Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

БЕЛГОРОДСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

ОБЗОР СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ

ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ ЗА СЕНТЯБРЬ 2006 ГОДА

 

Процессуальные вопросы

 

Кассационная жалоба обвиняемого о необоснованном удовлетворении ходатайства о рассмотрении уголовного дела коллегией из трех судей оставлена без удовлетворения (ст. 30 УПК РФ)

 

Постановлением по итогам предварительного слушания Красненского районного суда ходатайство обвиняемого Ю. о рассмотрении уголовного дела в отношении него в составе коллегии из трех судей удовлетворено.

Заявлено ходатайство председателю Белгородского областного суда об изменении территориальной подсудности рассмотрения данного дела.

В кассационной жалобе обвиняемый У. просил отменить постановление суда об удовлетворении ходатайства обвиняемого Ю. о рассмотрении уголовного дела в составе коллегии из трех судей, поскольку, по его мнению, это ходатайство было заявлено несвоевременно, рассмотрение дела в другом районе вызовет дополнительные расходы потерпевших и причинит им дополнительные страдания.

Судебная коллегия по уголовным делам облсуда, оставляя постановление без изменения, указала следующее.

В соответствии со 30 ч. 2 п. 3 УПК РФ коллегия из трех судей федерального суда общей юрисдикции рассматривает уголовные дела о тяжких и особо тяжких преступлениях при наличии ходатайства обвиняемого, заявленного до назначения судебного заседания.

Ходатайство о рассмотрении дела коллегией из трех судей Ю. заявил в ходе предварительного слушания, т.е. до назначения судебного заседания, что соответствует требованиям указанной выше статьи.

Изменение территориальной подсудности рассмотрения дела, в данном случае, не нарушает прав остальных участников процесса.

Обвиняемые, включая У., об этом не заявляют. Доводы последнего о нарушении прав потерпевших не являются поводом для пересмотра постановления суда, поскольку сами потерпевшие не возражают против изменения подсудности дела.

 

Отказ потерпевшей в восстановлении пропущенного срока кассационного обжалования признан незаконным (ст. 357 УПК РФ)

 

Постановлением судьи Свердловского районного суда г. Белгорода, ходатайство потерпевшей Г. о восстановлении пропущенного срока кассационного обжалования приговора Свердловского районного суда г. Белгорода, которым П. осужден к лишению свободы, оставлено без удовлетворения.

Постановление отменено по следующим основаниям.

В соответствии со ст. 312 УПК РФ при наличии ходатайства потерпевшего ему вручается копия приговора.

Статьей 357 УПК РФ предусмотрено, что пропущенный срок кассационного обжалования восстанавливается, если копия обжалуемого решения потерпевшему и иным лицам, указанным в частях 4 и 5 ст. 354 УПК РФ вручены по истечении 5 суток со дня его провозглашения.

Как видно из протокола судебного заседания, Г. при провозглашении приговора не присутствовала в зале суда.

По ее ходатайству копия приговора вручена 29 мая 2006 года, и в этот же день она принесла кассационную жалобу.

При таких обстоятельствах суд, отказав потерпевшей в восстановлении кассационного срока, нарушил ее права на обжалование приговора.

 

Возвращение уголовного дела прокурору по тем основаниям, что органы дознания не установили место жительства обвиняемого признано законным и обоснованным (ст. 237 УПК РФ)

 

Постановлением Свердловского районного суда г. Белгорода уголовное дело в отношении Р., обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ст. 158 ч. 2 п. "в" УК РФ, возвращено прокурору.

Судебная коллегия по уголовным делам облсуда оставила постановление без изменения.

Как установлено по делу, обвиняемый Р. является гражданином другого государства. На территории РФ постоянного места жительства не имеет, а по тому адресу, который указан в обвинительном акте, Р. не проживал и не проживает. Следствие по делу окончено 27 февраля 2006 года, а в суд оно поступило только 11 мая 2006 года. Предварительное слушание по делу дважды откладывалось по причине неявки обвиняемого Р. Сам государственный обвинитель ходатайствовал об отложении предварительного слушания для повторного вызова обвиняемого, но было установлено, что Р. по указанному следствием адресу не проживает, поэтому суд обоснованно возвратил дело прокурору. Р. по своему статусу не является подсудимым, поскольку по делу суд не смог из-за неявки обвиняемого провести предварительное слушание и назначить дату судебного разбирательства.

 

Выделение уголовного дела в отдельное производство допускается лишь в отношении иных лиц, подозреваемых в совершении преступления, не связанного с деяниями, вменяемыми в вину по расследуемому уголовному делу. Несоблюдение этой нормы закона повлекло возвращение уголовного дела прокурору (ст. 237 УПК РФ)

 

Постановлением Краснояружского районного суда уголовное дело в отношении Ш., обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных ст. ст. 222 ч. 1, 222 ч. 1, 222 ч. 1 УК РФ возвращено прокурору для устранения препятствий рассмотрения его судом.

Судебная коллегия по уголовным делам облсуда оставила кассационное представление без удовлетворения по следующим основаниям.

В соответствии со ст. 154 УПК РФ выделение уголовного дела в отдельное производство другое дело допускается в отношении иных лиц, подозреваемых или обвиняемых в совершении преступления, не связанного с деяниями, вменяемыми в вину по расследуемому уголовному делу, когда об этом становиться известно в ходе предварительного расследования, и если это не отразится на всесторонности и объективности разрешения уголовного дела.

Данные требования закона органами предварительного расследования не выполнены.

26 мая 2006 года органами предварительного следствия возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного по ст. 222 ч. 1 УК РФ в отношении Б.

Установив, что Б. и Ш. совершили незаконные действия в отношении одних и тех же боеприпасов, в одно и то же время и одном месте, что подтверждается предъявленным Ш. обвинением, т.е. фактически их деяния взаимосвязаны, органы предварительного следствия и, в нарушение процессуального права, сославшись, что содеянное Ш. не относится к расследуемому уголовному делу, постановлением от 26 июня 2006 года выделили из возбужденного дела уголовное дело в отношении Ш.

Суд правильно пришел к выводу о допущенном нарушении процессуального права и необходимости соединения уголовных дел по обвинению Ш. и Б. прокурором в одно производство.

 

Несоблюдение процедуры судопроизводства при рассмотрении ходатайства об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания (отсутствие постановления о назначении судебного заседания и данных об извещении участников процесса о месте, дате и времени судебного разбирательства) признано существенным нарушением уголовно-процессуального закона (ст. 399 УПК РФ)

 

Постановлением судьи Свердловского районного суда г. Белгорода отказано в удовлетворении ходатайства осужденного А. об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания.

Постановление отменено по следующим основаниям.

По смыслу закона, в соответствии со ст. 227 УПК РФ, судья по поступившему в суд делу принимает одно из решений: о направлении уголовного дела по подсудности, о назначении предварительного слушания, о назначении судебного заседания.

Согласно ч. 4 ст. 231 УПК РФ, стороны должны быть извещены о месте, дате и времени судебного заседания.

В нарушение указанных требований закона, суд не вынес постановление о назначении дела (материала) к слушанию и не известил стороны о месте, дате и времени судебного заседания, о чем свидетельствует отсутствие соответствующих документов в деле (материале).

Кроме того, в соответствии со ст. 399 ч. 7 УПК РФ, судебное заседание при разрешении вопросов, связанных с исполнением приговора, начинается с доклада представителя учреждения, подавшего представление, либо с объяснения заявителя, после чего исследуются представленные материалы, выслушиваются объяснения лиц, явившихся в судебное заседание, мнение прокурора, и судья выносит постановление.

Порядок судебного заседания судом нарушен.

 

Ходатайство потерпевшего о прекращении уголовного дела в связи с примирением с обвиняемым подлежит обязательному рассмотрению дознавателем, следователем, прокурором в порядке, предусмотренном ст. ст. 25, 121 - 122 УПК РФ.

Оставление ходатайства без разрешения повлекло нарушение гарантированных законом прав потерпевшего (ст. 25 УПК РФ)

 

Постановлением Валуйского районного суда в удовлетворении ходатайства Я., обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ст. 158 ч. 2 п. "в" УК РФ, о прекращении уголовного дела отказано.

Судебная коллегия по уголовным делам Белгородского областного суда, отменяя постановление, указала следующее.

Потерпевший С. еще в ходе дознания подавал письменное ходатайство о прекращении дела в связи с примирением с обвиняемым. Подтвердил это ходатайство он и в ходе предварительного слушания. Но ни дознавателем, ни прокурором это ходатайство потерпевшего не рассмотрено. Не принял своего решения по ходатайству потерпевшего и суд. Таким образом, гарантированные законом права потерпевшего нарушены.

 

Выводы суда о виновности лица (участкового уполномоченного милиции) в злоупотреблении полномочиями из личной заинтересованности и желания создать благополучие в работе должны быть мотивированы в приговоре.

Невыполнение этой нормы процессуального права признано существенным нарушением (ст. 307 УПК РФ)

 

Приговором Алексеевского районного суда Л. осужден по ст. 285 ч. 1 УК РФ к наказанию в виде штрафа.

Работая участковым уполномоченным ОВД Алексеевского района Белгородской области 10 марта 2004 года, получив сообщение о совершенном тяжком преступлении, вопреки интересам службы, из личной заинтересованности, не желая ухудшать показатели в работе, скрыл от учета преступление.

Отменяя приговор, кассационная инстанция указала следующее.

Согласно ч. 1 п. 1 ст. 307 УПК РФ описательно-мотивировочная часть приговора должна содержать описание преступного деяния, признанного судом доказанным, с указанием места, времени, способа его совершения, формы вины, мотивов, целей и последствий преступления.

При постановлении приговора эти требования закона не выполнены.

Признавая Л. виновным в злоупотреблении полномочиями, суд указал в приговоре, что преступление им совершено из личной заинтересованности, желая создать благополучие в работе. При этом свой вывод ничем не мотивировал ограничившись лишь констатацией факта, что является существенным нарушением закона, влекущим за собой в силу ст. 381 УПК РФ, отмену приговора.

 

Приговор отменен вследствие небрежности при изложении резолютивной части приговора (ст. 308 УПК РФ)

 

Приговором Старооскольского городского суда П. и Р. осуждены к лишению свободы.

Приговор отменен по следующим основаниям.

По факту сбыта наркотических средств К. действия П. и Р. суд в описательно-мотивировочной части приговора квалифицировал по ст. ст. 30 ч. 3, 228.1 ч. 3 п. "г" УК РФ.

При решении вопроса о мере наказания в приговоре уже указано, что с учетом обстоятельств, смягчающих наказание суд считает возможным назначить Р. по ст. ст. 30 ч. 3, 228 ч. 3 п. "г" УК РФ наказание, с применением ст. 64 УК РФ, т.е. ниже низшего предела наказания, предусмотренного санкцией ст. 228 ч. 3 УК РФ.

В резолютивной части приговора суд признал Р. виновным в совершении преступления, предусмотренного ст. 30 ч. 3, 228 ч. 3 п. "г" УК РФ, по которой назначил наказание с применением ст. 64 УК РФ к лишению свободы сроком на 6 лет, без штрафа.

Однако в действующем Уголовном кодексе РФ части 3 статьи 228 УК РФ не имеется. По ст. ст. 30 ч. 3, 228.1 ч. 3 п. "г" УК РФ, по которой в описательно-мотивировочной части приговора суд квалифицировал действия Р. наказание ему судом в резолютивной части приговора не назначено.

 

Процессуальный закон запрещает использование в качестве доказательств результатов оперативно-розыскной деятельности, если они проведены с нарушением закона (ст. 89 УПК РФ)

 

Приговором Ровеньского районного суда О. и П. осуждены к лишению свободы.

Судебная коллегия по уголовным делам облсуда отменила приговор по следующим основаниям.

О. признан виновным в сбыте 3 апреля 2006 года Васильеву наркотического средства - 19,5 грамм марихуаны высушенной в ходе проверочной закупки, проводимой сотрудниками правоохранительных органов.

В соответствии со ст. 89 УПК РФ в процессе доказывания запрещается использование в качестве доказательств результатов оперативно-розыскной деятельности, если они проведены с нарушением закона.

Согласно ст. 7 и ч. 7 ст. 8 ФЗ РФ "Об оперативно-розыскной деятельности", проверочная закупка веществ, свободная реализация которых запрещена, производится на основании постановления, утвержденного руководителем органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность.

В материалах дела нет данных о выполнении приведенной нормы права при организации и проведении оперативного мероприятия, соединенного с контрольной закупкой наркотического средства у О.

Судом в основу приговора положены показания свидетелей В., Н. и Д., протоколы личного досмотра В., транспортного средства, пометки денежных купюр, вещественное доказательство - марихуана и другие доказательства, полученные в результате оперативно-розыскного мероприятия.

При таких обстоятельствах выводы суда о признании допустимыми для признания вины О. и П. доказательств, полученных при проведении оперативного мероприятия не основан на нормах процессуального права.

 

Оправдательный приговор отменен, так как при его постановлении не учтены доказательства, которые могут подтверждать обоснованность обвинения в нанесении побоев (ст. 305 УПК РФ)

 

Приговором Шебекинского районного суда, приговор мирового судьи судебного участка N 3 Шебекинского района и г. Шебекино в отношении С., оправданного по ст. 116 ч. 1, 130 ч. 1 УК РФ изменен. С. оправдан по ст. 116 ч. 1 УК РФ и по ст. 130 ч. 1 УК РФ за отсутствием в его деянии состава преступления.

Приговор отменен по следующим основаниям.

Основанием для оправдания С. явилось отсутствие у потерпевшей телесных повреждений.

Статьей 116 ч. 1 УК РФ установлена уголовная ответственность за нанесение побоев или иных насильственных действий, причинивших физическую боль.

При постановлении приговора не учтены доказательства, которые могут подтверждать обоснованность обвинения Б.С. в нанесении ей побоев. В том числе: справка травматологического отделения Шебекинской ЦРБ; акт СМО; карта вызова скорой помощи; заключение СМЭ; справка Шебекинской ЦРБ, из которых видно наличие на голове Б. ушибов, показания фельдшера скорой помощи К., подтвердившей наличие гематомы на затылке обратившейся к ней Б.

При таких обстоятельствах приговор отменен, дело направлено на новое рассмотрение.

 

По смыслу процессуального закона при постановлении приговора в особом порядке судебного разбирательства суд не вправе изменить обвинение, с которым согласился подсудимый и, тем более, увеличить объем обвинения (ст. 316 УПК РФ)

 

Приговором Новооскольского районного суда К. осужден к лишению свободы.

Приговор постановлен в особом порядке.

Как видно из материалов уголовного дела, К. обвинялся в совершении преступления, предусмотренного ст. 163 ч. 1 УК РФ, т.е. в требовании передачи под угрозой насилия потерпевшим Д. денежных средств в размере 800 рублей.

Основанием для отмены приговора послужило следующее.

Признавая квалификацию данную органами предварительного следствия содеянному К. по ст. 163 ч. 1 УК РФ правильной, суд вышел за пределы предъявленного ему обвинения и дополнительно признал его виновным в незаконном требовании другого имущества, права на другое имущество, других действий имущественного характера, соединенного под угрозой распространения сведений, позорящих потерпевшего или его близкого, иных сведений, способные причинить существенный вред правам или законным интересам потерпевшего и его близких.

По смыслу закона суд не вправе изменить обвинение, с которым согласился подсудимый, тем более, увеличить объем обвинения.

Изменение судом обвинения ухудшило положение осужденного, что согласно ст. 381 УПК РФ является существенным нарушением уголовно-процессуального права, влекущим отмену приговора.

 

Компенсация морального вреда при ДТП подлежит взысканию с владельца источника повышенной опасности, а не с осужденного, находившегося в трудовых отношениях с владельцем (ст. 309 УПК РФ)

 

Приговором Свердловского районного суда г. Белгорода Б. осужден к лишению свободы за нарушение Правил дорожного движения, повлекшее по неосторожности смерть двух и более лиц.

Постановлено взыскать с Б. в пользу потерпевших Л., П.А., П.Б., А., К. в счет компенсации морального вреда по 50000 рублей.

Приговор в части рассмотрения гражданского иска отменен по следующим основаниям.

Суд, в нарушение ст. 1079 ГК РФ, взыскал компенсацию морального вреда в пользу потерпевших не с владельца источника повышенной опасности - ОАО "Авторейс", а с осужденного Б., состоявшего в трудовых отношениях с владельцем.

Указанное нарушение повлекло за собой отмену приговора в этой части, направлением дела на новое судебное разбирательство в порядке гражданского судопроизводства.

 

Отсутствие в приговоре мотивов квалификации действий осужденного повлекло за собой его отмену (ст. 307 УПК РФ)

 

Приговором Свердловского районного суда г. Белгорода Ч. осужден по ст. 111 ч. 4 УК РФ к лишению свободы.

Судебная коллегия по уголовным делам облсуда, отменяя приговор, указала следующее.

В соответствии со ст. 297 УПК РФ, приговор суда должен быть законным, обоснованным и справедливым.

Указанные требования уголовно-процессуального закона судом не выполнены.

Приговор содержит лишь перечень доказательств, на которых суд обосновал вывод о виновности Ч. в умышленном причинении тяжкого вреда здоровью потерпевшего К., оценки и анализа им в приговоре не дано.

Квалификацию действий Ч. по ст. 111 ч. 4 УК РФ суд не мотивировал, ограничившись изложением диспозиции статьи.

Решая вопрос о квалификации действий лица, результатом которого явилось причинение потерпевшему тяжких телесных повреждений, повлекших смерть, суд должен исходить из направленности умысла виновного, а не только из последствий содеянного.

Механизм причиненных потерпевшему телесных повреждений, повлекших его смерть, в заключении судебно-медицинской экспертизы отсутствует, что лишило кассационную инстанцию возможности проверить правильность квалификации действий осужденного по ст. 111 ч. 4 УК РФ и обоснованность доводов защиты о совершении преступления по неосторожности.

 

Оставление судом ходатайства потерпевшего об отложении судебного заседания без рассмотрения повлекло нарушение прав последнего на участие в судебном разбирательстве (ст. 249 УПК РФ)

 

Приговором Красногвардейского районного суда Ж. осужден по ст. 158 ч. 3 УК РФ с применением ст. 64 УК РФ к наказанию в виде штрафа в доход государства.

Приговор отменен по следующим основаниям.

Судебное разбирательство, согласно ст. 249 УПК РФ, происходит при участии потерпевшего и (или) его представителя, если иное не предусмотрено законом.

В нарушение указанных требований уголовно-процессуального закона, суд рассмотрел дело в отсутствие потерпевшего, вовремя не уведомив его о начале судебного разбирательства.

В материалах дела имеется телеграмма потерпевшего К. от 24 июня 2006 года, в которой он просил перенести рассмотрение уголовного дела на октябрь в связи с болезнью и возражал против проведения судебного разбирательства в его отсутствие, одновременно указав, что повестка о вызове в судебное заседание получена им 21 июня, т.е. непосредственно в день начала судебного разбирательства.

Судом оставлено без внимания и то обстоятельство, что доверенность Б. выдана потерпевшим К. лишь для представления его интересов в период проведения следственных действий, но не в ходе судебного разбирательства.

Несмотря на то, что телеграмма от потерпевшего К. поступила в суд в период рассмотрения уголовного дела (21 - 28 июня 2006 года) суд оставил без обсуждения сторонами вопрос о возможности рассмотрения уголовного дела в отсутствие потерпевшего и не высказал своего суждения об отложении уголовного дела на более поздний срок.

При таких обстоятельствах приговор признан незаконным и необоснованным, в связи с чем отменен с направлением дела на новое судебное рассмотрение.

 

Выводы суда о виновности лица в совершении преступления должны подтверждаться доказательствами, рассмотренными в судебном заседании (ст. 380 УПК РФ)

 

Приговором Свердловского районного суда г. Белгорода К. осужден по п. "г" ч. 2 ст. 161 УК РФ к лишению свободы.

Президиум Белгородского облсуда, отменяя приговор, указал следующее.

Одним из доказательств вины осужденного признано заключение эксперта N 5941 от 21.10.2005, согласно которому у П. была ссадина в подбородочной области, образовавшаяся от действия тупого твердого предмета в срок, который может соответствовать 17.10.2005.

Такой вывод эксперта сделан на основании акта медицинского освидетельствования от 16.10.2005.

При постановлении приговора суд не проверил причины несовпадения дат совершения грабежа 17.10.2005 и медицинского освидетельствования потерпевшей, при котором обнаружены телесные повреждения, причиненные ей при ограблении 16.10.2005, т.е. за день до ее ограбления.

 

Невыполнение судом требований уголовно-процессуального закона об оценке каждого доказательства с точки зрения относимости, допустимости и достоверности признано существенным нарушением (ст. 88 УПК РФ)

 

Приговором Свердловского районного суда г. Белгорода Я., Н.А. и Н.Б. осуждены к лишению свободы.

Президиум облсуда отменил приговор по следующим основаниям.

Из материалов дела следует, что по эпизоду открытого хищения имущества Р. и ее изнасиловании осужденный Я. вину не признал.

В качестве доказательства, подтверждающего непричастность Я. к совершению данного преступления, адвокатом в суде было представлено заключение молекулярно-генетической экспертизы.

Согласно заключению данной экспертизы при сравнительном исследовании геномной ДНК, выделенной из следов спермы на представленных вещественных доказательствах, по указанным индивидуализирующим системам, установлено генотипическое отличие ДНК в препаратах, выделенной из следов спермы на тампоне с содержимым влагалища, на брюках трупа, от ДНК Н.А., Н.Б. и Я.

Таким образом, результаты, полученные по исследованным генетическим системам, исключают происхождение спермы на тампоне с содержимым влагалища и на брюках трупа от проходящих по делу Н.А., Н.Б. и Я.

В соответствии со ст. 88 УК РФ каждое доказательство подлежит оценке с точки зрения относимости, допустимости, достоверности, а все собранные доказательства в совокупности - достаточности для разрешения уголовного дела.

В приговоре заключению указанной экспертизы, как доказательству стороны защиты, оценки не дано.

При наличии противоречивых доказательств, имеющих существенное значение для выводов суда, в приговоре не указано, по каким основаниям суд принял одни из этих доказательств и отверг другие. По этим основаниям приговор был признан не соответствующим фактическим обстоятельствам дела и отменен.

 

Уголовно-процессуальный закон не предусматривает отказ в принятии кассационной жалобы. В случае ее несоответствия требованиям закона она возвращается судьей, который назначает срок для пересоставления (ст. 363 УПК РФ)

 

Постановлением Валуйского районного суда приведен в соответствие с ФЗ N 162-ФЗ от 8 декабря 2003 года приговор Волосовского районного суда Ленинградской области в отношении Н.

Постановление отменено президиумом облсуда по следующим основаниям.

Из материалов дела видно, что осужденным была подана кассационная жалоба на постановление судьи, в принятии которой ему было отказано в связи с несоответствием требованиям ст. 375 п. 4 УПК РФ.

Согласно ст. 363 УПК РФ, в случае несоответствия кассационной жалобы требованиям закона, жалоба возвращается судьей, который назначает срок для ее пересоставления. В случае, если требования судьи не выполнены, и жалоба в установленный срок не поступила, о чем выносится соответствующее постановление, она считается не поданной.

Отказ в принятии кассационной жалобы законом не предусмотрен.

 

Все сомнения в виновности обвиняемого, которые не могут быть устранены в порядке, установленном уголовно-процессуальным законом, толкуются в пользу обвиняемого (ст. 14 УПК РФ)

 

Приговором Яковлевского районного суда осуждены к лишению свободы Ч. и П.

Они признаны виновными в изнасиловании и совершении насильственных действий сексуального характера.

Приговор изменен по следующим основаниям.

В обоснование вывода о виновности Ч. и П. в изнасиловании потерпевшей, суд в приговоре сослался на признательные показания подсудимых, показания потерпевших, свидетелей К., Г., В., а также заключения экспертиз.

Ч. и П. на предварительном следствии и в судебном заседании пояснили, что с целью изнасилования напали на потерпевших, однако Ч. не смог совершить половой акт по физиологическим причинам.

Потерпевшая также показала, что Ч. пытался совершить с ней половое сношение, однако у него ничего не получилось по физиологическим причинам.

Свидетель В. подтвердил, что потерпевшая после совершения в отношении нее преступления заявила, что ее пытались изнасиловать.

Этим показаниям суд надлежащей оценки не дал и квалифицировал действия осужденных по оконченному составу преступления, предусмотренному ст. 131 ч. 2 п. "б" УК РФ.

Судом не учтены требования ст. 14 ч. 3 УПК РФ, что все сомнения в виновности обвиняемого, которые не могут быть устранены в порядке, установленном уголовно-процессуальным законом, толкуются в пользу обвиняемого.

При изложенных обстоятельствах, не имеется бесспорных доказательств вины Ч. и П. в совершении оконченного состава преступления, предусмотренного ст. 131 ч. 2 п. "б" УК РФ, а поэтому их действия подлежат переквалификации на ст. 30 ч. 3, 131 ч. 2 п. "б" УК РФ, как покушение на изнасилование с применением насилия к потерпевшей, совершенное группой лиц по предварительному сговору.

 

По смыслу ст. 125 УПК РФ в указанном порядке может быть обжалована процедура предъявления обвинения, то есть действия, связанные с соблюдением процессуальных правил, а не само постановление о привлечении в качестве обвиняемого, в котором сформулировано предъявленное обвинение и которое является предметом судебного разбирательства (ст. 125 УПК РФ)

 

Постановлением судьи Вейделевского районного суда жалоба адвоката на постановление о привлечении в качестве обвиняемого по ч. 2 ст. 131 УК РФ Г. оставлена без удовлетворения.

Судебная коллегия отменила постановление по следующим основаниям.

На основании ст. 171 УПК РФ следователь определяет достаточность доказательств для предъявления обвинения, дает и обосновывает юридическую квалификацию преступления и принимает решение о привлечении конкретного лица в качестве обвиняемого.

Конституционный Суд РФ в постановлении N 5-П от 23.03.1999 указал, что при проверке в период предварительного расследования тех или иных процессуальных актов не вправе предрешать вопросы, которые впоследствии могут стать предметом судебного разбирательства по уголовному делу. Иное противоречило бы конституционному принципу независимости суда (ст. 120 Конституции РФ), гарантирующему в условиях состязательности процесса объективное и беспристрастное осуществление правосудия по уголовным делам.

Как видно из представленных материалов, в судебном заседании была рассмотрена жалоба адвоката на постановление о привлечении в качестве обвиняемого Г., в которой оспаривалась его виновность и достаточность доказательств для предъявления обвинения.

Разрешая жалобу, суд дал оценку доказательствам по уголовному делу, что не допустимо.

По смыслу ст. 125 УПК РФ, в суд может быть обжалована только процедура предъявления обвинения, т.е. действия, связанные с соблюдением процессуальных правил.

При таких обстоятельствах постановление судьи отменено, а дело по жалобе - прекращено.

 

При расследовании уголовных дел, связанных с нарушением правил безопасности движения и эксплуатации транспортных средств, органы следствия и прокурор обязаны установить характер и размер вреда, причиненного преступлением, определить гражданского истца и гражданских ответчиков, в том числе владельцев транспортных средств и страховую компанию, и привлечь их к участию в деле (ст. 73 УПК РФ)

 

Приговором Старооскольского городского суда Н. осужден по ч. 2 ст. 264 УК РФ к лишению свободы с лишением права управления транспортным средством.

В ходе предварительного следствия старшим следователем СУ при Старооскольском УВД допущены нарушения норм процессуального права, гарантирующие реализацию закрепленного ст. 52 Конституции Российской Федерации право потерпевшего на доступ к правосудию и компенсацию причиненного ущерба.

В соответствии с п. 4 ч. 1 ст. 73 УПК РФ при производстве по уголовному делу подлежат доказыванию характер и размер вреда, причиненного преступлением, устанавливается наличие имущества, которое может быть обращено для компенсации морального и возмещения материального вреда.

Указанные требования закона следователем не выполнены.

При расследовании данного дела потерпевшая не была признана гражданским истцом, а владелец транспортного средства, являющегося источником повышенной опасности, гражданским ответчиком.

Д не было разъяснено, что в соответствии со ст. 1079 ГК РФ обязанность возмещения вреда возлагается на юридическое лицо или гражданина, которые владеют источником повышенной опасности на праве собственности.

Указанные нарушения не были устранены и не получили должного прокурорского реагирования при утверждении обвинительного заключения прокурором, в результате чего после направления уголовного дела в суд потерпевшая обратилась с исковым заявлением о взыскании материального ущерба и компенсации морального вреда не с владельца источника повышенной опасности, а с виновного Н.

 

Апелляционное производство

 

Нарушение судом апелляционной инстанции норм уголовно-процессуального закона регламентирующих постановление приговора повлекло его отмену (ст. 368 УПК РФ)

 

Приговором Октябрьского районного суда г. Белгорода Ш. оправдан по ч. 1 ст. 112 УК РФ за отсутствием в его действиях состава преступления.

Приговор отменен по следующим основаниям.

В описательно-мотивировочной части приговора суд не изложил обстоятельства дела, установленные в судебном заседании.

Статьей 369 УПК РФ предусмотрен исчерпывающий перечень оснований отмены приговора суда первой инстанции и постановлении нового приговора.

При постановлении приговора суд апелляционной инстанции не указал основания отмены приговора суда первой инстанции.

Выводы суда, изложенные в мотивировочной части оправдательного приговора, противоречат резолютивной части приговора.

Сделав вывод о непричастности Ш. к совершению преступления, суд, в качестве основания к оправданию, в резолютивной части приговора сослался на отсутствие в действиях Ш. состава преступления.

Указанные нарушения признаны кассационной инстанцией существенными и повлекли отмену приговора.

 

Вопросы применения норм материального права

 

Условное осуждение может быть отменено только в случае систематического или злостного неисполнения условно осужденным в течение испытательного срока возложенных на него судом обязанностей либо, когда условно осужденный скрылся от контроля (ст. 74 УК РФ)

 

Постановлением судьи Борисовского районного суда отказано в удовлетворении представления начальника УИИ Борисовского района об отмене условного осуждения в отношении Р.

Судебная коллегия по уголовным делам облсуда признала постановление судьи законным, обоснованным и мотивированным.

В соответствии со ст. 74 ч. 3 УК РФ, в случае систематического или злостного неисполнения условно осужденным в течение испытательного срока возложенных на него судом обязанностей либо если условно осужденный скрылся от контроля, суд по представлению органа, осуществляющего контроль за поведением условно осужденного, может постановить об отмене условного осуждения и исполнении наказания, назначенного приговором суда.

В судебном заседании установлено, что Р. проживает не с родителями по месту регистрации, а в гражданском браке по известному в уголовно-исполнительной инспекции адресу, вместе с ней проживает ее несовершеннолетний сын; за весь период нахождения на учете в УИИ Р. один раз не явилась на регистрацию в связи с болезнью.

В суд не были представлены протоколы о совершенных Р. административных правонарушениях и вынесенные по ним постановления, в связи с чем суд не имел возможности проверить их наличие и дать им оценку.

В представленном протоколе об административном правонарушении, связанном с ненадлежащим исполнением Р. родительских обязанностей по воспитанию сына, не описана суть правонарушения, а потому суд не мог дать оценку обоснованности привлечения ее к административной ответственности.

Вопрос о лишении Р. родительских прав не ставился.

Суд принял во внимание, представленные осужденной сведения о принимаемых ею действиях к трудоустройству, а также состояние ее здоровья.

При таких обстоятельствах суд обоснованно пришел к выводу о недостаточности оснований для вывода о злостном неисполнении Р. возложенных на нее судом обязанностей и отмены условного осуждения.

 

Постановление суда об отказе в удовлетворении ходатайства об условно-досрочном освобождении от наказания отменено ввиду несоответствия изложенных в нем выводов исследованным в судебном заседании материалам (ст. 79 УК РФ)

 

Постановлением судьи Валуйского районного суда отказано в удовлетворении ходатайства осужденного Ф. об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания.

Отменяя постановление судьи, кассационная инстанция указала следующее.

В соответствии со ст. 79 УК РФ, лицо, отбывающее лишение свободы подлежит условно-досрочному освобождению, если судом будет признано, что для своего исправления оно не нуждается в полном отбывании назначенного судом наказания.

Критериями применения условно-досрочного освобождения являются: правомерное поведение, отсутствие злостных нарушений, добросовестное отношение к обязанностям в период отбывания наказания, уважительное отношение к осужденным и сотрудникам ИК; при этом учитывается поведение осужденного за весь период отбывания наказания, должна оцениваться тяжесть совершенного виновным преступления, число и характер судимостей, интервал между ними, возможности бытового и трудового устройства после освобождения.

Отказывая Ф. в удовлетворении его ходатайства об условно-досрочном освобождении, суд в постановлении сослался на то, что тот в период отбывания наказания длительное время характеризовался отрицательно, иски не погашает и мер для этого не принимает, несмотря на то, что администрацией учреждения предоставлена справка о наличии у осужденного на счету денег.

Выводы суда не соответствуют исследованным в судебном заседании материалам.

В протоколе судебного заседания отсутствуют данные, которые бы свидетельствовали о предоставлении администрацией учреждения документов, отрицательно характеризующих осужденного.

Также неубедительным является вывод суда о не желании Ф. погашать иски.

Из приобщенной к делу карточки счета видно, что обороты денежных средств у осужденного за период с 1 января 2003 года по 30 апреля 2006 года составили в общей сложности 426 руб. 70 коп., т.е. эти все деньги начислены ему учреждением за выполняемую работу.

В жалобе Ф. указывает на то, что по прибытии в колонию он сразу был трудоустроен, но за выполнение работы деньги ему не начислялись. Исполнительный лист о взыскании с него денежных средств поступил в колонию лишь в 2004 году.

При принятии решения суд не обсудил вопрос о возможности осужденного принимать меры к погашению иска.

Не соответствует имеющимся в деле данным и выводы суда о не признании осужденным своей вины в совершении преступления и не раскаянии в содеянном.

Из приговора видно, что Ф. вину признал, написал явку с повинной и активно способствовал раскрытию преступлений, а в судебном заседании заявил о своем раскаянии в содеянном.

 

Кассационная инстанция исключила из приговора указание на то, что лицо, ранее неоднократно привлекалось к уголовной ответственности, поскольку судимости у него погашены и не могут учитываться при назначении наказания (ст. 86 УК РФ)

 

Приговором Старооскольского городского суда Д. осужден к лишению свободы.

Кассационная инстанция изменила приговор по следующим основаниям.

При назначении наказания суд учел то, что Д. ранее неоднократно привлекался к уголовной ответственности.

Д. был судим в несовершеннолетнем возрасте, судимости погашены и исходя из требований ст. 86 УК РФ и разъяснений п. 5 Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 1 "О судебном приговоре" они не могут учитываться при назначении наказания.

Поэтому из описательно-мотивировочной части приговора исключено указание о том, что Д. ранее привлекался к уголовной ответственности.

 

При решении вопроса о наказании суд должен обсудить все обстоятельства, смягчающие наказание (ст. 60 УК РФ)

 

Приговором Валуйского районного суда Д. осужден к лишению свободы.

Президиум облсуда приговор изменил по следующим основаниям.

В соответствии со ст. 61 ч. 1 п. "к" УК РФ, обстоятельством, смягчающим наказание, признается оказание медицинской и иной помощи потерпевшему непосредственно после совершения преступления.

Приговором установлено, что Д. после наезда на потерпевшую, доставил ее на попутном транспорте в больницу.

При таких обстоятельствах, смягчающим наказание осужденного обстоятельством, президиумом признано оказание медицинской и иной помощи потерпевшему и снижено наказание.

 

Если передача наркотического средства осуществлялась в ходе оперативно-розыскного мероприятия - проверочной закупки, то действия виновного подлежат квалификации как покушение на сбыт наркотического средства (ст. 30 УК РФ)

 

Приговором Свердловского районного суда г. Белгорода К. осужден к лишению свободы с применением ст. 64 УК РФ по ст. ст. 228.1 ч. 1, 228.1 ч. 3 п. "г", 228 ч. 2 УК РФ.

По приговору суда он признан виновным в незаконном сбыте наркотических средств, в незаконном сбыте наркотических средств в особо крупном размере, а также незаконном хранении без цели сбыта наркотических средств в особо крупном размере.

Согласно материалам уголовного дела, 6 декабря 2005 года передача наркотического средства К. осуществлялась в ходе оперативно-розыскного мероприятия - проверочной закупки, проводимой сотрудниками правоохранительных органов в соответствии с Федеральным законом "Об оперативно-розыскной деятельности".

Поскольку в таких случаях происходит изъятие наркотического средства из незаконного оборота, действия К. должны быть квалифицированы как покушение на сбыт наркотического средства, т.е. по ст. ст. 30 ч. 3, 228.1 ч. 3 п. "г" УК РФ.

 

Срок обязательных работ, назначенных осужденному по совокупности преступлений, не может превышать максимального предела, предусмотренного уголовным законом (ст. 49 УК РФ)

 

Приговором Старооскольского городского суда С. осужден к обязательным работам.

Согласно ст. 60 ч. 1 УК РФ лицу, признанному виновным в совершении преступления, назначается справедливое наказание в пределах, предусмотренных соответствующей статьей Особенной части УПК РФ, и с учетом положений Общей части УПК РФ.

Приговором суда С. назначено окончательное наказание на основании ст. 69 ч. 2 УК РФ в виде обязательных работ на 280 часов.

В соответствии со ст. 49 ч. 2 УК РФ обязательные работы устанавливаются на срок от 60 до 240 часов.

Данные положения уголовного закона судом не учтены.

С учетом изложенного, президиум снизил назначенное С. наказание в виде обязательных работ по совокупности преступлений до 240 часов.

 

Уголовная ответственность за похищение у гражданина паспорта наступает только при наличии прямого умысла (ст. 325 УК РФ)

 

Приговором Шебекинского районного суда Г.А. осужден по ст. 325 ч. 2 УК РФ за похищение паспорта у Ж.А. к лишению свободы.

Приговор изменен по следующим основаниям.

По смыслу закона субъективная сторона преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 325 УК РФ, характеризуется виной в форме прямого умысла и наличием корыстной либо иной личной заинтересованности (из мести, зависти, карьеристских побуждений и др.).

Из материалов дела видно, что на предварительном следствии, в ходе допроса в качестве обвиняемого, Г.А. вину свою признал частично, пояснив, что паспорт на имя Ж.А. не воровал, так как документ находился в кармане куртки Ж.Б. Только потом его обнаружил, и попросил маму, чтобы она вернула Ж.Б. паспорт и кухонный нож.

Потерпевшие Ж-вы в ходе предварительного расследования по делу поясняли, что паспорт и кожаная куртка лежали раздельно, документ находился в шкафу для белья. Но в судебном заседании на данное обстоятельство они не указывали.

Из протокола допроса свидетеля Г.Б. видно, что в сентябре 2003 г. из больницы ей позвонил сын - Г.А., он попросил взять в его квартире паспорт Ж.А. и вернуть ей. Сказал, что похитил у ее сына куртку, в которой был этот паспорт. Она вернула Ж-вым паспорт и кухонный нож.

В судебном заседании противоречия в показаниях потерпевших и осужденного устранены не были, не был разрешен вопрос о местонахождении паспорта Ж.А. в момент совершения преступления.

Из материалов дела следует, что стороной обвинения не представлено достаточных доказательств, подтверждающих наличие у Г.А. умысла на похищение паспорта.

С учетом изложенного, квалификация действий Г.А. по ст. 325 ч. 2 УК РФ не обоснована.

 

Неправильное толкование уголовного закона при приведении приговора в соответствие с действующим законодательством повлекло за собой ухудшение положения осужденного

 

Постановлением Алексеевского районного суда приговор Октябрьского районного суда г. Белгорода в отношении В. приведен в соответствие с действующим законодательством.

Президиум Белгородского областного суда, отменяя постановление, указал следующее.

Из материалов дела следует, что приводя приговор в соответствие с ФЗ N 162-ФЗ от 08.12.2003 "О внесении изменений и дополнений в УК РФ", суд переквалифицировал действия В. с п. "д" ч. 2 ст. 161 УК РФ (в ред. ФЗ от 13.06.1996), санкция которой предусматривает наказание от 3 до 7 лет лишения свободы на ч. 1 ст. 161 УК РФ (в ред. ФЗ от 13.06.1996), санкция которой предусматривает менее суровое наказание - от 4 лет лишения свободы, срок при этом остался прежним.

Суд сослался на то, что наказание назначено в пределах санкции ст. 161 ч. 1 УК РФ.

Такое толкование закона президиум счел не бесспорным, поскольку оно не учитывает юридическую оценку деяния по новому закону, как менее тяжкого и влечет ухудшение положение осужденного.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь