Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РЕСПУБЛИКИ БУРЯТИЯ

 

РЕШЕНИЕ

 

Именем Российской Федерации Верховный Суд Республики Бурятия в составе председательствующего судьи Шагдаровой Т.А. при секретаре Доржиевой С.С., рассмотрев в открытом судебном заседании в г. Улан-Удэ 28 июля 2006 года дело по заявлению прокурора Республики Бурятия о признании противоречащим федеральному законодательству, недействующим и не подлежащим применению пункта 3.3.3 Положения о Министерстве природных ресурсов и охраны окружающей среды Республики Бурятия, утвержденного постановлением Правительства Республики Бурятия от 20.05.2005 N 168,

 

установил:

 

Обращаясь в суд, прокурор Республики Бурятия просил признать противоречащими федеральному законодательству, недействующими и не подлежащими применению пункты 3.3.3 и 3.2.2 Положения о Министерстве природных ресурсов и охраны окружающей среды РБ, утвержденного постановлением Правительства РБ от 20.05.2005 N 168, ссылаясь на следующие обстоятельства.

В соответствии с п. 3.3.3 Положения на Министерство природных ресурсов и охраны окружающей среды РБ возложены полномочия по осуществлению государственного контроля за геологическим изучением, охраной и рациональным использованием недр (в том числе за геологическим изучением и разведкой месторождений драгоценных металлов и драгоценных камней, их добычей, а также за деятельностью организаций в указанной сфере) в пределах предоставленных полномочий.

Как полагает прокурор, данный пункт, предусматривающий право Министерства на осуществление государственного контроля за геологическим изучением и разведкой месторождений драгоценных металлов и драгоценных камней, их добычей, а также за деятельностью организаций в указанной сфере, противоречит федеральному законодательству, в частности, п. 7 Положения о государственном контроле за геологическим изучением, рациональным использованием и охраной недр, утвержденного постановлением Правительства РФ от 12.05.2005 N 293, согласно которому органы государственной власти субъектов РФ осуществляют государственный геологический контроль за геологическим изучением участков недр, содержащих месторождения общераспространенных полезных ископаемых, а также участков недр местного значения, достоверностью геологической информации, полученной за счет средств бюджетов субъектов РФ, а также материалов, положенных в основу подсчета запасов общераспространенных полезных ископаемых и учета участков недр местного значения, используемых для строительства подземных сооружений, не связанных с добычей полезных ископаемых.

По мнению прокурора, иных полномочий в области государственного геологического контроля органы государственной власти субъектов РФ не имеют.

Пунктом 3.2.2 Положения Министерству природных ресурсов и охраны окружающей среды РБ предоставлено право самостоятельно принимать нормативные правовые акты, устанавливающие правила, сроки и перечни орудий и способов добывания объектов животного мира, разрешенных к применению.

В судебном заседании представитель прокурора РБ Сенникова Н.А., имеющая полномочие полного или частичного отказа от исковых требований согласно доверенности, заявила отказ от требования о признании противоречащим федеральному законодательству, недействующим и не подлежащим применению п. 3.2.2 Положения о Министерстве природных ресурсов и охраны окружающей среды РБ, который был принят судом, производство по делу в этой части прекращено, о чем вынесено отдельное определение, по п. 3.3.3 Положения требование поддержала, суду пояснила, что в отсутствие соглашения между федеральными, республиканскими и местными органами об определении участков недр местного значения данный пункт Положения не подлежит применению, участки недр с месторождениями драгоценных металлов и драгоценных камней не могут быть отнесены к участкам недр местного значения.

Требование прокурора РБ по п. 3.3.3 оспариваемого Положения также поддержал и другой его представитель - Григорьева Н.Н. (по доверенности).

Представитель Правительства Республики Бурятия Борисова А.В. (по доверенности) полагала заявление прокурора не подлежащим удовлетворению, поскольку п. 3.3.3 Положения соответствует ч. 1 ст. 27 ФЗ "О драгоценных металлах и драгоценных камнях", эта норма права принята на перспективу, с момента заключения соглашения между федеральными и республиканскими органами об участках недр местного значения она начнет действовать.

В судебном заседании в качестве специалистов были допрошены Зяблицев А.Ю., зам. начальника отдела по надзору в сфере недропользования Управления Росприроднадзора РФ по РБ, Роксин П.В., директор филиала ГУ Госкомиссии РФ по запасам, Оттенс А.Г., начальник отдела Министерства природных ресурсов и охраны окружающей среды РБ.

Суд, выслушав представителей прокурора РБ, представителя Правительства РБ, допросив свидетелей, изучив материалы дела, приходит к выводу, что заявление прокурора РБ в оставшейся части подлежит удовлетворению.

В соответствии с пунктами 9 и 14 ч. 1 ст. 4 ФЗ "О недрах" от 21.02.1992 (ред. от 22.08.2004, с изм. от 15.04.2006) к полномочиям органов государственной власти субъектов РФ в сфере регулирования отношений недропользования на своих территориях относятся установление порядка пользования недрами в целях разработки месторождений общераспространенных полезных ископаемых, участками недр местного значения, а также строительства подземных сооружений местного значения, государственный контроль за геологическим изучением, охраной и рациональным использованием недр в соответствии с установленным Правительством РФ порядком.

Указанный порядок установлен в Положении о государственном контроле за геологическим изучением, рациональным использованием и охраной недр, утвержденном постановлением Правительства РФ от 12.05.2005 N 193.

Согласно же п. 7 этого Положения органы государственной власти субъектов РФ осуществляют государственный геологический контроль за геологическим изучением участков недр, содержащих месторождения общераспространенных полезных ископаемых, а также участков недр местного значения.

Из этого следует вывод о том, что субъекты РФ иных полномочий в сфере осуществления государственного геологического контроля не имеют.

Данный вывод суда подтверждается показаниями специалистов Зяблицева А.Ю. и Роксина П.В. о том, что участки недр с месторождениями драгоценных металлов и драгоценных камней не могут относиться к участкам недр местного значения.

Из показаний этих свидетелей также следует, что участки недр местного значения должны быть определены совместным соглашением (договором) федеральных и республиканских органов исполнительной власти, как это было сделано в отношении Перечня общераспространенных полезных ископаемых, такие соглашения не заключались и в других субъектах РФ.

Исчерпывающий Перечень общераспространенных полезных ископаемых дан в распоряжении от 24.02.2004 Министерства природных ресурсов РФ N 95-р, Федерального горного и промышленного надзора России N Р-2, Администрации Президента РБ N 147-р.

В указанных нормативных актах понятие "участок недр местного значения" не раскрывается. Выделение этих участков не производилось и на практике ни в Республике Бурятия, ни в других регионах.

В отсутствие указанного соглашения, критериев, по которым участки недр могут быть отнесены к категории участков недр местного значения, практики определения таких участков в Республике Бурятия и по другим субъектам РФ, можно сделать вывод о том, что фактически у Министерства природных ресурсов и охраны окружающей среды РБ нет полномочий по осуществлению государственного геологического контроля и за участками недр местного значения.

Не может быть принят во внимание довод представителя Правительства РБ о том, что оспариваемый пункт Положения соответствует ч. 1 ст. 27 ФЗ "О драгоценных металлах и драгоценных камнях" от 26.03.1998 N 41-ФЗ (ред. от 18.07.2005).

Согласно этой норме права государственный контроль за геологическим изучением и разведкой месторождений драгоценных металлов и драгоценных камней, их добычей, производством, использованием и обращением осуществляется органами государственной власти РФ и органами государственной власти субъектов РФ в пределах их полномочий, устанавливаемых настоящим ФЗ и иными федеральными законами.

Статья 12 этого же Закона к ведению органов государственной власти субъектов РФ в области геологического изучения и разведки месторождений драгоценных металлов и драгоценных камней, их добычи, производства, использования и обращения применительно к предмету заявления отнесла лишь осуществление совместно с федеральными органами государственного контроля за деятельностью организации в области геологического изучения и разведки месторождений драгоценных металлов и драгоценных камней, их добычи, производства, использования и обращения на соответствующих территориях (за исключением федерального пробирного надзора).

Государственный контроль за геологическим изучением и разведкой месторождений драгоценных металлов и драгоценных камней, их добычей, а также за деятельностью организаций в указанной области осуществляет Федеральная служба по надзору в сфере природопользования.

Давая оценку пояснениям специалиста Оттенс А.Г. о том, что к участкам недр местного значения могут быть отнесены участки с месторождениями драгоценных металлов и драгоценных камней, в связи с чем п. 3.3.3 Положения, по его мнению, не противоречит федеральному законодательству, суд полагает, что они не могут быть приняты во внимание, поскольку специалисты Министерства природных ресурсов и охраны окружающей среды РБ являлись разработчиками проекта оспариваемого Положения, поэтому заинтересованы в исходе дела.

Таким образом, заявление прокурора РБ о признании противоречащим федеральному законодательству, недействующим и не подлежащим применению пункта 3.3.3 Положения о Министерстве природных ресурсов и охраны окружающей среды Республики Бурятия, утвержденного постановлением Правительства Республики Бурятия от 20.05.2005 N 168, подлежит удовлетворению.

В заявлении прокурора не указывается, с какого времени необходимо признать недействующей оспариваемую норму права.

Суд считает возможным признать п. 3.3.3 Положения недействующим со дня его издания, поскольку он не имел практического применения.

В силу изложенного и руководствуясь ст. ст. 194 - 198 ГПК РФ, Верховный Суд Республики Бурятия

 

решил:

 

Заявление прокурора Республики Бурятия удовлетворить.

Признать противоречащим федеральному законодательству, недействующим и не подлежащим применению со дня издания пункт 3.3.3 Положения о Министерстве природных ресурсов и охраны окружающей среды Республики Бурятия, утвержденного постановлением Правительства Республики Бурятия от 20.05.2005 N 168.

Данное решение после вступления его в законную силу подлежит опубликованию в газете "Бурятия".

Решение суда может быть обжаловано или опротестовано в течение 10 дней со дня изготовления его в окончательной форме в Верховный Суд Российской Федерации через Верховный Суд Республики Бурятия.

 

Судья Верховного Суда

Республики Бурятия

Т.А.ШАГДАРОВА

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь