Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

СВЕРДЛОВСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

от 20 июля 2006 г. Дело N 33-4681/2006

Судебная коллегия по гражданским делам Свердловского областного суда в составе:

 

    председательствующего                           Антонова В.И.,

    судей                                           Волковой В.Н.,

                                                    Шаламовой И.Ю.

 

рассмотрела в судебном заседании 20 июля 2006 г. дело по иску Ч. к Б. и Р. о признании сделки купли-продажи автомобиля недействительной по кассационной жалобе Ч. на решение Алапаевского городского суда Свердловской области от 5 мая 2006 г., которым постановлено: в иске отказать.

Заслушав доклад судьи Волковой В.Н., судебная коллегия

 

УСТАНОВИЛА:

 

Ч. обратилась в суд с иском к Б. и Р. о признании недействительным заключенного между ответчиками договора купли-продажи автомобиля ВАЗ-21083 по мотиву мнимости сделки. В обоснование иска указала, что решением Алапаевского городского суда от 23.08.2005 постановлено взыскать с Р. в ее пользу 84000 руб. 20.09.2005 судебный пристав-исполнитель вынес постановление о возбуждении исполнительного производства и принял меры к исполнению, направив запрос в ГИБДД о наличии у должника транспортных средств. Должник, с целью уклонения от уплаты денежных средств по исполнительному документу, представил судебному приставу справку о продаже принадлежавшего ему автомобиля ВАЗ-21083, 2001 года выпуска, Б. Однако сделка является мнимой, должник не передавал автомобиль Б., а продолжает им пользоваться по доверенности Б.

Ответчик Р. иск не признал, указав, что в июне 2005 года он занял у Б. 30000 руб. на лечение жены, 20.09.2005 жена умерла, у него было много долгов, поэтому он предложил Б. купить у него автомашину, 28.09.2005 они оформили письменный договор купли-продажи, указав в нем покупную цену 25000 руб., а 5000 руб. ушло на оформление договора. Автомашину Б. хранит в гараже Р. Р. продолжает пользоваться автомашиной по доверенности Б.

Ответчик Б., работающий инспектором ДПС в Алапаевском ГИБДД, иск не признал, указав, что летом 2005 года Р. предложил ему в счет погашения долга купить у него автомобиль за 30000 руб. Договор они оформили 28.09.2005, раньше этого сделать не могли, поскольку у Р. болела жена. Купив автомобиль, он оформил договор обязательного страхования гражданской ответственности, прошел техосмотр, заплатил транспортный налог за 2005 год. Поскольку Р. является знакомым его отца, Б. 29.09.2005 дал Р. доверенность на управление автомобилем сроком на 1 год. Автомобиль хранится в гараже Р.

Судебный пристав-исполнитель Останин А.Н. пояснил, что исполнительный лист о взыскании денежных средств с Р. в пользу Ч. был выдан 12.09.2005, 20.09.2005 пристав возбудил исполнительное производство, копию постановления направил сторонам, запросил сведения об имуществе, в том числе в ГИБДД. По сообщению ГИБДД автомобиль ВАЗ-21083 зарегистрирован за Б., поэтому наложить арест на данный автомобиль в целях исполнения судебного решения невозможно.

Суд постановил указанное решение.

В кассационной жалобе Ч. просит решение отменить как незаконное.

 

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия находит решение подлежащим отмене.

Разрешая спор, суд неправильно толковал нормы материального права, выводы суда не соответствуют обстоятельствам дела, в связи с чем решение суда нельзя признать законным и обоснованным.

В соответствии с п. 1 ст. 170 Гражданского кодекса Российской Федерации мнимая сделка, то есть сделка, совершенная лишь для вида, без намерения создать соответствующие ей правовые последствия, ничтожна.

Общие положения о последствиях недействительности сделки регламентированы ст. 167 Гражданского кодекса Российской Федерации.

В соответствии со ст. 10 Гражданского кодекса Российской Федерации не допускается злоупотребление правом.

При совершении мнимой сделки воля сторон не направлена на достижение каких бы то ни было гражданско-правовых отношений между сторонами сделки и целью сторон является возникновение правовых последствий для каждой или, что более часто встречается в практике, для одной из них в отношении третьих лиц (например, мнимое дарение имущества должником с целью не допустить описи или ареста этого имущества).

Последствием мнимой сделки является двусторонняя реституция и возмещение неполученных доходов с момента предоставления исполнения по сделке (п. 2 ст. 167, ст. 1107 Гражданского кодекса Российской Федерации). Наличие при совершении мнимой сделки цели, заведомо противной основам правопорядка и нравственности, превращает ее в сделку, предусмотренную ст. 169 Гражданского кодекса Российской Федерации, с соответствующими последствиями.

В силу статьи 153 Гражданского кодекса Российской Федерации сделками признаются действия граждан и юридических лиц, направленные на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей.

Правовой целью договора купли-продажи является переход права собственности на проданное имущество от продавца к покупателю и уплата покупателем продавцу определенной цены (ст. 454 Гражданского кодекса Российской Федерации).

В соответствии с п. 1 ст. 223 Гражданского кодекса Российской Федерации право собственности у приобретателя вещи по договору возникает с момента ее передачи, если иное не предусмотрено законом или договором.

В силу ст. 209 Гражданского кодекса Российской Федерации собственнику принадлежат права владения, пользования и распоряжения имуществом.

В соответствии со ст. 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации каждая сторона в споре должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается в обоснование своих требований и возражений.

Суд оценивает относимость, допустимость, достоверность каждого доказательства в отдельности, а также достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности.

Из материалов дела, в том числе пояснений ответчиков, следует, что письменный договор купли-продажи автомобиля был составлен ответчиками 28.09.2005, когда продавцу Р. было известно о состоявшемся судебном решении о взыскании с него денежных средств в пользу Ч. и наличии у него обязанности по исполнению судебного решения.

Материалами исполнительного производства, а также пояснениями судебного пристава-исполнителя подтверждается, что исполнительный лист был выдан 12 сентября 2000 года, исполнительное производство возбуждено 20 сентября 2005 года, копия постановления о возбуждении исполнительного производства была направлена должнику, проживающему в г. Алапаевске, где располагается и служба судебных приставов. Должнику был предоставлен срок для добровольного исполнения до 25 сентября 2005 года. Из ответов учреждения регистрационной службы, БТИ, ГИБДД, Сбербанка усматривается, что на запросы судебного пристава-исполнителя о наличии у должника имущества даны ответы 27 сентября (регистрационная служба и БТИ), 30 сентября (Сбербанк), 29 сентября (ГИБДД).

Указанные доказательства в их совокупности позволяют сделать вывод о том, что 28.09.2005 на момент снятия автомобиля с учета и составления письменного договора с Б. о купле-продаже автомобиля должник Р. знал о состоявшемся судебном решении, возлагавшем на Р. обязанность уплаты в пользу Ч. денежной суммы, и о возбуждении исполнительного производства.

При таких обстоятельствах действия Р. по отчуждению автомобиля нельзя признать добросовестными, отвечающими требованиям ст. 10 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Более того, материалами дела подтверждается, что автомобиль от продавца Р. покупателю Б. не передавался, остался в гараже Р. и в его пользовании. 29.09.2005, то есть сразу после оформления договора купли-продажи, покупатель Б. выдал продавцу Р. доверенность на право распоряжения автомобилем, предоставляющую право управления и пользования автомобилем без права продажи сроком на 1 год.

Кроме того, ответчики не оспаривали, что в момент оформления сделки никакие денежные средства покупателем продавцу не передавались.

В пояснениях ответчиков, касающихся мотивов сделки, предварительной договоренности, покупной цены, имеются противоречия. Ответчики называли различные сроки договоренности о продаже автомобиля. Р. свое решение о продаже автомобиля мотивировал в разных судебных заседаниях различно (чтобы рассчитаться с Б. по денежной сумме, взятой в долг летом 2005 года; чтобы рассчитаться за похороны жены, умершей 20.09.2005).

Из материалов дела следует, что у Р. имелось два автомобиля: спорный автомобиль ВАЗ-21083, 2001 года выпуска, который сам Р. купил 19 марта 2005 года (то есть за 6 месяцев до продажи автомобиля Б. и несмотря на проблемы, связанные с болезнью его жены), а также автомобиль ВАЗ-21063, 1983 года выпуска, который, со слов Р., он собирался продать за 35000 руб. уже найденному покупателю, чтобы рассчитаться с Ч., но судебный пристав арестовал ВАЗ-2106 и продал этот автомобиль за 10000 руб.

Доводы ответчиков о продаже спорного автомобиля за 30000 руб. также не соответствуют материалам дела и не соотносятся с вышеприведенными пояснениями Р., поскольку спорный автомобиль является более дорогостоящим по его модели и году выпуска по сравнению с автомобилем ВАЗ-21063. Более того, в договоре купли-продажи указана покупная цена 25000 руб. Со слов ответчиков, 5000 руб. затрачены на совершение сделки, что также не соответствует реальным расходам, необходимым при снятии и постановке на учет транспортного средства. Ответчики не представили доказательств несения таких расходов.

Таким образом, ответчики не представили относимых, допустимых, достоверных и достаточных доказательств, опровергающих доводы истца и подтверждающих возражения ответчиков на исковые требования.

С учетом совокупности доказательств, имеющихся в материалах дела, судебная коллегия считает доказанным, что фактического исполнения договора купли-продажи не было, автомобиль от продавца Р. покупателю не передавался, автомобилем продолжал пользоваться продавец Р., а покупатель Б. не получил имущество во владение и пользование, таким образом, не обладал полным объемом правомочий собственника в отношении спорного имущества. Кроме того, покупатель Б. денежные средства при оформлении договора продавцу Р. не передавал. Таким образом, стороны сделки не совершили для этого необходимые действия. Сделка ответчиками была совершена лишь для вида, без намерения создать соответствующие правовые последствия, а целью сторон сделки являлось возникновение правовых последствий для продавца автомобиля, являвшегося должником по исполнительному документу, с целью исключения данного имущества от обращения взыскания на него в процессе исполнения.

Суд при разрешении спора всех вышеуказанных требований закона и обстоятельств дела не учел. При этом, ссылаясь на факт предоставления Б. автомобиля на техосмотр, а также на заключение им договора обязательного страхования гражданской ответственности, который заключен за день до сделки, суд не учел, что данные действия, в силу ст. 4 Федерального закона "Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств" от 25.04.2002 (с изменениями), ст. 17 Федерального закона "О безопасности дорожного движения", а также Приказа Министерства внутренних дел Российской Федерации от 27.01.2003 N 59 "О порядке регистрации транспортных средств", Приказа Министерства внутренних дел Российской Федерации "Об организации и проведении государственного технического осмотра транспортных средств", являются обязанностью лиц, приобретающих транспортные средства, и необходимым условием для допуска транспортных средств к эксплуатации.

Выполнение Б. этих требований закона само по себе не противоречит выводу о мнимости сделки, так же как и уплата Б. уже в ходе судебного разбирательства налога на транспортное средство.

Поскольку имеющие значение для дела обстоятельства установлены материалами дела, отменяя решение, судебная коллегия полагает вынести новое решение об удовлетворении иска Ч. Последствиями признания сделки ничтожной является передача автомобиля в собственность Р. Что касается взыскания денежных средств покупателю Б., то судебная коллегия при применении последствий недействительности сделки не находит оснований для взыскания денежных средств в его пользу, поскольку ответчики признали, что в момент заключения договора денежные средства покупателем продавцу не передавались. Ответчики не лишены возможности в случае возникновения между ними спора о наличии денежных обязательств, возникших из иных правоотношений, разрешить спор в установленном порядке.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 362, 366 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

 

ОПРЕДЕЛИЛА:

 

решение Алапаевского городского суда Свердловской области от 5 мая 2006 года отменить и вынести по делу новое решение, которым иск Ч. удовлетворить.

Признать недействительным договор купли-продажи автомобиля ВАЗ-21083, 2001 года выпуска, идентификационный номер ХТА21083012958403, двигатель номер 21083, 3085023, номер кузова 2958403, заключенный 28 сентября 2005 года между Р. и Б.

Автомобиль передать в собственность Р.

Взыскать с Р. госпошлину в доход государства в размере 850 (восьмисот пятидесяти) рублей.

 

Председательствующий

АНТОНОВ В.И.

 

Судьи

ВОЛКОВА В.Н.

ШАЛАМОВА И.Ю.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь