Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

НИЖЕГОРОДСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

Президиум

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

 

от 14 сентября 2006 года

 

 

Президиум в составе председателя Каневского Б.С., членов президиума Лазорина Б.П., Лысова М.В., Сухарева И.М., Щербаковой А.А., с участием заместителя прокурора Нижегородской области Санинского Р.А., рассмотрел дело по надзорной жалобе осужденного С.О.В. на приговор Дзержинского городского суда Нижегородской области от 11 июня 2002 г., которым С.О.В., <...>, ранее судимый 18.04.1996 Канавинским районным судом г. Н.Новгорода по ч. 2 ст. 145 УК РФ - к 4 годам лишения свободы, освобожденный 23.10.1999 по отбытии срока наказания, осужден по п. "а", "б", "в", "г" ч. 2 ст. 158 УК РФ к 4 годам 6 месяцам лишения свободы без штрафа, по п. "а", "б" ч. 3 ст. 226 УК РФ - к 9 годам лишения свободы без конфискации имущества; по п. "а", "б", "г", "д" ч. 2 ст. 161 УК РФ - к 5 годам 3 месяцам лишения свободы без штрафа.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения назначенных наказаний определено 10 лет лишения свободы без штрафа, без конфискации имущества, с отбыванием наказания в исправительной колонии особого режима. Срок отбывания исчисляется с 07.11.2001.

На основании п. "в" ч. 3 ст. 18 УК РФ в деяниях С.О.В. признан особо опасный рецидив. На основании п. "г" ч. 1 ст. 97 и ч. 2 ст. 99 УК РФ назначено принудительное лечение от наркомании.

Определением судебной коллегии по уголовным делам Нижегородского областного суда от 30 августа 2002 года приговор суда оставлен без изменения.

Постановлением судьи Нижегородского областного суда в удовлетворении надзорной жалобы осужденного отказано по основаниям, изложенным в постановлении от 14 июля 2003 г.

Постановлением судьи Лукояновского районного суда Нижегородской области от 16 июня 2005 г. приговоры Канавинского районного суда г. Н.Новгорода от 18 апреля 1996 г. и Дзержинского городского суда Нижегородской области от 11 июня 2002 г. изменены. Из приговора от 18.04.1996 исключен квалифицирующий признак преступления "повторно". Действия С.О.В. переквалифицированы с ч. 2 ст. 145 УК РСФСР на ч. 1 ст. 161 УК РФ (в редакции ФЗ от 08.12.2003 N 162-ФЗ). Из мотивировочной части приговора исключено указание на совершение С.О.В. тяжкого преступления. Исключено дополнительное наказание в виде конфискации имущества.

Из приговора от 11 июня 2002 г. из всех составов преступления исключен квалифицирующий признак "неоднократно". Действия С.О.В. переквалифицированы на п. "а", "в", "г" ч. 2 ст. 158 УК РФ (в редакции ФЗ от 13.06.1996 N 63-ФЗ); на п. "а" ч. 3 ст. 226 УК РФ (в редакции ФЗ от 13.06.1996 N 63-ФЗ); на п. "а", "г" ч. 2 ст. 161 УК РФ (в редакции ФЗ от 08.12.2003 N 162-ФЗ) с исключением квалифицирующего признака преступления "с причинением значительного ущерба гражданину".

Изменен вид рецидива с особо опасного на опасный, вид исправительной колонии - с особого режима на строгий. Отменено принудительное лечение от наркомании. В остальной части судебные решения оставлены без изменения.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Нижегородского областного суда от 14 октября 2005 г. постановление судьи от 16 июня 2005 г. оставлено без изменения.

По приговору от 11.06.2002 осужден М.Д.М., в отношении которого надзорная жалоба не принесена.

В надзорной жалобе осужденного С.О.В. поставлен вопрос об отмене судебных решений, поскольку выводы, изложенные в приговоре от 11.06.2002, не соответствуют фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным в суде первой инстанции; основаны на противоречивых показаниях потерпевших и свидетелей. В частности, осужденный указывает, что факт хищения ружья ИЖ-5 не доказан, так как оружие не обнаружено, не изъято и не осмотрено. Его показания в связи с этим, данные им на предварительном следствии в отсутствие адвоката и не подтвержденные в судебном заседании, не могут быть положены в основу обвинительного приговора.

Кроме того, осужденный считает, что его вина в краже иного имущества также не установлена совокупностью добытых и исследованных в суде первой инстанции доказательств. Одновременно просит учесть показания свидетеля, утверждающего, что кражу он совершал один.

Фактические обстоятельства уголовного дела, установленные судом первой инстанции, и виновность С.О.Ф. в совершении 02.11.2001 преступления в отношении потерпевшего Т. осужденным не оспариваются.

Надзорное производство возбуждено исполняющим обязанности председателя Нижегородского областного суда Поповым В.Ф. по основаниям, изложенным в постановлении от 18 августа 2006 г.

Заслушав доклад судьи Нижегородского областного суда Ярцева Р.В., изложившего обстоятельства уголовного дела, содержание приговора, мотивы надзорной жалобы и вынесения постановления о возбуждении надзорного производства, мнение заместителя прокурора Нижегородской области Санинского Р.А., согласившегося с основаниями возбуждения надзорного производства, президиум Нижегородского областного суда

 

установил:

 

приговором суда от 11.06.2002 с учетом постановления судьи от 16.06.2005 С.О.В. признан виновным и осужден за кражу, то есть тайное хищение чужого имущества, совершенное группой лиц по предварительному сговору, с незаконным проникновением в жилище, с причинением значительного ущерба гражданину; за хищение огнестрельного оружия группой лиц по предварительному сговору; за грабеж, то есть открытое хищение чужого имущества, совершенное группой лиц по предварительному сговору, с применением насилия, не опасного для жизни или здоровья потерпевшего.

Как установлено судом первой инстанции, преступления совершены при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

Так, судом установлено, что 21 июля 2006 г. осужденный С.О.В. и не установленные следствием лица пришли по адресу: <...>, где вместе с находившимися в квартире жильцами Н., В. и Б. распивали спиртные напитки. После этого из квартиры все ушли, и Н. закрыл дверь на ключ. Воспользовавшись отсутствием хозяев, С.О.В. по предварительному сговору с не установленными следствием лицами подошли к указанной квартире и, действуя совместно и согласованно, путем подбора ключа открыли дверь и с целью кражи проникли в квартиру. Из квартиры похитили охотничье ружье ИЖ-5 стоимостью 2000 руб., являющееся огнестрельным оружием, принадлежащим Н., а также телевизор стоимостью 8500 руб., видеотехнику стоимостью 5100 руб., принадлежащие Б., и с похищенным скрылись.

В судебном заседании осужденный по факту хищения оружия вину не признал и показал, что Н. после демонстрации оружия сам в целях безопасности выбросил ружье из окна, в связи с этим оно (ружье) прогнулось. Хищения не совершал.

В качестве доказательств виновности осужденного в краже оружия суд привел показания потерпевших Н., Б. и В., согласно которым после возвращения в квартиру они обнаружили пропажу вещей и ружья Н., которое было исправным, а также показания свидетеля К.И.Б. о том, что ружье ИЖ-5, имеющее повреждения в виде погнутости ствола, слома приклада и цевья, будет являться огнестрельным оружием, но не пригодным для выстрелов.

Потерпевшие и свидетель В. также показали суду, что к ним заходил С.О.В. с парнем в поисках К., который задолжал им деньги. С их последним приходом из квартиры пропали вещи. Соседка сказала, что видела, как С.О.В. погрузил телевизор в машину.

В обоснование своих выводов о виновности С.О.В. в совершении кражи имущества Б. и оружия Н. по предварительному сговору группой лиц суд указал следующее. Показания потерпевших Н. и Б. о том, что С.О.В. в тот день с другом приходили к ним в квартиру дважды, а с их приходом обнаружена пропажа видеотехники и ружья, а из прихожей - запасных ключей от квартиры, а также показания Б. о том, что соседка видела С.О.В. в подъезде с телевизором и он (осужденный) положил его в машину, являются последовательными и достоверными, согласуются между собой, достаточны для постановления обвинительного приговора.

Суд критически отнесся к показаниям С.О.В., данным им в ходе судебного следствия, поскольку на предварительном следствии С.О.В. в качестве подозреваемого и обвиняемого показал, что выбросил ружье из окна, потом его подобрал и продал незнакомому мужчине за 750 руб., на которые приобрел наркотик. При этом С.О.В. осознавал, что совершает кражу огнестрельного оружия.

Судебная коллегия Нижегородского областного суда согласилась с указанными выводами.

Вместе с тем судебные решения подлежат изменению по основаниям, предусмотренным п. 1 и 3 ч. 1 ст. 379 УПК РФ, а именно в связи с несоответствием выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом первой инстанции, и неправильным применением уголовного закона.

Выводы суда о том, что кража имущества потерпевших Н. и Б., а также огнестрельного оружия Н. совершена С.О.В. с не установленными следствием лицами по предварительному сговору, доказательствами, исследованными в судебном заседании, не подтверждены.

В соответствии с ч. 2 ст. 35 УК РФ преступление признается совершенным группой лиц по предварительному сговору, если в нем участвовали лица, заранее договорившиеся о совместном совершении преступления.

Между тем приведенные в судебном решении мотивы, по которым суд пришел к выводу о совершении кражи имущества Н. и Б. группой лиц по предварительному сговору, об этом не свидетельствуют. Показания потерпевших о том, что С.О.В. заходил к ним дважды с парнем, и о том, что после их прихода из квартиры пропали запасные ключи, а впоследствии вещи, не могут являться достаточными в своей совокупности для постановления обвинительного приговора в этой части, поскольку являются предположением в установлении причинной связи между приходом С.О.В. с парнем и кражей вещей.

При этом показания неустановленной соседки также не могут быть положены в опровержение или подтверждение доводов осужденного о причастности к краже, поскольку в судебном заседании не исследовались и не оглашались. Как следует из обвинительного заключения, соседка при проведении предварительного расследования не установлена и не допрашивалась.

Выводы суда первой инстанции о совершении С.О.В. кражи огнестрельного оружия - ружья ИЖ-5 основаны на исследованных в судебном заседании доказательствах. Так, согласно показаниям самого осужденного, он понимал, что это огнестрельное оружие. Согласно показаниям свидетеля К.И.Б. - эксперта-криминалиста ружье, имеющее повреждения в виде погнутости ствола, сломанного приклада и цевья, будет являться огнестрельным оружием, но непригодным для производства выстрелов.

Между тем в судебном заседании не установлено, что похищенное ружье являлось пригодным к функциональному использованию в качестве огнестрельного оружия. Как следует из уголовного дела, ружье не изымалось, судебно-баллистической экспертизы на предмет исправности ружья не проводилось.

При таких обстоятельствах деяния осужденного С.О.В. правильно надлежит квалифицировать в редакции ФЗ от 13.06.1996 N 63-ФЗ по ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 226 УК РФ, то есть как покушение на хищение огнестрельного оружия, и п. "в", "г" ч. 2 ст. 158 УК РФ, то есть как кражу - тайное хищение чужого имущества, совершенное с незаконным проникновением в жилище, с причинением значительного ущерба гражданину. В связи с уменьшением характера и степени общественной опасности каждого из данных преступлений наказание подлежит соразмерному снижению.

Кроме того, постановление судьи Лукояновского районного суда Нижегородской области подлежит изменению в части переквалификации деяний осужденного с п. "а", "б", "г" "д" ч. 2 ст. 161 УК РФ (в редакции ФЗ от 13.06.1996 N 63-ФЗ) на п. "а" "г" ч. 2 ст. 161 УК РФ (в редакции ФЗ от 08.12.2003 N 162-ФЗ), поскольку санкция ч. 2 ст. 161 УК РФ в редакции нового уголовного закона в части штрафа по сравнению с предыдущей является более суровой.

Деяния осужденного в этой части надлежит правильно квалифицировать по п. "а" "г" ч. 2 ст. 161 УК РФ в редакции ФЗ от 13.08.1996 N 63-ФЗ. В связи с уменьшением характера и степени общественной опасности данного преступления наказание подлежит соразмерному снижению.

В соответствии с ч. 1 ст. 18 УК РФ в деяниях осужденного имеется рецидив преступлений, поэтому в силу п. "в" ч. 1 ст. 58 УК РФ отбывание наказания ему необходимо назначить в исправительной колонии строгого режима.

Руководствуясь ст. 407, 408 УПК РФ, президиум Нижегородского областного суда

 

постановил:

 

Приговор Дзержинского городского суда Нижегородской области от 11 июня 2002 г., кассационное определение судебной коллегии по уголовным делам Нижегородского областного суда от 30 августа 2002 г., постановление судьи Лукояновского районного суда Нижегородской области от 16 июня 2005 г. и кассационное определение судебной коллегии по уголовным делам Нижегородского областного суда от 14 октября 2005 г. в отношении осужденного С.О.В. изменить.

Считать С.О.В. осужденным приговором Дзержинского городского суда Нижегородской области от 11 июня 2002 г. (в редакции ФЗ от 13.06.1996 N 63-ФЗ) к наказанию в виде лишения свободы по п. "в", "г" ч. 2 ст. 158 УК РФ сроком на 4 года, по ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 226 УК РФ - сроком на 5 лет, по п. "а", "г" ч. 2 ст. 161 УК РФ ФЗ - сроком на 5 лет.

В соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно С.О.В. назначить наказание в виде лишения свободы сроком на 7 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

В остальной части судебные решения оставить без изменения.

 

Председатель

Б.С.КАНЕВСКИЙ

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь