Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

АРХАНГЕЛЬСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

Судья Еремеев В.В. Дело N 22-292/2000
Докладчик Харитонов И.А. 22 февраля 2000 года

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

Судебная коллегия по уголовным делам Архангельского областного суда в составе:

председательствующего Кашутина В.И.,

судей Харитонова И.А., Попеля Ю.В.

рассмотрела в открытом судебном заседании в г. Архангельске 22 февраля 2000 года дело по кассационным жалобам осужденных С., М., М., М., С., адвоката Братанова Л.А. на приговор Ломоносовского районного суда от 10 ноября 1999 года, по которому:

С., <...>, холостой, не работающий, не имеющий судимостей,

осужден по ст. 162 ч. 2 пункты "а", "б", "в", "г" УК РФ к 10 годам лишения свободы с конфискацией имущества, по ст. 161 ч. 2 пункты "а", "б", "в", "г", "д" УК РФ к 5 годам лишения свободы, по ст. 163 ч. 2 пункты "а", "б" УК РФ к 4 годам лишения свободы с конфискацией имущества, на основании ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения назначено 13 лет лишения свободы с конфискацией имущества, отбыванием наказания в исправительной колонии особого режима, срок исчисляется с 17 февраля 1999 года.

М., <...>, холостой, не работающий, не судимый,

осужден за преступления, совершенные в несовершеннолетнем возрасте, с учетом ст. 88 УК РФ - по ст. 163 ч. 2 пункты "а", "б", "в" УК РФ к 3 годам лишения свободы без конфискации имущества, по ст. 161 ч. 2 пункты "б", "г", "д" УК РФ к 3 годам лишения свободы, за преступления в совершеннолетнем возрасте - по ст. 163 ч. 2 пункты "а", "б", "в" УК РФ к 3 годам лишения свободы без конфискации имущества, по ст. 158 ч. 2 пункты "а", "б", "в", "г" УК РФ к 3 годам лишения свободы, по ст. 161 ч. 2 пункты "а", "б", "в", "г", "д" УК РФ к 4 годам лишения свободы, по ст. 162 ч. 2 пункты "а", "б", "в", "г" УК РФ к 8 годам лишения свободы с конфискацией имущества, по ст. 162 ч. 3 п. "б" УК РФ к 9 годам лишения свободы с конфискацией имущества, на основании ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения назначено 10 лет лишения свободы с конфискацией имущества и отбыванием наказания в исправительной колонии строго режима, срок исчисляется с 3 марта 1999 года.

М., <...>, холостой, не учащийся и не работающий, не судимый,

осужден по ст. 162 ч. 2 пункты "а", "б", "в", "г" УК РФ к 7 годам лишения свободы без конфискации имущества, по ст. 161 ч. 2 пункты "а", "б", "в", "г" УК РФ к 3 годам 6 месяцам лишения свободы, на основании ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения назначено 7 лет 1 месяц лишения свободы без конфискации имущества с отбыванием наказания в воспитательной колонии общего режима, срок наказания исчисляется с 27 января 1999 года.

М., <...>, холостой, работающий, не судимый,

осужден по ст. 162 ч. 2 пункты "а", "б", "в", "г" УК РФ к 7 годам 6 месяцам лишения свободы с конфискацией имущества, по ст. 161 ч. 2 пункты "а", "б", "в", "г", "д" УК РФ к 4 годам лишения свободы, на основании ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения назначено 8 лет лишения свободы с конфискацией имущества и отбыванием наказания в исправительной колонии строго режима, срок наказания исчисляется с 3 февраля 1999 года.

С., <...>, холостой, работающий, не судимый,

осужден к лишению свободы с конфискацией имущества по ст. 162 ч. 3 п. "б" УК РФ к 9 годам, по ст. 162 ч. 2 пункты "а", "б", "в", "г" УК РФ к 8 годам, по ст. 163 ч. 2 пункты "а", "б" УК РФ к 4 годам, на основании ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения назначено 11 лет лишения свободы с конфискацией имущества с отбыванием наказания в исправительной колонии строго режима, срок наказания исчисляется с 15 сентября 1999 года, в срок отбывания наказания зачтено время пребывания под стражей в период с 4 по 5 марта 1999 года.

По ст. 158 ч. 2 пункты "а", "в", "г" УК РФ М. и по ст. 150 ч. 4 УК РФ С., М., М. и С. оправданы за недоказанностью их участия в совершении преступлений.

При разрешении гражданских исков потерпевших взыскано с осужденных:

М. - в счет возмещения материального ущерба в пользу З. 20960 руб.;

С. и С. - в пользу З. в счет возмещения морального вреда соответственно по 6000 руб. и 3000 руб. с каждого;

С. и М. - в пользу Д. в солидарном порядке 56341 руб. в счет возмещения материального ущерба и 10000 рублей в счет возмещения морального вреда;

С., М., М. и М. - в солидарном порядке в пользу Т. 32700 руб. в счет возмещения материального ущерба и 3000 руб. в счет возмещения морального вреда;

С., М., С., М. и М. - солидарно в пользу И. 21730 руб. в счет возмещения материального ущерба и 5000 руб. в счет возмещения морального вреда;

С. - в пользу Я. 2700 руб., Ш. 20660 руб. материального ущерба, 5000 руб. в пользу Ш. в счет возмещения морального вреда.

По данному делу осуждена также П., приговор в отношении которой не обжалован и не опротестован.

Заслушав доклад судьи Харитонова И.А., объяснения осужденных С., М., С., законного представителя М., защитника С., поддержавших доводы кассационных жалоб, заключение прокурора Елсаковой Т.В. об изменении приговора в отношении М. с исключением осуждения его по п. "а" ч. 2 ст. 158 УК РФ, уточнением порядка назначения наказания по совокупности преступлений без снижения этому осужденному окончательного наказания, отмене приговора в части разрешения гражданских исков Д., Т. и И., в остальном оставлении приговора без изменения, а кассационных жалоб осужденных - без удовлетворения, судебная коллегия

 

установила:

 

С., М., М., М. и С. признаны виновными в совершении ряда преступлений и осуждены:

С. - за открытое похищение у Г. золотых изделий стоимостью 3810000 (неденоминированных) рублей 24 июля 1995 года в группе с другими лицами;

М. - за неоднократные вымогательства и грабеж денег у П. в период с октября 1997 года по декабрь 1998 года в группе с неустановленными лицами, с применением физического насилия к потерпевшему, в том числе причинением тому и значительного ущерба (при грабеже);

М. - за совершение кражи имущества из квартиры З. в ночь на 6 декабря 1998 года с незаконным проникновением в жилище и причинением потерпевшему значительного ущерба в размере 22660 рублей;

С. и С. - за разбойное нападение на З. 20 сентября 1998 года в группе лиц по предварительному сговору и с применением при этом предмета, используемого в качестве оружия, вымогательство ими же у З. в октябре 1998 года автомашины стоимостью 30000 руб. или ее долларового эквивалента;

М. и С. - за разбойное нападение на квартиру Д-ых 11 декабря 1998 года в группе лиц по предварительному сговору, с незаконным проникновением в жилище и похищением имущества потерпевших в крупном размере на 56341 руб., с применением предметов, используемых в качестве оружия;

С., М., С., М., М. - за разбойное нападение на И. 24 декабря 1998 года и похищение имущества на 21730 руб. в группе лиц по предварительному сговору, с незаконным проникновением в жилище, с применением предметов, используемых в качестве оружия;

С., М., М., М. - за открытое похищение имущества Т-ых 16 января 1999 года на 32700 руб. в группе лиц по предварительному сговору, с незаконным проникновением в жилище, с причинением значительного ущерба потерпевшим;

С., М., С., М., М. - за разбойное нападение на О. 27 января 1999 года в группе лиц по предварительному сговору, с незаконным проникновением в жилище, с применением предметов, используемых в качестве оружия;

С. - за разбойное нападение 3 февраля 1999 года в группе по предварительному сговору с неустановленными лицами, с применением при этом предметов, используемых в качестве оружия, с незаконным проникновением в квартиру Я., при котором было похищено имущество Я. стоимостью 2700 руб. и вещи оказавшегося в жилище Ш. на 21980 руб.

Преступления совершены ими в г. Архангельске и п. Катунино Приморского района Архангельской области (разбойное нападение на О.) при обстоятельствах, указанных в приговоре.

В судебном заседании С. виновным себя не признал ни по одному из составов преступлений, М. согласился с обвинением в краже вещей из квартиры З., по остальным эпизодам он, С., М. и М. вину не признали либо признали частично.

В кассационных жалобах (основных и дополнительных) осужденные, их адвокат выражают свое несогласие с приговором суда по 8 эпизодам преступной деятельности, просят оправдать их по ряду статей, переквалифицировать свои действия на менее тяжкие составы преступлений, смягчить назначенное наказания, при этом:

- осужденный С. указывает, что не согласен с осуждением по эпизодам грабежей, вымогательства и разбоя в отношении потерпевших Г., З., Т-ых, И-ых, О., Ш. и Я. Обращает внимание, что насилия к Г. не применял, просил ее вернуть долг своей знакомой, сознает, что, взяв у потерпевшей золотые изделия, допустил самоуправство. Явку с повинной по данному эпизоду написал под воздействием работников милиции. Поскольку Г. в суде не было, ее показания, по его мнению, оглашаться не могли. З. они со С. избили из личной неприязни, в ответ на его оскорбление, имущество у того не похищали и не вымогали. Подвозил на автомашине С., М., М. и М. в п. Катунино, где те совершили разбойное нападение на квартиру О., но сам он в этом не участвовал, о их преступных намерениях не знал. Показания П. относительно совершения им и другими грабежа и разбоя в отношении малолетних Т. и И. противоречивы. Опознания его свидетелем Л., потерпевшим Я. проведены с нарушением закона. Других бесспорных доказательств его вины по этим эпизодам нет. Поэтому просит переквалифицировать свои действия с грабежа (по Г.) на самоуправство, с последующим освобождением от наказания вследствие давности, за избиение З. назначить наказание без лишения свободы, по остальным эпизодам оправдать;

- осужденный М. фактические обстоятельства, юридическую квалификацию своих действий по разбойному нападению на О. не оспаривает. Считает осуждение по другим эпизодам необоснованным, назначенное наказание слишком суровым. Полагает, что суд не учел его возраста (16 лет), оставшуюся без поддержки сына мать. Надеется на снисхождение в кассационной инстанции;

- осужденный С. настаивает на своей непричастности к разбойным нападениям на квартиры И. и Д., грабежу у Т-ых, полагая, что достаточных доказательств его виновности нет. Процесс же опознания его потерпевшими вызывает сомнение. Не отрицает избиение им Захарова после услышанного от того оскорбления, отвергая разбой и вымогательство имущества у данного потерпевшего. Сожалеет, что согласился участвовать с другими в краже вещей из квартиры О., но сам в жилище при этом не заходил и о применении монтажки, которой М. ударил по голове потерпевшего, не знал. Просит переквалифицировать свои действия на ст. 115, ст. 30 - ст. 158 ч. 2 УК РФ с назначением более мягкого наказания;

- осужденный М. и адвокат Братанов полагают, что вина М. по эпизодам преступлений в отношении П., Д., И-ых, Т-ых не доказана. Показания потерпевших противоречивы. П. оговорила всех осужденных. При проведении опознания следствием были нарушены требования уголовно-процессуального закона. Поскольку кражу из квартиры З.М. совершил один, необходимо исключить из его осуждения по ч. 2 ст. 158 пункты "а", "б" УК РФ. Оспаривается также правильность квалификации действий осужденного по эпизоду нападения на О. Утверждается, что ребята договорились совершить кражу, шапочки с прорезями для глаз им дал М., у которого была и монтажка. Хотя рот О.М. и закрывал, но ударов потерпевшему не наносил. Просят переквалифицировать действия по этому эпизоду как покушение на кражу или грабеж;

- осужденный М. указывает, что в основу обвинения по эпизодам разбоя и грабежа в отношении И-ых и Т. положены показания П., которые крайне противоречивы и непоследовательны. Опознание обуви свидетелем Л. проведено с нарушением уголовно-процессуального закона. Договоренности о совершении разбойного нападения на квартиру О., применении при этом монтажки между осужденными не было. М., ударив О. монтажкой по голове, вышел за пределы заранее достигнутой договоренности. Просит оправдать по разбою и грабежу, переквалифицировать действия, связанные с вторжением к О., на ст. 30 - ст. 161 ч. 2 пункты "а", "в", "г" УК РФ со снижением назначенного наказания.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия находит приговор подлежащим изменению в части осуждения М. по краже, уточнению в части порядка назначения ему наказания по вымогательству и грабежу, отмене в части разрешения гражданских исков по делу.

Выводы суда о доказанности вины каждого из осужденных в совершении указанных выше преступлений соответствуют фактическим обстоятельствам дела и основаны на проверенных в судебном заседании доказательствах, полно и правильно изложенных в приговоре.

По эпизоду открытого похищения золотых изделий у Г. вина С. подтверждается показаниями потерпевшей, явкой с повинной С., признавшего факт завладения тремя золотыми цепочками и двумя крестиками, которые были затем ими проданы за 500 тыс. руб., также показаниями на следствии самого осужденного. В полном соответствии с требованиями ст. 286 УПК РСФСР оглашены в судебном заседании показания потерпевшей при допросе, очной ставке с С. Проанализировав доказательства по этому эпизоду, судом сделан правильный вывод о том, что А. просила С. только напомнить потерпевшей о денежном долге, но не истребовать его. Мотивированы в приговоре и выводы о причинах изменения показаний А. и Т. в судебном заседании.

Вина М. в вымогательстве денег и ограблении П. подтверждена показаниями потерпевшего на предварительном следствии и при очной ставке с М., исследованными в соответствии со ст. 286 УПК РСФСР, распиской М. на имя матери потерпевшего, в которой осужденный признавал вымогательство денег у П. и обещал больше этого не делать, показаниями свидетелей - П., узнавшего о действиях осужденного со слов сына, М., пояснившего о добровольном возмещении потерпевшему ущерба за действия осужденного в размере 400 руб.

Факт совершения С. и С. разбойного нападения на З. и вымогательства у того автомашины, долларов США подтвержден показаниями потерпевшего, свидетелей З-ых, узнавших о происшедшем со слов сына, З., М., исследованными в судебном заседании протоколами очных ставок, при которых С. вообще отрицал знакомство с З., заключением судебно-медицинской экспертизы о тяжести полученных потерпевшим телесных повреждений. У суда не было оснований сомневаться в правдивости показаний потерпевшего, поскольку они объективно согласуются с совокупностью других, исследованных в судебном заседании, доказательств.

По эпизоду разбойного нападения на квартиру Д-ых вина М. и С. подтверждается показаниями потерпевших, протоколами опознания, при которых Д. и Д. опознали С. и М. как лиц, ворвавшихся в квартиру и похитивших их имущество, заключениями судебно-медицинских экспертиз о наличии телесных повреждений, свидетельствующих о примененном к ним насилии, результатами осмотра места происшествия и изъятия при этом электрического удлинителя, с помощью которого производилось удушение Д., другими вещественными доказательствами. Судом проверены и обоснованно отвергнуты доводы подсудимых о нарушении на следствии требований уголовно-процессуального закона при проведении их опознания.

Совершение С., М., С., М. и М. разбойного нападения на квартиру И-ых подтверждается показаниями потерпевших, осужденной П. о том, что данное преступление совершили именно эти лица, свидетеля Л., видевшей на месте происшествия С. и П., а затем опознавшей их, протоколом опознания данным свидетелем куртки М. и обуви М., другими доказательствами, приведенными и надлежащим образом проанализированными в приговоре.

По эпизоду открытого похищения имущества из квартиры Т-ых вина С., М., М. и М. подтверждена показаниями потерпевших, протоколом осмотра места происшествия, явки с повинной П., следственного эксперимента с ее участием, показаниями данного лица в суде, пояснившей о совершении этого преступления подсудимыми, а также свидетеля К., опознавшей затем С. как лицо, выносившее похищенное. Проверены судом и отвергнуты как несостоятельные доводы М. об алиби на момент совершения преступления.

Факт совершения осужденными С., М., М., С. и М. разбойного нападения на квартиру О., при котором потерпевшему со своими друзьями удалось задержать М., подтвержден показаниями как самих осужденных, не отрицавших намерение похитить имущество из квартиры О., так и другими доказательствами - протоколом осмотра места происшествия и изъятия при этом монтажки, которой наносились удары по голове потерпевшему, показаниями потерпевшего, заключением судебно-медицинской экспертизы. Правомерно признаны достоверными показания М. и М. на предварительном следствии, где они указывали на заранее достигнутую договоренность, в том числе и с С., на вторжение в квартиру О., показывали при этом, что в пути следования каждый получил шапочку с прорезями для глаз, надел на голову перед проникновением. У М. была заранее заготовлена монтажка, которой не только вскрывались двери, но и наносились удары по голове О. Сами действия осужденных на месте происшествия опровергают доводы их жалоб (где они утверждают, что намеревались участвовать в краже, а не разбое), поскольку, увидев О., они не отказались от преступных намерений, а ворвались внутрь жилища, видя, как М. наносит потерпевшему удары монтажкой по голове, кричали о применении оружия, пытались отбить задержанного М. Согласно заключению криминалистической экспертизы липкая лента в рулоне, оставленная нападавшими в квартире О., и фрагменты липкой ленты из квартиры Т-ых, которым связывался малолетний потерпевший, однородны между собой по технологическим и химическим свойствам.

По эпизоду разбойного нападения С. с неустановленными лицами на квартиру Я. вина осужденного подтверждена показаниями потерпевших Я. и Ш., опознанием Я.С., опознанием Ш. изъятых вблизи места происшествия шапочек с прорезями для глаз, бывших на голове нападавших, заключением судебно-медицинской экспертизы о возможном происхождении потожировых выделений на шапке-маске от С.

Процессуальных нарушений, ущемляющих права осужденных в период предварительного следствия, при их допросах, очных ставках, опознании, не допущено. Доводы осужденных о непричастности к большинству эпизодов преступлений судом тщательно проверены и обоснованно отвергнуты.

Все исследованные судом доказательства проанализированы в совокупности, получили должную оценку в приговоре. Действия осужденных квалифицированы правильно. Наличие квалифицирующих признаков по каждому из составов преступлений в приговоре отмечено, подробно и правильно мотивировано.

Наказание С., М., М., С., окончательное - М. назначено с учетом характера и степени общественной опасности ими содеянного, данных о личности каждого, смягчающих и отягчающих обстоятельств, поэтому смягчению не подлежит.

Вместе с тем, признав, что М. совершил кражу имущества из квартиры З. в одиночку, и правильно квалифицируя действия виновного по данному эпизоду по ст. 158 ч. 2 пункты "б", "в", "г" УК РФ (в описательной части приговора), суд ошибочно осудил его и по п. "а" этой же части статьи (что видно из резолютивной части приговора). Поэтому судебная коллегия исключает из приговора осуждение М. по п. "а" ч. 2 ст. 158 УК РФ без снижения назначенного ему по данной статье наказания.

Кроме того, при назначении М. наказания за грабежи и вымогательства, совершенные им как в несовершеннолетнем возрасте, так и по достижению совершеннолетия, и квалифицируя эти действия по ч. 2 ст. 161 и ст. 163 УК РФ, суд допустил нарушение требований ст. 69 УК РФ, дважды определив лишение свободы за одни и те же составы преступлений.

В соответствии с разъяснениями п. 10 Постановления Пленума Верховного Суда РФ "О практике назначения судами уголовного наказания" от 11 июня 1999 года в случае совершения лицом нескольких преступлений, одни из которых были совершены в несовершеннолетнем возрасте, а другие - в совершеннолетнем возрасте, суд при назначении наказания по совокупности преступлений вначале назначает наказание за преступления, совершенные в возрасте до восемнадцати лет, с учетом требований ст. 88 УК РФ, а затем за преступления, совершенные после достижения совершеннолетия, и окончательное наказание - по правилам ст. 69 УК РФ. Изложенное разъяснение относится к тем случаям, когда преступления подпадают под разные статьи Особенной части УК РФ либо содержат несколько квалифицирующих признаков, предусмотренных разными частями одной и той же статьи. Поскольку М. совершил вымогательство и грабежи, квалифицируемые одними и теми же частями соответствующих статей, наказание ему должно назначаться только один раз - по пунктам "а", "б", "в", "г", "д" ч. 2 ст. 161 УК РФ и пунктам "а", "б", "в" ч. 2 ст. 163 УК РФ, независимо от того, что эпизоды перечисленных деликтов были у него как в несовершеннолетнем возрасте, так и по достижению совершеннолетия. Поэтому судебная коллегия вносит уточнение в приговор в части назначения М. наказания без снижения окончательного срока, назначенного ему по совокупности преступлений.

Правильно разрешив гражданские иски Я., Ш., Д. (по возмещению материального ущерба), З., в том числе взыскав с С. и С. в пользу потерпевшего в счет возмещения морального вреда соответственно с каждого из осужденных 6000 руб. и 3000 руб. в долевом порядке, суд, принимая решение по искам Д., Т. и И. в части компенсации морального вреда, произвел взыскания с осужденных в солидарном порядке.

Между тем моральный вред может взыскиваться только в долевом, а не солидарном порядке, поскольку при решении вопроса о компенсации потерпевшими физических и нравственных страданий суду надлежит исходить из степени вины каждого из причинителей вреда.

Не может согласиться судебная коллегия и с правильностью солидарного взыскания судом материального ущерба, причиненного потерпевшим Т. и И., так как среди осужденных, с которых производится взыскание, находится несовершеннолетний М.

В соответствии со ст. 1074 ГК РФ несовершеннолетние в возрасте от 14 до 18 лет самостоятельно несут ответственность за причиненный вред на общих основаниях. В случае, когда у несовершеннолетнего нет доходов или иного имущества, достаточных для возмещения вреда, он должен быть возмещен полностью или в недостающей части его родителями, если они не докажут, что вред возник не по их вине. Обязанность родителей возместить вред, причиненный несовершеннолетними, прекращается по достижению причинившими вред совершеннолетия.

Поскольку у несовершеннолетнего осужденного М. нет дохода или иного имущества, взыскание по искам потерпевших должно производиться в долевом порядке, с привлечением в качестве гражданского ответчика со стороны осужденного его матери М.

Все перечисленные нарушения закона при разрешении гражданских исков по делу (в части взыскания морального вреда в пользу потерпевших Д., Т. и И., возмещения материального ущерба потерпевшим Т. и И.) должны быть устранены после отмены приговора в этой части, при новом рассмотрении дела в порядке гражданского судопроизводства.

Руководствуясь ст. 339 УПК РСФСР, судебная коллегия

 

определила:

 

Приговор Ломоносовского районного суда от 10 ноября 1999 года в отношении С., М., М., М., С. изменить, исключив осуждение М. по п. "а" ч. 2 ст. 158 УК РФ, считать М. осужденным по ст. 163 ч. 2 пункты "а", "б", "в" УК РФ к 3 годам лишения свободы без конфискации имущества, по ст. 161 ч. 2 пункты "а", "б", "в", "г", "д" УК РФ к 4 годам лишения свободы, по ст. 158 ч. 2 пункты "б", "в", "г" УК РФ к 3 годам лишения свободы, по ст. 162 ч. 2 пункты "а", "б", "в", "г" УК РФ к 8 годам лишения свободы с конфискацией имущества, по ст. 162 ч. 3 п. "б" УК РФ к 9 годам лишения свободы с конфискацией имущества, на основании ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения определить 10 лет лишения свободы с конфискацией имущества и отбыванием наказания в исправительной колонии строго режима

Этот же приговор в части рассмотрения гражданских исков Д. (по взысканию морального вреда), Т. и И. (по взысканию как материального ущерба, так и морального вреда) отменить и дело в этой части направить на новое судебное рассмотрение в тот же суд, но в ином составе судей, для рассмотрения в порядке гражданского судопроизводства.

В остальном приговор оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь