Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ПЕНЗЕНСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 18 июля 2006 г. по делу N 33-1415

 

Судья: Миллер М.В.

 

18 июля 2006 года судебная коллегия по гражданским делам Пензенского областного суда в составе:

председательствующего Мамоновой Т.И.

и судей Фроловой Т.А, Бурдюговского О.В.

заслушали в открытом судебном заседании по докладу Фроловой Т.А. дело по кассационной жалобе Ч.Л.С., Ч.С.С., Ч.Д.С. на решение Железнодорожного районного суда г. Пензы от 7 июня 2006 года, которым постановлено:

В удовлетворении исковых требований Ч.Д.С., Ч.С.С., Ч.Л.С. к Администрации Железнодорожного района г. Пензы и Администрации г. Пензы недействительным и о признании за ними права на внеочередное получение жилья отказать.

Взыскать с Ч.Д.С., Ч.С.С., Ч.Л.С. солидарно в федеральный бюджет госпошлину, подлежащую уплате при подаче кассационной жалобы, в размере 50 руб.

Проверив материалы дела, заслушав объяснения Ч.С.С. Ч.Д.С., представителя Администрации Железнодорожного района г. Пензы по доверенности - А.А.И., судебная коллегия

 

установила:

 

Ч.Д.С., Ч.С.С., Ч.Л.С., обратились в суд с иском к Администрации г. Пензы, Администрации Железнодорожного района г. Пензы о признании приказа Главы администрации Железнодорожного района г. Пензы от 14.06.2005 N 308 незаконным

В обоснование своих исковых требований указал, что решением Октябрьского районного суда г. Пензы от 6 августа 1976 года их родители Ч.С.С. и Ч.Л.В. были лишены родительских прав. После чего они воспитывались в Детском доме N 1 г. Пензы, закрепленного за ними жилья не имеется. В соответствии со ст. 8 Федерального закона "О дополнительных гарантиях по социальной поддержке детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей" от 21 декабря 1996 года N 159-ФЗ они были поставлены на очередь на внеочередное получение жилья, как дети, оставшиеся без попечения родителей. Приказом Главы администрации Железнодорожного района г. Пензы N 308 от 14.06.2005 они были переведены из льготной очереди "Воспитанники детских домов" в общую очередь. Таким образом, Приказом Главы администрации Железнодорожного района г. Пензы N 308 от 14.06.2005 нарушены их права и законные интересы, предусмотренные действующим законодательством. Просили признать приказ Главы администрации Железнодорожного района г. Пензы от 14.06.2005 N 308 незаконным и восстановить в очереди на внеочередное получение жилья.

В ходе судебного разбирательства Ч.Д.С., Ч.С.С. и Ч.Л.С. уточнили свои исковые требования и просили суд признать приказ Главы администрации Железнодорожного района г. Пензы от 14.06.2005 N 308 незаконным и признать за ними права на внеочередное получение жилья, пояснив обстоятельства, изложенные в исковом заявлении.

Решением Железнодорожного районного суда г. Пензы от 8 декабря 2005 года исковые требования были удовлетворены.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Пензенского областного суда от 17 января 2006 года указанное решение суда отменено, дело направлено на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Постановлением Президиума Пензенского областного суда от 7 апреля 2006 года кассационное определение отменено и дело направлено на новое рассмотрение в суд второй инстанции.

25 апреля 2006 года судебная коллегия по гражданским делам Пензенского областного суда от 25 апреля 2006 года отменила решение Железнодорожного районного суда г. Пензы от 8 декабря 2005 года и дело направила на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

При новом рассмотрении суд постановил вышеуказанное решение.

В кассационной жалобе Ч.С.С. Ч.Д.С. и Ч.Л.С. просят решение суда отменить, поскольку судом неправильно определены и оценены обстоятельства спора, и им дана неправильная юридическая оценка.

Суд применил ст. 60 ЖК РФ, согласно которой жилое помещение могло быть сохранено за детьми-сиротами на все время пребывания их в детских учреждениях, если в жилых помещениях. Из которых выбыли дети, остались проживать другие члены семьи. В квартире у них никого из членов семьи с 1976 года не было, а их жилищные права на период помещения в детские дома в городе Пензе не были зарегистрированы.

Кроме того, возрастные ограничения введены Федеральным законом в декабре 1996 года, и на правовой статус их, как детей-сирот, не распространяется в силу того, что они вышли из детского дома, в 1988, 1987, 1995 годах, т.е. до издания Закона, на который ссылается ответчик

Закон, устанавливающий возрастной ценз, определяет период возникновения права у конкретного лица, а не период, когда это право может быть реализовано, как это толкует представитель ответчика.

Однако обсуждение этого вопроса выходит за пределы их исковых требований о признании незаконным снятие их со льготной очереди на получение жилья, а относится к вопросу законности постановки на учет на внеочередное предоставление жилья, что не оспаривалось сторонами в суде.

На основании ст. ст. 36, 37, 39 ГПК РФ граждане самостоятельно осуществляют свои права на судебную защиту, определяя предмет или основание судебных исков.

Кроме того, суд не учел, что Конституционный суд России указал, что у граждан должны сохраняться ранее приобретенные права в соответствии с условиями и нормами законодательства, действовавшего на момент приобретения права.

Обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия не находит оснований к отмене решения суда.

В соответствии со ст. ст. 28 ЖК РСФСР (действовавшего на момент принятия истцов на учет и включение в списки на получение жилья), граждане, нуждающиеся в улучшении жилищных условий, имеют право на получение в пользование жилого помещения в домах государственного или общественного жилищного фонда в порядке, предусмотренном законодательством РФ. Жилые помещения предоставляются указанным гражданам, постоянно проживающим в данном населенном пункте, как правило, в виде отдельной квартиры на семью.

На основании ст. 33 ЖК РСФСР, жилые помещения предоставляются гражданам, состоящим на учете нуждающихся в улучшении жилищных условий, в порядке очередности, исходя из времени принятия их на учет и включения в списки на получение жилых помещений. Граждане, имеющие право на первоочередное и внеочередное предоставление жилых помещений, включаются в отдельные списки.

В соответствии со п. 2 ч. 1 ст. 37 ЖК РСФСР, вне очереди жилое помещение предоставляется гражданам: детям-сиротам и детям, оставшимся без попечения родителей, гражданам из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, по окончании их пребывания в государственных или муниципальных образовательных учреждениях, учреждениях здравоохранения, стационарных учреждениях социального обслуживания и других учреждениях независимо от форм собственности для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, в приемных семьях, детских домах семейного типа, у родственников, при прекращении опеки (попечительства), а также по окончании службы в Вооруженных Силах Российской Федерации либо по возвращении из учреждений, исполняющих наказание в виде лишения свободы, - если им не могут быть возвращены жилые помещения, которые они ранее занимали.

Согласно ч. 1, п. 2 ч. 2 ст. 57 ЖК РФ (действующем в настоящее время), жилые помещения предоставляются гражданам, состоящим на учете в качестве нуждающихся в жилых помещениях, в порядке очередности исходя из времени принятия таких граждан на учет, за исключением установленных частью 2 настоящей статьи случаев. Вне очереди жилые помещения по договорам социального найма предоставляются: детям-сиротам и детям, оставшимся без попечения родителей, лицам из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, по окончании их пребывания в образовательных и иных учреждениях, в том числе в учреждениях социального обслуживания, в приемных семьях, детских домах семейного типа, при прекращении опеки (попечительства), а также по окончании службы в Вооруженных Силах Российской Федерации или по возвращении из учреждений, исполняющих наказание в виде лишения свободы;

Как указано в ст. 8 Федерального закона "О дополнительных гарантиях по социальной поддержке детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей" от 21 декабря 1996 г. N 159-ФЗ, "Дети-сироты и дети, оставшиеся без попечения родителей, а также дети, находящиеся под опекой (попечительством), имевшие закрепленное жилое помещение, сохраняют на него право на весь период пребывания в образовательном учреждении или учреждении социального обслуживания населения, а также в учреждениях всех видов профессионального образования независимо от форм собственности, на период службы в рядах Вооруженных Сил Российской Федерации, на период нахождения в учреждениях, исполняющих наказание в виде лишения свободы.

Дети-сироты и дети, оставшиеся без попечения родителей, а также дети, находящиеся под опекой (попечительством), не имеющие закрепленного жилого помещения, после окончания пребывания в образовательном учреждении или учреждении социального обслуживания, а также в учреждениях всех видов профессионального образования, либо по окончании службы в рядах Вооруженных Сил Российской Федерации, либо после возвращения из учреждений, исполняющих наказание в виде лишения свободы, обеспечиваются органами исполнительной власти по месту жительства вне очереди жилой площадью не ниже установленных социальных норм."

Отказывая в удовлетворении исковых требований суд посчитал установленным, что истцы на момент помещения их в государственные учреждения проживали со своими родителями Ч.С.С. и Ч.Л.В. по адресу: <...>. Родители истцов Ч.Л. и Ч.С. проживали в данной квартире с 1969 г., основным квартиросъемщиком которой являлась их мать Ч.Л.В. (л.д. 80 - 81).

Как видно из материалов дела, факт проживания Ч.Д.С. и Ч.С.С. в вышеуказанной квартире подтверждается решением Октябрьского районного суда г. Пензы от 6 августа 1976 г. о лишении Ч.С.С. и Ч.Л.В. родительских прав в отношении сына Ч.С.С., сына Ч.Д.С. и дочери Ч.С.С.; в котором отражено, что дети проживали с родителями в данной квартире, откуда (из квартиры) были изъяты и определены в детский дом. (л.д. 26).

Согласно путевке N 4-Ч от 11.06.1976, Ч.С.С. направлен в детский дом N 3 (л.д. 45), откуда был направлен в детский дом N 1, где воспитывался до 01.09.1987 и находился на полном государственном обеспечении (л.д. 244).

В соответствии с путевкой N 5-Ч от 11.06.1976 Ч.Д.С. направлен в детский дом N 3 (л.д. 44), откуда был направлен в детский дом N 1, где воспитывался с 12.11.1980 до 15.09.1988 и находился на полном государственном обеспечении (л.д. 249 - 250).

Судом установлено, что Ч.Л.С. родилась в г. Пензе, ее родителями являются Ч.С.С. и Ч.Л.В. (л.д. 104). Согласно истории развития дома ребенка N 1, Ч.Л.С. поступила в дом ребенка N 1 в возрасте 1 года из дома в связи с помещением матери Ч.Л.С. в больницу, сдала бабушка до 3-х лет. (л.д. 233 - 235). Согласно путевке N 20-Ч от 01.09.1980 Ч.Л.С. направлена в дошкольный спец. детский дом N 2 (л.д. 46). Откуда была направлена в детский дом N 1, где воспитывалась с 26.08.1981 до 01.09.1995 и находилась на полном государственном обеспечении (л.д. 255).

Учитывая вышеизложенное, суд приходит к правильному выводу, что истцы Ч.С.С., Ч.Д.С. и Ч.Л.С., на основании ст. 53 ЖК РСФСР, приобрели право на жилое помещение - квартиру <...>, где проживали вместе со своими родителями.

На основании п. 2 ч. 1 ст. 60 ЖК РСФСР, жилое помещение сохраняется за детьми в случае их выезда из жилых помещений в домах государственного или муниципального жилищного фонда детей в связи с утратой попечения родителей - в течение всего времени пребывания в государственных или муниципальных образовательных учреждениях, учреждениях здравоохранения, стационарных учреждениях социального обслуживания и других учреждениях независимо от форм собственности для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, в приемных семьях, детских домах семейного типа либо в течение всего времени пребывания у родственников или опекунов (попечителей), если в жилых помещениях, из которых выбыли дети, остались проживать другие члены семьи. Если в жилых помещениях, из которых выбыли дети, не остались проживать другие члены семьи, данные помещения передаются указанным детям в собственность в соответствии с законодательством Российской Федерации.

Согласно данным поквартирной карточки, в настоящее время в квартире <...> проживает и зарегистрирован отец истцов Ч.С.С., их мать Ч.Л.В. снята с регистрационного учета в связи со смертью.

Тщательно проверив доводы сторон, исследуя доказательства по делу в их совокупности, в том числе карточки регистрации граждан Ч-вых по адресу: <...>, суд пришел к обоснованному выводу, что после помещения Ч.С.С. и Ч.Д.С. в детский дом за ними фактически было закреплено право на жилое помещение - данную квартиру путем их прописки по вышеуказанному адресу с 7 октября 1988 года (все несовершеннолетние дети Ч.С.С., Ч.Д.С. и Ч.С.С., в отношении которых Ч.С.С. и Ч.Л.В. лишили родительских прав, зарегистрированы в квартире родителей от одной даты 07.10.1988).

При этом судом также правильно принято во внимание, что по выходу из детского дома Ч.С.С. снялся 07.12.1988 с регистрационного учета по указанному адресу, в связи с призывом на военную службу. Период нахождения в армии с осени 1988 г. по осень 1990 г. истцом Ч.С.С. не отрицается. По возвращении с военной службы Ч.С.С. был вновь прописан (зарегистрирован) с 11.12.1990 по указанному адресу и выписался 17.12.1992 в связи с отъездом в г. Владивосток Приморского края, р-н Советский, на учебу на 3 года. Факт отъезда в г. Владивосток истцом не отрицается. По возвращении Ч.С.С. вновь был прописан (зарегистрирован) в квартире своих родителей с 21.07.1994 (л.д. 214 - 216, 219).

Что касается Ч.Л.С., то она впервые была зарегистрирована в квартире своих родителей по вышеуказанному адресу 09.09.1994, еще находясь в детском доме N 1.

Доводы истцов о том, что они на момент регистрации фактически не могли проживать в квартире в связи с аморальным поведением их отца Ч.С.С., суд правильно посчитал не состоятельными, так как последний с 27.02.1994 по 06.10.1998 в квартире не проживал, в связи с нахождением в местах лишения свободы.

Судом правильно определены юридически значимые обстоятельства, учтено и то, что на момент регистрации по указанному адресу Ч.С.С. и Ч.Л.С. изъявили добровольное согласие на это, и получили согласие на регистрацию от Ч.Д.С., так как в противном случае они в соответствии с действующим на тот момент законодательством не были бы прописаны по указанному адресу. На момент регистрации Ч.С.С. и Ч.Л.С. в квартире был зарегистрирован лишь Ч.Д.С., так как отец Ч.С, находился в местах лишения свободы и был снят с регистрационного учета.

Кроме того, судом установлено, что согласно протокола допроса Ч.Д.С. от 30.09.1990 по уголовному делу по обвинению Ч.С.С. (отца), Ч.Д.С. подтвердил, что по выходе из детского дома он проживал вместе с родителями в квартире примерно 2 - 3 месяца, после стал проживать у бабушки (л.д. 91)

Как усматривается из материалов дела, при постановке на учет нуждающихся в улучшении жилищных условий Ч.С.С. было 32 года, Ч.Д.С. - 28 лет, Ч.Л.С. 26 лет.

Конституция Российской Федерации в соответствии с целями социального государства, закрепленными в ее статье 7 (часть 1), гарантирует каждому социальное обеспечение по возрасту, в случае болезни, инвалидности, потери кормильца, для воспитания детей и в иных случаях, установленных законом (статья 39, часть 1).

Осуществление государством конституционной обязанности по установлению гарантий социальной защиты предполагает учет особенностей положения определенных категорий граждан, в том числе и лиц в возрасте от 18 до 23 лет из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, для которых государственная поддержка является необходимым источником средств к существованию.

Правовые основания предоставления социальной помощи, круг лиц, на которых она распространяется, ее виды и размеры устанавливаются законом (статья 39, часть 2, Конституции Российской Федерации), в том числе исходя из имеющихся у государства на данном этапе социально-экономического развития финансовых и иных средств и возможностей, на что также указал Конституционный суд РФ в своем Определении от 10 октября 2002 г. N 258-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Р.М.Д. на нарушение его конституционных прав положениями преамбулы, абзацев четвертого и восьмого статьи 1 и пункта 3 статьи 6 Федерального закона от 21 декабря 1996 года "О дополнительных гарантиях по социальной защите детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей".

Федеральный закон "О дополнительных гарантиях по социальной защите детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей", как указано в его преамбуле, определяет общие принципы, содержание и меры государственной поддержки детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, а также лиц из их числа в возрасте до 23 лет. К последним названный Федеральный закон относит лиц в возрасте от 18 до 23 лет, у которых, когда они находились в возрасте до 18 лет, умерли оба или единственный родитель, а также которые остались без попечения единственного или обоих родителей и имеют в соответствии с данным Федеральным законом право на дополнительные гарантии по социальной защите (абзац четвертый статьи 1).

Названный Федеральный закон предоставляет дополнительные гарантии по социальной защите - право на обеспечение органами исполнительной власти по месту жительства вне очереди жилой площадью не ниже установленных социальных норм, только лицам из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, в возрасте 18 лет и старше, но не более чем до 23 лет, не имеющим закрепленного жилого помещения, после окончания пребывания в образовательном учреждении или учреждении социального обслуживания, а также в учреждениях всех видов профессионального образования, либо по окончании службы в рядах Вооруженных Сил Российской Федерации, либо после возвращения из учреждений, исполняющих наказание в виде лишения свободы.

По делу установлено, что Ч.Д.С. на основании заявления Постановлением Главы Железнодорожного района г. Пензы от 24.06.2002 был включен в список очередности среди воспитанников детского дома за N 20 с составом семьи 2 человека, в единый список за N 1571 (л.д. 12)

На основании заявлений Ч.Д.С. от 15.09.2003 (л.д. 13) и Ч.С.С. (л.д. 22), Ч.С.С., Приказом Администрации Железнодорожного района г. Пензы от 12.11.2003 N 561, был исключен из состава семьи брата - Ч.Д. и включен в список выпускников детского дома за N 20-а с составом семьи 1 человек. (л.д. 27 - 28, 14)

На основании приказа Главы администрации Железнодорожного района г. Пензы от 02.09.2003 за N 344 Ч.Л.С. была включена в списки очередности по улучшению жилищных условий за N 1554, в списки граждан, имеющих право на внеочередное предоставление жилья за N 21. (л.д. 29, 19)

Учитывая вышеизложенное, суд приходит к правильному и обоснованному выводу, что на момент написания Ч.Д.С., Ч.Л.С. и Ч.С.С. заявлений и на момент принятия их Администрацией Железнодорожного района г. Пензы на учет нуждающихся в улучшении жилищных условий и включении их в список лиц, имеющих право на внеочередное предоставление жилых помещений, они не утратили свое право на жилое помещение - квартиру родителей, были зарегистрированы по вышеуказанному адресу и имели все основания для вселения в квартиру родителей, т.е. квартира им была фактически возвращена.

В нарушение требования ст. 56 ГПК РФ, истцами суду не представлено доказательств того, что они в квартире родителей после выпуска из детского дома.

В материалах учетных дел истцов Администрации г. Пензы, обозревавшихся в судебном заседании, имеются письменные заявления Ч.С.С., Ч.Д.С. и Ч.Л.В., в которых они указали, что проживают по адресу: <...>; а также акты проверки жилищных условий заявителя, согласно которым комиссия провела проверку жилищных условий Ч.С.С., Ч.Д.С. и Ч.Л.С. по вышеуказанному адресу. (л.д. 241 - 255)

При таком положении, в соответствии с требованиями ст. 37 ЖК РСФСР, ст. 57 ЖК РФ и Федерального закона от 21 декабря 1996 г. N 159-ФЗ "О дополнительных гарантиях по социальной поддержке детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей", истцы Ч.С.С., Ч.Д.С. и Ч.Л.С. не имели и не имеют в настоящее время право на внеочередное предоставление жилых помещений, как лица, из числа детей, оставшихся без попечения родителей, работниками Администрации Железнодорожного района г. Пензы они были неправомерно включены в список лиц, имеющих право на внеочередное представление жилых помещений, так как жилое помещение - квартира родителей и по ранее действовавшему законодательству и по ныне действующему законодательству за Ч.С.С., Ч.Д.С. и Ч.Л.С. сохраняется.

В соответствии с ч.ч. 1, 2 ст. 32 ЖК РСФСР право состоять на учете нуждающихся в улучшении жилищных условий сохраняется за гражданами до получения жилого помещения, за исключением случаев, предусмотренных частью второй настоящей статьи. Граждане снимаются с учета нуждающихся в улучшении жилищных условий в случаях:... 3) выявления в представленных документах не соответствующих действительности сведений о нуждаемости в улучшении жилищных условий, послуживших основанием для принятия на учет, а также неправомерных действий должностных лиц при решении вопроса о принятии на учет;...

Данное положение закреплено и в ст. 56 действующего ЖК РФ.

Согласно Приказу Главы администрации Железнодорожного района г. Пензы N 308 от 14 июня 2005 г. "Об исключении из списков очередности по улучшению жилищных условий", переведены из списка граждан "Воспитанники детских домов", имеющих право на внеочередное предоставление жилых помещений, в общую очередь в связи с тем, что имеют жилую площадь родителей для постоянного проживания - Ч.Д.С., с составом семьи 1 человек, считать учетный N 1288; Ч.С., с составом семьи 1 человек, считать учетный N 1289; Ч.Л.С., с составом семьи 2 человека, считать учетный N 1332. (л.д. 30 - 31)

Оценив все имеющиеся по делу доказательства в совокупности, суд пришел к правильному выводу о том, что Ч.С.С., Ч.Д.С. и Ч.Л.С. Приказом Главы администрации Железнодорожного района г. Пензы N 308 от 14 июня 2005 г. правомерно были исключены из списков граждан "Воспитанники детских домов", имеющих право на внеочередное предоставление жилых помещений. Право состоять на учете в качестве нуждающихся в жилых помещениях, в порядке очередности исходя из времени принятия таких граждан на учет, за истцами Ч.Д.С., Ч.С.С. и Ч.Л.С. было правомерно сохранено.

На основании изложенного решение суда является законным и обоснованным и оснований к его отмене не имеется.

Руководствуясь ст. ст. 360, 361 ГПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

решение Железнодорожного районного суда г. Пензы от 7 июня 2006 года оставить без изменения, а кассационную жалобу - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь