Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

НИЖЕГОРОДСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

от 11 июля 2006 года Дело N 33-3494

 

11 июля 2006 года судебная коллегия по гражданским делам Нижегородского областного суда в составе председательствующего Кутыревой Е.Б. и судей Нижегородцевой И.Л., Крашенинниковой М.В., заслушав в открытом судебном заседании по докладу Нижегородцевой И.Л. дело по жалобе Ф.С.Н., представлению прокурора на решение Дзержинского городского суда от 3 мая 2006 года по иску Ф.С.Н. к МУП ЖКХ "ДЕЗ" о восстановлении на работе, оплате вынужденного прогула, компенсации морального вреда,

 

установила:

 

Ф.С.Н. обратилась с данным иском к МУП ЖКХ "ДЕЗ" о восстановлении на работе, оплате вынужденного прогула, компенсации морального вреда, указав, что она работала в МУП ЖКХ "ДЕЗ" лифтером на основании трудового договора. В течение всего периода работы она добросовестно выполняла трудовые обязанности, дисциплинарных изысканий не имеет. У нее хроническое заболевание - дискогенная радикулопатия L5 - S1 корешка справа. После того как у нее случилось очередное обострение болезни, 07.02.2006 по решению ВТЭК она признана инвалидом II группы по общему заболеванию. В связи с получением инвалидности ей было предложено уволиться по собственному желанию. На ее попытки объяснить работодателю, что медицинских противопоказаний к ее работе у нее нет, ей отвечали, что "инвалид должен лежать дома, а не ходить на работу". Не были удовлетворены и ее заявления о предоставлении ей неиспользованного очередного оплаченного отпуска или отпуска без сохранения заработной платы. Она не подписала приказ о своем увольнении. Уведомление о том, что она уволена, было выслано заказным письмом, где указано, что с 17.02.2006 трудовой договор между ней и ответчиком расторгнут на основании подп. "а" пункта 3 ст. 81 ТК РФ. В то же время часть 2 данной статьи устанавливает, что увольнение по этому основанию допускается, если невозможно перевести работника с его согласия на другую работу, однако никакой другой работы ей предложено не было. Во время прохождения ВТЭК членам этой комиссии было известно, что она работает лифтером. В соответствии со ст. 23 ФЗ от 24.11.1995 N 181-ФЗ "О социальной защите инвалидов в РФ" инвалидам, занятым в организациях независимо от организационно-правовых форм и форм собственности, создаются необходимые условия труда в соответствии с индивидуальной программой реабилитации инвалида. Никаких противопоказаний, ограничений или рекомендаций по вопросам ее работы дано не было, и в реабилитационной программе они не содержатся. Более того, постановление Минтруда РФ от 08.09.1993 N 150 "О перечне приоритетных профессий рабочих и служащих, овладение которыми дает инвалидам наибольшую возможность быть конкурентоспособными на региональных рынках труда" среди прочих профессий указывает профессию лифтера. Позднее ей стало известно, что ответчик направил во ВТЭК письмо, где искаженно описал существующие у него опасные условия труда лифтеров, однако уверена: рабочее место отвечает стандартным требованиям к рабочему месту лифтера. Ф.С.Н. также обратилась во ВТЭК с вопросом о том, что означает формулировка "специальные условия труда", где ей объяснили, что гарантии для инвалидов, предусмотренные действующим законодательством, такие как сокращенная продолжительность рабочего времени, продление ежегодного оплачиваемого отпуска и др., а также конкретные указания к оборудованию рабочего места в соответствии с индивидуальной программой реабилитации инвалида, и если в реабилитационной программе они не указаны, значит, они ничем не отличаются от стандартных. Ф.С.Н. - одинокий человек, та небольшая заработная плата и минимальное общение, которые она получает на работе, очень значительны для нее, поэтому своей работой она дорожит. Однако ответчик считает трудовые отношения законченными, и разговаривать с ней по каким-либо вопросам не желает. В настоящий момент вместо прохождения реабилитации в соответствии со своей индивидуальной программой она вынуждена восстанавливать свои нарушенные права, испытывая большие физические и нравственные страдания. Считает, что в данном случае ей причинен моральный вред, размер которого она оценивает в 5000 руб. Постановление СМ СССР от 10.12.1976 N 1010 "О дополнительных мерах по улучшению организации профессионального обучения и трудового устройства инвалидов" устанавливает, что трудовое устройство рабочих и служащих, ставших инвалидами, осуществляет в соответствии с заключениями врачебно-трудовых экспертных комиссий, как правило, администрация того предприятия (организации), в период работы на котором рабочий или служащий частично утратил трудоспособность. При отсутствии условий для продолжения трудовой деятельности инвалидов на том же предприятии (в организации) администрация обязана оказать им помощь в трудовом устройстве на других предприятиях (в организациях). В соответствии со ст. 24 ФЗ "О социальной защите инвалидов в РФ" работодатели в соответствии с установленной квотой для приема на работу инвалидов обязаны создавать или выделять рабочие места для трудоустройства инвалидов, а также создавать инвалидам условия труда в соответствии с индивидуальной программой реабилитации инвалида. Таким образом, государство гарантирует социальную защиту инвалидам, и даже если бы социальные условия труда были указаны в индивидуальной программе реабилитации, ответчик был бы обязан создать их, а не увольнять, грубо нарушая при этом требования законодательства. Ф.С.Н. просила восстановить ее на работе и выплатить ей средний заработок за все время вынужденного прогула на момент вынесения решения, обязать ответчика возместить ей причиненный моральный вред в размере 5000 руб.

Представитель ответчика - МУП ЖКХ "ДЕЗ" иск не признал, считает увольнение истицы законным, поясняя, что, согласно заключению МСЭ, работать лифтером по состоянию здоровья Ф.С.Н. не может, поэтому они вынуждены были ее уволить, хотя никаких претензий к ней по работе никогда не было, и, если бы не запрет медиков, истица продолжала бы свою работу на предприятии.

Решением суда постановлено: в иске Ф.С.Н. к МУП ЖКХ "ДЕЗ" о восстановлении на работе, оплате времени вынужденного прогула, компенсации морального вреда отказать.

В кассационной жалобе Ф.С.Н. просит об отмене решения суда как незаконного и необоснованного.

В представлении прокурора поставлен вопрос об отмене решения суда в связи с неправильным применением норм материального права.

Проверив материалы дела, обсудив доводы жалобы и представления прокурора, судебная коллегия считает, что решение суда подлежит отмене, так как выводы суда не соответствуют обстоятельствам дела, судом неправильно применены нормы материального права.

Согласно ст. 81 ТК РФ трудовой договор может быть расторгнут работодателем в случае несоответствия работника занимаемой должности или выполняемой работе вследствие состояния здоровья в соответствии с медицинским заключением (п. 3 подп. "а").

В соответствии с п. 31 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17.03.2004 N 2 "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации", если работник был уволен по пункту 3 (подпункты "а" и "б") статьи 81 Кодекса в связи с несоответствием его занимаемой должности или выполняемой работе, судам необходимо учитывать следующее.

В случае расторжения трудового договора по подпункту "а" пункта 3 статьи 81 ТК РФ работодатель обязан, в частности, представить доказательства, подтверждающие, что состояние здоровья работника в соответствии с медицинским заключением препятствовало надлежащему исполнению им своих трудовых обязанностей. При этом следует иметь в виду, что, если работник надлежащим образом выполняет свои трудовые обязанности, однако обнаружится, что он нуждается в соответствии с медицинским заключением в предоставлении другой работы, вследствие того что выполняемая работа ему противопоказана или опасна для коллектива работников либо обслуживаемых им граждан, в силу части второй статьи 72 Кодекса при отказе работника от перевода на другую имеющуюся работу, не противопоказанную ему по состоянию здоровья, либо отсутствии в организации соответствующей работы трудовой договор с работником прекращается в соответствии с пунктом 8 статьи 77 Кодекса.

Суд при разрешении данного спора указанные разъяснения постановления Пленума Верховного Суда РФ не учел, не применил нормы права, подлежащие применению.

Кроме того, вывод суда о невозможности Ф.С.Н. продолжать работу не основан на доказательствах.

Как видно из материалов дела, у Ф.С.Н. имеется хроническое заболевание - дискогенная радикулопатия, после обострения которого 07.02.2006 по решению МСЭ Ф.С.Н. была установлена II группа инвалидности по общему заболеванию бессрочно.

В медицинском заключении о выполнении индивидуальной программы реабилитации Ф.С.Н. указано, что она способна к трудовой деятельности в специально созданных условиях (л.д. 23 - 24).

Медицинское заключение о выполнении индивидуальной программы реабилитации не содержит никаких противопоказаний, ограничений или рекомендаций по вопросам выполняемой Ф.С.Н. работы лифтера.

Постановление Минтруда РФ от 08.09.1993 N 150 "О перечне приоритетных профессий рабочих и служащих, овладение которыми дает инвалидам наибольшую возможность быть конкурентоспособными на региональных рынках труда" среди других профессий указывает профессию лифтера.

В соответствии со ст. 23 ФЗ от 24.11.1995 N 181-ФЗ "О социальной защите инвалидов в РФ" инвалидам, занятым в организациях независимо от организационно-правовых форм и форм собственности, создаются необходимые условия труда в соответствии с индивидуальной программой реабилитации инвалида.

Суд, с учетом указанного положения закона, не установил, какая программа реабилитации требуется для Ф.С.Н. и возможна ли она при продолжении работы лифтером.

Делая вывод о невозможности выполнения Ф.С.Н. работы, суд руководствовался ответом, полученным по запросу МУП ЖКХ "ДЕЗ" из МСЭ, согласно которому Ф.С.Н. в настоящее время выполнять труд лифтера и дворника не может (л.д. 38, об.).

Из данного ответа непонятно, кто его подписал.

Данный ответ нельзя рассматривать в качестве медицинского заключения.

Ответ дан 17.02.2006.

В соответствии с доводами Ф.С.Н., в тот период времени у нее имелось обострение заболевания, в связи с чем в ответе имеется указание на невозможность выполнения работы "в настоящее время".

Суд указанным обстоятельствам оценку не дал.

Обстоятельства, имеющие существенное значение для дела, суд не установил.

По указанным основаниям решение суда нельзя признать законным и обоснованным, в связи с чем оно подлежит отмене, с направлением дела на новое рассмотрение, так как нарушения, допущенные судом первой инстанции, не могут быть исправлены судом кассационной инстанции. При новом рассмотрении суду необходимо учесть изложенное, установить обстоятельства, имеющие существенное значение для дела, предложить сторонам представить доказательства и разрешить спор с учетом требований закона, регулирующего данные отношения.

Руководствуясь ст. 361 ГПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Решение Дзержинского городского суда от 3 мая 2006 года по настоящему гражданскому делу отменить, направить дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции в ином составе судей.

 

Председательствующий

Е.Б.КУТЫРЕВА

 

Судьи

И.Л.НИЖЕГОРОДЦЕВА

М.В.КРАШЕНИННИКОВА

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь