Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

НИЖЕГОРОДСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

Президиум

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

 

от 22 июня 2006 года Дело N 4у-363/06

 

Президиум в составе председателя Каневского Б.С., членов президиума Лазорина Б.П., Лысова М.В., Попова В.Ф., Рыжкова В.А., Серова В.А., Щербаковой А.А., с участием заместителя прокурора Нижегородской области Санинского Р.А., осужденного С.И.И. и его защитника адвоката Козыревой Т.П., рассмотрел уголовное дело по надзорной жалобе адвоката Козыревой Т.П. на приговор Советского районного суда г. Нижнего Новгорода от 16 мая 2005 года, которым С.И.И., родившийся <...>, не судимый, осужден за каждое из ниже перечисленных преступлений к наказанию в виде лишения права заниматься преподавательской деятельностью: по эпизоду в отношении В.А.Б. - по ч. 3 ст. 204 УК РФ сроком на 1 год; по эпизоду в отношении К.О.Н. - по п. "в" ч. 4 ст. 204 УК РФ сроком на 2 года; по эпизоду в отношении А.Е.А. - по п. "в" ч. 4 ст. 204 УК РФ сроком на 2 года.

На основании ч. 2 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательное наказание назначено в виде лишения права заниматься преподавательской деятельностью сроком на три года.

Разрешен вопрос гражданского иска: с С.И.И. в пользу К.О.Н. в счет возмещения ущерба от преступления взыскано 2500 руб.; в пользу А.Е.А. - 3638 руб. 50 коп в счет покрытия расходов, связанных с явкой к месту рассмотрения дела, 6600 руб. в счет компенсации за проживание.

По делу определена судьба вещественных доказательств. Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Нижегородского областного суда от 2 сентября 2005 г. приговор суда отменен, уголовное дело направлено на новое судебное разбирательство.

Постановлением президиума Нижегородского областного суда от 20 октября 2005 г. кассационное определение судебной коллегии по уголовным делам Нижегородского областного суда от 2 сентября 2005 г. отменено, уголовное дело направлено на новое кассационное рассмотрение.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Нижегородского областного суда от 25 ноября 2005 г. приговор суда отменен в части рассмотренных гражданских исков. В остальной части приговор оставлен без изменения.

Определением судьи Советского районного суда г. Нижнего Новгорода от 16 января 2006 г. рассмотрение исковых требований А.Е.А. и К.О.Н. производится в порядке гражданского судопроизводства.

Постановлением судьи Нижегородского областного суда от 26 февраля 2006 г. в удовлетворении надзорной жалобы отказано.

В надзорной жалобе адвоката Козыревой Т.П. поставлен вопрос об отмене состоявшихся по делу судебных решений и прекращении производства по делу по тем основаниям, что выводы суда, изложенные в приговоре, не соответствуют фактическим обстоятельствам уголовного дела, судом нарушены нормы процессуального закона, неправильно применен уголовный закон. В обоснование доводов указывается, что судом не установлены факты передачи С.И.И. денег студентами К.О.Н. и В.А.Б., оговорившими осужденного. Автор жалобы считает, что признаки состава инкриминируемого С.И.И. преступления не нашли своего подтверждения в судебном заседании, поскольку он не является субъектом коммерческого подкупа, в результате действий осужденного какой-либо вред интересам граждан, общества или государства не причинен.

Надзорное производство возбуждено председателем Нижегородского областного суда Каневским Б.С.

Заслушав доклад судьи Кухованова Ю.Л., мнение заместителя прокурора области Санинского Р.А., полагавшего приговор суда изменить: действия С.И.И. за совершение преступлений в отношении К.О.Н. и А.Е.А. переквалифицировать на ч. 3 ст. 204 УК РФ, исключив квалифицирующий признак коммерческого подкупа как "сопряженный с вымогательством", - осужденного С.И.И. и его защитника адвоката Козыреву Т.П., просивших об отмене приговора с прекращением производства по делу в связи с отсутствием в действиях осужденного состава преступления, президиум

 

установил:

 

приговором суда С.И.И. признан виновным и осужден по эпизоду в отношении В.А.Б. за незаконное получение лицом, выполняющим управленческие функции в иной организации, денег за совершение действий в интересах дающего в связи с занимаемым этим лицом служебным положением; а по эпизодам в отношении К.О.Н. и А.Е.А. - за те же действия, сопряженные с вымогательством.

Судом установлено, что С.И.И. был утвержден приказами ректора СГИ в качестве руководителя выпускных квалификационных работ на соискание степени квалификации "бакалавр юриспруденции" студентов В.А.Б., К.О.Н. и А.Е.А. В связи с этим на осужденного были возложены соответствующие обязательства по оказанию помощи указанным студентам в подготовке и защите работ.

По эпизоду в отношении В.А.Б. суд в приговоре указал, что в двадцатых числах июня 2004 года С.И.И. встретился для проведения консультаций по дипломной работе со студентом 4-го курса очного отделения юридического факультета СГИ В.А.Б.

Узнав о том, что для проверки его дипломной работы С.И.И. как научному руководителю потребуется два - три дня, он обратился с просьбой о проверке его дипломной работы в более короткий срок. С.И.И. осознавал, что проверка дипломной работы входит в его служебные полномочия, согласился оказать содействие В.А.Б. и проверить его дипломную работу на следующий день при условии незаконного денежного вознаграждения в сумме 100 долларов США.

В тот же день в ходе телефонного разговора В.А.Б. сообщил С.И.И. о готовности передать ему за проверку дипломной работы сумму в 2000 рублей. Принять указанную сумму С.И.И. согласился.

На следующий день в ходе встречи С.И.И. получил от В.А.Б. деньги в сумме 2000 рублей за проверку его дипломной работы.

По эпизоду в отношении К.О.Н. судом также установлено, что в начале июня 2004 г. при проведении консультации С.И.И. сообщил потерпевшей, что ее квалификационная работа имеет существенные недостатки, которые требуют устранения. К.О.Н. согласилась исправить все недостатки, чтобы защищаться в текущем учебном году. После этого С.И.И. под предлогом отсутствия у него достаточного для проверки времени потребовал у студентки передать ему деньги за проверку указанной работы. К.О.Н. с целью предотвращения вредных последствий для своих правоохраняемых интересов, которые могли выразиться в том, что ее работа не получит допуск к публичной защите, вынуждена была согласиться с требованием С.И.И. В ходе следующей встречи 23 июня 2004 г. С.И.И. указал К.О.Н. на имеющиеся недостатки и предложил явиться через неделю, на что К.О.Н. сообщила о том, что защита ее дипломной работы назначена на 1 июля 2004 г. За проверку работы студентки к обозначенному ею сроку С.И.И. потребовал передачи ему денег в сумме 100 долларов США. В дальнейшем была согласована сумма 2500 руб., которая передана 24.06.2004. Работа допущена к защите.

По эпизоду в отношении А.Е.А. суд установил аналогичные обстоятельства совершения С.И.И. преступления, при которых последний указал на несоответствие работы студентки предъявляемым требованиям и предложил ей их исправить, установив срок консультации, совпадающий с днем защиты. Встречи проходили 23 июня, 29 июня, 30 июня 2004 г. В ходе последней встречи А.Е.А. передала С.И.И. деньги в сумме 3000 руб.

Суд признал вину осужденного С.И.И. доказанной, квалифицировав его действия по эпизоду в отношении В.А.Б. как коммерческий подкуп и по эпизодам в отношении К.О.Н. и А.Е.А. как коммерческий подкуп, сопряженный с вымогательством.

В обоснование правовой квалификации суд указал, что С.И.И. по специальному полномочию обладал организационно-распорядительными функциями, которыми наделен управленческий персонал в коммерческих и иных организациях, поскольку, являясь внештатным преподавателем и научным руководителем выпускных квалификационных работ, был наделен правами и обязанностями по приему от студентов зачетов и экзаменов, в том числе в составе государственной аттестационной комиссии в качестве экзаменатора, а также правом подписания документов, которые фактически являлись основанием к вынесению дипломной работы на защиту.

Суд также установил наличие признака незаконности передачи студентами денежных средств руководителю, поскольку какие-либо наличные расчеты, в том числе за дополнительные образовательные услуги, запрещены и производятся через бухгалтерию организации по квитанции, выдаваемой на руки студентам.

Изучив материалы дела, президиум считает, что судебные постановления в отношении С.И.И. подлежат отмене, а дело прекращению производством по следующим основаниям.

Как следует из показаний свидетеля В.А.Б. в ходе предварительного следствия и в судебном заседании, он не просил С.И.И. корректировать свою выпускную квалификационную работу, однако считает, что помощь и консультации научного руководителя по устранению недостатков в работе ему были необходимы, в связи с чем он не считает себя потерпевшим по данному делу, т.е. не считает, что его интересам причинен какой-либо вред.

В судебном заседании было исследовано заключение специалиста К.Н.Н., согласно которому работа студентки А.Е.А. в ее первоначальном варианте не соответствует требованиям государственного образовательного стандарта и методическим рекомендациям вуза как по объему, так и по содержанию. При наличии названных нарушений работа не могла быть допущена к публичной защите, нуждаясь в существенной доработке основных своих положений. Допрошенный в судебном заседании К.Н.Н. пояснил, что если бы он был научным руководителем студентки А.Е.А., то он однозначно вернул бы такую работу для доработки и перенес дату защиты.

Одновременно в судебном заседании потерпевшая К.О.Н. показала, что представленный в конце мая - начале июля ее черновой проект квалификационной работы был подвергнут критике со стороны научного руководителя, в связи с этим ей были даны указания на недостатки в работе. При встрече 23 июня 2004 г. руководитель также указал на необходимость внесения исправлений в текст, для этого ему потребовалось дополнительное время до 1 июля 2004 г. Однако на данный день была назначена защита работы, поэтому К.О.Н. просила проверить работу быстрее. 24 июня 2004 г. С.И.И. провел с ней очередную консультацию, в ходе которой помог правильно построить план работы, введение, продиктовал два вопроса, которые обещал задать при защите.

Суд, квалифицируя деяния осужденного в этой части как сопряженные с вымогательством, указал, что осужденный поставил А.А.Е. и К.О.Н. в такие условия, при которых они вынуждены были совершить коммерческий подкуп с целью предотвращения вредных последствий для своих правоохраняемых интересов, поскольку опасались, что в противном случае он может затянуть проверку дипломных работ и они не будут допущены к защите в данном учебном году.

Между тем при квалификации деяний осужденного по коммерческому подкупу как сопряженных с вымогательством судом не учтено, что вымогательство означает требование лица, выполняющего управленческие функции в коммерческой или иной организации, передать незаконное вознаграждение под угрозой совершения действий, которые могут причинить ущерб законным интересам гражданина либо поставить последнего в такие условия, при которых он вынужден будет совершить коммерческий подкуп с целью предотвращения вредных последствий для его правоохраняемых интересов.

Из доказательств, исследованных судом первой инстанции, усматривается, что задания на выполнение квалификационных работ студентам были выданы 15.02.2004. Согласно инструкции, утвержденной решением ученого совета от 12.05.1998, выполнение выпускной квалификационной работы осуществляется студентами самостоятельно и предусматривает руководство преподавателя в виде консультаций в размере 8 часов. При этом предусматривается, что уже после первой консультации выпускник начинает активную самостоятельную работу, на второй - предоставляет руководителю рабочий вариант дипломной работы, после чего, учитывая замечания руководителя, вносит соответствующие поправки, на третьей - предоставляет чистовой вариант. И только получив положительный отзыв на дипломную работу, студент заканчивает оформление диплома. В противном случае работа к защите не допускается, что фактически означает перенос даты защиты на следующий учебный год.

Потерпевшие К.О.Н. и А.Е.А. не оспаривали, что на все три консультации они, не будучи ограничены во времени, явились к руководителю за месяц и 12 дней до дня защиты дипломной работы соответственно.

Порядок обучения вообще, сдачи и защиты квалификационных работ - в частности, установленный в СГИ, является обязательным для всех студентов, потерпевшие в этом смысле исключением не являлись. Несоблюдение указанного порядка потерпевшими, выразившееся, в том числе, в незаблаговременном предоставлении работ, при отрицательном отзыве руководителя влекло для них перенос защиты работы, что нельзя расценивать как совершение действий, которые могут причинить ущерб законным интересам гражданина либо поставить последнего в такие условия, при которых он вынужден будет совершить коммерческий подкуп с целью предотвращения вредных последствий для его правоохраняемых интересов.

Поэтому президиум считает, что в действиях С.И.И. в отношении К.О.Н. и А.Е.А. такой квалифицирующий признак коммерческого подкупа, диспозиция которого закреплена в ч. 3 ст. 204 УК РФ, как сопряжение его с вымогательством, отсутствует.

Из названия главы 23 УК РФ следует, что объектом преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 204 УК РФ, являются интересы службы в коммерческих и иных организациях.

Диспозиция ч. 3 ст. 204 УК РФ предусматривает, что лицо, выполняющее управленческие функции в коммерческой или иной организации, получает деньги за совершение деяния именно в интересах дающего, а не вопреки им.

Поэтому лицо, дающее незаконное вознаграждение, совершает это действие для удовлетворения своих интересов.

Таким образом, деяниями С.И.И. вред был причинен исключительно интересам Современного гуманитарного института, поскольку ни в ходе предварительного следствия, ни в судебном заседании факт причинения его действиями вреда интересам граждан, интересам других организаций, а также интересам общества и государства не установлен.

В соответствии с примечанием к ст. 201 УК РФ, а также ст. 23 УПК РФ необходимым условием уголовного преследования лица, исполняющего управленческие функции в коммерческой или иной организации, не являющейся государственным или муниципальным предприятием, и возбуждения в отношении него уголовного дела, если вред причинен исключительно коммерческой или иной организации, где работает такое лицо, является заявление этой организации или ее согласие на возбуждение уголовного дела.

Таким образом, законодатель определил специальный порядок привлечения к уголовной ответственности лица, причинившего вред исключительно коммерческой или иной организации, отличающийся тем, что возбуждение уголовного дела должно производиться исключительно по заявлению или с согласия руководства этой организации.

Под возбуждением уголовного дела понимается правовое основание для начала процессуальной деятельности (производства), целью которой является расследование, осуществление производства всех без исключения следственных и процессуальных действий и разрешение уголовного дела по существу.

Возбуждение уголовного дела - самостоятельная и необходимая стадия уголовного процесса, которая по настоящему делу была осуществлена с нарушением установленного порядка уголовного судопроизводства, поскольку руководство Современного гуманитарного института с заявлением о привлечении С.И.И. к уголовной ответственности не обращалось и согласия на привлечение его к уголовной ответственности не давало.

В соответствии со ст. 5 УПК РФ, если не оговорено иное, основные понятия, используемые в УПК РФ, имеют следующие значения:

п. 22 - обвинение - утверждение о совершении определенным лицом деяния, запрещенного уголовным законом, выдвинутое в порядке, установленном настоящим Кодексом.

Какой-либо оговорки в отношении обвинения в УПК РФ не имеется. Следовательно, значение этого понятия законодательно закреплено только лишь в п. 22 ст. 5 УПК РФ.

Из этого следует, что если установленный УПК РФ порядок выдвижения утверждения о совершении определенным лицом деяния, запрещенного уголовным законом, нарушен, то это утверждение, в силу п. 22 ст. 5 УПК РФ, не является обвинением, т.е. не имеет юридического значения и не влечет каких-либо правовых последствий для лица, в отношении которого оно выдвинуто.

Поэтому, в связи с нарушением предусмотренного ст. 23 УПК РФ порядка выдвижения утверждения о совершении С.И.И. преступления, юридически значимого обвинения в отношении С.И.И., которое является предметом судебного разбирательства и по поводу которого могли бы состязаться стороны, поддерживая либо опровергая его, в данном уголовном деле не имеется.

Это нарушение установленного Законом порядка возбуждения уголовного дела привело к ограничению гарантированных законом прав осужденного С.И.И.

Таким образом, президиум считает, что судебные постановления в отношении С.И.И. подлежат отмене в связи с нарушением уголовно-процессуального закона, по основаниям, предусмотренным ст. 381 УПК РФ.

В соответствии с ч. 2 ст. 1 УПК РФ порядок уголовного судопроизводства, установленный настоящим Кодексом, является обязательным для судов, органов прокуратуры, органов предварительного следствия, а также иных участников уголовного судопроизводства.

Этот установленный законом порядок не предусматривает возможность устранения нарушения требований ст. 23 УПК РФ в рамках данного уголовного дела.

Поэтому президиум считает, что наряду с отменой судебных постановлений производство по уголовному делу в отношении С.И.И. подлежит прекращению в связи с отсутствием заявления и согласия руководителя коммерческой или иной организации, не являющейся государственным или муниципальным предприятием, на возбуждение уголовного дела, применительно к основаниям, предусмотренным п. 6 ч. 1 ст. 24 УПК РФ, регулирующим наиболее сходные правоотношения.

В данном случае это решение является единственно возможным способом реализации такого назначения уголовного судопроизводства, закрепленного в ст. 6 УПК РФ, как защита личности от незаконного обвинения, ограничения ее прав и свобод, поскольку другое его назначение - защита прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений, - не может быть реализовано путем нарушения требования об обязательности установленного порядка уголовного судопроизводства, закрепленного в ч. 2 ст. 1 УПК РФ.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 407, 408, 409 УПК РФ и применительно к п. 6 ч. 1 ст. 24 УПК РФ, президиум Нижегородского областного суда

 

постановил:

 

Приговор Советского районного суда г. Нижнего Новгорода от 16 мая 2005 года и определение судебной коллегии по уголовным делам Нижегородского областного суда от 25 ноября 2005 года в отношении С.И.И. отменить и производство по данному уголовному делу прекратить в связи с отсутствием заявления и согласия руководителя коммерческой или иной организации, не являющейся государственным или муниципальным предприятием, на возбуждение уголовного дела.

 

Председатель

Б.С.КАНЕВСКИЙ

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2017       |       Обратая связь