Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

КРАСНОЯРСКИЙ КРАЕВОЙ СУД

 

РЕШЕНИЕ

от 9 февраля 2000 года

 

Именем Российской Федерации 9 февраля 2000 г. Красноярский краевой суд в составе:

 

председательствующего                               Асташова С.В.

при секретаре                                     Дмитриевой Е.А.,

 

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по заявлению прокурора Красноярского края о признании недействительными подпунктов "г" и "д" пункта 2, пункта 3 статьи 4, подпунктов 1, 7, 11 статьи 27, отдельных положений статей 80 - 83, статей 84 - 87 Закона Красноярского края "Об Уставном суде Красноярского края" N 6-375 от 27 апреля 1999 г.,

 

установил:

 

27 апреля 1999 г. принят Закон Красноярского края N 6-375 "Об Уставном суде Красноярского края".

Подпунктами "г" и "д" пункта 2 статьи 4 этого Закона установлено, что Уставный суд Красноярского края (далее - Уставный суд) рассматривает дела о соответствии Уставу края договоров и соглашений, заключенных от имени края, а также договоров и соглашений, заключенных между муниципальными образованиями, находящимися на территории края.

Пунктом 3 этой же статьи Закона установлено, что Уставный суд разрешает споры о компетенции между краевыми органами государственной власти, а также между ними и органами местного самоуправления и споры о компетенции между органами местного самоуправления.

Статьей 27 оспариваемого прокурором Закона Красноярского края предусмотрены основания досрочного прекращения полномочий судьи Уставного суда. В частности, согласно п. п. 1, 7 и 11 этой статьи полномочия судьи Уставного суда прекращаются досрочно в случаях: нарушения установленного порядка вступления в должность судьи Уставного суда; неучастия судьи в заседаниях Уставного суда без уважительных причин или уклонения от голосования свыше двух раз подряд; ликвидации Уставного суда в связи с изменением Устава края.

Статьи 80 - 83 этого же Закона Красноярского края устанавливают порядок рассмотрения (перечень субъектов, имеющих право на обращение в Уставный суд, требования к допустимости запроса в Уставный суд, пределы проверки и итоговое решение Уставного суда) Уставным судом дел о соответствии Уставу Красноярского края нормативных актов, а также договоров, заключенных от имени края или между муниципальными образованиями.

Статьи 84 - 87 данного Закона Красноярского края таким же образом регламентируют порядок рассмотрения Уставным судом дел по спорам о компетенции.

Прокурор Красноярского края обратился в суд с заявлением, в котором просил признать недействительными подпункты "г" и "д" пункта 2, пункт 3 статьи 4, подпункты 1, 7, 11 статьи 27, положения статей 80 - 83 в части, касающейся рассмотрения Уставным судом дел о соответствии Уставу Красноярского края договоров, заключенных от имени края или между муниципальными образованиями, статьи 84 - 87 вышеуказанного Закона Красноярского края.

Требования прокурора мотивированы тем, что оспариваемые положения Закона Красноярского края неправомерно расширяют компетенцию уставного суда субъекта Российской Федерации по сравнению с компетенцией, установленной ст. 27 Федерального конституционного закона Российской Федерации "О судебной системе Российской Федерации", а также предусматривают дополнительные по отношению к установленным ст. 14 Закона Российской Федерации "О статусе судей в Российской Федерации" основания прекращения полномочий судьи Уставного суда. Поскольку эти положения Закона Красноярского края противоречат законам Российской Федерации, то, по мнению прокурора, они подлежат признанию недействительными.

В судебном заседании помощник прокурора Красноярского края Провалинская Т.Б. заявленные требования поддержала, ссылаясь на те же доводы, которые указаны в заявлении прокурора края.

Законодательное Собрание Красноярского края в письменных объяснениях с требованиями прокурора не согласилось, ссылаясь на то, что оспариваемые положения Закона Красноярского края приняты в пределах компетенции Законодательного Собрания края и соответствуют федеральному законодательству. По мнению Законодательного Собрания края, Уставный суд относится к органам государственной власти субъекта Российской Федерации с учетом принципа разделения и самостоятельности властей. Принятие решения о создании конституционного (уставного) суда отнесено на усмотрение субъекта Российской Федерации, и, следовательно, компетенция такого суда также определяется самим субъектом Российской Федерации в соответствии с общими принципами, установленными федеральным законодательством. В ст. 27 Федерального конституционного закона РФ "О судебной системе Российской Федерации" установлена не компетенция конституционного (уставного) суда, а цели, для которых он может создаваться, а следовательно, компетенция такого суда устанавливается самим субъектом Российской Федерации. Таким образом, отнесение к компетенции Уставного суда рассмотрения дел о соответствии Уставу края договоров и соглашений, заключенных от имени края или между муниципальными образованиями, находящимися на территории края, а также дел по спорам о компетенции между краевыми органами государственной власти, между ними и органами местного самоуправления и между органами местного самоуправления, по мнению Законодательного Собрания края, является правомерным. Поскольку ст. 12 Федерального конституционного закона РФ "О судебной системе Российской Федерации" допускает установление особенностей правового положения отдельных категорий судей, то субъект Российской Федерации, принимающий решение о создании конституционного (уставного) суда, определяющий порядок назначения судей этого суда и регулирующий порядок работы такого суда, вправе установить дополнительные основания прекращения полномочий судей в связи с указанными особенностями конституционного (уставного) суда.

В судебном заседании представитель Законодательного Собрания Е., выступающая по доверенности N 153иЗС от 27.01.2000, с требованиями прокурора также не согласилась, ссылаясь на те же доводы, которые изложены в письменных объяснениях Законодательного Собрания, а кроме того, заявила ходатайство о прекращении производства по делу со ссылкой на неподведомственность заявленных требований суду общей юрисдикции.

Выслушав объяснения лиц, участвующих в деле, и исследовав материалы дела, суд находит заявление подлежащим удовлетворению.

Возражая против требований прокурора, Законодательное Собрание края ссылается на то, что вопросы, связанные с созданием, статусом, компетенцией конституционного (уставного) суда субъекта Российской Федерации, с порядком рассмотрения им дел, с порядком и основаниями наделения полномочиями и прекращения полномочий судей конституционного (уставного) суда, в силу подпункта "н" ст. 72 Конституции Российской Федерации относятся к совместной компетенции Российской Федерации и ее субъектов, а следовательно, субъекты Российской Федерации вправе осуществлять собственное регулирование по данным вопросам в части, не урегулированной федеральными законами.

Между тем в соответствии со ст. ст. 2 - 4 Федерального конституционного закона Российской Федерации "О судебной системе Российской Федерации" от 31.12.96 N 1-ФКЗ конституционные (уставные) суды субъектов Российской Федерации входят в единую судебную систему Российской Федерации, которая устанавливается Конституцией Российской Федерации и федеральным конституционным законом, а следовательно, вопросы, связанные с деятельностью таких судов, относятся к судоустройству.

Согласно подпункту "о" ст. 71 Конституции Российской Федерации судоустройство относится к ведению Российской Федерации. Данная норма Конституции является специальной, поскольку регулирует именно отношения, связанные с осуществлением судебной власти в Российской Федерации.

Вследствие этого отношения, связанные с созданием и деятельностью конституционных (уставных) судов субъектов Российской Федерации, законодателем урегулированы Федеральным конституционным законом РФ "О судебной системе Российской Федерации", в то время как общие принципы организации системы органов государственной власти субъектов Российской Федерации установлены Федеральным законом Российской Федерации "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации" от 06.10.99 N 184-ФЗ, который не содержит норм, регламентирующих деятельность конституционных (уставных) судов субъектов Российской Федерации именно потому, что судоустройство находится в ведении Российской Федерации, в то время как установление общих принципов организации системы органов государственной власти относится к совместному ведению Российской Федерации и ее субъектов.

Таким образом, субъекты Российской Федерации вправе осуществлять регулирование по вопросам, связанным с созданием и деятельностью конституционных (уставных) судов, только в пределах, установленных вышеуказанным федеральным конституционным законом.

Компетенция конституционного (уставного) суда субъекта Российской Федерации определена ст. 27 Федерального конституционного закона РФ "О судебной системе Российской Федерации", согласно которой конституционный (уставный) суд может создаваться для рассмотрения вопросов соответствия законов субъекта Российской Федерации, нормативных правовых актов органов государственной власти субъектов Российской Федерации конституции (уставу) субъекта Российской Федерации, а также для толкования конституции (устава) субъекта Российской Федерации. Данный перечень вопросов, для рассмотрения которых субъект Российской Федерации может создавать конституционный (уставный) суд, является исчерпывающим и расширительному толкованию не подлежит. Доводы Законодательного Собрания края о том, что вышеуказанная норма Закона определяет не компетенцию, а цели создания уставного суда, не могут служить основанием для отнесения к компетенции уставного суда рассмотрения иных дел, не предусмотренных федеральным конституционным законом.

Исчерпывающая компетенция конституционного (уставного) суда субъекта Российской Федерации, определенная таким образом, соответствует природе данного специализированного органа судебной власти субъекта Российской Федерации, создаваемого для защиты конституционного (уставного) строя самого субъекта Российской Федерации и вследствие этого осуществляющего нормоконтроль собственного законодательства субъекта Российской Федерации на предмет его соответствия конституции (уставу) субъекта Российской Федерации, а также осуществляющего толкование высшего правового акта субъекта Российской Федерации, не вторгаясь в федеральное законодательство и компетенцию других органов судебной власти.

Вследствие этого постановления такого суда, являясь окончательными, могут быть приняты и обязательны для исполнения только по вопросу о соответствии или несоответствии именно конституции (уставу) субъекта Российской Федерации закона или нормативного правового акта органа государственной власти субъекта Российской Федерации либо по вопросу о даче толкования конституции (устава) субъекта Российской Федерации, поскольку юрисдикция такого суда производна от юрисдикции самого субъекта Российской Федерации, как территориальной, так и личной, а следовательно, судебная власть может осуществляться субъектом Российской Федерации только в пределах ведения самого субъекта Российской Федерации. Из этого положения вытекает также и то, что применение федерального законодательства таким судом допустимо только в той мере, в какой оно воспроизведено в конституции (уставе) субъекта Российской Федерации.

Вопрос о компетенции конституционного (уставного) суда субъекта Российской Федерации был рассмотрен Конституционным Судом Российской Федерации в деле о проверке конституционности пункта 3 ст. 49 Федерального закона "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации". В мотивировочной части Постановления Конституционного Суда Российской Федерации по данному делу от 16 октября 1997 г. указано, что компетенция конституционных (уставных) судов субъектов Российской Федерации определена частью 1 ст. 27 Федерального конституционного закона "О судебной системе Российской Федерации" и в соответствии со ст. 76 (часть 5) Конституции Российской Федерации законы субъектов Российской Федерации не могут противоречить этому Федеральному конституционному закону.

В соответствии со ст. 27 Федерального конституционного закона "О судебной системе Российской Федерации" конституционный (уставный) суд субъекта Российской Федерации может создаваться субъектом Российской Федерации для рассмотрения вопросов соответствия законов субъекта Российской Федерации, нормативных правовых актов органов государственной власти субъекта Российской Федерации конституции (уставу) субъекта Российской Федерации, а также для толкования конституции (устава) субъекта Российской Федерации.

Пункт 3 данной статьи предусматривает лишь право субъекта Российской Федерации определять порядок рассмотрения конституционным (уставным) судом вопросов, отнесенных к его компетенции.

Данная норма Закона не предусматривает права субъекта Российской Федерации относить к компетенции конституционного (уставного) суда рассмотрение иных вопросов, чем это установлено п. 1 этой же статьи Федерального конституционного закона.

Установление компетенции конституционного (уставного) суда субъекта Российской Федерации по аналогии с компетенцией Конституционного Суда Российской Федерации является недопустимым, так как компетенция, установленная федеральным законом для федерального суда, не может быть аналогичным образом установлена для суда субъекта Российской Федерации законом этого субъекта Российской Федерации, поскольку судоустройство, как указано выше, находится в ведении Российской Федерации, а не ее субъектов.

Таким образом, данной нормой Федерального конституционного закона, изданного по вопросам судоустройства, находящегося в ведении Российской Федерации, установлен исчерпывающий перечень вопросов, по которым конституционный (уставный) суд субъекта Российской Федерации вправе осуществлять правосудие.

Между тем подпунктами "г" и "д" п. 2 ст. 4 оспариваемого прокурором Закона Красноярского края установлено, что Уставный суд рассматривает дела о соответствии Уставу края договоров и соглашений, заключенных от имени края либо заключенных между муниципальными образованиями, находящимися на территории края.

Данные полномочия Уставного суда, предусмотренные Законом края, явно выходят за пределы компетенции нормоконтроля и толкования Устава края, и следовательно, Закон края в этой части противоречит ст. 27 Федерального конституционного закона РФ "О судебной системе Российской Федерации".

Таким образом, требования прокурора о признании данных положений Закона Красноярского края недействительными суд находит обоснованными.

Кроме того, по смыслу положений ст. ст. 7, 74, 80 - 83 Закона Красноярского края "Об Уставном суде Красноярского края" вынесение Уставным судом решения о признании не соответствующими Уставу края договоров и соглашений влечет прекращение их действия. Таким образом, данными положениями Закона Красноярского края Уставный суд фактически наделен полномочиями по рассмотрению договорных споров между муниципальными образованиями, а также между органами государственной власти, выступающими при заключении договоров от имени Красноярского края, с любыми иными субъектами договорных отношений, независимо от того, подпадают данные субъекты под юрисдикцию Красноярского края или нет.

Более того, Красноярский край как субъект Российской Федерации, а также муниципальные образования в соответствии с гл. 5 Гражданского кодекса РФ выступают в отношениях, регулируемых гражданским законодательством, на равных началах с иными участниками этих отношений - гражданами и юридическими лицами. В силу этого вопросы, касающиеся рассмотрения договорных споров по гражданско-правовым договорам с участием Красноярского края или муниципальных образований, в том числе и установление фактов превышения полномочий при совершении сделок, выхода юридического лица за пределы его правоспособности при совершении сделок и т.п., отнесены к компетенции федеральных судов - арбитражных или судов общей юрисдикции.

Таким образом, оспариваемые положения Закона Красноярского края не только противоправно расширяют компетенцию Уставного суда, но и нарушают компетенцию иных органов судебной власти.

При таких обстоятельствах подлежат признанию недействительными как противоречащие ст. 27 Федерального конституционного закона РФ "О судебной системе Российской Федерации" подпункты "г" и "д" п. 2 ст. 4 Закона Красноярского края "Об Уставном суде Красноярского края", а также и положения статей 80 - 83 этого же Закона в части, касающейся установления порядка рассмотрения Уставным судом дел о соответствии Уставу края договоров и соглашений, заключенных от имени края или между муниципальными образованиями.

Таким же образом подлежат признанию недействительными и положения Закона Красноярского края, содержащиеся в п. 3 ст. 4 и ст. ст. 84 - 87 и предусматривающие рассмотрение Уставным судом дел по спорам о компетенции между краевыми органами государственной власти, между ними и органами местного самоуправления, а также между органами местного самоуправления, поскольку это противоречит ст. 27 Федерального конституционного закона РФ "О судебной системе Российской Федерации", устанавливающей исчерпывающую компетенцию конституционного (уставного) суда субъекта Российской Федерации и не предусматривающей возможность рассмотрения такими судами каких-либо споров о компетенции между какими-либо органами государственной власти и местного самоуправления.

Кроме того, компетенция органов государственной власти субъектов Российской Федерации и органов местного самоуправления устанавливается не только Уставом края и законами края. Общие принципы и положения их компетенции устанавливаются Конституцией Российской Федерации и федеральными законами, в частности Федеральным законом РФ "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации" и Федеральным законом РФ "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации". Таким образом, разрешая споры о компетенции, Уставный суд будет вынужден давать толкование норм федерального законодательства и осуществлять применение этих норм, что явно выходит за пределы его компетенции как судебного органа, осуществляющего нормоконтроль законодательства субъекта Российской Федерации на предмет его соответствия Уставу данного субъекта Российской Федерации и дающего толкование этого Устава.

Спорные вопросы компетенции между вышеуказанными органами могут разрешаться путем оспаривания конкретных действий этих органов, а также принимаемых ими нормативных и ненормативных актов, дачи толкований положениям Устава края, разрешения экономических и иных споров. Такие дела в зависимости от конкретных обстоятельств могут относиться к компетенции судов общей юрисдикции, арбитражных судов либо Уставного суда.

При таких обстоятельствах требования прокурора в этой части суд также находит подлежащими удовлетворению.

Согласно ст. ст. 5 и 12 Федерального конституционного закона РФ "О судебной системе Российской Федерации" все судьи в Российской Федерации обладают единым статусом, включающим в себя гарантии их независимости. Гарантии независимости судей устанавливаются Конституцией Российской Федерации и федеральным законом.

Согласно ст. 9 Закона РФ "О статусе судей в Российской Федерации" гарантии независимости судей включают в себя установление порядка приостановления и прекращения полномочий судьи.

В качестве такой гарантии независимости статьей 121 Конституции Российской Федерации предусмотрено, что полномочия судьи не могут быть прекращены или приостановлены иначе как в порядке и по основаниям, предусмотренным федеральным законом.

Таким образом, устанавливая в соответствии со ст. 12 вышеуказанного Федерального конституционного закона особенности правового статуса судей конституционного (уставного) суда, субъект Российской Федерации не вправе умалять установленные Конституцией Российской Федерации и федеральным законом гарантии независимости судей, в том числе путем установления дополнительных, не предусмотренных федеральным законом оснований досрочного прекращения их полномочий.

Основания прекращения полномочий судей в Российской Федерации установлены ст. 14 Закона РФ "О статусе судей в Российской Федерации". Данный перечень оснований прекращения полномочий судей является исчерпывающим и расширительному толкованию не подлежит.

Между тем подпунктами 1, 7, 11 ст. 27 Закона Красноярского края установлены дополнительные основания досрочного прекращения полномочий судей Уставного суда, не предусмотренные вышеуказанной нормой федерального закона. При таких обстоятельствах данные положения ст. 27 Закона Красноярского края противоречат вышеуказанным положениям федерального законодательства, умаляют установленные федеральным законодательством гарантии независимости судей, а следовательно, подлежат признанию недействительными.

Доводы представителя Законодательного Собрания края о неподведомственности требований заявителя судам общей юрисдикции суд находит необоснованными.

Так, в соответствии со ст. 46 Конституции Российской Федерации каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод, решения и действия (или бездействие) органов государственной власти могут быть обжалованы в суд. Данная норма Конституции РФ не содержит исключений для какой-либо категории органов государственной власти или для какой-либо категории принимаемых органами государственной власти решений и в соответствии со ст. 15 Конституции Российской Федерации имеет высшую юридическую силу и прямое действие на всей территории Российской Федерации.

Таким же образом в соответствии со ст. 41 Гражданского процессуального кодекса РСФСР, ст. ст. 1 и 35 Закона РФ "О прокуратуре РФ" прокурор вправе обратиться в суд в защиту прав и охраняемых законом интересов других лиц, в том числе в защиту прав и охраняемых законом интересов неопределенного круга лиц.

Статья 125 Конституции Российской Федерации предусматривает возможность обжалования законов и иных правовых актов субъектов Российской Федерации в Конституционный Суд Российской Федерации только по мотиву их несоответствия Конституции Российской Федерации.

Поскольку действующим законодательством не предусмотрен иной порядок обжалования законов и иных правовых актов, принимаемых законодательным (представительным) органом власти субъекта Российской Федерации, по мотиву их несоответствия федеральным законам, такие жалобы подведомственны судам общей юрисдикции, подведомственность которых в отличие от специализированных судов не может быть определена исчерпывающим образом вследствие неограниченности предусмотренного Конституцией РФ права на судебную защиту.

Отказ от рассмотрения жалобы гражданина или заявления прокурора судом общей юрисдикции при отсутствии иного порядка обжалования таких правовых актов по мотиву их несоответствий федеральным законам являлся бы ограничением конституционного права на судебную защиту, предусмотренного ст. 46 Конституции Российской Федерации.

Кроме того, ст. 27 Федерального закона РФ "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации" прямо предусмотрено, что законы субъектов Российской Федерации могут быть обжалованы в судебном порядке. Данный Закон является непосредственно действующим, и его действие не отменялось и не приостанавливалось. Из содержания данной нормы Закона, подлежащей толкованию в совокупности со статьями 9, 19 и 29 этого же Закона, следует, что споры, связанные с обжалованием действий и решений представительных (законодательных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации, рассматриваются соответствующим судом, т.е. судом соответствующего, в данном случае краевого, уровня.

С учетом изложенного суд находит, что ходатайство представителя Законодательного Собрания Красноярского края о прекращении производства по делу удовлетворению не подлежит.

При таких обстоятельствах суд находит заявление прокурора подлежащим удовлетворению.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 191 - 194, 196, 197, 203, 239 ГПК РСФСР, суд

 

решил:

 

подпункты "г" и "д" пункта 2 статьи 4, пункт 3 статьи 4, подпункты 1, 7, 11 статьи 27, статьи 80, 81, 82, 83 в части, касающейся положений о рассмотрении Уставным судом Красноярского края дел о соответствии Уставу Красноярского края договоров, заключенных от имени края или между муниципальными образованиями, статьи 84, 85, 86, 87 Закона Красноярского края "Об Уставном суде Красноярского края" от 27 апреля 1999 г. N 6-375 признать недействительными со дня принятия этого Закона.

Сообщение о настоящем решении подлежит опубликованию в газете "Красноярский рабочий" по вступлении решения в законную силу.

Решение может быть обжаловано в Верховный Суд Российской Федерации в течение десяти дней со дня его вынесения в окончательной форме путем подачи жалобы в Красноярский краевой суд.

 

Председательствующий

С.В.АСТАШОВ

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь