Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

СВЕРДЛОВСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

от 12 сентября 2006 г. Дело N 33-5759/2006

Судебная коллегия по гражданским делам Свердловского областного суда в составе:

 

    председательствующего                          Мазановой Т.П.,

    судей                                           Азаровой Т.И.,

                                                     Сомовой Е.Б.

 

рассмотрела в открытом судебном заседании 12 сентября 2006 года кассационную жалобу Е. на решение Богдановичского городского суда Свердловской области от 11 июля 2006 года по делу по иску А. к Е. о переносе построек.

Заслушав доклад судьи Азаровой Т.И., пояснения Е. и его представителя Г., поддержавших доводы кассационной жалобы, судебная коллегия

 

установила:

 

А. обратился в суд с иском к Е. об определении и закреплении границ земельного участка, возложении на Е. обязанности снести самовольные постройки - баню и теплицу, расположенные на отведенном истцу земельном участке.

Впоследствии истец изменил свои требования, просил обязать Е. перенести забор, возведенный ответчиком на границе земельных участков N 19 и 21, на прежнее место и привести его в соответствие со строительными нормами; перенести постройки: баню и теплицу, установленные Е. самовольно, а также кустарники от границы с его участком. В обоснование заявленных требований А. указывал, что земельный участок N 19 был выделен ему под строительство индивидуального жилого дома решением Богдановичского городского Совета N 208 от 15.05.1980. В 1988 году на этом земельном участке он построил дом, в котором проживает по настоящее время. На соседнем участке N 21 расположен жилой дом, принадлежащий на праве собственности ответчику Е. В 2005 году при оформлении приватизации земельного участка соседи Е. подписали акт согласования границ земельного участка, и 06.04.2006 А. получил свидетельство о государственной регистрации права собственности на земельный участок площадью 794 кв. м. В этот же период времени, как указывает А., ответчик Е. сломал старый забор между участками и поставил новый сплошной забор высотой около 2,5 м. Этот забор Е. сместил на его (истца) земельный участок, освободив тем самым проход для обслуживания самовольно выстроенных ответчиком на границе участков бани и теплицы. То есть ответчик захватил часть его земли, в результате чего площадь принадлежащего ему земельного участка уменьшилась на 10 кв. м. Кроме того, стоящие на границе участка в нарушение строительных норм ближе одного метра к забору и 8 м к дому баня и теплица затеняют часть его участка, скат крыш бани и теплицы направлен на его участок, вымывая посевы и плодородный слой земли, создавая сырость. Новый сплошной забор, поставленный ответчиком, также затеняет его посевы и участок, препятствует циркуляции воздуха, в результате чего земля после дождей длительно просыхает, что ведет к гибели урожая. Истец полагал, что ответчик нарушает его права, поскольку самовольно захватил часть его земельного участка, на границе участков возвел строения - баню и теплицу - без соответствующих согласований и с нарушением требований СНиПа. В связи с этим А. просил обязать Е. перенести забор на прежнее место и сделать его не сплошным, чтобы восстановить циркуляцию воздуха, снизить его высоту до 1,5 м, привести постройки: баню и теплицу, в соответствие с требованиями СНиПа, то есть перенести их на соответствующее расстояние от его дома и границы участка.

Представитель истца - его супруга Ф. поддержала уточненные исковые требования в полном объеме.

Ответчик Е. исковые требования А. оспаривал, указывая, что все строения, в том числе баню и теплицу, возвел в пределах своего земельного участка, причем все постройки соответствовали строительным нормам, в том числе и по отдаленности от границ участков. Баня построена им в 1990 году, а теплица в 1981 году. Однако несколько лет назад не он, а А. захватил часть его земельного участка, в связи с чем баня и теплица оказались на границе участков. В то же время Е. пояснял, что и дом А. также построен с нарушением правил и норм строительства. Новый забор поставлен им точно по месту нахождения старого забора, возведен еще до производства замеров БТИ, поэтому ссылка истца на захват им земельного участка и перенос забора на участок истца необоснованна. Поскольку высокий забор препятствует обслуживанию газопровода, о чем ему сделали предупреждение работники "Газэкса", он уменьшит его высоту. Однако считает, что вправе оставить глухой (сплошной) забор, поскольку никаких норм по установке заборов между участками не существует, и он вправе поставить именно сплошной забор.

Н. - супруга ответчика повторила его пояснения, указывая, что новый забор установлен точно на месте старого. Она подписала акт согласования границ земельного участка с А., в котором указано, что друг к другу они претензий не имеют, поэтому считает, что иск А. заявлен вопреки этому акту и является необоснованным.

Представитель Богдановичского БТИ пояснил, что при производстве замеров земельного участка А. участвовали оба землепользователя - А. и Е. Согласно результатам замера А. выдано свидетельство о праве собственности на земельный участок площадью 794 кв. м. Спора между соседями в отношении границ участков не было. Однако 26.05.2006 А. обратился с заявкой о детальной съемке своего земельного участка. По результатам съемки расхождение с ранее проведенными замерами составило 9,899 кв. м, то есть почти 10 кв. м. Но данное расхождение вполне могло произойти из-за того, что эта съемка более детальна. Забор между участками на расстоянии 27,7 м имеет закругление, а при первичном замере он был взят как прямая. При детальной же съемке это закругление так и было отражено и замерено, что привело к расхождению в метраже. В соответствии с нормативами расхождение в замерах в 10 кв. м считается допустимым. Факта переноса забора между участками на сторону истца не установлено.

Председатель комитета по архитектуре и градостроительству МО городской округ Богданович пояснил, что сторонам участки под строительство домов отводились в 80-х годах, и по тем временам отводились участки размером по 6 соток, не более. Однако почти все застройщики заняли под застройки и насаждения существовавшие "пожарные проезды" между улицами и иные участки общего пользования, в связи с чем и у истца участок в настоящее время значительно превышает размер ранее отведенного. Но поскольку участок А. не превышает 100 кв. м, Комитет и Администрация не стали препятствовать передаче этого участка в собственность А., поэтому считали доводы А. о переносе Е. забора между участками необоснованными. В то же время представитель указывал, что баня и теплица построены Е. в нарушение строительных норм и правил, эти постройки являются самовольными, так как установлены были без соответствующих согласований и разрешений. Права А. нарушаются данными постройками.

Представитель ОАО "Уральские газовые сети" пояснил, что выезжал на участок ответчика по сообщению о нарушении правил пользования газопроводом и установил, что действительно забор между домами 19 и 21 поставлен с нарушениями, поскольку закрывает газопровод, в некоторых местах прикреплен к стойкам газопровода, что недопустимо и препятствует обслуживанию и ремонту газопровода. Е. обещал устранить все допущенные нарушения добровольно, снизить высоту забора до 1,5 м.

Богдановичским городским судом 11 июля 2006 года постановлено решение, которым Е. обязан снести созданные с нарушением градостроительных норм и правил баню и теплицу, расположенные рядом с границей земельного участка истца, и привести в соответствие с градостроительными нормами освещенности и продуваемости забор в части глухого забора.

В кассационной жалобе Е. просит отменить решение суда в связи с неправильным определением обстоятельств, имеющих значение для дела, неправильным применением норм материального права. По мнению ответчика, суд не учел, что его баня и теплица построены в 1981 и 1990 годах. Истцу участок был предоставлен на основании решения горисполкома N 208 от 27.08.1980 в размере 600 кв. м. Поэтому при строительстве его баня и теплица не располагались на границе участков. Кроме того, суд принял решение о сносе строений, выйдя за пределы требований истца, который не просил о сносе бани и теплицы, а лишь о их переносе от границы участка.

 

Проверив материалы дела в пределах доводов кассационной жалобы (ч. 1 ст. 347 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации), судебная коллегия приходит к следующему.

В силу статьи 209 Гражданского кодекса Российской Федерации собственнику принадлежат права владения, пользования и распоряжения своим имуществом. Собственник вправе по своему усмотрению совершать в отношении принадлежащего ему имущества любые действия, не противоречащие закону и иным правовым актам и не нарушающие права и охраняемые законом интересы других лиц, в том числе отчуждать свое имущество в собственность другим лицам, передавать им, оставаясь собственником, права владения, пользования и распоряжения имуществом, отдавать имущество в залог и обременять его другими способами, распоряжаться им иным образом. Владение, пользование и распоряжение землей и другими природными ресурсами в той мере, в какой их оборот допускается законом (часть 3 статьи 129 Гражданского кодекса Российской Федерации), осуществляются их собственником свободно, если это не наносит ущерба окружающей среде и не нарушает прав и законных интересов других лиц.

Территориальные границы земельного участка определяются в порядке, установленном земельным законодательством, на основе документов, выдаваемых собственнику государственными органами по земельным ресурсам и землеустройству. Если иное не установлено законом, право собственности на земельный участок распространяется на находящиеся в границах этого участка поверхностный (почвенный) слой и замкнутые водоемы, находящиеся на нем лес и растения. Собственник земельного участка вправе использовать по своему усмотрению все, что находится над и под поверхностью этого земельного участка, если иное не предусмотрено законами о недрах, об использовании воздушного пространства, иными законами и не нарушает прав других лиц. Собственник может требовать устранения всяких нарушений его права, хотя бы эти нарушения и не были соединены с лишением владения (статья 304 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Из материалов дела усматривается, что на основании решения Богдановичского городского Совета N 208 от 15.05.1980 А. выделен земельный участок N 19 площадью 600 кв. м под строительство индивидуального жилого дома. 06.04.2006 А. выдано свидетельство о праве собственности на указанный земельный участок площадью 794 кв. м. То есть фактическая площадь земельного участка превышает площадь предоставленного ему в пользование участка. Представитель Комитета по архитектуре и градостроительству МО городской округ Богданович пояснил, что действительно в 80-х годах участки под строительство домов отводились размером по 6 соток, не более. Но почти все застройщики заняли под застройки и насаждения существовавшие "пожарные проезды" между улицами и иные участки общего пользования, в связи с чем и у истца участок в настоящее время значительно превышает размер ранее отведенного. Однако, поскольку участок А. не превышает 100 кв. м, между сторонами не было спора о размере участка истца, Комитет и Администрация не стали препятствовать передаче этого участка в собственность А.

При проведении повторной, детальной съемки земельного участка А. 26.05.2006 установлены расхождения в замерах в сторону уменьшения на 9,899 кв. м, то есть почти на 10 кв. м участка истца. Однако из пояснений представителя Богдановичского БТИ усматривается, что расхождение в замерах в пределах 10 кв. м считается допустимым и факта переноса забора между участками не установлено. Расхождение в замерах вполне могло произойти из-за того, что забор между участками на расстоянии 27,7 м имеет закругление, но при первичном замере он был взят как прямая линия, что привело к указанию большего размера участка истца. При детальной же съемке имеющееся закругление было соответствующим образом отражено и замерено, что привело к расхождению в метраже в сторону уменьшения участка А. Истец не опроверг этих утверждений представителя БТИ.

В связи с этим факт незаконного переноса Е. забора между участками и незаконного завладения таким образом частью земельного участка А. не нашел своего подтверждения в судебном заседании и в этой части иска суд обоснованно отказал А. Не противоречат требованиям закона и не оспорены сторонами также выводы суда о возложении на Е. обязанности устранить допущенные им нарушения в части установки глухого забора.

С остальными выводами суда по указанному решению судебная коллегия согласиться не может.

Исковые требования А. относительно признания не соответствующими нормативам построек (бани и теплицы), возведенных ответчиком на границе с его участком, были направлены на перенос этих построек на соответствующее расстояние от его дома и от границы участка. Требований о сносе этих построек, как самовольных, истец и иные участники процесса не заявляли. Эти требования указывались А. в первоначальном иске. Но впоследствии истец изменил исковые требования и просил обязать ответчика перенести постройки: баню и теплицу, установленные Е. самовольно, а также кустарники от границы с его участком.

Принимая решение, обязывающее ответчика снести созданные им с нарушением градостроительных норм и правил баню и теплицу, суд в нарушение ст. 196 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации принял решение за пределами заявленных истцом требований.

Согласно ст. 195 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации решение суда является законным и обоснованным в том случае, когда оно вынесено при точном соблюдении норм процессуального права и в полном соответствии с нормами материального права, которые подлежат применению к данному правоотношению. Обоснованным решение следует признать тогда, когда в нем отражены имеющие значение для данного дела факты, подтвержденные проверенными судом доказательствами, удовлетворяющими требованиям закона об их относимости и допустимости, или общеизвестными обстоятельствами, не нуждающимися в доказывании (ст. 55, 59 - 61, 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации), а также тогда, когда оно содержит исчерпывающие выводы суда, вытекающие из установленных фактов.

Постановленное судом решение не отвечает требованиям законности и обоснованности, поскольку обстоятельства, имеющие значение для дела, определены судом неправильно, допущены нарушения норм материального и процессуального права.

Согласно ст. 263 Гражданского кодекса Российской Федерации собственник земельного участка может возводить на нем здания и сооружения, осуществлять их перестройку или снос, разрешать строительство на своем участке другим лицам. Эти права осуществляются при условии соблюдения градостроительных и строительных норм и правил, а также требований о назначении земельного участка.

Суд не проверил доводы ответчика о том, что баню и теплицу он построил в 1981 и 1990 годах, и в то время эти постройки не располагались на границе участков N 19 и 21, поскольку А. участок был предоставлен на основании решения горисполкома N 208 от 27.08.1980 в размере 600 кв. м. Следовало выяснить, за счет каких земельных территорий произошло увеличение размера земельного участка истца, насколько постройки, возведенные Е., соотносятся с границами участков на момент их отведения. Действительно ли в настоящее время постройки расположены на границе участков с нарушением нормативов их расположения и каким образом можно устранить эти нарушения.

Поскольку решение судом постановлено без выяснения всех юридически значимых обстоятельств по делу, его нельзя признать законным и обоснованным, оно подлежит отмене. Так как для правильного разрешения спора необходимо выяснение дополнительных обстоятельств, дело необходимо направить для рассмотрения по существу в суд первой инстанции. При новом рассмотрении дела суду необходимо учесть вышеизложенное, предложить сторонам представить дополнительные доказательства в подтверждение своих требований и возражений, оценить все доказательства в совокупности и постановить решение в строгом соответствии с законом.

Руководствуясь ст. 360, абз. 3 ст. 361, п. 1, 4 ч. 1 ст. 362, ст. 366, 367 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

 

определила:

 

решение Богдановичского городского суда Свердловской области от 11 июля 2006 года оставить без изменения в части отказа в удовлетворении исковых требований А. к Е. о переносе забора между участками на площадь 10 кв. м, а также в части возложения на Е. обязанности устранить допущенные им нарушения в части установки глухого забора и приведения этого забора в соответствие с градостроительными нормами освещенности и продуваемости. В остальной части это же решение Богдановичского городского суда Свердловской области от 11 июля 2006 года отменить, дело возвратить на новое рассмотрение в тот же суд.

 

Председательствующий

МАЗАНОВА Т.П.

 

Судьи

АЗАРОВА Т.И.

СОМОВА Е.Б.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь