной казни, но не препятствует назначению осужденному наказания в виде лишения свободы в пределах санкции соответствующей статьи УК РФ.

Однако редакция ст. 65 УК РФ введенного в действие позднее УК РФ менее конкретна и не содержит указания на срок наказания в случае, если соответствующей статьей Особенной части УК РФ предусмотрена смертная казнь или пожизненное лишение свободы. Это на практике приводит к тому, что в случае признания лица заслуживающим снисхождение к нему не применяется смертная казнь и пожизненное лишение свободы и, кроме того, лишение свободы назначается в размере, не превышающем двух третей максимального срока, предусмотренного за совершение преступления.

Так, Верховный Суд РФ 08.04.98 изменил приговор в отношении К., осужденного по ст. 102 пп. "г", "н" УК РСФСР к 11 годам лишения свободы. Со ссылкой на ст. 65 УК РФ наказание ему было снижено до 10 лет лишения свободы.

Смертная казнь или пожизненное лишение свободы применяются лишь за особо опасные преступления против жизни, поэтому, по нашему мнению, при вердикте присяжных заседателей о снисхождении должно применяться положение ст. 65 УК РФ о неприменении конкретно этих наказаний.

Следовательно, наказание в виде двадцати лет лишения свободы за преступление, наказуемое смертной казнью или пожизненным лишением свободы, может быть назначено, если присяжные заседатели признали лицо виновным, но заслуживающим снисхождения.

Уголовный кодекс (ст. 74 ч. 4 УК РФ) предусмотрел самостоятельные основания для отмены условного осуждения в течение испытательного срока, в частности при совершении условно осужденным преступления по неосторожности либо умышленного преступления небольшой тяжести. Решая вопрос об отмене или сохранении условного осуждения, суды учитывают обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание, а также выполнение условно осужденным возложенных на него судом обязанностей.

 

Судья Мособлсуда

Т.Н. Патова

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь