Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД ЧУВАШСКОЙ РЕСПУБЛИКИ

 

ПРАКТИКА

РАССМОТРЕНИЯ СУДАМИ ЧУВАШСКОЙ РЕСПУБЛИКИ

ГРАЖДАНСКИХ ДЕЛ, СВЯЗАННЫХ С ПРИМЕНЕНИЕМ НОРМ

ЖИЛИЩНОГО КОДЕКСА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

Споры о выселении граждан

 

1. К. обратилась в суд с иском к бывшему мужу О. о расторжении договора найма жилого помещения и выселении.

Исковые требования мотивировала тем, что является собственницей спорной квартиры. Ответчик не является членом ее семьи, но в добровольном порядке сняться с регистрационного учета и освободить квартиру не желает. В ее однокомнатной квартире проживают ее несовершеннолетняя дочь, муж К.С. и ответчик. Просила выселить О. из квартиры, расторгнуть с ним договор найма жилого помещения и снять его с регистрационного учета.

О. иск не признал, пояснив, что другого жилья не имеет и жить ему негде.

Алатырским районным судом ЧР от 7 октября 2005 года исковые требования К. удовлетворены частично.

За О. сохранено право пользования жилым помещением в спорной квартире до 20 февраля 2006 г., после чего соответствующее право пользования указанным жилым помещением за О. постановлено прекратить. Этим же решением договор найма жилого помещения с О. с 20 февраля 2006 г. расторгнут и постановлено его выселить и снять с регистрационного учета.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда Чувашской Республики, рассмотрев кассационную жалобу ответчика О. и кассационное представление прокурора, отменила решение Алатырского районного суда и направила дело на новое рассмотрение, указав следующее.

Как следует из материалов дела, со 2 февраля 1991 г. О. и К. состояли в зарегистрированном браке.

Из их объяснений следует, что в период нахождения в браке с ответчиком истице была предоставлена спорная квартира, которая 18 декабря 2001 г. передана в собственность истицы на основании договора передачи. При этом ответчик О. в приватизации данной квартиры не участвовал.

17 июня 2005 г. брак между ними расторгнут.

Постанавливая указанное выше решение, суд первой инстанции исходил из того, что в соответствии с п. 4 ст. 31 ЖК РФ в случае прекращения семейных отношений с собственником жилого помещения право пользования данным жилым помещением за бывшим членом семьи собственника этого жилого помещения не сохраняется, если иное не установлено соглашением между собственником и бывшим членом его семьи, и что это право может быть сохранено за бывшим членом семьи собственника при определенных в данной статье обстоятельствах.

Между тем, суд не учел, что в соответствии со ст. 19 Федерального закона от 29 декабря 2004 г. "О введении в действие Жилищного кодекса РФ" действие положений ч. 4 ст. 31 Жилищного кодекса Российской Федерации не распространяется на бывших членов семьи собственника приватизированного жилого помещения при условии, что в момент приватизации данного жилого помещения указанные лица имели равные права пользования этим помещением с лицом, его приватизировавшим, если иное не установлено законом или договором.

В связи с чем суду следовало истребовать копию ордера на спорную квартиру и выяснить обстоятельства приватизации спорной квартиры истицей. Однако это судом сделано не было.

В кассационной жалобе ответчик указал, что включен в ордер на спорную квартиру и представил его копию, которая подтверждает его доводы.

2. Администрация Ленинского района г. Чебоксары, МУП "ЛРУ ЖКХ" г. Чебоксары обратились в суд с иском к П.А. и П.М. о расторжении договора найма жилого помещения, взыскании задолженности по оплате квартплаты и коммунальных услуг и выселении, указывая, что ответчики являются нанимателями жилого помещения в доме муниципального жилого фонда, плату за жилье и коммунальные услуги не производят с 2002 г., имеют задолженность в сумме 25964 руб. 69 коп., пени за просрочку платежей в сумме 1767 руб. 47 коп. Также указали, что имеются решения суда о взыскании с ответчиков задолженности по квартплате. Этими решениями ответчики были предупреждены о возможности выселения с предоставлением жилого помещения по нормам общежития и предоставлялся срок для погашения задолженности. Однако решения ответчиками не исполнены. Просили расторгнуть с ответчиками договор найма жилого помещения на квартиру и выселить их в комнату площадью 17,2 кв. м, взыскав задолженность по оплате жилья и коммунальных услуг.

В судебном заседании ответчики П.А. и П.М. исковые требования не признали, пояснив, что хотели бы погасить образовавшуюся у них задолженность по оплате жилья и коммунальных услуг, но у них нет на это денежных средств, потому, что они живут только за счет пенсии, которую получает П.А. П.М. не работает, т.к. ухаживает за больным П.А., приходящемуся ему отцом, но они обязуются постепенно погашать образовавшуюся задолженность.

Ленинским районным судом г. Чебоксары исковые требования администрации Ленинского района г. Чебоксары и МУП "Ленинское районное управление ЖКХ" удовлетворены.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда Чувашской Республики, проверив доводы кассационного представления прокурора, решение суда первой инстанции отменила в части выселения ответчиков и вынесла по делу новое решение, указав следующее.

Как следует из материалов дела, П.А. является нанимателем двухкомнатной квартиры, в которой на момент разрешения спора проживал с сыном П.М.

Ответчики на момент рассмотрения спора в суде, имели задолженность по квартплате по состоянию за декабрь 2005 года в сумме 26884 руб. 57 коп. Последний платеж ими внесен за квартплату в апреле 2005 года за март месяц в сумме 216 руб. 06 коп.

В соответствии с пп. 1 п. 4 ст. 83, п. 2 ст. 84 ЖК РФ расторжение договора социального найма жилого помещения по требованию наймодателя допускается в судебном порядке в случае невнесения нанимателем платы за жилое помещение и (или) коммунальные услуги в течение более шести месяцев. В этом случае граждане подлежат выселению, в порядке предусмотренном ст. 90 ЖК РФ, т.е. с предоставлением им другого жилого помещения.

Статья 90 ЖК РСФСР предусматривает, если наниматель и проживающие совместно с ним члены его семьи в течение более шести месяцев без уважительных причин не вносят плату за жилое помещение, они могут быть выселены в судебном порядке с предоставлением другого жилого помещения по договору социального найма, размер которого соответствует размеру жилого помещения, установленному для вселения граждан в общежитие.

Из положений данной статьи следует, что юридически значимым обстоятельством при разрешении споров данной категории, является не только срок невнесения ответчиками платы за жилье, но и обязанность суда установить причины невнесения ими платы за жилое помещение.

Постанавливая решение, суд первой инстанции исходил из факта наличия задолженности по квартплате у ответчиков, а также из того обстоятельства, что имеются вынесенные ранее решения того же суда, которыми ответчикам разъяснялись положения о том, что по обращению наймодателя они могут быть выселены из спорной квартиры с предоставлением жилого помещения по нормам общежития и взыскана задолженность по квартплате, которая ими на момент рассмотрения данного иска не погашена.

В судебном заседании П.А. утверждал, что является пенсионером, болеет, размер пенсии ему хватает только на лекарства и еду.

Между тем, суд первой инстанции, разрешая спор, доводы ответчика не принял во внимание и оставил вопрос о выяснении причин невнесения ответчиками платы за жилое помещение без исследования, не предложил ответчикам представить доказательства в подтверждение их возражений.

Поскольку обстоятельства невнесения ответчиками платы за жилое помещение судом остались без исследования, хотя в силу положений ст. 90 ЖК РФ исследование причин несвоевременной оплаты жилья являются прямой обязанностью суда, то и сами причины, повлекшие эти обстоятельства, остались судом без правовой оценки.

Между тем, из представленных к кассационной жалобе документов следует, что П.А. является инвалидом III группы. Инвалидность связана с ликвидацией аварии на Чернобыльской АЭС. Факт наличия инвалидности уже сам по себе свидетельствует о необходимости несения затрат на лечение лица, имеющего инвалидность, однако, вопрос о материальном положении ответчиков судом оставлен без должного внимания.

При таком положении решение суда в части выселения ответчиков из спорной квартиры нельзя признать законным и обоснованным, и оно подлежит отмене.

Из представленной суду кассационной инстанции квитанции по квартплате следует, что П.А. после вынесения судом первой инстанции решения о выселении, задолженность по квартплате погасил.

Поскольку основания для выселения П.А. отпали, судебная коллегия, не передавая дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции, вынесла новое решение об отказе в удовлетворении исковых требований Администрации Ленинского района г. Чебоксары о его выселении, а решение суда в части выселения П.М. прекратила по абз. 7 ст. 220 ГПК РФ, в связи со смертью последнего, последовавшей после вынесения судом первой инстанции решения.

Оснований для отмены решения суда в части взыскания с ответчиков задолженности по квартплате судебная коллегия не нашла, поскольку оно основано на правильном применении норм материального права. Вместе с тем, в связи с погашением ответчиком задолженности судебная коллегия в резолютивной части решения указала о том, что решение суда в названной части следует считать исполненным.

 

Споры о предоставлении жилого помещения

 

1. Ф. обратилась в суд с иском к администрации Калининского района г. Чебоксары, администрации г. Чебоксары о предоставлении жилого помещения.

Исковые требования обосновала тем, что является сиротой. Ректором ЧГПУ им. И.Я.Яковлева, где она обучается, в адрес администрации Калининского района г. Чебоксары направлялось обращение о постановке ее в льготную очередь для получения жилья, однако до настоящего времени жилое помещение ей не предоставлено. Просила возложить обязанность по предоставлению ей жилого помещения на администрацию г. Чебоксары.

12 января 2006 г. представитель истицы, действующий на основании доверенности, дополнил заявленные требования, просил по тем же основаниям обязать администрацию г. Чебоксары ЧР и администрацию Калининского района г. Чебоксары ЧР предоставить истице жилое помещение на одного человека по социальным нормам в размере 33 кв. м жилой площади.

Представитель администрации Калининского района г. Чебоксары Ч., не оспаривая право истицы на льготное предоставление жилья, иск не признала, указав, что администрация района не располагает собственным жилищным фондом, в связи с чем на нее не может быть возложена обязанность по предоставлению жилья.

Представитель администрации г. Чебоксары М. право истицы на льготное предоставление жилья также не оспаривала, иск не признала, указывая, что заявленные требования не соответствуют установленной норме предоставления жилых помещений, составляющей в г. Чебоксары от 16 до 18 кв. м общей площади жилых помещений.

Представитель Министерства финансов ЧР в судебное заседание не явился. Ранее иск не признавал, пояснив, что обязанность по предоставлению жилых помещений несут органы местного самоуправления.

Решением Калининского районного суда г. Чебоксары от 17 февраля 2006 года иск Ф. о предоставлении жилья удовлетворен и на администрацию г. Чебоксары возложена обязанность предоставить ей благоустроенное жилое помещение на семью из одного человека по установленной норме предоставления жилых помещений общей площадью жилого помещения не менее 16 кв. м за счет средств республиканского бюджета Чувашской Республики.

В остальной части иска (о предоставлении жилья в размере 33 кв. м жилой площади) отказано.

Представитель истицы К., действующий на основании выданной истицей доверенности, обжаловал решение суда в части отказа в предоставлении истице жилья в размере 33 кв. м жилой площади.

Администрация г. Чебоксары, на которую суд возложил обязанность предоставить истице жилье, решение суда не обжаловала. Администрация Калининского района г. Чебоксары на кассационную жалобу представила отзыв, в которой просила решение суда первой инстанции оставить в силе. В связи с чем Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда Чувашской Республики проверила решение суда лишь в обжалованной представителем истицы части, не проверяя решение в части возложения на орган местного самоуправления обязанности по предоставлению истице жилья, указав следующее.

Разрешая спор, суд первой инстанции установил, что в связи со смертью родителей истица Ф. осталась сиротой. Решением Большекатрасьского сельского Совета народных депутатов Чебоксарского района Чувашской АССР от 08.01.1986 над ней была установлена опека. При этом какое-либо жилое помещение за нею не закреплялось, а проживала она в квартире опекуна Б., являющейся нанимателем трехкомнатной квартиры, и проживает в ней помимо истицы со своей семьей из шести человек.

Право истицы на внеочередное обеспечение жилым помещением по договору социального найма ответчиками не оспаривается.

Постановлением главы администрации Калининского района г. Чебоксары ЧР истица поставлена на учет нуждающихся в улучшении жилищных условий и включена в список "сироты" с 31 января 2006 г., т.е. в период действия нового жилищного законодательства.

Судебная коллегия нашла доводы истицы и ее представителя, изложенные в жалобе на решение суда о предоставлении ей жилья в размере не менее 33 кв. м. не состоятельными по следующим основаниям.

В силу п. "ж" ч. 1 ст. 72 Конституции РФ в совместном ведении Российской Федерации и субъектов Российской Федерации находится социальная защита, включая социальное обеспечение, а также защита семьи, материнства, отцовства и детства. В соответствии с требованиями п. 2 ст. 76 Конституции РФ по предметам совместного ведения РФ и ее субъектов издаются федеральные законы и принимаемые в соответствии с ними законы и иные нормативные правовые акты субъектов РФ.

В соответствии с ч. 1 ст. 26.3 Федерального закона "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации" от 6 октября 1999 года N 184-ФЗ полномочия органов государственной власти субъекта РФ по предметам отнесенным к совместному ведению Российской Федерации и субъектов Российской Федерации, осуществляются данными органами самостоятельно за счет средств бюджета субъекта Российской Федерации.

Порядок предоставления жилых помещений детям-сиротам и детям, оставшихся без попечения родителей, регулируется Федеральным законом от 21 декабря 1996 года N 159-ФЗ "О дополнительных гарантиях по социальной поддержке детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей" (с изменениями от 08.02.1998, 07.08.2000, 08.04.2002, 10.01.2003 и 22.08.2004).

В соответствии с ч. 1 ст. 8 указанного Закона дополнительные гарантии прав детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, на имущество и жилое помещение устанавливаются законодательством субъектов Российской Федерации и относятся к расходным обязательствам субъектов Российской Федерации. Данным законом определено, что указанная категория граждан обеспечивается органами исполнительной власти по месту жительства вне очереди жилой площадью не ниже установленных социальных норм.

По вопросу обеспечения жилыми помещениями указанной категории граждан 24 ноября 2004 года принят Закон Чувашской Республики N 48 "О социальной поддержке детей в Чувашской Республике" (с изменениями от 12 апреля, 25 ноября 2005 года). Пунктом 10 ст. 6 названного Закона определено, что лица, из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, обеспечиваются жильем в соответствии с законодательством Российской Федерации и законодательством Чувашской Республики.

Размер социальных норм предоставления жилья указанной категории граждан названными законами не определен.

В связи с вступлением в действие Жилищного кодекса Российской Федерации, с 1 марта 2005 года порядок предоставления гражданам жилых помещений по договорам социального найма изменился, в том числе и относительно норм предоставления жилья. Установление конкретного размера нормы предоставления жилья Кодекс отнес к компетенции органов местного самоуправления. Вместе с тем Кодекс предусматривает, что федеральными законами и законами субъектов Российской Федерации для иной категории граждан могут быть установлены иные нормы предоставления жилья.

17 октября 2005 года принят Закон Чувашской Республики N 42 "О регулировании жилищных отношений".

В соответствии с частью 1 п. 2 ст. 11 указанного Закона дети-сироты и дети, оставшиеся без попечения родителей, лица из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей отнесены к иной категории граждан, определенной частью 3 статьи 49 ЖК РФ. Также определено, что такие граждане обеспечиваются жильем по договорам социального найма жилыми помещениями из государственного жилищного фонда Чувашской Республики. В соответствии с частью 3 данной статьи полномочия по обеспечению жилыми помещениями иных категорий граждан, предусмотренных частью 1 данной статьи, является государственными полномочиями Чувашской Республики, и их реализация обеспечивается за счет средств республиканского бюджета Чувашской Республики.

Порядку предоставления жилых помещений по договорам социального найма иным категориям граждан посвящена ст. 12 этого же Закона, в соответствии с которой жилое помещение по договору социального найма предоставляется гражданам общей площадью на одного человека не менее нормы предоставления. Норма предоставления жилого помещения по договору социального найма иным категориям граждан, к которой относится согласно части 1 ст. 11 этого Закона истица, составляет 18 квадратных метров общей площади жилого помещения на одного человека.

При изложенных обстоятельствах, требования истицы о возложении на ответчика обязанности предоставить ей жилье в размере 33 кв. м общей жилой площади не основаны на положениях действующего законодательства.

Истица и ее представитель ссылаются на Указ Президента Российской Федерации N 425 от 28 апреля 1997 года "О реформе жилищно-коммунального хозяйства в Российской Федерации". Однако положения данного Указа касаются вопросов реформы жилищно-коммунального хозяйства и оказания помощи гражданам в оплате жилья и коммунальных услуг при переходе на рыночные принципы оплаты жилищно-коммунальных услуг. Указом определены размеры социальной нормы жилья, в пределах которых гражданам предоставляются субсидии на оплату коммунальных услуг. Нормы предоставления жилья гражданам, нуждающимся в жилых помещениях, данным Указом не определены.

Судебная коллегия нашла не состоятельными и ссылку в жалобе на постановление администрации г. Чебоксары от 25.03.2005 N 109 "Об утверждении порядка предоставления безвозмездной субсидии гражданам на строительство или приобретение жилья за счет средств местного бюджета", поскольку данное постановление регулирует правоотношения по предоставлению гражданам субсидий на строительство или приобретение жилья и не регулирует вопросы предоставления гражданам жилья по договорам социального найма. Истица же требований о предоставлении жилищных субсидий не заявляла.

Вместе с тем, судебная коллегия нашла ошибочными выводы суда о необходимости предоставления истице жилья ответчиком в размере не менее 16 кв. м общей жилой площади, уточнив резолютивную часть решения суда первой инстанции, указав вместо слов "16 кв. м" слова "18 кв. м".

Действительно, постановлением главы администрации города Чебоксары Чувашской Республики от 14 декабря 2005 года N 288 "Об утверждении Положения о порядке реализации жилищных прав гражданами - жителями г. Чебоксары" и постановлением администрации города Чебоксары от 15 апреля 2005 года N 129 "Об установлении учетной нормы площади жилого помещения и нормы предоставления" установлены минимальный и максимальный размеры предоставления жилья - от 16 до 18 кв. м общей площади жилья на одного человека. Вместе с тем минимальный размер предоставления жилья в 16 кв. м установлен для малоимущих граждан, порядок предоставления жилья которым определен частью 2 ст. 49 ЖК РФ. Вместе с тем в соответствии с частями 3 и 4 данной статьи, частью 3 ст. 50 ЖК РФ порядок предоставления жилья и нормы предоставления жилья иной категории граждан могут устанавливаться и другими федеральными законами и законами субъектов Российской Федерации и могут отличаться от норм предоставления жилой площади, установленных для данной местности соответствующими органами местного самоуправления. Норма предоставления жилья для иной категории граждан, перечисленной в статье 11 Закона Чувашской Республики N 42 от 17 октября 2005 года "О регулировании жилищных отношений", к числу которых отнесены и дети-сироты и дети, оставшиеся без попечения родителей, лица из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, установлена в 18 кв. м и равна максимальному размеру предоставления жилья на одного человека, установленному постановлением Главы администрации г. Чебоксары N 288 от 14.12.2005 и постановлением администрации г. Чебоксары N 129 от 15.04.2005.

2. Администрация Калининского района г. Чебоксары обратилась в суд с иском к С.А.Н., С.А.А., С.А., Т., С., несовершеннолетнему С. о выселении с предоставлением другого жилого помещения.

Исковые требования мотивированы тем, что жилой дом, в котором проживают ответчики, является ветхим и подлежит сносу. Постановлением главы администрации Калининского района г. Чебоксары ответчикам на семью из шести человек предоставлена трехкомнатная благоустроенная квартира, площадь которой превышает площадь жилого помещения, подлежащего сносу, однако ответчики переселиться в данное жилое помещение отказываются.

С.А.Н., С.А.А., С., С-ов, действующий от своего имени и в интересах несовершеннолетнего сына С. обратились со встречным иском к администрации Калининского района г. Чебоксары о возложении обязанности предоставить им два отдельных жилых помещения: не менее 36 кв. м жилой площади на семью из четырех человек и размером не менее 18 кв. м жилой площади С.А.А. с несовершеннолетним сыном, указывая, что членами одной семьи они не являются.

Калининский районный суд г. Чебоксары вынес решение, которым отказал в удовлетворении исковых требований как Администрации Калининского района г. Чебоксары ЧР, так и в удовлетворении встречных исковых требований. При этом отказ в выселении ответчиков в трехкомнатную квартиру суд в своем решении мотивировал тем, что данная квартира не отвечает санитарным и техническим нормам, предъявляемым к жилым помещениям, и требует ремонта.

С решением об отказе в удовлетворении встречных исковых требований не согласилась С.А.Н. и подала кассационную жалобу на предмет отмены в обжалованной части по мотиву незаконности необоснованности.

Поскольку решение суда Администрацией Калининского района г. Чебоксары не было обжаловано, судебная коллегия, проверив законность и обоснованность решения лишь в обжалованной части, оставила кассационную жалобу С.А.Н. без удовлетворения, указав следующее.

Как следует из материалов дела, С.А.Н. с семьей (сама, муж С.А.А., сын С., сын Т., внук С., сын С. - всего 6 человек) проживает по договору найма в двухкомнатной квартире жилой площадью 28 кв. м.

Распоряжением Администрации города Чебоксары N 2975-р от 19 августа 2005 года постановлено в срок до 15 октября 2005 года снести жилой дом, в котором проживают ответчики, Администрации Калининского района г. Чебоксары переселить жильцов дома с предоставлением им жилого помещения, после чего Чебоксарскому городскому комитету по управлению имуществом исключить названный жилой дом из Единого реестра муниципальной собственности г. Чебоксары.

В соответствии со ст. 5 ФЗ "О введении в действие ЖК РФ" к жилищным отношениям, возникшим до введения в действие ЖК РФ, Жилищный кодекс Российской Федерации применяется в части тех прав и обязанностей, которые возникнут после введения его в действие, за исключением случаев, предусмотренных настоящим Федеральным законом.

Поскольку решение о сносе спорного дома принято 19 августа 2005 года, то при разрешении данного спора суд правильно руководствовался нормами ЖК РФ, вступившего в действие с 1 марта 2005 года.

В соответствии со ст. 86 и 89 ЖК РФ, если жилое помещение, занимаемое по договору социального найма, подлежит сносу, выселяемым из него гражданам органом государственной власти или органом местного самоуправления, принявшими решение о сносе такого дома, предоставляются другие благоустроенные жилые помещения по договорам социального найма. Предоставляемое в таком случае другое жилое помещение по договору социального найма должно быть благоустроенным применительно к условиям соответствующего населенного пункта, равнозначным по общей площади ранее занимаемому жилому помещению, отвечать установленным требованиям и находиться в черте данного населенного пункта.

Таким образом, законом установлены иные требования к жилому помещению, которое предоставляется гражданам в связи со сносом дома.

Исходя из изложенного следует, что в случае, если жилое помещение гражданам предоставляется не в связи с улучшением жилищных условий, а в связи со сносом дома, то предоставляемое жилье должно быть равнозначным по общей площади ранее занимаемому жилому помещению, без учета обстоятельств, влияющих на улучшение жилищных условий. При этом граждане, которым предоставлено другое равнозначное жилое помещение, сохраняют право состоять на учете в качестве нуждающихся в жилых помещениях, если у них не отпали основания состоять на таком учете.

Учитывая изложенные обстоятельства, суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу об отказе в удовлетворении исковых требований Семеновых к администрации Калининского района г. Чебоксары о возложении обязанности по предоставлению двух отдельных жилых помещений и в указанных ими в исковом заявлении размерах.

 

Споры о прекращении права пользования жилой площадью

в жилом помещении, принадлежащем собственнику

 

1. С.М. обратилась в суд с иском к С.Л. о признании утратившей (прекратившей) право пользования жилым помещением и снятии с регистрационного учета в принадлежащем ей на праве собственности жилом доме, указывая, что ответчица была зарегистрирована в нем как жена ее сына, и проживала в нем лишь некоторое время, а в течение последних восьми лет в доме не проживает, но с регистрационного учета не снимается. Брак между ее сыном и ответчицей расторгнут. Считает, что в связи с прекращением семейных отношений право пользования спорным домом за С.Л. не может быть сохранено, членом ее семьи последняя не является.

Ответчица С.Л. и ее представитель П. иск не признали. При этом С.Л. не отрицала тот факт, что вместе с мужем и ребенком в ноябре 1999 г. выехала из спорного дома и с этого времени не проживала в нем, совместного хозяйства с истицей не вела, в настоящее время снимает частную квартиру, своего жилья не имеет.

Решением Ленинского районного суда г. Чебоксары от 19 января 2005 года исковые требования С.М. удовлетворены в полном объеме.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда Чувашской Республики определением от 27 февраля 2006 года оставила решение суда первой инстанции без изменения, а кассационную жалобу ответчицы на указанное решение без удовлетворения по следующим основаниям.

Как видно из материалов дела, истица является собственником 1/2 доли в праве собственности на жилой дом. Собственниками второй половины дома являются Чепурновы. Фактически дом разделен на две половины, в одной из которых проживает собственница С., а в другой половине живут Ч.

Ответчица С.Л. была вселена в указанную половину дома после регистрации брака с сыном истицы С.А., и проживала в нем какое-то время, а с ноября 1999 года фактически в нем не проживает, и, как она пояснила сама, проживает на частной квартире. Брак, зарегистрированный между нею и сыном истицы, прекращен на основании решения мирового судьи от 17 октября 2005 года.

Как следует из материалов дела, стороны членами семьи друг друга не являются, совместного хозяйства не ведут, соглашение о пользовании жилым помещением между ними не заключалось, кроме того, ответчица длительное время в спорном доме не проживает.

В соответствии с п. 4 ст. 31 ЖК РФ в случае прекращения семейных отношений с собственником жилого помещения право пользования данным жилым помещением за бывшим членом семьи собственника этого жилого помещения не сохраняется, если иное не установлено соглашением между собственником и бывшим членом его семьи.

Учитывая изложенные обстоятельства, суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о том, что право пользования жилым помещением за ответчицей С.Л. не сохраняется.

При этом обстоятельства дела свидетельствуют о том, что оснований для сохранения за нею права пользования жилой площадью в доме, принадлежащем истице, не имеется, поскольку она фактически в нем не проживает с 1999 года и для своего проживания снимает частную квартиру.

При этом судебная коллегия доводы, изложенные ответчицей в кассационной жалобе о том, что спорные правоотношения между нею и истицей возникли с момента вселения в спорный дом, то есть в период действия ЖК РСФСР и суду следовало руководствоваться нормами ЖК РСФСР признала несостоятельными, указав, что рассмотренный судом спор возник не в связи с вселением ответчицы в спорный дом, а в связи с прекращением семейных отношений с собственником жилого помещения. К тому же брак между ответчицей и сыном истицы прекращен в октябре 2005 года, то есть после введения в действие ЖК РФ.

2. О. обратился в суд с иском к Е.С., Е.А., Е.Е. о выселении, указывая, что по договору купли-продажи приобрел у С. в собственность жилой дом, в котором проживают члены семьи бывшего собственника. В связи с переходом права собственности на дом просил признать ответчиков утратившими право проживания в доме и выселить их.

Е.С., Е.А., Е.Е. обратились со встречным иском к О. о признании за ними права на жилую площадь в спорном домовладении, указывая, что вселились в указанный дом к С. и проживали с ним одной семьей, в связи с чем приобрели право проживания в доме.

Е.С., кроме того, предъявила исковые требования к О. и С. о признании договора купли-продажи жилого дома и свидетельства о государственной регистрации права недействительными, указывая, что данным договором нарушены права ее несовершеннолетнего сына Евгения, 1999 года рождения. По ее мнению при совершении сделки продажи дома и земельного участка С. был введен в заблуждение и обманут, сделка совершена с целью причинить вред ей и ее детям.

Решением Моргаушского районного суда Чувашской Республики от 19 января 2006 года исковые требования О. удовлетворены, встречные исковые требования Е.С., Е.А. и Е.Е. оставлены без удовлетворения.

Судебной коллегией по гражданским делам Верховного суда Чувашской Республики от 27 февраля 2006 года кассационная жалоба представителя ответчицы Е.С. на указанное решение суда оставлена без удовлетворения.

Из материалов дела следует, что собственником жилого дома N 21 по ул. Новая д. Кораккасы Моргаушского района ЧР являлся С.

Е.С. с детьми Е.А. и Е.Е. от прежнего брака 26 апреля 1996 г. вселились в принадлежащий С. жилой дом и проживала совместно с ним. Брак между Е.С. и С. зарегистрирован не был, дети Е.С.С. не усыновлялись.

20 октября 2005 года С. продал принадлежащий ему жилой дом О. Согласно пункту 6 договора стороны договорились, что граждан, сохраняющих право пользования жилым помещением в доме, не имеется. Договор получил государственную регистрацию.

В соответствии со ст. 292 ГК РФ переход права собственности на жилой дом или квартиру к другому лицу является основанием для прекращения права пользования жилым помещением членами семьи прежнего собственника, если иное не установлено законом.

При таких обстоятельствах, право Е.С. и ее детей относительно пользования спорным жилым домом прекращено в связи с переходом права собственности на него к другому лицу - О.

Судебная коллегия нашла обоснованным решение суда первой инстанции в части отказа в удовлетворении исковых требований Е.С. о признании договора купли-продажи и свидетельства о государственной регистрации прав недействительными.

В соответствии с положениями ст. 292 ГК РФ, действующей с 1 января 2005 года в новой редакции, согласие органа опеки и попечительства на продажу С. принадлежащего ему дома не требовалось. Следовательно, ссылка ответчицы на отсутствие согласия органа опеки и попечительства на продажи им дома истцу О. не свидетельствует о недействительности данного договора.

Судебная коллегия согласилась с выводом суда первой инстанции и о том, что в силу ст. 179 ГК РФ не являясь стороной договора купли-продажи дома Е.С. не вправе оспаривать этот договор по мотиву введения С. в заблуждение и его обмана братом С.В. Сам С. и его представитель С. никаких требований по совершенному договору купли-продажи дома не заявляют и исковые требования Е.С. не признают.

3.К. обратилась в суд с иском к Б. о выселении вместе с несовершеннолетними детьми без предоставления жилья.

Исковые требования обосновала тем, что ей на праве собственности принадлежит домовладение, в котором с 1997 г. проживает бывшая жена ее брата Б. с двумя детьми. В настоящее время она желает продать принадлежащий ей дом, но не может оформить договор купли-продажи, т.к. в нем зарегистрирована ответчица и ее дети.

Одновременно истица поставила требование о снятии ответчиков с регистрационного учета.

Б. иск не признала, пояснив, что вселилась в спорный дом на законных основаниях, после регистрации брака с Б. За время проживания она на свои средства возвела гараж и произвела ремонт дома. В настоящее время ей и ее детям негде жить. Однако если в качестве компенсации за проведенный ремонт ей выплатят 40000 руб. она готова выехать, так как указанные средства позволят ей снять жилое помещение.

Судом вынесено решение, которым исковые требования К. удовлетворены. Б. с детьми выселены. На паспортно-визовую службу Алатырского ГОВД возложена обязанность снять ответчиков с регистрационного учета.

Отменяя решение суда первой инстанции по кассационной жалобе ответчицы и кассационному представлению прокурора, судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда Чувашской Республики указала следующее.

Из дела видно, что изначально собственником спорного домовладения являлся Б., умерший 19 января 1993 года. Наследниками, принявшими после его смерти наследство, в том числе и жилой дом, являются дочь и сын умершего: Б.Е. и истица К.

Как также усматривается из дела, 20 сентября 1997 года Б.Е. зарегистрировал брак с ответчицей Б., которая после регистрации брака вселилась в указанное домовладение и вскоре зарегистрировалась в нем. В этом же доме стали проживать родившиеся у них в браке дети, 1999 и 2003 гг. рождения.

Решением мирового судьи судебного участка N 1 г. Алатырь от 17 марта 2004 года брак, зарегистрированный между Б.Е. и ответчицей, расторгнут, место жительство их несовершеннолетних детей определено с матерью.

11 ноября 2005 года Б.Е. по договору дарения подарил принадлежащую ему 1/2 долю в праве собственности на спорное домовладение сестре К.

Таким образом, из дела видно, что на момент вселения ответчицы в указанный дом, его собственниками являлись истица К. и ее брат Б.Е.

В соответствии со ст. 292 ГК РФ, действующей в новой редакции с 1 января 2005 года, переход права собственности на жилой дом или квартиру к другому лицу является основанием для прекращения права пользования жилым помещением членами семьи прежнего собственника, если иное не установлено законом.

Вместе с тем, в данном случае отчуждение жилого дома, в котором проживает ответчица, произведено не всеми собственниками, а лишь одним из сособственников. Таким образом, К. по отношению к ответчице как являлась собственником жилого помещения на момент ее вселения в 1997 году, так и продолжает им оставаться до настоящего времени, но уже всего домовладения.

Постанавливая данное решение суд исходил из факта того, что истица расторгла договор найма спорного жилого помещения с ответчицей и пришел к выводу о том, что право пользования жилой площадью у ответчицы с детьми прекратилось.

По правилам гражданского законодательства договор найма заключается в письменной форме. Вместе с тем, в судебном заседании никто из сторон не утверждал о наличии между ними письменного договора найма спорного помещения и суду он не был представлен.

Следовательно, юридическое значение по данному делу имеет факт взаимоотношений истицы с ответчицей как на момент вселения последней в спорное домовладение, так и в последующем, вплоть до рассмотрения дела в суде.

Поэтому суд, разрешая спор, должен был установить обстоятельства вселения ответчицы в спорное домовладение и ее проживание в нем, характер ее взаимоотношений не только с одним из сособственников жилого дома, но и со вторым сособственником - истицей К.: вселялась ли она на долю мужа либо во все домовладение, имелось ли на ее вселение согласие истицы, если имелось, то в качестве кого истица вселяла ответчицу, имелось между ними соглашение о порядке пользования спорной жилой площадью, проживали ли они совместно, имело ли место ведение общего хозяйства, общих расходов по содержанию домовладения и т.д., и в зависимости от установленных обстоятельств, дать оценку - наравне ли с истицей пользовалась ответчица правами на жилую площадь в спорном домовладении со дня своего вселения либо по отношению к ней проживала в нем на ином правовом основании. Однако, эти обстоятельства, имеющие значение для дела и подлежащие доказыванию сторонами, по делу не установлены.

Ответчица в судебном заседании утверждала, что ей с детьми жить негде.

Часть 4 ст. 31 ЖК РФ предусматривает право суду в случае установления факта прекращения семейных отношений гражданина с собственником жилого помещения установить определенный срок, в течение которого бывший член семьи собственника жилого помещения вправе пользоваться данным помещением и указан примерный перечень критериев, которыми следует руководствоваться суду. Это право суда, но не обязанность. Вместе с тем, суд обязан обсудить этот вопрос в случае, если придет к выводу о том, что требования собственника о прекращении права пользования жилой площадью выселяемого гражданина являются обоснованными.

В связи с чем в случае установления факта вселения ответчицы с условием наделения ее равным правом пользования жилой площадью по правилам части 4 ст. 31 ЖК РФ суду следовало установить, имеет ли ответчица с детьми основания осуществления права пользования иным жилым помещением, позволяет ли ее имущественное положение обеспечить себя с детьми иным жилым помещением, не имеются ли иные обстоятельства, которые не позволяют ей обеспечить себя иным жилым помещением либо вследствие которых ей негде жить.

Однако эти обстоятельства судом не выяснены, и вопрос о том, имеется ли необходимость в установлении определенного срока, в течение которого ответчица с несовершеннолетними детьми вправе пользоваться спорным помещением, даже не обсуждался.

 

Споры, связанные с приватизацией гражданами

занимаемых жилых помещений в домах государственного

и муниципального жилищных фондов

 

1. П. обратилась в суд с иском к муниципальному предприятию "Управление ЖКХ г. Канаш ЧР", Отделу внутренних дел г. Канаш ЧР и П.Ю. о признании регистрации недействительной. Исковые требования мотивировала тем, что является собственницей однокомнатной квартиры. В декабре 2005 г. в жилищные органы без ее согласия в принадлежащей ей квартире зарегистрировали П.Ю., который членом ее семьи не является, договор с ним о предоставлении квартиры в пользование не заключала.

П.Ю. обратился со встречным иском к П., муниципальному образованию "г. Канаш ЧР", Управлению федеральной регистрационной службы по ЧР", П.Е. о признании договора приватизации спорной квартиры недействительным, об устранении препятствий в пользовании жилым помещением.

Требования обосновал тем, что на основании ордера в 1985 году на семью из трех человек (себя, жену и дочь П.) получил по месту работы спорную квартиру, в которую вселился вместе с семьей и приобрел право пользования жилым помещением. В феврале 2002 г. в связи с отсутствием работы вынужден был выехать в Московскую область на заработки, где работал у частных лиц. В период его временного отсутствия бывшая супруга П.Е. обратилась в суд с заявлением о признании его безвестно отсутствующим. Решением суда ее иск был удовлетворен, он был признан безвестно отсутствующим. При этом бывшая жена знала, что он работает в Московской области, так как он постоянно присылал дочери поздравления с обратным адресом. После его возвращения ответчики в квартиру его не пустили. Более того, в его отсутствие квартиру приватизировали. Решение суда о признании его безвестно отсутствующим отменено, его право восстановлено. Но несмотря на его регистрацию в квартире ответчики чинят ему препятствия в проживании.

Решением Канашского районного суда ЧР в удовлетворении исковых требований П. отказано. Встречные исковые требования П.Ю. удовлетворены. Договор на передачу квартиры в собственность П. признан недействительным. Запись о государственной регистрации права собственности в Едином государственном реестре прав на спорную квартиру за П. прекращена, свидетельство о государственной регистрации права собственности за нею на жилое помещение также признано недействительным; квартира возвращена в собственность муниципального образования "г. Канаш ЧР". На ответчиков возложена обязанность не чинить препятствия П.Ю. в пользовании спорной жилой площадью и предоставить ему ключи от квартиры.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда Чувашской Республики оставила кассационную жалобу П. на решение суда первой инстанции без удовлетворения, указав следующее. Из материалов дела следует, что на основании ордера П.Ю. на семью из трех человек, включая жену П.Е., дочь П.О.Ю. предоставлена спорная однокомнатная квартира.

П. вселился в указанную квартиру, проживал в ней с семьей, и приобрел право пользования жилым помещением.

В 1994 году брак, заключенный между П.Ю. и П.Е., расторгнут.

Решением Канашского районного суда ЧР от 18.11.2004 П.Ю. признан безвестно отсутствующим.

В период отсутствия П.Ю. его дочь П. на основании договора приватизации получила спорную квартиру в собственность.

Решением Канашского районного суда ЧР от 24.11.2005 решение суда о признании П.Ю. безвестно отсутствующим отменено.

Право пользования жилым помещением носит имущественный характер.

Статья 43 ГК РФ определяет последствия признания гражданина безвестно отсутствующим и предусматривает в таких случаях передачу имущества гражданина, признанного безвестно отсутствующим, в доверительное управление лицу, которое определяется органом опеки и попечительства. В случае, если имущество не передавалось в доверительное управление, охрана имущественных прав и интересов гражданина, признанного безвестно отсутствующим, осуществляется по правилам ст. 38, 37 ГК РФ, в соответствии с которыми совершение сделок, влекущих умаление имущественных прав подопечного невозможно без предварительного разрешения органов опеки и попечительства.

П.Ю. на момент приватизации являлся безвестно отсутствующим, при принятии судом решения о признании его таковым, вопрос о его праве пользования спорной жилой площадью не разрешался и утратившим это право он признан не был.

При таких обстоятельствах вопрос о приватизации спорного жилого помещения и праве П.Ю. на участие либо не участие в договоре приватизации П.Е. могла разрешить лишь с согласия органа опеки и попечительства. В соответствии с положениями жилищного законодательства, регистрация, заменившая институт прописки, или отсутствие таковой, не является основанием ограничения прав или условием реализации прав и свобод граждан, в том числе не влечет изменение их прав на жилище. В связи с чем снятие истца с регистрации на основании решения суда о признании его безвестно отсутствующим не повлекло изменение его жилищных прав. К тому же, в связи с отменой данного решения все его имущественные права подлежат восстановлению, в том числе и право пользования спорной жилой площадью.

В соответствии со ст. 2 Закона РФ "О приватизации жилищного фонда в РФ" приватизация жилых помещений в государственном и муниципальном жилищном фонде, возможна лишь с согласия всех совместно проживающих совершеннолетних членов семьи, в том числе и временно отсутствующих, но обладающих правом пользования данной жилой площадью.

Признание гражданина безвестно отсутствующим предполагает, что он жив.

Поскольку право пользования спорной жилой площадью П.Ю. не прекращалось, то приватизацию данной квартиры по правилам ст. 168 ГК РФ суд правильно признал ничтожной, как не соответствующей требованиям указанного Федерального закона.

Доводы о том, что принятым судом решением нарушаются права П. и П.Е., судебная коллегия нашла несостоятельными.

В соответствии с ч. 3 ст. 17 Конституции Российской Федерации осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц. В связи с чем ответчики могли осуществить приватизацию спорной квартиры при условии, что в результате не будут нарушены права истца П.Ю. Приватизация спорной квартиры в силу закона возможна лишь с согласия всех лиц, обладающих правом пользования данным жилым помещением. Истец, обладающий правом пользования спорной квартирой, своего согласия ответчице на приватизацию квартиры не давал. Не было дано согласие и органа опеки и попечительства. Следовательно, П. не могла приватизировать ее.

 

Судья Верховного суда

Чувашской Республики

Т.Н.ЕВЛОГИЕВА

22 сентября 2006 года

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь