Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

БЕЛГОРОДСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

ОБЗОР СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ

ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ ЗА АВГУСТ 2006 ГОДА

 

Процессуальные вопросы

 

Досудебное производство

 

Ходатайство следователя об избрании обвиняемому меры пресечения в виде заключения под стражу по мотиву лишь тяжести предъявленного обвинения при отсутствии других оснований оставлено без удовлетворения (ст. 108 УПК РФ)

 

Постановлением судьи Старооскольского городского суда Белгородской области отказано в удовлетворении ходатайства об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу в отношении Л., обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ст. 105 ч. 1 УК РФ.

Судебная коллегия по уголовным делам Белгородского областного суда посчитала постановление законным и обоснованным.

В соответствии со ст. 99 УПК РФ, при решении вопроса об избрании меры пресечения и определения ее вида при наличии оснований, предусмотренных ст. 97 УК РФ, должны учитываться также тяжесть предъявленного обвинения, данные о личности обвиняемого, его возраст, состояние здоровья, семейное положение, род занятий и другие обстоятельства.

Решая вопрос об избрании Л. меры пресечения в виде заключения под стражу, суд исследовал представленные данные и пришел к выводу о том, что основания, положенные в основу ходатайства, а именно: Л., может скрыться от органов следствия, не нашли своего подтверждения и основаны на предположениях. Л. добровольно написал явку с повинной, характеризуется исключительно положительно, имеет постоянную работу и место жительства. На его иждивении находятся двое детей и мать, в возрасте 82 лет. Ранее к уголовной или к административной ответственности не привлекался.

Избрание же лицу меры пресечения по мотиву лишь тяжести предъявленного обвинения УПК РФ не предусмотрено.

 

Постановление по результатам рассмотрения ходатайства об избрании обвиняемому меры пресечения в виде заключения под стражу должно содержать оценку всем доказательствам, послужившим основанием для возбуждения ходатайства (ст. 108 УПК РФ)

 

Постановлением Белгородского районного суда в отношении Р., подозреваемого в совершении преступления, предусмотренного ст. 111 ч. 1 УК РФ, избрана мера пресечения в виде заключения под стражу.

Судебная коллегия по уголовным делам отменила постановление по следующим основаниям.

В соответствии с требованиями ч. 4 ст. 7 УПК РФ постановление судьи должно быть законным обоснованным и мотивированным.

В постановлении о возбуждении перед судом ходатайства об избрании в отношении Р. меры пресечения в виде заключения под стражу были указаны два основания: может продолжить заниматься преступной деятельностью; скроется от предварительного следствия и суда.

Суд первой инстанции дал оценку одному из оснований. Он пришел к выводу относительно того, что ничем не подтвержден довод о возможности того, что Р. скроется от предварительного следствия и суда.

Вместе с тем не нашло своего отражения в постановлении и не получило оценки другое основание относительно того, что Р. может продолжить заниматься преступной деятельностью.

Не приняв решения по указанному основанию избрания меры пресечения, суд нарушил право на защиту подозреваемого, который был лишен возможности выдвинуть свое опровержение.

Помимо того в постановлении вообще отсутствуют ссылки на процессуальный закон, регулирующий порядок избрания меры пресечения.

 

Суд не наделен правом принудить прокурора осуществить уголовное преследование лиц причастных к уголовно наказуемому деянию (ст. 125 УПК РФ)

 

Постановлением судьи Прохоровского районного суда жалоба начальника отдела правовой работы Федеральной службы по ветеринарному и фитосанитарному надзору управления по Белгородской области Ш., в порядке ст. 125 УПК РФ, на постановление о прекращении уголовного дела удовлетворена. Постановление органов следствия от 21.11.2005 признано необоснованным.

Постановление судьи отменено по следующим основаниям.

В соответствии со ст. 37 УПК РФ на прокурора законом возложены функции уголовного преследования и надзора за соблюдением законов органами дознания и предварительного следствия. Это уголовное преследование прокурором осуществляется от имени государства.

В соответствии со ст. 29 УПК РФ суд не является органом уголовного преследования, а является органом правосудия.

Как видно из текста постановления о прекращении уголовного дела от 21 ноября 2005 года, предварительное следствие и надзирающий за ним прокурор признают, что само событие уголовно наказуемого деяния, предусмотренного ст. 150 ч. 2 УК РФ имело место, однако они не усматривают состава этого преступления в действиях механизатора КРС ООО "Интеко-Агро".

Признавая эти обстоятельства как достоверные, судебная коллегия отметила, что суд в силу закона не наделен правом принудить прокурора осуществить уголовное преследование лиц, причастных к этому уголовно наказуемому деянию, в связи с чем постановление суда отменено с прекращением производства по жалобе Ш.

 

Уголовно-процессуальный закон не предусматривает отказ в принятии к производству жалобы, поданной в порядке, предусмотренном ст. 125 УПК РФ

 

Постановлением судьи Старооскольского городского суда отказано в принятии к производству, в порядке ст. 125 УПК РФ, жалобы Ш. на постановление Старооскольской городской прокуратуры от 02.06.2006.

Ш. обратился в суд с жалобой на постановление Старооскольской городской прокуратуры, которым ему отказано в проведении проверки и в удовлетворении его заявления о возбуждении уголовного дела.

Судебная коллегия по уголовным делам облсуда, отменяя постановление, указала следующее.

Статьей 125 УПК РФ предусмотрен судебный порядок рассмотрения жалоб на постановления следователя, прокурора об отказе в возбуждении уголовного дела, о прекращении уголовного дела, а равно иных решений и действий, которые способны причинить ущерб конституционным правам и свободам участников уголовного судопроизводства либо затруднить доступ граждан к правосудию.

Таким образом, жалоба Ш. подлежит рассмотрению в порядке ст. 125 УПК РФ.

Этой же статьей установлено, что по результатам рассмотрения жалобы судья выносит одно из постановлений:

- о признании действия (бездействия) или решения соответствующего должностного лица незаконным или необоснованным, и его обязанности устранить допущенные нарушения;

- об оставлении жалобы без удовлетворения.

Данное требование закона не выполнено.

Судья отказал в принятии жалобы к производству, что не предусмотрено уголовно-процессуальным законом.

Допущенные при принятии решения нарушение является существенным.

 

Судебное производство

 

Отсутствие в описательно-мотивировочной части обвинительного приговора мотивов квалификации действий осужденного кассационной инстанцией признано существенным нарушением процессуального закона (ст. 307 УПК РФ)

 

Приговором Новооскольского районного суда Г. осужден к лишению свободы.

Судебная коллегия по уголовным делам облсуда, отменяя приговор, указала следующее.

Признав подсудимого Г. виновным в совершении в отношении потерпевшей иных действий сексуального характера, суд в описательной части приговора не указал, в чем конкретно выразились эти насильственные действия сексуального характера, так как без указания этих обстоятельств вообще не понятно, почему суд квалифицировал действия осужденного именно по ч. 1 ст. 132 УК РФ. Не конкретизированное обвинение лишает подсудимого и его защитника возможности правильно строить свою позицию по защите.

 

Ходатайства участников уголовного процесса, заявленные в ходе судебного разбирательства, подлежат обязательному рассмотрению

 

Приговором Октябрьского районного суда г. Белгорода Х. осужден к лишению свободы.

Приговор отменен кассационной инстанцией по следующим основаниям.

В соответствии со ст. 15 УПК РФ, уголовное судопроизводство осуществляется на основе состязательности сторон; стороны обвинения и защиты равноправны перед судом.

Полномочия защитника в судебном процессе определены ст. 53 УПК РФ, согласно п. 8 которой он имеет право заявлять ходатайства, подлежащие разрешению судом.

Адвокатом в судебном заседании заявлен ряд ходатайств, в которых он просил суд признать недопустимыми доказательствами: протоколы явок с повинной Ш., допросов Ш. и Л. в качестве обвиняемых и проверки их показаний на месте совершения преступлений.

В нарушение ст. 271 УПК РФ, суд не принял решений об удовлетворении или об отказе в удовлетворении заявленных ходатайств, вынеся не предусмотренные УПК РФ постановления о разрешении заявленных ходатайств при вынесении окончательного решения, т.е. при постановлении приговора.

 

Суд обоснованно возвратил уголовное дело прокурору для разрешения вопроса о направлении в компетентные органы иностранного государства для осуществления уголовного преследования (ст. 237 УПК РФ)

 

Постановлением Октябрьского районного суда г. Белгорода уголовное дело по обвинению К. по ст. ст. 158 ч. 1, 158 ч. 2 п. "в" УК РФ возвращено прокурору г. Белгорода для устранения препятствий его рассмотрения судом и направления в Генеральную прокуратуру РФ для решения вопроса о направлении дела в компетентные органы иностранного государства для осуществления уголовного преследования.

Кассационная инстанция посчитала постановление законным и обоснованным.

Суд, возвращая дело прокурору, сослался на то, что приговор в отношении К. не может быть постановлен, поскольку подсудимый, извещенный надлежащим образом о месте и времени рассмотрения судебного заседания, в суд не явился, причину неявки не сообщил.

Постановлением судьи от 21 декабря 2005 года был объявлен розыск К.

Согласно рапорту оперуполномоченного уголовного розыска, К. проживал в квартире И-вых по адресу: <...>, в начале января 2006 года выехал на постоянное место жительства в г. Волчанск, Украина, где проживает его мать и возвращаться в Россию не собирается.

В соответствии со ст. 458 УПК РФ, в случае совершения преступления на территории РФ иностранным гражданином, впоследствии оказавшимся за его пределами, и невозможности производства процессуальных действий с его участием на территории РФ все материалы возбужденного и расследуемого уголовного дела передаются в Генеральную прокуратуру РФ, которая решает вопрос об их направлении в компетентные органы иностранного государства для осуществления уголовного преследования.

Материалами дела установлено, что К. является гражданином и жителем Украины, т.е. иностранным гражданином, совершил преступление на территории России и впоследствии оказался за ее пределами.

Суд первой инстанции, со ссылкой на ст. 247 УПК РФ, правильно определил, что рассмотрение уголовного дела в отсутствии К. невозможно, поэтому поступил в полном соответствии с требованиями закона, возвратив дело прокурора г. Белгорода, для последующего направления в Генеральную прокуратуру РФ для решения вопроса о направлении дела в компетентные органы иностранного государства для осуществления уголовного преследования.

 

Нарушением органом дознания права потерпевшего на прекращение уголовного дела за примирением сторон признано существенным нарушением, препятствующим его рассмотрению судом (ст. 237 УПК РФ)

 

Постановлением судьи Губкинского городского суда уголовное дело в отношении И., обвиняемого в совершении преступления предусмотренного ст. 158 ч. 2 п. "г" УК РФ, возвращено Губкинскому городскому прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом.

Оставляя постановление без изменения, кассационная инстанция облсуда указала следующее.

Согласно ст. 25 УПК РФ прокурор и дознаватель с согласия прокурора вправе на основании заявления потерпевшего прекратить уголовное дело в отношении лица, подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления небольшой или средней тяжести, в случаях, предусмотренных ст. 76 УК РФ, если это лицо примирилось с потерпевшим и загладило причиненный вред.

Из материалов дела видно, что заявление от потерпевшего о прекращении уголовного дела за примирением сторон поступило при ознакомлении его с обвинительным актом 7 мая 2006 года. Однако потерпевшему М., как отражено им собственноручно в протоколе ознакомления с материалами дела, ст. 25 УПК РФ не разъяснена, а дознавателем и прокурором при утверждении обвинительного акта данное заявление не рассмотрено с вынесением соответствующего процессуального документа, чем существенно были ущемлены права потерпевшего на стадии досудебного производства.

 

Размер оплаты труда адвоката, участвующего в судебном разбирательстве по назначению суда определяется с учетом сложности уголовного дела (ч. 5 ст. 50 УПК РФ)

 

Постановлением Губкинского городского суда Белгородской области оплачен труд адвоката Г. за время занятости в судебном заседании по делу по обвинению П. и Б. в сумме 2475 рублей.

Адвокат осуществлял защиту П. в судебном разбирательстве в течение 9 рабочих дней.

Постановлением суда труд адвоката оплачен из расчета 25% минимальных размеров оплаты труда, исходя из расчета 1100 рублей МРОТ.

Судебная коллегия по уголовным делам облсуда, отменяя постановление, указала следующее.

В соответствии с Постановлением Правительства РФ от 4 июля 2003 года N 400 "О размере оплаты труда адвоката, участвующего в качестве защитника в уголовном судопроизводстве по назначению органов дознания, предварительного следствия, прокурора или суда" Приказа МЮ и министерства финансов РФ N 257/89 от 6 октября 2003 года с учетом степени сложности уголовного дела устанавливается размер оплаты труда адвоката за один день участия в качестве защитника в уголовном судопроизводстве.

Как видно из материалов уголовного дела, П. предъявлено обвинение, и он осужден за 5 эпизодов преступной деятельности, предусмотренных ст. ст. 158 ч. 1, 158 ч. 2 п. "б" (три), 161 ч. 1 УК РФ.

Судебное разбирательство проводилось в течение 9 рабочих дней.

При таких обстоятельствах суд вынес постановление об оплате труда адвоката из расчета 25% МРОТ за один день участия без учета требований п. 2 указанного выше Приказа МЮ РФ и министерства финансов РФ о том, что в случае предъявления обвинения по трем или более инкриминируемым преступлениям устанавливается размер оплаты труда адвоката за один день участия в качестве защитника в уголовном судопроизводстве в размере 75% МРОТ.

 

Приговор не должен содержать формулировок, свидетельствующих о виновности в совершении преступления других лиц кроме подсудимого, если разбирательство дела в отношении них в суде не производилось.

Суд может сослаться на лиц, освобожденных от уголовной ответственности по предусмотренным в законе основаниям, если это имеет значение для установления роли, степени и характера участия подсудимого в совершении преступления, квалификации его действий или установления других существенных обстоятельств дела, с обязательным указанием оснований прекращения дела (ст. 307 УПК РФ)

 

Приговором Свердловского районного суда г. Белгорода Я. осужден по ст. 33 ч. 5, 159 ч. 2 УК РФ к обязательным работам сроком на 180 часов.

Приговор изменен по следующим основаниям.

В соответствии с ч. 1 ст. 252 УПК РФ судебное разбирательство проводится только в отношении обвиняемого <...>.

Пленум Верховного суда РФ в своем Постановлении от 29.04.1996 N 1 "О судебном приговоре" разъяснил, что поскольку разбирательство дела в суде производится только в отношении подсудимого, суд не должен допускать в приговоре формулировок, свидетельствующих о виновности в совершении преступления других лиц.

По настоящему делу к уголовной ответственности привлечен только Я. Однако суд квалифицировал действия Я., как пособничество в мошенничестве, совершенного группой лиц по предварительному сговору с несовершеннолетними В. и К. На момент совершения преступления К. не достигла возраста уголовной ответственности, в связи с чем следствием в отношении нее по этим основаниям отказано в возбуждении уголовного дела. По действующему закону, если в составе группы один участник является субъектом, а остальные ввиду малолетнего возраста субъектами не являются, группы по предварительному сговору не будет. Об этом сказано и в Постановлении Пленума Верховного суда РФ N 29 от 27.12.2002 "О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое".

Дело в отношении Володиной на предварительном следствии прекращено по амнистии, поэтому в описательно-мотивировочную часть приговора следует внести изменения. Вместо указаний фамилий В. и К. следует считать, что Я. совершил преступление группой лиц по предварительному сговору с В., уголовное дело в отношении которой прекращено по амнистии.

 

Неустановление цели и мотива совершения преступлений повлекло отмену приговора в части осуждения за хулиганство с прекращением дела производством за отсутствием в деянии состава преступления (ст. 73 УПК РФ)

 

Приговором Красненского районного суда П. и У. осуждены к лишению свободы.

Они признаны виновными в совершении хулиганства в отношении потерпевших К., И.А. и И.Б.

Кассационная инстанция изменила приговор по следующим основаниям.

Субъективная сторона хулиганства выражается в форме прямого умысла, с мотивом явного неуважения к обществу. Субъект сознает, что он грубо нарушает общественный порядок, желает проявить явное неуважение к обществу, а также сознательно применяет оружие или предметы, используемые в качестве оружия.

Из показаний осужденных П. и У., оглашенных в судебном заседании, потерпевшего К. видно, что в домовладение последнего они проникли с целью хищения имущества. Впоследствии, после обнаружения их потерпевшим, они потребовали у него деньги, и У. нанес ему удар обухом топора по голове, причинив телесные повреждения, не повлекшие расстройство здоровья.

В домовладение потерпевших И-вых они также пытались проникнуть с целью открытого хищения имущества (забрать деньги).

По смыслу ст. 213 УК РФ под применением оружия или предметов используемых в качестве оружия, понимается причинение физического вреда или попытка такого причинения.

Из материалов дела видно, что потерпевшим И.А. они топором не угрожали и не демонстрировали его.

Таким образом, суд фактически установил, что осужденные преследовали корыстную цель, и их умысел был направлен на совершение хищения чужого имущества.

При таких обстоятельствах приговор в отношении П. и У. в части их обвинения по ч. 2 ст. 213 УК РФ и ч. 2 ст. 213 УК РФ отменен, а уголовное дело по указанным статьям прекращено.

 

Отказ частного обвинителя от поддержания обвинения обязателен для суда (ст. 246 УПК РФ)

 

Приговор Валуйского районного суда Г.А. осужден по ст. 116 ч. 1 УК РФ на 6 месяцев исправительных работ.

Судебная коллегия по уголовным делам облсуда изменила приговор по следующим основаниям.

Принимая решение об отказе в удовлетворении ходатайства потерпевшей Г.Б. о прекращении уголовного дела по ст. 116 ч. 1 УК РФ за примирением сторон, суд в приговоре сослался на совершение осужденным трех преступлений, по которым государственный обвинитель не отказался от обвинения.

В соответствии со ст. 43 УПК РФ, частный обвинитель наделяется правами, предусмотренными частями 4 - 6 ст. 246 УПК РФ, которая предусматривает поддержание обвинения в судебном заседании.

Таким образом, при наличии заявления частного обвинителя - потерпевшей Г.Б. об отказе от обвинения и прекращении уголовного дела в отношении осужденного, суд обязан был принять данный отказ.

 

Постановляя обвинительный приговор, суд должен установить имеются ли по делу обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание, и учесть их при назначении наказания (ст. 299 УПК РФ)

 

Приговором Валуйского районного суда К. осужден по ст. 111 ч. 4 УК РФ к лишению свободы.

Президиум облсуда изменил приговор по следующим основаниям.

Как следует из материалов уголовного дела, К. после его задержания написал явку с повинной, которая органами следствия указана в обвинительном заключении, как смягчающее наказание обстоятельство.

По делу установлено, что инициатором ссоры была потерпевшая, которая высказывала в адрес К. оскорбительные слова. После нанесения удара ножом К. принимал меры к вызову врачей скорой помощи.

Это обстоятельства не были учтены при назначении К. наказания.

С учетом изложенного, приговор изменен: обстоятельством, смягчающим наказание К., президиум признал явку с повинной, противоправность поведения потерпевшей и оказание ей медицинской помощи.

 

Уголовно-процессуальный закон не предусматривает обязательное опубликование в средствах массовой информации официального извинения прокурора реабилитированному (ст. 136 УПК РФ)

 

Приговором Волоконовского районного суда В. оправдан по ст. 201 ч. 1 УК РФ за отсутствием в его действиях состава преступления.

Постановлением суда заявление В. к прокурору Волоконовского района о реабилитации и возмещении понесенных им убытков удовлетворено.

Президиум, отменяя постановление, указал следующее.

Обязанность прокурора от имени государства принести официальное извинение реабилитированному за причиненный вред, предусмотрена ст. 136 УПК РФ.

Там же предусмотрена обязанность средств массовой информации, публиковавшим и освещавшим информацию об уголовном преследовании В., по требованию реабилитированного или указанию суда, прокурора, следователя, дознавателя, сделать сообщение о реабилитации. Прокурор по требованию реабилитированного или суда обязан в срок не позднее 14 суток направить письменные сообщения о принятых решениях, оправдывающих гражданина, по месту его работы или месту жительства.

При этом уголовно-процессуальным законом не предусмотрено, чтобы официальные извинения прокурора были опубликованы в средствах массовой информации.

 

Вред, причиненный гражданину или юридическому лицу в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления либо должностных лиц этих органов, подлежит возмещению за счет соответственно казны РФ, казны субъекта РФ или казны муниципального образования (ст. 307 УПК РФ)

 

Приговором Красненского районного суда Д. осужден к лишению свободы. Удовлетворены гражданские иски: с Д. в пользу Ж. взыскана компенсация морального вреда в сумме 30000 рублей.

Президиум областного суда отменил приговор в части разрешения гражданского иска.

Д., работая милиционером, - водителем Красненского РОВД, будучи должностным лицом, 22 января 2005 года, при отсутствии законных оснований применил насилие к доставленному в отдел Ж.: умышленно нанес ему специальным средством - резиновой палкой множественные удары по различным частям тела, причинив потерпевшему легкий вред здоровью.

Д. с нарушением закона привлечен к участию в деле в качестве гражданского ответчика.

Судом не учтено положение абзаца 2 ч. 1 ст. 1064 ГК РФ, согласно которому законом обязанность возмещения вреда может быть возложена на лицо, не являющееся причинителем вреда.

В соответствии со ст. 1069 ГК РФ вред, причиненный гражданину или юридическому лицу в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления либо должностных лиц этих органов, подлежит возмещению за счет соответственно казны РФ, казны субъекта РФ или казны муниципального образования.

Это положение закона при разрешении гражданских исков не учтено.

Финансовые органы, выступающие от имени соответствующей казны, к участию в деле в качестве гражданского ответчика не привлечены.

 

Оплата труда адвоката, участвующего в уголовном судопроизводстве по назначению суда производится за каждый день участия в судебном заседании вне зависимости от длительности выполнения поручения в течение дня (ст. 50 УПК РФ)

 

Постановлением Чернянского районного суда Белгородской области от 8 декабря 2005 года частично удовлетворено заявление адвоката Мителева, осуществлявшего защиту прав и интересов осужденного К., произведена оплата за 1 день его участия в судебном заседании - 6 декабря 2005 года.

Президиум областного суда, отменяя постановление, указал следующее.

В соответствии с ч. 5 ст. 50 УПК РФ в случае, если адвокат в судебном разбирательстве участвует по назначению суда, расходы по оплате его труда компенсируются за счет средств федерального бюджета.

Согласно протоколам судебных заседаний от 12 октября, 22 и 23 ноября 2005 года уголовное дело по обвинению С. и К. в указанные дни назначалось слушанием, проводилась его подготовительная часть, но затем откладывалось слушанием.

Постановлением Правительства РФ от 4 июля 2003 года N 400 "О размере оплаты труда адвоката, участвующего в качестве защитника в уголовном судопроизводстве по назначению органов дознания, предварительного следствия, прокурора и суда" установлено, что время занятости адвоката исчисляется в днях, в которые адвокат был фактически занят выполнением поручения вне зависимости от длительности в течение дня.

Эти требования закона при рассмотрении заявления адвоката Мителева об оплате его труда не учтены, и оплата его услуг произведена в сумме 200 рублей за 1 день участия в судебном заседании - 6 декабря 2005 года.

 

Апелляционное производство

 

Уголовный закон, устраняющий преступность деяния, смягчающий наказание или иным образом улучшающий положение лица, совершившего преступление, имеет обратную силу независимо от того, в чем выражается улучшение (ст. 10 УК РФ)

 

Приговором судебной коллегии по уголовным делам Белгородского областного суда от 22 июня 2000 года, с учетом изменений, внесенных определением Судебной Коллегии по уголовным делам Верховного Суда, С. осужден к лишению свободы.

Постановлением Алексеевского районного суда от 10 мая 2006 года С. отказано в удовлетворении ходатайства о приведении приговора в соответствие с ФЗ N 162-ФЗ от 08.12.2003 "О внесении изменений в УК РФ".

Отменяя постановление, президиум облсуда указал следующее.

Постановлением президиума Белгородского областного суда от 6 апреля 2006 года отменено постановление суда от 11 мая 2004 года, которым оставлено без удовлетворения ходатайство осужденного С. о приведении приговора в соответствие с действующим законодательством.

В постановлении президиум указал на неверное толкование судом первой инстанции ст. 10 УК РФ и ст. 88 ч. 6.1 УК РФ и обратил внимание суда на то, что по смыслу ст. 10 УК РФ закон, улучшающий положение лица, совершившего преступление, имеет обратную силу и подлежит применению в конкретном деле независимо от того, в чем выражается улучшение - в отмене квалифицирующего признака преступления, снижении нижнего или верхнего пределов санкции соответствующей статьи Особенной части УК РФ, изменении в благоприятную для осужденного сторону правил Общей части УК РФ, касающихся назначения наказания, или в чем-то ином.

Преступление С. совершено в несовершеннолетнем возрасте, и наказание по п. "в" ч. 3 ст. 162 УК РФ в виде лишения свободы на 8 лет назначено в минимальных пределах санкции.

В соответствии с ч. 6.1 ст. 88 УК РФ (в ред. ФЗ N 162-ФЗ от 08.12.2003) при назначении несовершеннолетнему осужденному наказания в виде лишения свободы за совершение тяжкого либо особо тяжкого преступления нижний предел наказания, предусмотренный соответствующей статьей Особенной части УК РФ, сокращается наполовину.

В нарушение требований закона при новом рассмотрении дела ходатайство осужденного о приведении приговора и кассационного определения в соответствие с действующим законодательством вновь оставлено без удовлетворения.

 

Судимости за умышленные преступления средней тяжести могут учитываться при признании рецидива преступлений только в случае, если лицо за их совершение осуждалось к наказанию в виде лишения свободы (ст. 18 УК РФ)

 

Приговором Белгородского районного суда К., ранее судимый, осужден к лишению свободы.

Президиум Белгородского областного суда изменил приговор по следующим основаниям.

В соответствии со ст. 18 ч. 2 п. "а" УК РФ рецидив признается опасным при совершении лицом тяжкого преступления, за которое оно осуждается к реальному лишению свободы, если ранее это лицо два или более было осуждено за умышленное преступление средней тяжести к лишению свободы.

Суд усмотрел в действиях К. опасный рецидив преступлений и признавал его в качестве обстоятельства отягчающего наказание, сославшись на его судимости за умышленные преступления средней тяжести по ранее постановленным приговорам от 10 июня 2002 года и 20 июля 2005 года.

Приговором от 20 июля 2005 года К. было назначено наказание в виде 1 года 3 месяцев исправительных работ.

Поскольку К. был осужден не к лишению свободы, в его действиях отсутствует опасный рецидив преступлений, а имеется рецидив преступлений.

 

Действия сотрудников УФСНК по повторному проведению оперативно-розыскного мероприятия признаны незаконными (ст. 228.1 УК РФ)

 

Приговором Старооскольского городского суда К. осужден к лишению свободы.

Изменяя приговор президиум областного суда указал следующее.

Судом установлено, что К. дважды сбыл наркотическое средство П.: 25 сентября и 26 сентября 2005 года.

Из материалов дела следует, что 25 сентября 2005 года сотрудниками УФСКН было проведено оперативно-розыскное мероприятие - "проверочная закупка" с целью изобличения К. как лица, занимающегося незаконным оборотом наркотических средств. В роли закупщика выступил П., которому К. сбыл наркотическое средство - марихуану, массой 0,87 гр. за 150 рублей.

Следовательно, правоохранительными органами было установлено, что К. незаконно сбывает наркотическое средство, и его противоправная деятельность подлежала пресечению на основании ст. 2 ФЗ "Об оперативно-розыскной деятельности".

Объективных данных, свидетельствующих о необходимости 26 октября 2005 года повторного проведения оперативно-розыскного мероприятия - "проверочная закупка", в ходе которой К. незаконно сбыл П. 53,74 грамма марихуаны, в материалах дела не имеется.

При таких данных, действия сотрудников УФСКН от 26 октября 2005 года являются незаконными, поскольку они были направлены на провоцирование дальнейшей преступной деятельности осужденного.

По смыслу закона в случаях, когда передача наркотического средства осуществляется в ходе проверочной закупки, проводимой представителя правоохранительных органов в соответствии с ФЗ "Об оперативно-розыскной деятельности", содеянное следует квалифицировать по ч. 3 ст. 30 УК РФ и соответствующей части ст. 228.1 УК РФ, поскольку в этих случаях происходит изъятие наркотического средства из незаконного оборота.

 

Диспозиция ст. 228.1 УК РФ, предусматривающая уголовную ответственность за незаконный сбыт наркотических средств, включает в себя приобретение и хранение этих средств и дополнительной квалификации за приобретение и хранение наркотических средств не требует

 

Приговором Шебекинского районного суда Н. осужден по ст. ст. 228 ч. 1, 228.1 ч. 1, 228.1 ч. 2 п. "б" УК РФ к лишению свободы.

Он признан виновным в незаконном приобретении и хранении наркотических средств без цели сбыта в крупном размере (28,2 грамма).

Президиум отменил приговор в части осуждения Н. по ст. ст. 228 ч. 1, 228.1 ч. 2 п. "б" УК РФ, и дело производством прекратил за отсутствием состава преступления.

Такие выводы суда противоречат установленным по делу обстоятельствам, так как Н. осужден и за сбыт указанного наркотического средства.

Диспозиция ст. 228.1 УК РФ, предусматривающая ответственность за незаконный сбыт наркотических средств, включает в себя приобретение и хранение этих веществ.

Дополнительной квалификации за приобретение и хранение наркотических средств не требуется.

Также в деле отсутствуют доказательства, подтверждающие приобретение Н. летом 2004 года наркотического средства - марихуаны, и его хранение.

 

Преступность и наказуемость деяния определяется уголовным законом, действовавшим во время совершения этого деяния (ст. 9 УК РФ)

 

Приговором Шебекинского районного суда Г. осужден по ст. 162 ч. 3 УК РФ с применением ст. 64 УК РФ к лишению свободы.

Судебная коллегия по уголовным делам изменила приговор по следующим основаниям.

Из приговора видно, что Г. совершил преступление 19 октября 2003 года.

В соответствии с ч. 1 ст. 9 УК РФ преступность и наказуемость деяния определяется уголовным законом, действовавшим во время совершения этого деяния.

По закону, действовавшему на момент совершения Г. разбоя с незаконным проникновением в жилище и применением предметов, используемых в качестве оружия, санкция ч. 2 ст. 162 УК РФ (в ред. ФЗ от 13.06.1996) не предусматривала дополнительного наказания в виде штрафа, тогда как санкция ч. 3 ст. 162 УК РФ (в ред. ФЗ от 08.12.2003) предусматривает штраф в размере до одного миллиона рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до 5 лет в качестве дополнительного наказания.

Суд первой инстанции при квалификации действий Г. по ст. 162 ч. 3 УК РФ (в ред. ФЗ от 08.12.2003) не учел требования ч. 1 ст. 10 УК РФ, согласно которой уголовный закон, усиливающий наказание, не имеет обратной силы. Поэтому его действия подлежат переквалификации на ст. 162 ч. 2 УК РФ (в редакции ФЗ от 13.06.1996)

 

Преступление признается совершенным из хулиганских побуждений, если оно совершено беспричинно.

Президиум областного суда исключил из приговора хулиганский мотив, поскольку инициаторами конфликта были потерпевшие (ст. 112 УК РФ)

 

Приговором Свердловского районного суда г. Белгорода Ш. и Б. осуждены к лишению свободы.

Они признаны виновными в умышленном причинении средней тяжести вреда здоровью, в отношении двух лиц, группой лиц по предварительному сговору, из хулиганских побуждений.

Президиум изменил приговор по следующим основаниям.

По смыслу закона преступление признается совершенным из хулиганских побуждений, если оно совершено беспричинно, т.е. в отсутствие повода, либо с использованием малозначительного повода.

По делу установлено и признано судом в приговоре, что инициаторами конфликта были потерпевшие.

Суд признал обстоятельством, смягчающим наказание Ш. и Б., противоправность поведения потерпевших, явившуюся поводом для преступления.

При таких обстоятельствах в действиях осужденных отсутствует хулиганский мотив.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь