Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ТВЕРСКОЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 7 сентября 2006 г. по делу N 33-1918

 

Судья Аксенов С.Б.

Судебная коллегия по гражданским делам Тверского областного суда

в составе председательствующего Дунаевской Н.К.

судей Бржевской Г.С. и Гришиной С.А.

рассмотрела в открытом судебном заседании в г. Твери 7 сентября 2006 года

по докладу судьи Гришиной С.А.

дело по кассационной жалобе С.Е. на решение Кимрского городского суда Тверской области от 28 июля 2006 года, которым постановлено:

"Исковые требования С.Е. к Муниципальному общеобразовательному учреждению о возмещении вреда здоровью и взыскании морального вреда оставить без удовлетворения",

Судебная коллегия

 

установила:

 

С.Е. обратилась в суд с иском к К.З. и М. о привлечении к ответственности лиц, оставивших ее сына С.В., <...>, без оказания помощи в опасном для здоровья состоянии, возмещении вреда здоровью морального вреда.

Свои требования мотивировала тем, что 14 ноября 2003 года сын, являющийся учеником 2 класса, был сбит с ног старшеклассницей, отчего упал, ударившись головой и потеряв сознание. Были явные признаки серьезной травмы головного мозга, но педагоги не предприняли ничего для оказания первой помощи в стенах школы, не вызвали скорую помощь, не оповестили мать, ввели в заблуждение родственников о тяжести травмы. Скорая медицинская помощь была вызвана ею после ухудшения состояния ребенка, в связи с чем, последнего госпитализировали в больницу, где ему, поставив диагноз "сотрясение головного мозга", было проведено длительное лечение. Из-за перенесенной травмы у ребенка найдены изменения сосудов глазного дна, он часто жалуется на головные боли, утомляемость. Считает, что по вине школы ее сыну был причинен вред здоровью. Со стороны школы не была своевременно организована работа по оказанию первой помощи. По Закону "Об образовании" школа и педагоги несут ответственность за жизнь и здоровье ребенка, поэтому просила возместить вред, нанесенный здоровью ее ребенка, взыскав с ответчиков в пользу сына в счет возмещения физических страданий денежные средства в сумме 50.000 рублей.

Определением Кимрского городского суда от 28 декабря 2005 года по делу в качестве надлежащего ответчика было привлечено МОУ, а К.3. и М. были привлечены по делу в качестве третьих лиц. Определением того же суда от 3 февраля 2006 года по делу в качестве третьего лица была привлечена администрация г. Кимры Тверской области.

В судебном заседании истица С.Е. и ее представитель К.Н. заявленные требования поддержали.

Представитель ответчика - П. требования С.Е. не признал и пояснил, что учитель М. предприняла все меры, чтобы ребенок не остался без внимания, у нее не вызвало обеспокоенности его состояние, т.к. тот был в сознании. Более того, М. отправила старшеклассницу, чтобы сообщить родственникам мальчика о происшедшем. Кроме того, ребенок также проявил неосторожность, хотя должен был соблюдать правила поведения в школе.

Третье лицо и представитель третьего лица - К.3. считает требования С.Е. необоснованными.

Из объяснений третьего лица М., данных ею в судебном заседании, следует, что она не согласна с иском С.Е., поскольку оснований для вызова скорой помощи не имелось, после звонка ребенок сам зашел в класс и сел на свое место. Подойдя к дежурившим в школе старшеклассникам, она попросила сходить по адресу, который находится напротив школы, за родственницей С.В. - К.Л. Сделала это потому, т.к. была уверена, что там всегда есть кто-то дома. Когда К.Л. пришла, С.В. сам взял куртку, и они ушли домой.

Представитель третьего лица - администрации г. Кимры Тверской области в судебное заседание не явился, просили рассмотреть данное гражданское дело без участия их представителя.

Судом постановлено приведенное выше решение.

В кассационной жалобе С.Е. просит отменить решение суда, считая его незаконным. В деле имеются медицинские документы, подтверждающие потерю памяти, сотрясение головного мозга, которые не могут быть без потери сознания. Свидетели подтвердили, что ребенок не мог подняться без посторонней помощи. Он не реагировал на окружающих, т.е. был без сознания, что следует из показаний свидетелей. Ребенку, оказавшемуся в беспомощном положении, не была оказана школой ни доврачебная, ни врачебная помощь, не была оповещена мать, хотя и адрес и телефон в школе есть. Судом не в достаточной мере проанализированы документы ответчиков. Судом неправильно была оценена тяжесть травмы ребенка.

Мальчик упал, сильно ударился головой, не мог сам подняться, а учителя сразу поднимают под руки, подтаскивают к скамейке, не обеспечив состояние покоя до выяснения тяжести травмы. При отсутствии мед. работника в школе самостоятельно судить о характере травмы сами учителя не могли.

Ребенка обследовали в больнице врачи - травматолог и невролог. Ими был поставлен диагноз, проведено обследование, назначено лечение. Диагноз был поставлен не только на основании жалоб, но и обследования, которым установлены: отек теменно-височной области слева, болезненная пальпация, вялость, заторможенность. Эксперт Т. делает выводы, что повторного осмотра врачом неврологом не было, что не соответствует действительности. В амбулаторной карте имеется запись от 13 декабря 2003 года - обследование неврологом С., 8 декабря - врач окулист, где отмечено изменение сосудов глазного дна, 22 февраля 2005 г. невролог С., 6 мая 2005 г. невролог Б.

Истицей было заявлено ходатайство о вызове врачей С. и Х., которые принимали в больнице и лечили ребенка, чтобы разрешить сомнения по поводу диагноза. Истица была не согласна с результатами проведенной экспертизы, ходатайствовала о проведении повторной экспертизы. На указанные ходатайства суд не отреагировал.

В возражениях на кассационную жалобу прокурор указал, что после падения и спустя какое-то время, когда ребенок находился в школе, о том что им получена серьезная травма доказательств не получено, а следовательно и учителя не могли тогда сделать такой вывод. В ходе рассмотрения дела была назначена судебно-медицинская экспертиза, из заключения которой следует, что каких-либо объективных данных о наличии у С.В. повреждения в виде сотрясения головного мозга в представленных медицинских документах не обнаружено. То, что состояние здоровья мальчика ухудшилось в связи с полученной травмой, в судебном заседании не подтвердилось. Суд правильно оценил показания свидетелей, заключение и показания эксперта.

В возражениях на кассационную жалобу директор МОУ г. Кимры указал, что считает решение суда законным и обоснованным.

Изучив материалы дела, обсудив доводы жалобы, заслушав представителя ответчика П., возражавшего против доводов жалобы, судебная коллегия полагает решение суда подлежащим отмене, как постановленное с нарушением норм гражданского процессуального законодательства.

Согласно ст. 151 ГК РФ если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.

В соответствии со ст. 1064 ГК РФ вред, причиненный личности гражданину, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред.

При рассмотрении дела судом было установлено, что 19 ноября 2003 года с С.В. произошел несчастный случай во время образовательного процесса в школе г. Кимры. Данный факт стороны не оспаривали. Суд установил, что ребенок, выбежав после звонка с урока из класса в коридор, столкнулся с ученицей той же школы Ч.,<...>, в результате чего, упал, ударившись головой об пол. Указанный факт подтвержден обеими сторонами. Подошедшая в этот момент классный руководитель мальчика - М. вместе с учителем Ю., подхватив его за руки, подняли с пола, донесли до ближайшей скамейки, находящейся в рекреации школы, на которую посадили. По просьбе М. старшеклассники попытались пригласить медсестру, однако последней в тот день в школе не оказалось. Одновременно известили о необходимости явиться одного из родственников мальчика, проживающего в ближайшем от школы доме. Им оказалась К.Л., которая, прибыв в школу, забрала ребенка домой, где тот находился до вызова скорой помощи, имевшего место в 20 часов 17 минут, после чего, был доставлен в Кимрскую ЦРБ.

Оценивая в названной ситуации действия М., суд пришел к выводу, что они являлись правильными, поскольку ею, в соответствии с должностной инструкцией, были предприняты необходимые меры по оказанию первой помощи С.В., а также по скорейшему извещению его родственников. Поставленный С.В. в травматологическом отделении Кимрской ЦРБ диагноз - сотрясение головного мозга, исходя из заключения судебно-медицинской экспертизы <...>, не нашел своего подтверждения в судебном заседании. Ссылка С.Е. на то, что перенесенная ее сыном травма повлекла за собой отрицательные последствия для его здоровья, опровергается добытыми в судебном заседании доказательствами.

Суд пришел к выводу, что требования С.Е. в полном объеме являются необоснованными, следовательно, их следует оставить без удовлетворения, поскольку не представлено никаких данных, которые бы свидетельствовали, учитывая действия 19 ноября 2003 года учителя М. и директора школы К.З., о причинении ее сыну физических и нравственных страданий.

Судебная коллегия не может согласиться с данным выводом суда по следующим основаниям.

Заключением судебно-медицинской экспертизы <...> зафиксировано, что каких-либо убедительных объективных данных о наличии у С.В. повреждения в виде сотрясения головного мозга в представленные медицинских документах не обнаружено. Таким образом, выводы эксперта противоречат данным медицинских документов и эти противоречия не были устранены после допроса эксперта в суде.

В судебном заседании истицей 23 мая 2005 года было заявлено ходатайство о допросе в качестве свидетелей Х. - врача травматолога, принимавшего в стационаре ребенка и поставившего ему диагноз "Сотрясение головного мозга" и С.Н. - врача невролога, обследовавшего ребенка в стационаре. Суд отказал в удовлетворении данного ходатайства, однако, показания указанных свидетелей являются юридически значимыми и подлежали исследованию для устранения названных противоречий.

Кроме того, в исковом заявлении истица просила возместить ей вред, причиненный здоровью сына, а также взыскать с ответчиков в пользу сына <...> истицы уточнения размера заявленного требования, касающегося возмещения вреда здоровью, а также в чем выражается причиненный моральный вред (ухудшение здоровья, физические и нравственные страдания ребенка и матери непосредственно после травмы в период лечения в стационаре и т.д.).

Данные обстоятельства являются юридически значимыми, подлежали исследованию в судебном заседании. Таким образом, решение районного суда нельзя признать законным и обоснованным и оно подлежит отмене.

При новом рассмотрении суду следует учесть вышеизложенное, и с учетом доказательств, представленных сторонами, в строгом соответствии с законом, разрешить спор по существу.

На основании изложенного и руководствуясь ст. 361 ГПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

решение Кимрского городского суда Тверской области от 28 июля 2006 года отменить, дело направить на новое рассмотрение в тот же суд в ином составе судей.

 

Председательствующий

Н.К.ДУНАЕВСКАЯ

 

Судьи

Г.С.БРЖЕВСКАЯ

С.А.ГРИШИНА

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь