Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ПСКОВСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Судебной коллегии по гражданским делам

от 8 августа 2006 года

 

(ИЗВЛЕЧЕНИЕ)

 

Судебная коллегия по гражданским делам Псковского областного суда рассмотрела в судебном заседании 8 августа 2006 года дело по кассационной жалобе представителя Б. и Л. - К. на решение Великолукского городского суда от 2 июня 2006 года, которым постановлено: в иске Б. и Л. к государственному учреждению - Управлению Пенсионного фонда РФ по г. Великие Луки и Великолукскому району Псковской области о признании действий незаконными и восстановлении нарушенных прав отказать за необоснованностью.

Заслушав доклад судьи Е., объяснения представителя Б. и Л. - К., представителя ГУ - Управления Пенсионного фонда РФ по г. Великие Луки и Великолукскому району Псковской области И., судебная коллегия областного суда

 

установила:

 

Б. и Л. обратились в суд с иском к ГУ - Управлению Пенсионного фонда РФ по г. Великие Луки и Великолукскому району Псковской области (далее - ГУ УПФ) о признании действий незаконными и восстановлении нарушенных прав.

В обоснование исковых требований указывается, что Б. и Л. в 2002 году приехали в Россию на постоянное место из Республики Узбекистан, где им выплачивалась пенсия до 23 мая 2002 года. После вступления в российское гражданство (14 декабря 2004 года) ответчик назначил им пенсию по старости лишь с 1 июня 2004 года. Ссылаясь на то, что Федеральный закон "О трудовых пенсиях в РФ" никаких ограничений в сроках выплаты пенсии гражданам бывшего СССР, прибывшим в Российскую Федерацию, не устанавливает, считают действия ГУ УПФ незаконными, просят обязать ответчика произвести выплаты пенсии по старости с 24 мая 2002 года по 31 мая 2004 года; обязать ГУ УПФ произвести доплату пенсий по старости с учетом возникновения права на пенсию с 24 мая 2002 года; взыскать с ответчика судебные расходы.

Представитель ГУ - Управление Пенсионного фонда РФ по г. Великие Луки и Великолукскому району Псковской области исковые требования не признал, пояснил, что в силу норм ФЗ от 15.12.2001 N 166-ФЗ "О государственном пенсионном обеспечении в РФ" и Федерального закона от 17.12.2001 N 173-ФЗ "О трудовых пенсиях в РФ" пенсионное обеспечение на территории Российской Федерации осуществляется по законодательству Российской Федерации, если международным договором не установлены иные правила. Соглашением о гарантиях прав граждан государств - участников СНГ в области пенсионного обеспечения от 13 марта 1992 года установлено, что пенсионное обеспечение граждан государств - участников данного Соглашения и членов их семей осуществляется по законодательству государства, на территории которого они проживают. Пенсии Б. и Л. были назначены с учетом требований действующего на территории РФ законодательства. При этом было учтено письмо Министерства социальной защиты населения РФ от 31.01.1994 N 1-369-18, разъясняющее порядок пенсионного обеспечения граждан, прибывших в РФ из государств, ранее входивших в состав СССР, действующее в части, не противоречащей законодательству РФ, согласно которому при переселении иностранного гражданина, получавшего пенсию в одном из государств - участников Содружества Независимых Государств, пенсия по новому месту жительства назначается с месяца, следующего за месяцем прекращения выплаты пенсии по прежнему месту жительства, но не более чем за шесть месяцев до месяца регистрации по месту жительства на территории России. Таким образом, Б. и Л., получившим паспорта граждан России 1 декабря 2004 года, зарегистрированным на территории РФ с 8 декабря 2004 года, обратившимся в Управление с заявлением о назначении пенсии по старости 14 декабря 2004 года, пенсия была назначена с 1 июня 2004 года, то есть на шесть месяцев назад, а не с момента обращения с заявлением, как это предусмотрено ст. 19 Федерального закона от 17.12.2001 N 173-ФЗ "О трудовых пенсиях в РФ".

Судом постановлено указанное решение.

В кассационной жалобе представителя Б. и Л. - К. ставится вопрос об отмене решения суда в связи с нарушением норм материального права.

Проверив материалы дела с учетом доводов жалобы, судебная коллегия считает решение суда подлежащим отмене как постановленное с нарушением норм материального права, неправильным определением юридически значимых обстоятельств.

Так, разрешая спор, суд исходил из того, что статьей 19 Федерального закона от 17 декабря 2001 года N 173-ФЗ "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" предусматривается назначение трудовой пенсии со дня обращения, которым считается день приема органом, осуществляющим пенсионное обеспечение, соответствующего заявления со всеми необходимыми документами.

Поскольку необходимые документы, перечисленные в утвержденном постановлением Министерства труда и социального развития РФ и Пенсионного фонда РФ от 27 февраля 2002 года N 16/19па Перечне документов, необходимых для установления трудовой пенсии в соответствии с Федеральным законом "О трудовых пенсиях в Российской Федерации", были представлены Б. и Л. в Управление Пенсионного фонда 14 декабря 2004 года (после получения гражданства РФ и регистрации по месту жительства), суд пришел к выводу о том, что оснований для выплаты истцам пенсий с 2002 года - момента переезда на постоянное место жительства в Российскую Федерацию нет.

Однако с таким выводом суда нельзя согласиться по следующим основаниям.

Установлено, что Б. и Л. будучи гражданами Узбекистана в 2002 году переехали в Россию из Республики Узбекистан, где им выплачивалась пенсия до 23 мая 2002 года.

Правовое положение иностранных граждан в Российской Федерации определяется Федеральным законом от 25 июля 2002 года N 115-ФЗ "О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации", согласно которому под находящимся на законных основаниях в Российской Федерации иностранным гражданином понимается лицо, имеющее вид на жительство, либо разрешение на временное проживание, либо визу, либо иные предусмотренные Федеральным законом или международным договором Российской Федерации документы, подтверждающие право иностранного гражданина на пребывание (проживание) в Российской Федерации.

Соглашением о гарантиях прав граждан государств - участников Содружества Независимых Государств в области пенсионного обеспечения от 13 марта 1992 года, относящимся к числу международных договоров и регулирующим пенсионное обеспечение граждан Армении, Беларуси, Казахстана, Киргизии, России, Таджикистана, Туркмении, Узбекистана, Украины, предусматривается, что пенсионное обеспечение граждан государств - участников настоящего Соглашения и членов их семей осуществляется по законодательству государства, на территории которого они проживают (ст. 1).

В соответствии со ст. 6 Соглашения назначение пенсий гражданам государств - участников Соглашения производится по месту жительства, а согласно ст. 7 при переселении пенсионера в пределах государств - участников Соглашения выплата пенсии по прежнему месту жительства прекращается, если пенсия того же вида предусмотрена законодательством по новому месту жительства пенсионера.

Анализ перечисленных норм права позволяет сделать вывод о том, что иностранный гражданин, находящийся на законном основании на территории Российской Федерации, вправе получать в Российской Федерации пенсию при условии постоянного проживания в Российской Федерации. Следовательно, именно эти обстоятельства являются юридически значимыми по настоящему делу.

Как следует из положений ст. 8 Федерального закона от 25 июля 2002 года N 115-ФЗ, постоянно проживающим в Российской Федерации иностранным гражданином является лицо, получившее вид на жительство.

Однако Конституционный Суд Российской Федерации в своем Определении от 4 марта 2004 года N 146-О обратил внимание на то, что факт постоянного проживания иностранного гражданина в Российской Федерации как основание для назначения пенсии может быть установлен судом исходя из непрерывности, длительности пребывания на территории Российской Федерации и других обстоятельств дела.

Из материалов дела следует, что после выезда из Республики Узбекистан истцы имели временную регистрацию в Российской Федерации, а с декабря 2004 года - постоянную, то есть находились на территории Российской Федерации на законных основаниях.

Допрошенные в судебном заседании свидетели подтвердили доводы истцов о том, что их переселение носило постоянный характер.

Из копии свидетельства о государственной регистрации права от 22.10.2002 следует, что 25 июня 2002 года Л. купила квартиру, расположенную в г. Великие Луки Псковской области.

Указанные обстоятельства подтверждают факт постоянного проживания истцов на территории Российской Федерации после выезда из Республики Узбекистан, что в совокупности с вышеизложенным свидетельствует об обоснованности исковых требований Б. и Л.

Поскольку собранные по делу доказательства являются достаточными для разрешения спора, судебная коллегия считает возможным, отменив решение суда первой инстанции, постановить новое решение об удовлетворении исковых требований.

Руководствуясь ст. 361 ГПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

решение Великолукского городского суда от 2 июня 2006 года отменить. Постановить новое решение, которым исковые требования Б. и Л. к государственному учреждению - Управлению Пенсионного фонда РФ по г. Великие Луки и Великолукскому району Псковской области о признании действий незаконными и восстановлении нарушенных прав удовлетворить.

Обязать ГУ - Управление Пенсионного фонда РФ по г. Великие Луки и Великолукскому району Псковской области произвести выплаты пенсии по старости Б. и Л. с 24 мая 2002 года по 31 мая 2004 года с учетом их индексации в соответствии с ФЗ "О трудовых пенсиях в Российской Федерации".

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь