Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

СВЕРДЛОВСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

от 12 сентября 2006 г. Дело N 33-6410/2006

Судебная коллегия по гражданским делам Свердловского областного суда в составе:

 

    председательствующего                         Прокофьева В.В.,

    судей                                        Панкратовой Н.А.,

                                                    Тимофеева Ю.А.

 

рассмотрела в судебном заседании 12 сентября 2006 г. дело по иску Областного государственного унитарного предприятия "Санаторий "Обуховский" к Д. о взыскании материального ущерба, причиненного дорожно-транспортным происшествием, по кассационной жалобе истца на решение Дзержинского районного суда г. Нижнего Тагила Свердловской области от 26 июля 2006 г., которым постановлено: отказать в удовлетворении иска Областного государственного унитарного предприятия "Санаторий "Обуховский" к Д. о взыскании материального ущерба, причиненного дорожно-транспортным происшествием.

Заслушав доклад судьи Панкратовой Н.А., пояснения представителя истца К., поддержавшей доводы кассационной жалобы, пояснения ответчика Д. и его представителя Б., возражавших относительно доводов кассационной жалобы, судебная коллегия

 

установила:

 

Областное государственное унитарное предприятие "Санаторий "Обуховский" обратилось в суд с иском к Д. о взыскании материального ущерба, причиненного дорожно-транспортным происшествием.

В обоснование требований указано, что 16.01.2006 произошло дорожно-транспортное происшествие на 71-м км автодороги Екатеринбург - Тюмень между автомобилем Вольво-S80, гос. номер О479СВ, принадлежащим истцу, под управлением водителя П., и автомобилем ИЖ-2717, гос. номер Р980АО, под управлением водителя В. Виновным в ДТП являлся В., нарушивший требования п. 1.4 и п. 9 Правил дорожного движения и выехавший на полосу встречного направления, допустив столкновение с автомобилем Вольво. В результате аварии В. скончался, автомобилю Вольво-S80 причинены механические повреждения. До произошедшего ДТП автомобиль не имел повреждений, в настоящее время его стоимость составляет 1190240 руб., стоимость восстановительного ремонта (согласно счету-калькуляции от 31.03.2006 N 390) составляет 2674387 руб. 38 коп. В связи с этим остаточная стоимость автомобиля Вольво-S80 на день предъявления иска составила 995040 руб. 64 коп. Страховая компания ООО "Росгосстрах-Урал", в которой была застрахована автогражданская ответственность В., перечислила на расчетный счет истца страховую выплату в сумме 120000 руб. Причиненный истцу в результате ДТП ущерб составляет, таким образом, 875040 руб. 64 коп. Просит взыскать данные убытки с собственника автомобиля Д., так как В. не имел доверенности на право управления транспортным средством, договор аренды автомобиля между ним и ответчиком также оформлен не был. Вина В. в произошедшем ДТП установлена надлежащим образом, в возбуждении в отношении его уголовного дела отказано в связи со смертью. По правилам ст. 1079 Гражданского кодекса Российской Федерации В. не может рассматриваться в качестве владельца источника повышенной опасности, в связи с чем возмещать вред должен Д.

В судебном заседании представитель истца К. исковые требования поддержала, просила взыскать с Д. убытки, причиненные ДТП, в размере 875040 руб. 64 коп., а также возврат государственной пошлины 8475 руб. 20 коп., пояснив, что доказательств владения В. на законных основаниях автомобилем ИЖ-2717 не представлено.

Ответчик Д. иск не признал, пояснив, что автомобиль ИЖ-2717 продал по устной договоренности В. в рассрочку, выдал ему доверенность на право управления транспортным средством, погибший никогда в его фирме не работал, в трудовых отношениях с ним не состоял.

Судом постановлено вышеприведенное решение.

Оспаривая законность и обоснованность постановленного судом решения, истец в кассационной жалобе указал на неправильное применение норм материального права.

 

Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в кассационной жалобе, судебная коллегия находит решение подлежащим отмене по следующим основаниям.

Как следует из материалов дела, лицами, участвующими в деле, не оспаривается факт ДТП и причинение истцу материального ущерба вследствие этого ДТП.

Фактически спор между сторонами возник по вопросу о том, кто в соответствии с п. 1 ст. 1079 Гражданского кодекса Российской Федерации является законным владельцем источника повышенной опасности, в результате эксплуатации которого причинен материальный ущерб, Д. или В.

Отказывая в удовлетворении исковых требований, суд в решении указал, что Д. является ненадлежащим ответчиком, так как В. на момент ДТП управлял автомобилем на законных основаниях по доверенности, в связи с чем его наследники должны нести ответственность.

Судебная коллегия находит данный вывод суда не подтвержденным материалами дела.

Так, из материалов дела следует, что Д. является директором ООО "Уралфармпрепараты". В справке по дорожно-транспортному происшествию указано, что автомобиль ИЖ-2717 принадлежит Д.

В материалах дела имеется расписка М. (сына погибшего В.) о получении им от инспектора ГИБДД денег и документов, находившихся в автомобиле ИЖ-2717 в момент ДТП, сведений о том, что в данном автомобиле находилась также и доверенность на право управления В., не имеется, доказательств того, что какие-то документы переданы Д., по его утверждению, нет.

При этом сотрудники ГИБДД, которые выезжали на место происшествия, в судебном заседании не допрашивались; вопрос об их привлечении в качестве свидетелей судом не обсуждался.

В судебном заседании свидетель С., который не был непосредственно на месте ДТП, пояснил, что производил дознание по факту ДТП. При осмотре автомобиля ИЖ-2717 доверенность на право управления транспортным средством обнаружена не была. Кроме того, данный свидетель указал, что машина Д. имела надпись "Уралфармпрепараты", была предназначена для перевозки медикаментов, о чем также свидетельствует то обстоятельство, что в кузове автомобиля был рассыпан порошок (что судом не проверялось). Д., когда приехал осмотреть автомобиль, объяснил С., что В. работал у него водителем, занимаясь перевозкой медикаментов.

Судом указанные обстоятельства остались без внимания, им не выяснялось, с какой целью В. выезжал в другой населенный пункт и куда именно, не связано ли это с его трудовой деятельностью.

Фактически судом первой инстанции надлежащим образом не установлены обстоятельства дела, а именно суд не проверил то, что автомобиль использовался ответчиком для его трудовой деятельности (перевозки медикаментов), суд не установил, в каких отношениях реально находился В. с Д., приняв во внимание только представленную ответчиком доверенность на управление транспортным средством, выданную В.

Вместе с тем доводы Д. о том, что данная доверенность находилась в автомобиле ИЖ, опровергаются показаниями свидетелей, материалами по факту ДТП. Так, если бы данная доверенность находилась в машине, то она бы была приобщена к материалам уголовного дела, В. значился бы владельцем машины, однако его правовой статус в отношении управления машиной нигде не зафиксирован. Кроме того, данная доверенность была представлена непосредственно в судебное разбирательство (как объяснил ответчик, ранее она была утеряна В.), что вызывает необходимость ее критической оценки.

С учетом изложенного судебная коллегия полагает, что суд не в достаточной степени исследовал все обстоятельства, указанные в п. 1 ст. 1079 Гражданского кодекса Российской Федерации, позволяющие определить надлежащего ответчика по делу. Суд ограничился только проверкой наличия или отсутствия у В. доверенности на право управления автомобилем, но не стал проверять, не являлась ли доверенность, даже если она существовала, способом оформления трудовых отношений между В. и Д. либо В. и ООО "Уралфармпрепараты", не использовался ли автомобиль в целях предпринимательской или иной экономической деятельности.

Кроме того, судом не принято во внимание то, что ответчик Д. неоднократно в судебных заседаниях указывал на то, что в ДТП нет вины водителя В. Однако судом это обстоятельство не ставилось на обсуждение.

Таким образом, судом первой инстанции не проверены надлежащим образом такие обстоятельства дела, как нахождение в автомобиле ИЖ медикаментов и накладных для их перевозки, использование данной машины с целью их перевозки. В связи с этим суд не установил надлежащим образом характер отношений, в которых находились Д. и В., по поводу пользования автомобилем. Принятая в качестве основного доказательства доверенность на право управления транспортным средством также должна была быть оценена в совокупности с другими доказательствами и в свете установленных по делу обстоятельств.

При таких обстоятельствах решение суда не может быть признано законным и обоснованным, оно подлежит отмене. Судом не выполнены требования норм Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации по установлению обстоятельств, имеющих юридическое значение для разрешения дела, определению круга обстоятельств, подлежащих доказыванию, возложению бремени доказательств, сбору, исследованию и оценке доказательств.

При новом рассмотрении дела суду необходимо учесть вышеизложенное, надлежащим образом применить нормы материального и процессуального права и рассмотреть дело в соответствии с требованиями закона.

Руководствуясь абз. 3 ст. 361 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

 

определила:

 

решение Дзержинского районного суда г. Нижнего Тагила Свердловской области от 26 июля 2006 г. отменить, дело направить на новое рассмотрение в тот же суд.

 

Председательствующий

ПРОКОФЬЕВ В.В.

 

Судьи

ПАНКРАТОВА Н.А.

ТИМОФЕЕВ Ю.А.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь