Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

АРХАНГЕЛЬСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

Судья Журавлева И.П. Дело N 33-273
Докладчик Пантелеев В.В. 7 февраля 2000 года

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

Судебная коллегия по гражданским делам Архангельского областного суда в составе:

председательствующего Колесниковой О.К.,

судей Пантелеева В.В., Завариной Н.А.

рассмотрела в открытом судебном заседании в г. Архангельске 7 февраля 2000 года дело по кассационной жалобе открытого акционерного общества "Соломбальский целлюлозно-бумажный комбинат" на решение Соломбальского районного суда г. Архангельска от 9 декабря 1999 года, по которому:

"Иск удовлетворить.

Взыскать с ОАО "Соломбальский ЦБК" в пользу В. ежемесячно по 715 рублей 59 копеек, начиная с 1 января по 1 апреля 2000 года.

Взыскать с ОАО "Соломбальский ЦБК" в пользу В. задолженность по выплате сумм в возмещение вреда здоровью с 10 марта 1999 года по 1 января 2000 года в сумме 6440 рублей 29 копеек.

Взыскать с ОАО "Соломбальский ЦБК" в пользу В. единовременное пособие в размере 2004 рубля и моральный вред в сумме 5000 рублей.

Взыскать с ОАО "Соломбальский ЦБК" госпошлину в доход местного бюджета в сумме 1455 рублей 83 копейки".

Заслушав доклад судьи Пантелеева В.В., судебная коллегия

 

установила:

 

В. обратился в суд с иском к открытому акционерному обществу "Соломбальский целлюлозно-бумажный комбинат" (далее - ОАО "Соломбальский ЦБК") о возмещении вреда, причиненного повреждением здоровья, обосновывая исковые требования тем, что 10 марта 1998 года, выполняя трудовые обязанности, получил производственную травму, повлекшую утрату 40% профессиональной трудоспособности и установление третьей группы инвалидности. Добровольно возмещать причиненный здоровью вред ответчик отказывается.

Представитель ответчика - начальник юридического отдела П. иск не признала, обосновывая возражение отсутствием вины предприятия в причинении вреда здоровью истца. Утверждает, что причиной несчастного случая, произошедшего с истцом на производстве, явилась его личная неосторожность. Полученная истцом травма не могла привести к столь высокой утрате профессиональной трудоспособности, а вызвана иными, ранее полученными им травмами, не связанными с производством.

Рассмотрев дело, суд постановил вышеуказанное решение, на которое заместитель генерального директора ОАО "Соломбальский ЦБК" В. в соответствии с предоставленными ему полномочиями подал кассационную жалобу и просит постановленное судом решение отменить, указывая на неправильное определение судом юридически значимых обстоятельств, неправильное применение норм материального права и нарушение норм процессуального права. Выводы суда о наличии прямой причинной связи между полученной истцом травмой и наступившей утратой профессиональной трудоспособности противоречат заключению судебно-медицинской экспертизы, которая такой связи не установила. Оценки заключению экспертизы суд не дал, доказательств в обоснование своих выводов о наличии прямой причинной связи между полученной истцом на производстве травмой и наступившими последствиями не привел. Необоснованными являются выводы суда, что наступлению нетрудоспособности способствовала не только полученная истцом травма на производстве, но и травма, полученная им в спортивной игре за команду предприятия. Травмы, полученные истцом во время проведения соревнований, с производством не связаны. Ответственность за возмещение вреда, причиненного повреждением здоровью указанными травмами, может быть возложена на причинителя вреда либо организацию, проводившую соревнования. При расчете сумм возмещения вреда, причиненного здоровью, единовременного пособия и государственной пошлины суд допустил многочисленные арифметические ошибки.

Изучив материалы дела, рассмотрев доводы кассационной жалобы, выслушав объяснения представителя ОАО "Соломбальский ЦБК" П. и представителя истца П., судебная коллегия находит решение суда о возложении на ответчика обязанности по возмещению вреда, причиненного истцу повреждением здоровья, правильным.

В соответствии со ст. 159 КЗоТ РФ и ст. 2 Правил возмещения работодателями вреда, причиненного работникам увечьем, профессиональным заболеванием либо иным повреждением здоровья, связанным с исполнением ими своих трудовых обязанностей (далее - Правила), предприятия, учреждения, организации несут в соответствии с законодательством материальную ответственность за ущерб, причиненный работникам увечьем или иным повреждением здоровья, связанным с исполнением ими своих трудовых обязанностей.

Судом установлено, что В. работал в ОАО "Соломбальский ЦБК" слесарем цеха БОПС. 10 марта 1998 года при переносе совместно с другим работником Л. всасывающей катушки насоса весом около 30 кг В. поскользнулся, выпавшая из рук всасывающая катушка насоса ударила В. по левому коленному суставу.

Утверждения ответчика об отсутствии прямой причинной связи между полученной истцом травмой и наступившей утратой профессиональной трудоспособности являются необоснованными.

Проведенное обследование и лечение показали, что падение и удар всасывающей катушки насоса по левому коленному суставу повлекли за собой причинение В. ушиба левого коленного сустава, гемартроза и перелома надколенника левого коленного сустава. Оперативное лечение ожидаемого результата не принесло, истец был направлен на бюро медико-социальных экспертиз, по заключению которого от 19 марта 1999 года В., вследствие полученной им 10 марта 1998 года травмы, утратил 40% профессиональной трудоспособности и признан инвалидом третьей группы. Утверждения ответчика, что причиной утраты истцом трудоспособности и наступления инвалидности являются ранее полученные истцом в спортивных играх травмы, необоснованны. Как установлено и указано в справке ВТЭК (лист дела 8) и заключении освидетельствования во ВТЭК, причиной инвалидности истца является трудовое увечье на производстве. Заключение ВТЭК ответчиком не оспорено. Судебно-медицинская экспертиза (листы дела 51 - 55) заключение ВТЭК о причине утраты истцом трудоспособности и наступления инвалидности не опровергла, поэтому ссылки на нее ответчика необоснованны. Из заключения судебно-медицинской экспертизы следует, что у истца, действительно, имелось заболевание - деформирующий артроз левого коленного сустава, однако указанное заболевание само по себе не приводило к наступлению инвалидности и наступлению нетрудоспособности. Причиной наступления инвалидности и нетрудоспособности явились все же падение и удар всасывающей катушки насоса по левому коленному суставу, повлекший за собой не только ушиб левого коленного сустава, гемартроз и перелом надколенника левого коленного сустава, но и обострение имевшегося у истца указанного хронического заболевания.

Согласно п. 1.2 Положения о порядке установления врачебно-трудовыми экспертными комиссиями степени утраты профессиональной трудоспособности в процентах работникам, получившим увечье, профессиональное заболевание либо иное повреждение здоровья, связанные с исполнением ими трудовых обязанностей, утвержденного Постановлением Правительства Российской Федерации от 23 апреля 1994 года N 392, степень утраты профессиональной трудоспособности и нуждаемость в дополнительных видах помощи определяется ВТЭК, исходя из последствий трудового увечья на момент освидетельствования. В тех случаях, когда трудовое увечье ухудшило течение имеющегося заболевания или усилило тяжесть последствий анатомического дефекта, особенно при повреждении парного органа, степень утраты профессиональной трудоспособности определяется из степени нарушений функций организма также на момент освидетельствования.

Необоснованными являются утверждения ответчика об отсутствии вины предприятия в причинении вреда здоровью истца и о том, что вред здоровью причинен вследствие его собственной неосторожности.

В соответствии с частями 2 и 3 ст. 139, частью 1 ст. 143 КЗоТ РФ обеспечение здоровых и безопасных условий труда возлагается на администрацию предприятий, учреждений, организаций. Администрация обязана внедрять современные средства безопасности, предупреждающие производственный травматизм, обязана обеспечить надлежащее техническое оборудование всех рабочих мест и создавать на них условия работы, соответствующие единым межотраслевым и отраслевым правилам по охране труда.

Согласно статьям 4 - 5 Правил трудовое увечье считается наступившим по вине работодателя, если оно произошло вследствие необеспечения им здоровых и безопасных условий труда. Доказательством ответственности работодателя за причиненный вред и доказательством его вины могут служить: акт о несчастном случае на производстве, заключение государственного инспектора по охране труда либо других должностных лиц (органов), осуществляющих контроль и надзор за состоянием охраны труда и соблюдением законодательства о труде, о причинах повреждения здоровья, другие доказательства.

Несчастный случай с истцом произошел на территории предприятия в цехе, где он работал, и в процессе выполнения им возложенных на него трудовых обязанностей. Причиной несчастного случая явилась не вина истца, не его неосторожность, как утверждает ответчик, а необеспечение ответчиком здоровых и безопасных условий труда.

В приказе N 64 от 1 апреля 1999 года (лист дела 5) ответчик признает, что причиной падения истца, повлекшей падение на него всасывающей катушки насоса весом около 30 кг, явилось то, что истец поскользнулся, однако ответчик умалчивает, что поскользнулся истец вследствие того, что на полу в цехе была разлита вода, нечистоты и отработки.

В первоначально составленном и утвержденном ответчиком акте о несчастном случае на производстве (листы дела 6 - 7) также указывалось, что причиной падения истца и падения на него всасывающей катушки насоса весом около 30 кг явилось то, что истец поскользнулся на полу, в связи с чем в п. 3 мероприятий по устранению причин несчастного случая предписывалось привести в порядок пол.

Допрошенные в качестве свидетелей члены комиссии, проводившие расследование причин несчастного случае, составившие и подписавшие вышеуказанный акт, механик цеха БОПС З., слесарь-ремонтник П. и заместитель начальника БОПС Д., а также свидетель Л., переносивший с истцом всасывающую катушку, подтвердили (листы дела 64 - 65, 72 - 74), что на полу в цехе была разлита вода, нечистоты и отработки, из-за наличия на полу указанной жидкости истец поскользнулся, в падении переносимая им всасывающая катушка насоса весом около 30 кг выпала у него из рук и ударила по левому коленному суставу.

Разлитая на полу цеха вода, нечистоты и отработки свидетельствуют о том, что администрация ОАО "Соломбальский ЦБК" не обеспечила здоровых и безопасных условий труда на рабочем месте истца, не внедрила современные средства безопасности, предупреждающие производственный травматизм. Непринятие указанных мер привело к падению истца и причинению ему вреда здоровью. При таких обстоятельствах суд первой инстанции обоснованно признал ответчика виновным в причинении вреда здоровью истца и обоснованно возложил на ответчика обязанность по возмещению вреда, причиненного истцу повреждением здоровья.

Согласно ст. 8 Правил возмещение вреда состоит в выплате потерпевшему денежных сумм в размере заработка (или соответствующей его части) в зависимости от степени утраты профессиональной трудоспособности вследствие данного трудового увечья; в компенсации дополнительных расходов; в выплате в установленных случаях единовременного пособия; в возмещении морального вреда.

Утверждения ответчика, что среднемесячная заработная плата истца составляла не 1788 рублей 97 копеек, как определил суд, а 1760 рублей 31 копейку, коллегия находит необоснованными. Среднемесячная заработная плата истца в сумме 1788 рублей 97 копеек за последние 12 месяцев работы, предшествующих утрате истцом трудоспособности в связи с трудовым увечьем, определена не судом, а бухгалтерией ОАО "Соломбальский ЦБК" в представленной суду справке (лист дела 58), расчет размера которой истец и суд нашли правильным. Ежемесячный размер возмещения вреда в сумме 715 рублей 59 копеек определен судом правильно в соответствии со ст. 12 Правил. В силу статей 11, 45 Правил выплата сумм возмещения вреда в части утраченного заработка производится в течение срока, на который установлена утрата профессиональной трудоспособности в связи с трудовым увечьем, с повышением указанного размера возмещения вреда в связи с ростом стоимости жизни и увеличением минимального размера оплаты труда.

При определении размера задолженности суммы возмещения вреда за период с 10 марта 1999 года по 1 января 2000 года суд, действительно, допустил арифметическую ошибку. За указанный период времени с ответчика в пользу истца следовало взыскать не 6440 рублей 29 копеек, а 6924 рубля 99 копеек.

Допущена судом арифметическая ошибка и при определении размера единовременного пособия, право на получение которого истцу гарантировано ст. 24 Правил. Минимальный размер заработной платы на день принятия судом решения составлял 83 рубля 49 копеек, следовательно, 83 рубля 49 копеек x 40% утраты профессиональной трудоспособности x 60 месяцев = 2003 рубля 76 копеек. Суд размер единовременного пособия определил в 2004 рубля.

Допущена судом ошибка и при определении размера подлежащей взысканию государственной пошлины. В силу п. 5 ст. 85 ГПК РСФСР в исках о бессрочных и пожизненных платежах цена иска определяется совокупностью платежей за три года. Совокупность платежей за три года, включая единовременное пособие, составит 27765 рублей (715 рублей 59 копеек x 36 месяцев + 2003 рубля 76 копеек = 27765 рублей). На основании подпункта 1 п. 1 ст. 4 Закона РФ "О государственной пошлине" размер подлежащей взысканию государственной пошлины по требованию имущественного характера составит 942 рубля 95 копеек. Согласно подпунктам 7, 10 п. 1 ст. 4 Закона РФ "О государственной пошлине" размер подлежащей взысканию государственной пошлины по требованиям неимущественного характера определяется из статуса лица, обращающегося в суд с исковым заявлением, а при подаче кассационной жалобы - из статуса лица, подающего жалобу. Поэтому по требованию истца о возмещении морального вреда с ответчика в доход государства следовало взыскать государственную пошлину в размере 8 рублей 34 копейки (10% от минимального размера оплаты труда) и всего взыскать 951 рубль 29 копеек (942 рубля 95 копеек + 8 рублей 34 копейки = 951 рубль 29 копеек).

Оставляя решение суда без изменения, судебная коллегия находит необходимым с целью устранения допущенных судом арифметических ошибок уточнить резолютивную часть постановленного судом решения в указанной части.

Решение суда в части возмещения причиненного истцу морального вреда в размере 5000 рублей является правильным по основаниям, изложенным в решении, ответчиком не оспаривается.

Решение суда о возложении на ответчика обязанности по возмещению истцу вреда, причиненного повреждением здоровья, по существу рассмотренного требования является правильным. Юридически значимые обстоятельства определены судом правильно, нормы материального права применены правильно, существенного нарушения норм процессуального права судом не допущено. Оснований для отмены постановленного судом решения не имеется.

Руководствуясь п. 1 ст. 305 ГПК РСФСР, судебная коллегия

 

определила:

 

Решение Соломбальского районного суда г. Архангельска от 9 декабря 1999 года оставить без изменения, кассационную жалобу заместителя генерального директора ОАО "Соломбальский ЦБК" В. - без удовлетворения.

Резолютивную часть решения уточнить, изложив ее в следующей редакции:

"Взыскать с открытого акционерного общества "Соломбальский целлюлозно-бумажный комбинат" с расчетного счета 40702810004023467564, ИНН 2901008009, БИК 041117601 в Архангельском отделении банка Сберегательного банка Российской Федерации в пользу В. задолженность по выплате сумм в возмещение вреда, причиненного повреждением здоровья, за период с 10 марта 1999 года по 1 января 2000 года в размере 6924 (шесть тысяч девятьсот двадцать четыре) рубля 99 копеек.

Взыскать с открытого акционерного общества "Соломбальский целлюлозно-бумажный комбинат" с расчетного счета 40702810004023467564, ИНН 2901008009, БИК 041117601 в Архангельском отделении банка Сберегательного банка Российской Федерации в пользу В. единовременное пособие в размере 2003 (две тысячи три) рубля 76 копеек и моральный вред в сумме 5000 (пять тысяч) рублей.

Взыскивать с открытого акционерного общества "Соломбальский целлюлозно-бумажный комбинат" с расчетного счета 40702810004023467564, ИНН 2901008009, БИК 041117601 в Архангельском отделении банка Сберегательного банка Российской Федерации в пользу В. в возмещение вреда, причиненного повреждением здоровья, ежемесячно, начиная с 1 января 2000 года и в течение срока, на который установлена утрата профессиональной трудоспособности в связи с трудовым увечьем, по 715 рублей 59 копеек с повышением указанного размера возмещения вреда в связи с ростом стоимости жизни и увеличением минимального размера оплаты труда.

Взыскать с открытого акционерного общества "Соломбальский целлюлозно-бумажный комбинат" государственную пошлину в доход местного бюджета в размере 951 (девятьсот пятьдесят один) рубль 29 копеек".

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь