Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

БЕЛГОРОДСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

ОБЗОР СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ

ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ ЗА АВГУСТ 2006 ГОДА

 

Вопросы применения норм материального права

 

Необходимым условием ответственности за причинение вреда является наличие вины причинителя, если законом не предусмотрено возмещение вреда при отсутствии его вины

 

Неизвестными лицами сотруднику Ровеньского ОВД К. при исполнении служебных обязанностей причинена черепно-мозговая травма, в результате которой он признан непригодным к службе в органах внутренних дел и уволен по болезни. Впоследствии признан нетрудоспособным с установлением второй группы инвалидности по причине "военная травма".

В этой связи К. выплачено единовременное пособие в размере пятилетнего денежного содержания. По линии МВД истцу назначена пенсия с ежемесячной доплатой и материальным обеспечением.

Решением Октябрьского районного суда г. Белгорода с УВД Белгородской области в пользу истца взысканы суммы возмещения вреда здоровью - единовременно за период с мая 2003 года по сентябрь 2005 года 121940,94 руб. и ежемесячно с 1 октября 2005 года по 4204,86 руб. с последующей индексацией, а также госпошлина в доход государства.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Белгородского областного суда указанные суммы соответственно уменьшены до 117553,81 руб. и 4052,89 руб. Одновременно уменьшена госпошлина.

Отменяя судебные постановления, президиум указал следующее.

В нарушение требований ст. 196 ГПК РФ при принятии решения судом неправильно определены правоотношения сторон.

Удовлетворяя заявленные требования без учета вины ответчика, суд сослался на ст. 1084 ГК РФ, ст. 29 Закона РФ "О милиции" и ведомственные нормативные акты МВД РФ, регулирующие вопросы возмещения вреда здоровью, причиненного сотруднику милиции при исполнении им своих обязанностей.

При этом во внимание не принято следующее.

В силу пункта 1 статьи 1064 ГК РФ вред, причиненный личности или имуществу гражданина, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред. В соответствии с пунктом вторым указанной статьи ответственность за причинение вреда наступает за виновное причинение вреда, если законом не предусмотрено возмещение вреда при отсутствии вины причинителя.

Вместе с тем возмещение вреда, причиненного повреждением здоровья, при отсутствии вины причинителя, положениями статьи 1084 Гражданского кодекса РФ не предусмотрено.

Суд кассационной инстанции, исходя из закрепленной ст. 1064 ГК РФ презумпции вины причинителя вреда, таковым признал УВД Белгородской области. Однако, этот вывод, при наличии установленного и неоспариваемого сторонами факта причинения черепно-мозговой травмы истцу неизвестными лицами, с материалами дела не согласуется.

Вопреки ст. 366 ГПК РФ фактические обстоятельства, указывающие на виновные действия (бездействие) УВД Белгородской области, повлекшие причинение вреда истцу, а также доказательства, их подтверждающие, в кассационном определении не приведены.

 

Действиям участников регулируемых гражданским законодательством отношений следует давать оценку исходя из презумпции их добросовестности и разумности

 

Решением суда с Б. в пользу КПК "Взаимопомощь" взыскан долг по договору займа 67500 руб. и проценты 4878 руб. Во взыскании пени отказано.

Отменяя решение, судебная коллегия указала следующее.

2 июня 2005 года Б. получила в КПК "Взаимопомощь" по договору займа 90000 руб. на 12 месяцев с условием погашения ежеквартально 22500 руб. и ежемесячной выплатой процентов. До августа 2005 года выполняла обязанности по уплате. С сентября 2005 года платежи внесены не полностью, а в октябре - прекращены в связи с разногласиями между руководителями кооператива и недостоверными сведениями относительно лица, которому должны быть переданы деньги в погашение долга.

Иск, подписанный директором кооператива мотивирован неисполнением ответчицей обязанности перед кооперативом по погашению долга и процентов.

Как признано решением, ответчица уплатила деньги ненадлежащему лицу - бухгалтеру кооператива Ш., не уполномоченной выдавать квитанции к приходным кассовым ордерам, следовательно, долг перед кооперативом не погашен.

При разрешении дела, обстоятельства, имеющие значение для дела, не определены.

Согласно п. 3.1 договора займа погашение долга, уплата процентов, неустойки производится наличными деньгами через кассу "Заимодавца". Утверждая, что уплатила долг и проценты бухгалтеру Ш., Б. представила в подтверждение квитанции к приходным кассовым ордерам с подписью и печатью. В решении не дана оценка ее действиям, исходя из презумпции добросовестности и разумности ее действий, предусмотренной п. 3 ст. 8 ГК РФ. Не дана оценка тому обстоятельству, должна ли Б. выяснять новое место нахождения кассы кооператива, устанавливать личность и полномочия лица, принимающего от нее деньги. Ш. об обстоятельствах получения денег от Б. и выдачи ей квитанций не допрашивалась. Не принято во внимание, что решением суда Ш. восстановлена на работе в должности заместителя директора с 09.09.2005.

Таким образом, обстоятельства уплаты Б. задолженности не установлены, вывод о том, что она является должницей кооператива сделан преждевременно.

 

Общий срок исковой давности устанавливается в три года.

Исковая давность применяется судом только по заявлению стороны в споре, сделанному до вынесения судом решения

 

Решением суда с Б. в пользу Т. взыскан долг по договору займа в сумме 15000 руб., проценты за пользование чужими денежными средствами в сумме 41250 руб., судебные расходы.

Отменяя решение, судебная коллегия указала следующее.

Как установлено судом, 6 октября 2001 года Б. взял в долг у Т. 15000 руб.

По устной договоренности Б. должен был возвратить долг через 6 месяцев, т.е. в апреле 2002 года. Это обстоятельство установлено судом в решении, подтверждается истцом в исковом заявлении, сторонами - в судебном заседании.

Таким образом, обстоятельство, свидетельствующее о сроке возврата долга - 6 апреля 2002 года является установленным.

Между тем, оно не принято во внимание.

В соответствии со ст. 196 ГК РФ общий срок исковой давности устанавливается в три года и по иску Т. истекает 6 апреля 2005 года. С иском заимодавец обратился в суд 19 мая 2006 года.

Согласно ст. 199 ГК РФ требование о защите нарушенного права принимается к рассмотрению судом независимо от истечения срока исковой давности и исковая давность применяется судом только по заявлению стороны в споре, сделанному до вынесения судом решения. Ответчик обратился к суду с заявлением о применении срока исковой давности. Так как обе стороны договора признали срок возврата долга через 6 месяцев, и это обстоятельство установлено судом, в силу ст. 199 ГК РФ истечение срока исковой давности, о применении которой заявлено стороной в споре, является основанием к вынесению судом решения об отказе в иске.

При таких обстоятельствах решение о взыскании с Б. долга по договору от 6 октября 2001 года является незаконным и необоснованным.

Поскольку фактические обстоятельства дела установлены полностью, судебная коллегия, отменяя решение суда первой инстанции, постановила новое решение в порядке ст. 361 ГПК РФ, отказав в удовлетворении иска.

 

Педагогические работники пользуются правом на бесплатную жилую площадь с отоплением и освещением в сельской местности независимо от площади занимаемого жилого помещения и нормативов потребления

 

Решением Ракитянского районного суда Белгородской области, оставленным без изменения кассационным определением Белгородского областного суда, с Б. в пользу Управляющей компании жилищно-коммунального хозяйства взыскана задолженность по оплате жилья и оплате за отопление за период с 1 января 2000 г. по 1 сентября 2003 г. в сумме 3463руб. 82 коп., госпошлина в доход государства в сумме 138 руб. 55 коп.

Отменяя судебные постановления, президиум указал следующее.

Взыскивая с Б. задолженность по оплате жилья и оплате за отопление за период с 1 января 2000 г. по 1 сентября 2003 г., суд исходил из того, что в соответствии с п. 5 абз. 3 ст. 55 ФЗ "Об образовании" педагогические работники образовательных учреждений пользуются правом на бесплатную жилую площадь с отоплением и освещением в сельской местности. Такая льгота установлена лишь для педагогического работника и на членов его семьи не распространяется.

Размер, условия и порядок возмещения расходов на предоставление льгот по оплате жилья и коммунальных услуг, определенных абз. 3 п. 5 ст. 5 ФЗ "Об образовании" устанавливаются законодательными актами субъектов РФ и учитываются в межбюджетных отношениях.

Постановлением главы местного самоуправления Ракитянского района N 50 от 29.01.1999 "О мерах по обеспечению социальных гарантий работникам бюджетной сферы, проживающих в сельской местности", которое действовало до 1 сентября 2001 г. с 1 января 1999 г. установлена социальная норма площади жилья для исчисления льгот по оплате жилья и коммунальных услуг.

При этом не учтено, что согласно п. п. "е", "к" ст. 72 и п. п. 2, 5 ст. 76 Конституции РФ общие вопросы образования и жилищное законодательство находятся в совместном ведении Российской Федерации и ее субъектов, принимаемые по ним законы и иные нормативные правовые акты субъектов РФ, не могут противоречить федеральному законодательству.

В соответствии со ст. 8 ФЗ от 29.12.2004 N 189-ФЗ "О введении в действие Жилищного кодекса РФ" до внесения изменений в федеральные законы и иные нормативные акты в части замены порядка предоставления в соответствии со ст. 160 Жилищного кодекса РФ компенсаций сохраняется прежний порядок предоставления указанных льгот, установленный данными Федеральными законами. При этом ст. 59 Жилищного кодекса РСФСР предусматривала, что для перечисленных категорий работников льготы по обеспечению бесплатного освещения и отопления предоставляются без каких-либо ограничений и норм. По нормам может предоставляться только жилое помещение.

Согласно ст. 55 Закона Российской Федерации "Об образовании" педагогические работники образовательных учреждений пользуются правом на бесплатную жилую площадь с отоплением и освещением, при этом размер общей площади жилья на федеральном уровне не ограничен, в связи с чем данная категория граждан освобождена от оплаты за отопление и освещение независимо от размера занимаемого жилого помещения и нормативов потребления.

Статья 59 Жилищного кодекса РСФСР предусматривала, что порядок предоставления указанным специалистам жилых помещений устанавливается Советом Министров СССР и Советом Министров РСФСР. Такой порядок определен Постановлениями Совета Министров СССР и Советом Министров РСФСР соответственно от 10.02.1948 N 246 и от 04.05.1971 N 255. В данных Постановлениях содержатся положения о предоставлении жилых помещений педагогическим работникам согласно нормативам, установленным на данной территории. Согласно указанным Постановлениям каких-либо положений о нормировании потребления коммунальных услуг в указанных постановлениях не содержится. Данные Постановления федеральным законам, в частности, Закону "Об образовании" не противоречат.

 

По делам о сохранении в переустроенном или перепланированном виде жилого помещения на обсуждение сторон следует ставить следующее: присоединение общего имущества в многоквартирном доме в результате переустройства или перепланировки, наличие в таком случае согласия всех собственников помещений в многоквартирном доме и порядок его получения, а также выяснять вопрос о том, что фактически имеет место - перепланировка, переустройство или же реконструкция

 

Решением Октябрьского районного суда г. Белгорода за Ц. признано право собственности на реконструируемую квартиру в перепланированном виде.

Отменяя решение, президиум указал следующее.

Решение содержит ссылку на ч. 4 ст. 29 ЖК РФ, предусматривающую возможность сохранения жилого помещения в переустроенном и (или) перепланированном состоянии, если этим не нарушаются права и законные интересы граждан либо это не создает угрозу их жизни и здоровью.

Как усматривается из материалов дела, истец пристроил два строения к своей квартире, расположенной на первом этаже многоквартирного дома, что судом признано перепланировкой квартиры.

При этом, вопреки требованиям ст. 198 ГПК РФ, в решении нет суждений о том, почему возведение двух пристроек на примыкающем к дому земельном участке признано перепланировкой квартиры.

Так же не содержит ссылок на доказательства вывод о том, что поскольку жильцы соседних квартир и дома в целом никогда не обращались по этому поводу, то самовольной реконструкцией не нарушаются права и законные интересы граждан.

В этой связи заслуживают внимание доводы жалобы о неполучении истцом необходимых согласований на возведение спорных пристроек, а также о вынесенных в отношении Ц. по обращениям жильцов вышерасположенной квартиры: предписания Государственной жилищной инспекции о приведении помещения в прежнее состояние, протокола и постановления мирового суда об административном правонарушении, предусмотренном ч. 1 ст. 19.5 КоАП РФ.

 

Список, должностей и учреждений, работа в которых засчитывается в стаж работы, дающий право на досрочное назначение трудовых пенсий по старости лицам, осуществляющим педагогическую деятельность в государственных и муниципальных учреждениях для детей, утвержденный Постановлением Правительства РФ от 29.10.2002 N 781 - исчерпывающий и расширенному толкованию не подлежит

 

Решением суда УПФ РФ по Корочанскому району обязано назначить Б. досрочную трудовую пенсию с в связи с педагогической деятельностью с момента вступления решения суда в законную силу.

Отменяя решение, судебная коллегия указала следующее.

На основании п.п. 10 п. 1 ст. 28 ФЗ "О трудовых пенсиях в РФ" трудовая пенсия по староста назначается ранее достижения возраста, установленного ст. 7 закона лицам, не менее 25 лет осуществляющим педагогическую деятельность в государственных и муниципальных учреждениях для детей, независимо от их возраста.

В силу п. 3 Правил исчисления периодов работы, дающих право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости лицам, осуществляющим педагогическую деятельность в государственных и муниципальных учреждениях для детей, в соответствии с п.п. 10 п. 1 ст. 28 ФЗ "О трудовых пенсиях в РФ" в стаж работы засчитываются в порядке, предусмотренном настоящими Правилами, периоды работы в должностях и учреждениях, указанных в Списке должностей и учреждений, работа в которых засчитывается в стаж работы, дающий право на досрочное назначение трудовых пенсий по старости лицам, осуществляющим педагогическую деятельность в государственных и муниципальных учреждениях для детей, в соответствии с п.п. 10 п. 1 ст. 28 вышеупомянутого Закона.

Не проверены и остались без должной оценки доводы ответчика о том, что педагогические работники детско-юношеского клуба физической подготовки правом на досрочную трудовую пенсию по старости не пользуются, поскольку клубы, в том числе детско-юношеские клубы физической подготовки не поименованы Списком, утвержденным Постановлением Правительства РФ от 29.10.2002 N 781.

Указанным Списком в разделе "Наименование должностей" в п. 2 "Учреждения дополнительного образования детей (внешкольные учреждения)" предусмотрена должность тренера-преподавателя в детско-юношеских спортивных школах всех наименований. Список исчерпывающий и расширенному толкованию не подлежит.

Представитель ответчика обращал внимание на то обстоятельство, что истец, работая в клубе, не выполнял тот объем и обязанности, которые предъявляются к преподавателям, осуществляющим педагогическую деятельность, тогда как в соответствии с Законом, именно эти обстоятельства позволяют сделать вывод о наличии либо отсутствии право на досрочную трудовую пенсию.

 

Работник, заболевший в период срока предупреждения, вправе отозвать свое заявление или перенести дату увольнения на день окончания болезни

 

Решением суда оставлен без удовлетворения иск Б. к СПК "Калитва" о восстановлении на работе, об оплате времени вынужденного прогула, выплаты пособия по временной нетрудоспособности и компенсации морального вреда.

Отменяя решение, судебная коллегия указала следующее.

Разрешая спор, суд посчитал установленным то, что трудовой договор с Б. был расторгнут по его собственному желанию в соответствии со ст. 80 ТК РФ. Администрация СПК "Калитва" правильно его уволила с 4 мая 2006 года с момента подачи им заявления без двухнедельной отработки, поскольку Б., подав заявление об увольнении, в тот же день оставил ключи от кабинета, не согласовав с руководством дату увольнения и покинул рабочее мест его с этой даты. Администрация не возражала против увольнения Б. с этой даты. Исходя из фактических обстоятельств увольнения суд пришел к выводу о том, что дата увольнения была согласована сторонами с 4 мая 2006 года.

Указанный вывод решения сам по себе противоречив и не соответствует обстоятельствам дела и требованиям закона.

Судом не принято во внимание, что в заявлении об увольнении Б. не указывается просьба об увольнении его с работы без двухнедельной отработки либо с 4 мая 2006 года.

Согласно ст. 80 ТК РФ, на которую имеется ссылка в решении, работник имеет право расторгнуть трудовой договор, предупредив об этом работодателя в письменной форме за две недели. По соглашению между работником и работодателем трудовой договор может быть расторгнут и до истечения срока о предупреждении об увольнении. До истечения срока предупреждения об увольнении работник имеет в любое время отозвать свое заявление.

Из смысла указанной нормы следует, что расторжение трудового договора до истечения срока предупреждения возможно только по соглашению сторон. Ссылка в решении на то, что работодатель не возражал расторгнуть трудовой договор до истечения срока предупреждения, без согласия на то Б., в силу закона не имеет юридического значения.

Ссылка на то, что Б. после написания заявления об увольнении 4 мая 2006 года оставил работу, что свидетельствует о его согласии на увольнении в 4 мая 2006 года, не убедительна. Как следует из материалов дела с 5 по 17 мая 2006 года он болел, что подтверждается больничным листом. В силу этих обстоятельств он не мог в период временной нетрудоспособности находиться на работе. Кроме того, согласно закону, самовольное оставление места работы до истечения срока предупреждения является нарушением трудовой дисциплины, что влечет привлечение его в дисциплинарной ответственности вплоть до увольнения, но уже по иному основанию.

Исходя из этого вывод суда о том, что трудовой договор подлежал прекращению по соглашению сторон с 4 мая 2006 года, а не по истечении срока предупреждения об увольнении, не соответствует обстоятельствам дела и требованиям закона.

Согласно закону работодатель вправе расторгнуть трудовой договор по окончании срока предупреждения и в том случае, если в этот период работник заболел и на момент окончания срока продолжал болеть, т.к. время болезни не приостанавливает течение 2-х недельного срока, по истечении которого работник подлежит увольнению. Вместе с тем следует иметь в виду, что работник, заболевший в период срока предупреждения, вправе отозвать свое заявление или перенести дату увольнения на день окончания болезни. Обращался ли Б. к работодателю в период нахождения на больничном об отзыве своего заявления, судом не устанавливалось, хотя это имеет значение для правильного разрешения спора.

 

Процессуальные вопросы

 

Нормы ГПК РФ, определяющие перечень дел, подсудных мировым судьям, не относят к их компетенции рассмотрение требований о сносе объектов недвижимости, а равно переносе, поскольку в этом случае предполагается его снос с последующим новым строительством

 

Заочным решением мирового судьи судебного участка N 1 Волоконовского района Белгородской области Ш. обязана перенести подвал на расстояние одного метра от границ земельного участка А.

Отменяя определение, президиум указал следующее.

Вопреки требованиям ст. 198 ГПК РФ о необходимости определения правоотношений сторон, в решении отсутствуют суждения о том, какие права истца нарушены несоблюдением требований СНиП при строительстве погреба ответчиком.

Статья 23 ГПК РФ, определяющая перечень дел, подсудных мировым судьям, не относит к их компетенции рассмотрение требований о сносе строений. В соответствии со ст. 24 ГПК РФ гражданские дела, не предусмотренные ст. 23, 25, 26 и 27 ГПК РФ, рассматриваются в качестве суда первой инстанции районным судом.

Указанные требования закона не соблюдены, поскольку решение о переносе на один метр находящегося на земельном участке строения (подвала), предполагающего его снос с последующим новым строительством - принято мировым судом.

Поэтому довод жалобы о нарушении права стороны на рассмотрение дела тем судом, к подсудности которого оно отнесено законом (ст. 47 Конституции РФ), заслуживает внимания.

 

Судья отказывает в принятии заявления, если заявление не подлежит рассмотрению и разрешению в порядке гражданского судопроизводства, в частности, по вопросу об ответственности прокуратуры за выраженное мнение при осуществлении государственного обвинения

 

Определением суда оставлено без движения заявление Б. к прокурору г. Белгорода о возмещении морального вреда.

Отменяя определение, судебная коллегия указала следующее.

Оставляя исковое заявление без движения, суд указал, что в качестве надлежащего ответчика к участию в деле должно быть привлечено Министерство финансов РФ, истцом не представлены доказательства о нарушении его прав в связи с незаконным осуждением, не приложены копии документов, подтверждающих обстоятельства, на которые он ссылается.

Как следует из заявления Б., адресованного суду первой инстанции, он фактически ставит вопрос об ответственности прокурора за то, что вопреки интересам службы он пытался скрыть допущенные нарушения закона в уголовном судопроизводстве по обвинению его в совершении преступления, предусмотренного ст. 157 ч. 1 УК РФ, и необходимости компенсации за причиненный этими действиями вред.

Статьей 1070 ГК РФ предусмотрена ответственность за вред, причиненный гражданину в результате незаконного осуждения, незаконного привлечения к уголовной ответственности, незаконного применения в качестве меры пресечения заключения под стражу или подписки о невыезде независимо от вины должностных лиц органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда, а также за вред, причиненный гражданину в результате незаконной деятельности органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры, не повлекших последствий, предусмотренных пунктом 1 настоящей статьи.

Доказательства о незаконных действиях прокурора, повлекших осуждение Б., в исковом заявлении не приведены.

Б. по существу оспаривается постановленный в отношении него приговор, порядок и условия обжалования которого предусмотрены нормами УПК РФ.

В соответствии с п. 1 ч. 1 ст. 134 ГПК РФ судья отказывает в принятии заявления, если заявление не подлежит рассмотрению и разрешению в порядке гражданского судопроизводства.

При несогласии с вынесенным по конкретному делу судебным постановлением заявитель не лишен возможности обжаловать его в порядке надзора.

При таких обстоятельствах судебная коллегия вынесла новое определение об отказе в принятии искового заявления.

 

Вопрос об определении закона, которым следует руководствоваться при разрешении спора мог быть определен при подготовке дела к судебному разбирательству

 

Определением суда от 29.06.2006 Ч. возвращено ее исковое заявление к Унитарному предприятию МУП ЖКЗ об изменении договора социального найма.

Отменяя определение, судебная коллегия указала следующее.

Основания возвращения искового заявления предусмотрены в ст. 135 ГПК РФ.

Отказывая в удовлетворении заявленных требований, в определении судьи указывается о том, что в данном случае в исковом заявлении имеется ссылка на гражданское, а не на жилищное законодательство, а поэтому требование об изменении или расторжении договора может быть заявлено стороной только после получения отказа другой стороны на предложение изменить или расторгнуть договор, либо неполучения ответа в срок, указанный в предложении или установленный законом либо договором, а при его отсутствии - в тридцатидневный срок.

Между тем, вопрос об определении закона, которым следует руководствоваться при разрешении спора мог быть определен при подготовке дела к судебному разбирательству, а поэтому ссылка на обязательный досудебный порядок разрешения спора неубедительна.

 

Судья отказывает в принятии искового заявления, если имеется вступившее в законную силу решение суда по спору между теми же сторонами, о том же предмете и по тем же основаниям

 

М. обратилась в суд требованиями о признании утратившим право пользования жилым помещением, сославшись на то, что ответчик не проживает в квартире с момента расторжения брака - с 1996 года, имеет иное постоянное место жительства. Просит признать его утратившим право пользования в силу ст. 69 ЖК РФ.

Определением судьи отказано в принятии искового заявления, т.к. решением Новооскольского районного суда от 2 апреля 2004 года О. отказано в удовлетворении требований к Ю. о признании его утратившим право пользования жилым помещением, снятии с регистрационного учета.

Кассационным определением Белгородского областного суда от 25 мая 2004 года решение Новооскольского районного суда от 2 апреля 2004 года оставлено без изменения.

Отменяя определение, судебная коллегия указала следующее.

Согласно ст. 134 ГПК РФ судья отказывает в принятии искового заявления, если имеется вступившее в законную силу решение суда по спору между теми же сторонами, о том же предмете и по тем же основаниям.

В исковом заявлении сделана ссылка на то, что ответчик не проживает в квартире с 1996 года и по день обращения, т.е. по 2006 год. Не вселялся он и после вынесения решения в 2004 году. Считает, что ответчик не желает пользоваться квартирой, что дает ей право обратиться в суд.

Выводы суда об отсутствии иных оснований являются ошибочными, т.к. в 2004 году разрешался спор по обстоятельствам не проживания на тот момент времени и с применением норм ЖК РСФСР.

 

Суд не может под видом разъяснения изменить, хотя бы частично, существо решения, а должен только изложить его же в более полной и ясной форме

 

Судебный пристав-исполнитель Старооскольского районного отдела УФССП по Белгородской области и ОАО "ОЭМК" обратились в суд с заявлениями с просьбой разъяснить решение суда от 25 ноября 1999 года в части возложения на общество обязанности по выделению жилья наравне с работниками предприятия, как работникам ВГТУ - 22 (ПЛ - 22) и устранения допущенной неясности. В связи с этим просили приостановить исполнительное производство по исполнению решения суда.

Определением суда разъяснено решение и указано, что ОАО "ОЭМК" обязано выделить К. и П. безвозмездно жилые помещения, как и работникам предприятия - ОАО "ОЭМК", состоявших на жилищном учете в ОАО "ОЭМК" после К. и П., получившим жилье безвозмездно на тех же условиях, т.е. наравне с работниками ОАО "ОЭМК".

Исполнительное производство приостановлено до вступления в законную силу определения.

Отменяя определение, судебная коллегия указала следующее.

В соответствии с требованиями ст. 202 ГПК РФ в случае неясности решения суд, принявший его, по заявлению лиц, участвующих в деле, судебного пристава-исполнителя вправе разъяснить решение суда, не изменяя его содержания.

Поскольку статья 202 ГПК РФ предоставляет суду возможность разъяснить решение, не изменяя его содержания, суд не может под видом разъяснения изменить, хотя бы частично, существо решения, а должен только изложить его же в более полной и ясной форме.

Решением Старооскольского городского суда от 25 ноября 1999 года на ОАО "ОЭМК" возложена обязанность восстановить К. и П. в очереди работников ОЭМК, нуждающихся в получении жилья, исходя из даты их постановки на учет, выполнить условия договора, заключенного между ОАО "ОЭМК" и ВПУ-22, в части выделения наравне с работниками предприятия жилья К. и П. являющимися работниками училища, безвозмездно выделить им жилые помещения на состав семьи по установленным нормам жилой площади.

Определением суда от 26 марта 2003 года решение разъяснено с указанием, что жилье должно быть выделено П. на состав семьи из четырех человек. К. - на состав семьи из двух лиц разного пола.

Суд первой инстанции, разъясняя решение, указал, что жилые помещения должны быть выделены, как и работникам предприятия - ОАО "ОЭМК", состоявших на жилищном учете в ОАО "ОЭМК" после К.и П., получившим жилье безвозмездно на тех же условиях.

При вынесении решения от 25.11.1999 предметом спора не являлись обстоятельства получения жилья работниками комбината, состоявшими на очереди после истцов.

Заявление судебного пристава-исполнителя и ОАО "ОЭМК" не содержит таковых требований.

 

Требования статей 161 и 162 ГК РФ не предоставляют возможность ссылаться на свидетельские показания, однако не запрещают представлять иные письменные доказательства, в том числе полученные при проведении проверки сотрудниками милиции

 

М. обратился в суд с требованиями о взыскании убытков, сославшись на следующие обстоятельства.

16.06.2001 он заключил с С. договор, по условиям которого передал ей 10 тысяч рублей для организации коммерческого дела, связанного с торговлей промышленными товарами, а 27.07.2001 - 20 тысяч рублей. Ответчица обязалась возвратить деньги по первому требованию. Однако впоследствии она стала уклоняться от исполнения договора. Просил взыскать с С. понесенные им убытки в размере 51396 рублей и судебные расходы.

Решением суда в удовлетворении требований отказано.

Отменяя решение, судебная коллегия указала следующее.

Истцом суду представлена расписка, из которой усматривается, что 16 января и 24 июля 2001 года С. получила 10 и 20 тысяч рублей соответственно.

В ходе проведения проверки по заявлению М. сотрудниками ОМ-5 УВД г. Белгорода допрашивалась С., которая подтвердила факт получения денежных средств от истца в январе и июле 2001 года, и написания расписки.

Данным доводам и доказательствам судом первой инстанции оценка не дана.

В соответствии с требованиями ст. 60 ГПК РФ обстоятельства дела, которые в соответствии с законом должны быть подтверждены определенными средствами доказывания, не могут подтверждаться никакими другими средствами доказывания.

Исходя из требований ст. 161 - 162 ГК РФ М. не вправе ссылаться на свидетельские показания, однако он вправе представлять иные письменные доказательства, в том числе полученные при проведении проверки сотрудниками милиции.

 

Кассационная жалоба может быть подана в течение десяти дней со дня принятия судом решения в окончательной форме. Стороны должны извещаться об изготовлении мотивированного текста решения

 

Определением Октябрьского районного суда г. Белгорода кассационная жалоба Р. на решение того же суда от 20 апреля 2006 г. по делу по иску А. к.И. и Р. о взыскании морального вреда - возвращена Р.

Отменяя определение, судебная коллегия указала следующее.

Резолютивная часть решения оглашена 20.04.2006.

Как пояснили в суде кассационной инстанции заявители жалобы, в пятидневный срок - 26.04.2006 (дата, указанная судьей) мотивированный текст решения изготовлен не был, им сказали подойти позже.

Каким образом извещались стороны об изготовлении мотивированного текста решения после 26 апреля 2006 г. - из материалов дела не усматривается. Отсутствует информация об этом и в справочном листе.

Каким образом должен был узнать заявитель об изготовлении мотивированного текста решения суда при таких обстоятельствах - неясно.

И. копию решения суда получил 10 мая 2006 г.

При таких обстоятельствах судебная коллегия считает, что срок для подачи кассационной жалобы у него начинает течь с 11 мая 2006 г. (ст. 338 ГПК РФ).

Кассационная жалоба подана им в 10-дневный срок, предусмотренный законом. В связи с тем, что срок истекал 20.05.2006 (суббота), 21.05.2006 также являлся выходным днем, то последним днем для подачи жалобы являлось 22.05.2006 до 24 час. 00 мин. (ст. 108 ч. 2, 3 ГПК).

Именно в этот день заказной почтой кассационная жалоба была направлена в суд, что подтверждается квитанцией.

 

При разрешении требований о восстановлении процессуальный срока на подачу надзорной жалобы необходимо обсудить вопрос об уважительности причин его пропуска и создало ли наличие таких причин препятствия для подачи надзорной жалобы

 

Определением Шебекинского районного суда от 14 февраля 2006 года Р. восстановлен пропущенный процессуальный срок для подачи жалобы в порядке надзора на решение этого же суда от 11 июля 2003 года по указанному делу.

Отменяя определение, президиум указал следующее.

Причины пропуска процессуального срока на обращение в суд надзорной инстанции (неоднократные обращения за медицинской помощью в период с сентября 2003 года по 30 августа 2005 года) признаны уважительными.

В нарушение требований п. 5 ч. 1 ст. 225 ГПК РФ в определении не указано каким образом неоднократные обращения Р. за медицинской помощью в поликлинику Шебекинской ЦРБ по поводу амбулаторного лечения, а также характер его заболеваний препятствовали своевременному обжалованию решения суда в порядке надзора.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь