Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

КЕМЕРОВСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

СПРАВКА

от 22 сентября 2006 г. N 01-19/496

 

СПРАВКА О ПРИЧИНАХ ОТМЕНЫ И ИЗМЕНЕНИЯ ПРИГОВОРОВ И ДРУГИХ

СУДЕБНЫХ РЕШЕНИЙ, ПОСТАНОВЛЕННЫХ СУДАМИ ОБЩЕЙ ЮРИСДИКЦИИ

КЕМЕРОВСКОЙ ОБЛАСТИ, В 1-М ПОЛУГОДИИ 2006 ГОДА

 

Качество, объем и стабильность работы районных (городских)

судов Кемеровской области в 1-м полугодии 2006 года

 

Стабильность приговоров по рассмотренным судами области делам в 1-м полугодии 2006 г. составила 96%.

Качество, объем и стабильность работы в 1-м полугодии 2006 г. по каждому из судов области представлены в таблице:

 

 N

   Наименование 
       суда     

Рассмот- 
рено     

       Результаты      
 рассмотрения (по лицам)

Стабиль-
ность %

Дел

В от-
ноше-
нии 
лиц 

Изме-
нен 

    Отменено     

Судеб-
ное  
след-
ствие

Прек-
раще-
но  

Всего

 1

        2       

 3 

  4 

  5 

  6  

  7 

  8 

   9   

 1.

Анжеро-Судженский
г/с             

 303

  372

    5

    11

    -

   11

    95,7

 2.

Беловский г/с   

 445

  539

    2

    15

    -

   15

    96,8

 3.

Березовский г/с 

 145

  194

    5

     7

    -

    7

    93,8

 4.

Гурьевский г/с  

 168

  227

    4

     3

    1

    4

    96,5

 5.

Заводский р/с   
Кемерово        

 349

  416

    9

     6

    -

    6

    96,4

 6.

Кировский р/с   
Кемерово        

 229

  263

    3

     6

    -

    6

    96,6

 7.

Ленинский р/с   
Кемерово        

 398

  480

   13

    20

    2

   22

    92,7

 8.

Рудничный р/с   
Кемерово        

 323

  384

    4

     7

    -

    7

    97,1

 9.

Центральный р/с 
Кемерово        

 305

  364

    3

    14

    -

   14

    95,3

10.

Киселевский г/с 

 245

  325

    6

     2

    -

    2

    97,5

11.

Ленинск-Кузнецкий
г/с             

 338

  411

    6

     6

    -

    6

    97,1

12.

Мариинский г/с  

 172

  208

    5

     3

    -

    3

    96,2

13.

Междуреченский  
г/с             

 317

  376

    5

    11

    -

   11

    95,7

14.

Мысковский г/с  

 167

  184

    2

     2

    -

    2

    97,8

15.

Заводский р/с   
Новокузнецка    

 246

  292

   13

     8

    -

    8

    92,8

16.

Куйбышевский р/с
Новокузнецка    

 249

  308

    6

     6

    -

    6

    96,1

17.

Кузнецкий р/с   
Новокузнецка    

 171

  187

    1

     1

    -

    1

    98,9

18.

Центральный р/с 
Новокузнецка    

 369

  424

    7

     6

    -

    6

    96,9

19.

Орджоникидзевский
р/с Новокузнецка

 161

  197

    2

     7

    -

    7

    95,4

20.

Новоильинский р/с
Новокузнецка    

 121

  136

    5

     1

    -

    1

    95,6

21.

Осинниковский г/с

 152

  178

    3

     8

    -

    8

    93,8

22.

Зенковский р/с  
Прокопьевска    

  99

  141

    2

     1

    -

    1

    97,9

23.

Рудничный р/с   
Прокопьевска    

 226

  261

    8

     5

    -

    5

    95 

24.

Центральный р/с 
Прокопьевска    

 229

  295

    8

     3

    -

    3

    96,3

25.

Тайгинский г/с  

 125

  155

    1

     2

    -

    2

    98,1

26.

Таштагольский г/с

 158

  179

    2

     7

    -

    7

    95 

27.

Топкинский г/с  

 185

  231

    2

     1

    -

    1

    98,7

28.

Юргинский г/с   

 310

  388

   11

     8

    -

    8

    95,1

29.

Беловский р/с   

 120

  156

    -

     2

    -

    2

    98,7

30.

Ижморский р/с   

  41

   59

    -

     -

    -

    -

   100 

31.

Калтанский р/с  

  68

   99

    -

     2

    -

    2

    98 

32.

Кемеровский р/с 

 130

  185

    2

     -

    -

    -

    98,9

33.

Крапивинский р/с

  56

   65

    2

     4

    -

    4

    90,8

34.

Ленинск-Кузнецкий
р/с             

 112

  137

    -

     1

    -

    1

    99,3

35.

Новокузнецкий р/с

 185

  204

    5

     -

    -

    -

    97,5

36.

Промышленновский
р/с             

 106

  136

    1

     2

    -

    2

    97,8

37.

Прокопьевский р/с

 100

  118

    4

     -

    -

    -

    96,6

38.

Тисульский р/с  

  63

   80

    -

     4

    -

    4

    95 

39.

Тяжинский р/с   

  81

  104

    -

     1

    -

    1

    99 

40.

Чебулинский р/с 

  50

   55

    -

     1

    -

    1

    98,2

41.

Яшкинский р/с   

  86

  121

    1

     -

    -

    -

    99,2

42.

Яйский р/с      

  72

  103

    -

     3

    -

    3

    97,1

 

ПО ОБЛАСТИ      

7975

 9737

  158

   197

    3

  200

    96,3

 

С наиболее высоким качеством в 1-м полугодии 2006 года работали суды: Кузнецкий районный суд г. Новокузнецка - 98,9%, Кемеровский районный суд - 98,9%, Тяжинский районный суд - 99%, Яшкинский районный суд - 99,2%, Ленинск-Кузнецкий районный суд - 99,3%, Ижморский районный суд - 100%.

 

Без отмены и изменений отработали следующие судьи (из числа судей, рассмотревших в 1-м полугодии 2006 года более 20 уголовных дел):

Беловский городской суд - Аксенова Т.Н., Горшкова Л.В., Таран Н.В.

Беловский районный суд - Рындина Н.Н., Попова Л.М.

Гурьевский городской суд - Старченкова О.А.

Заводский районный суд г. Кемерово - Уфимцева Н.А.

Заводский районный суд г. Новокузнецка - Самойлов Ю.В.

Зенковский районный суд г. Прокопьевска - Трофимчук С.Г.

Кемеровский районный суд - Бандык С.В., Макушенко М.Ф., Суворова Н.В.

Кировский районный суд г. Кемерово - Бондаренко Н.А., Бегунович В.Н.

Киселевский городской суд - Коваленко Г.В., Симонова С.А.

Кузнецкий районный суд г. Новокузнецка - Забирова Л.В., Максименко Г.А., Омельчук П.А., Татарникова В.В., Фролова М.В.

Ленинский районный суд г. Кемерово - Строкова Е.Г.

Ленинск-Кузнецкий городской суд - Абзалова Т.В., Зеброва Л.А., Калашникова О.Н., Медведева Л.В., Строганова Г.В.

Ленинск-Кузнецкий районный суд - Гарбар И.Ю., Долгих Н.В.

Мариинский городской суд - Лапина Л.И., Бородина Т.Г.

Мысковский городской суд - Захаревич И.М.

Новоильинский районный суд г. Новокузнецка - Клабуков С.И.

Орджоникидзевский районный суд г. Новокузнецка - Рожков С.Б.

Осинниковский городской суд - Яковлева Л.П., Гребенкина Г.Д., Ветрова Н.П., Зверкова В.С.

Прокопьевский районный суд - Байдаева Л.В.

Промышленновский районный суд - Семенова Л.А.

Тайгинский городской суд - Цыганова Т.В.

Таштагольский районный суд - Страшников А.И.

Тисульский районный суд - Данилова С.А.

Топкинский городской суд - Савченко Л.С., Сидоров И.А.

Тяжинский районный суд - Кокрятская В.В.

Центральный районный суд г. Кемерово - Суворов В.М., Ильин А.И.

Центральный районный суд г. Новокузнецка - Чесик В.Н.

Центральный районный суд г. Прокопьевска - Данченко Н.А., Овчаренко О.А.

Юргинский городской суд - Бородулина И.И., Жданова Л.И., Чернышева Н.М., Пастухов С.А.

Яшкинский районный суд - Дмитриева Л.Е.

Яйский районный суд - Родченко Т.Д.

 

Основания отмены и изменения приговоров

и других судебных решений

 

Раздел I. ОТМЕНА И ИЗМЕНЕНИЕ ПРИГОВОРОВ В СВЯЗИ

С НАРУШЕНИЕМ НОРМ МАТЕРИАЛЬНОГО ПРАВА

 

Глава 1. ОТМЕНА ПРИГОВОРОВ В СВЯЗИ С НЕПРАВИЛЬНЫМ ПРИМЕНЕНИЕМ УГОЛОВНОГО ЗАКОНА

 

В 1-м полугодии 2006 года с прекращением производства по делу отменено 3 обвинительных приговора в отношении 3 лиц, в том числе, 2 приговора отменены за отсутствием субъективной стороны преступления и 1 приговор - за отсутствием объективной стороны преступления.

 

Кассационным определением от 25.04.06 отменен приговор Ленинского районного суда г. Кемерово в отношении К.Д., осужденного по п. "б" ч. 2 ст. 171 УК РФ.

Коллегия указала, что преступление, предусмотренное п. "б" ч. 2 ст. 171 УК РФ, является умышленным преступлением, виновный осознает, что занимается предпринимательской деятельностью без лицензии, хотя она обязательна, и желает действовать таким образом.

К.Д. показал, что он имел лицензии, полученные по его доверенности Л.П., и о том, что они фиктивные, он не знал и не имел оснований сомневаться в их подлинности, поскольку знал о возможности оформления Л.П. лицензий через лицензионные органы, осведомлен о поддельности лицензий он не был.

Отвергая версию К.Д. о получении лицензии от Л.П., суд в приговоре указал, что она не нашла своего подтверждения. Показания свидетеля - сына Л.П. (Л.П. Д.) суд оценил критически, поскольку, по мнению суда, они противоречат показаниям К.Д. в той части, что по показаниям Л.П. К.Д. обращался за помощью к его отцу в получении лицензии один раз, а по показаниям К.Д. - два раза. Судебная коллегия указала, что данный вывод суда ошибочен, поскольку в данных показаниях существенных противоречий не имеется, тем более свидетель о получении лицензии ничего не знал.

Суд принял во внимание, что Л.П. умер в феврале 2004 г., и ранее К.Д. о нем не говорил, ходатайств о допросе в ходе следствия не заявлял. Однако данный вывод суда нельзя признать обоснованным. При допросе в качестве свидетеля, обвиняемого (в мае, июне 2004 г.) К.Д. указывал обстоятельства получения лицензий через Л.П., ранее эти вопросы обвинением не выяснялись.

То обстоятельство, что К.Д. сам заключал договоры подряда и представлял только копии лицензий, а подлинников никто не видел, также не свидетельствует об осведомленности К.Д. о фиктивности лицензий.

Коллегия пришла к выводу об отсутствии в действиях К.Д. состава преступления, поскольку в соответствии с принципом невиновности, закрепленном ст. 14 УПК РФ, обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность, бремя доказывания обвинения и опровержения доводов, приводимых в защиту подозреваемого или обвиняемого, лежит на стороне обвинения. Все сомнения в виновности обвиняемого, которые не могут быть устранены в порядке, установленном УПК РФ, толкуются в пользу обвиняемого.

 

Кассационным определением от 20.04.06 отменен приговор Ленинского районного суда г. Кемерово от 26.02.06 в отношении З.Е., осужденного по ч. 3 ст. 30 - ч. 1 ст. 159 УК РФ.

З.Е. осужден за то, что 14.04.05 на рынке пытался приобрести товар, предъявив одну из изготовленных им фальшивых купюр, достоинством 500 рублей, но не довел свой преступный умысел до конца по не зависящим от него причинам, т.к. был задержан.

Судом установлено, что З.Е. пытался приобрести товар у В.С., передав ей фальшивую купюру, достоинством 500 рублей. Наличие же другой фальшивой купюры в его кармане, по мнению коллегии, ни в коей мере не подтверждает умысел З.Е. на приобретение товара и на эту купюру.

А поскольку на момент совершения преступления размер минимальной заработной платы составлял 720 рублей, мошенничество на 500 рублей не образует состав преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 159 УК РФ. Действия З.Е. содержат признаки состава административного правонарушения, ответственность за которое предусмотрена ст. 7.27 КоАП РФ.

 

Кассационным определением от 24.01.06 отменен приговор Гурьевского городского суда от 30.11.05 в отношении П.Ю., осужденной по ст. 292 УК РФ за служебный подлог.

Признавая П.Ю. виновной в совершении преступления, суд указал, что она внесла исправления, искажающие действительное содержание документа, в официальный документ - ветеринарную справку формы N 4. При этом суд не убедился в том, что указанная справка может быть отнесена к официальным документам, и, соответственно, что деяние содержит все признаки состава преступления, предусмотренного ст. 292 УК.

Коллегия сочла, что ветеринарная справка является сопроводительным документом, характеризующим ветеринарно-санитарное состояние груза и места его выхода, выдается конкретному лицу, в связи с чем ее нельзя считать официальным документом.

Однако в данном примере следует отметить, что мнение коллегии о том, что официальным документом в контексте ст. 292 УК РФ является лишь документ, определяющий полномочия учреждений, организаций, объединений, но не частных лиц, нельзя признать однозначным.

Так, согласно п. 3 Постановления Пленума ВС РФ от 31.03.61 N 2 должностные лица, выдавшие частному лицу заведомо подложные документы, дающие право на получение государственной пенсии, в целях обращения в свою пользу полностью или частично полученных на основании этих документов денежных средств, должны нести ответственность по совокупности - за хищение и служебный подлог.

Приведем также пример из обзора судебной практики Верховного Суда РФ за четвертый квартал 1998 года, в котором выражено мнение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ о том, что врач-хирург обоснованно признан должностным лицом и осужден за то, что совершал служебные подлоги из корыстных побуждений и неоднократно получал взятки за выдачу фиктивных листков нетрудоспособности (Определение N 10-098-74 по делу Фалалеева).

Действия врача квалифицированы по п. "б" ч. 4 ст. 290 и по ст. 292 УК РФ. Как указано в приказе о приеме на работу врача-специалиста, на него в числе других обязанностей возлагалось проведение экспертизы временной нетрудоспособности.

Судебной коллегией Верховного Суда РФ приговор оставлен без изменения.

 

Ряд приговоров отменены с прекращением производства в части предъявленного обвинения. Основаниями к отмене приговоров в части, как правило, служило отсутствие состава преступления либо непричастность лица к совершению преступления.

 

К примеру, кассационным определением от 13.06.06 приговор Кузнецкого районного суда г. Новокузнецка от 13.04.06 в отношении К.К. отменен в части осуждения по ч. 1 ст. 159 УК РФ, с прекращением в этой части производства по делу за отсутствием в деянии состава преступления.

Коллегия указала, что на момент совершения К.К. хищения путем мошенничества (05.08.05) минимальный размер оплаты труда в РФ составлял 720 рублей, согласно ст. 1 ФЗ РФ от 29.12.04 N 198-ФЗ. Размер же похищенного К.К. чужого имущества путем обмана составил 500 рублей.

Таким образом, в действиях К.К. усматриваются признаки административного правонарушения, предусмотренного ст. 7.27 КоАП РФ - мелкое хищение чужого имущества путем мошенничества, при отсутствии признаков преступлений, предусмотренных ч. 2 и 3 ст. 159 УК РФ.

 

Кассационным определением судебной коллегии от 11.04.06 отменен приговор Беловского городского суда от 15.12.05 в отношении Ч.Ж., в части осуждения ее за незаконный сбыт наркотических средств 21.04.05, 24.04.05, 27.04.05 и 19.05.05 около 10 часов 30 мин., производство по делу прекращено по п. 1 ч. 1 ст. 27 УПК РФ - за непричастностью к совершению преступлений.

Признав виновной Ч.Ж. в сбыте наркотиков 21 апреля, 24 апреля, 27 апреля, около 10 часов 30 минут 19 мая 2005 года суд в приговоре, как на доказательства ее вины, сослался на показания свидетелей, которые поясняли, что наркотические средства приобретали у К., и свидетелей, которые были понятыми при изъятии наркотических средств у К. 19 мая 2005 г.

Однако ни одно из этих доказательств не подтверждает вину Ч.Ж. в сбыте наркотиков Кудашкиной.

Достоверных и достаточных доказательств того, что К. приобретала наркотические средства у Ч.Ж. 21 апреля, 24 апреля, 27 апреля, 19 мая около 10 часов 30 минут 2005 г., в приговоре не приведено и в материалах дела не имеется.

Коллегия указала, что показаний самой К. и ее матери И., не подтвержденных какими-либо объективными доказательствами по делу, недостаточно для вынесения обвинительного приговора.

 

С направлением дела на новое рассмотрение в большинстве случаев приговоры отменялись в связи с нарушением судами первой инстанции требований материального права, касающихся назначения наказания.

При этом приговор подлежит отмене, а не изменению в случаях, если судебная коллегия придет к выводу, что судом назначено наказание более мягкое, чем это предусмотрено материальным законом.

 

Так, кассационным определением от 02.02.06 отменен приговор Куйбышевского районного суда г. Новокузнецка от 16.11.05 в отношении К.Ш.

Судом не учтены требования ч. 4 ст. 70 УК РФ, в соответствии с которой окончательное наказание по совокупности приговоров должно быть больше как наказания, назначенного за вновь совершенное преступление, так и не отбытой части наказания по предыдущему приговору суда.

Не отбытая часть наказания, назначенного К.Ш. по предыдущему приговору от 18.07.2000, составляет 2 года 8 месяцев 7 дней лишения свободы. За вновь совершенное преступление по ч. 3 ст. 30 - п. "а" ч. 2 ст. 158 УК РФ ему назначено наказание в виде лишения свободы на срок 2 года 6 месяцев. Окончательное же наказание по совокупности приговоров назначено К.Ш. в виде лишения свободы сроком на 2 года 8 месяцев, что меньше не отбытой им части наказания по предыдущему приговору.

 

Кассационным определением судебной коллегии от 11.04.06 отменен приговор Ленинск-Кузнецкого городского суда от 13.02.06 в отношении Л.Ф.

Приговором от 13.02.06 Л.Ф. осужден по п. "б" ч. 2 ст. 158 УК РФ к 2 годам лишения свободы, на основании ст. 73 УК РФ условно с испытательным сроком 2 года.

При назначении наказания Л.Ф., суд не учел, что преступление от 25.03.05 Л.Ф. совершил в период условно-досрочного освобождения от наказания по приговору Кемеровского областного суда от 28.06.95, срок которого должен был истечь 05.01.06, и не обсудил вопрос о назначении осужденному реального наказания по правилам ст. 70 УК РФ.

 

Отмену приговора может повлечь и неправильное применение материального закона при сложении различных видов уголовного наказания.

 

Кассационным определением от 16.02.06 отменен приговор Анжеро-Судженского городского суда от 08.12.05 в отношении И.О. с направлением дела на новое судебное рассмотрение.

В соответствии с ч. 2 ст. 71 УК РФ штраф при сложении его с лишением свободы исполняется самостоятельно, суд же в нарушение требований указанного закона к наказанию в виде лишения свободы частично присоединил наказание в виде штрафа.

Кроме того, при назначении наказания И.О. суд установил ряд исключительных обстоятельств, при которых в соответствии со ст. 64 УК РФ суд мог назначить наказание ниже низшего предела, предусмотренного санкцией статьи. Однако суд применил правила ч. 3 ст. 68 УК РФ, назначил осужденному наказание более 1/3 максимального срока наиболее строгого вида наказания.

Таким образом, суд не учел, что при любом виде рецидива преступлений, если судом установлены смягчающие обстоятельства, предусмотренные ст. 61 УК РФ, срок наказания может быть назначен менее 1/3 части максимального срока наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за совершенное преступление, но в пределах санкции соответствующей статьи, а при наличии исключительных обстоятельств, предусмотренных ст. 64 УК РФ, может быть назначено более мягкое наказание, чем предусмотрено за данное преступление.

 

Имели место и единичные случаи отмены приговоров ввиду ошибочной квалификации действий виновного лица, в случаях, когда переквалификация судом кассационной инстанции недопустима, поскольку ведет к ухудшению положения осужденного.

 

К примеру, кассационным определением от 04.04.06 отменен приговор Заводского районного суда г. Новокузнецка от 03.02.06 в отношении М.Г., уголовное дело направлено на новое судебное рассмотрение.

Приговором от 03.02.06 М.Г. осужден по ч. 3 ст. 30 - ч. 1 ст. 158 УК РФ. Как видно из приговора, суд исключил из квалификации осужденного квалифицирующий признак ч. 2 ст. 158 УК РФ - с причинением значительного ущерба гражданину, мотивируя свое решение тем, что потерпевшие являются частными предпринимателями и соответственно, по мнению суда, относятся к юридическим, а не физическим лицам, которым не может быть причинен значительный ущерб в понимании квалифицирующего признака п. "в" ч. 2 ст. 158 УК РФ.

Однако ущерб, причиненный гражданину, занимающемуся предпринимательской деятельностью, является ущербом, причиненным именно ему, а не юридическому лицу, поскольку, согласно ч. 2 ст. 48 ГК РФ, индивидуальный предприниматель не является лицом, которое закон относит к числу юридических лиц.

 

Глава 2. ИЗМЕНЕНИЕ ПРИГОВОРОВ В СВЯЗИ С НЕПРАВИЛЬНЫМ ПРИМЕНЕНИЕМ УГОЛОВНОГО ЗАКОНА

 

Нарушение судами первой инстанции требований

материального права, касающихся назначения наказания

 

Анализ кассационной практики свидетельствует о том, что судами области довольно часто допускаются ошибки при назначении наказания несовершеннолетним.

В частности, судьи не всегда учитывают, что в соответствии с ч. 6-1 ст. 88 УК РФ при назначении несовершеннолетнему осужденному наказания в виде лишения свободы за совершение тяжкого либо особо тяжкого преступления низший предел наказания, предусмотренный соответствующей статьей Особенной части УК РФ, сокращается наполовину.

 

Приговором Мариинского городского суда от 28.12.05 Ш. осужден по пп. "а, г" ч. 2 ст. 161 УК РФ, ст. 88 УК РФ к 1 году 6 месяцам лишения свободы, с применением ст. 73 УК РФ - условно с испытательным сроком 1 год.

В описательно-мотивировочной части приговора суд признал совокупность смягчающих обстоятельств в качестве исключительных и указал, что наказание должно быть назначено с применением правил ст. 64 УК РФ, т.е. ниже низшего предела санкции ч. 2 ст. 161 УК РФ.

Часть 2 ст. 161 УК РФ относится к категории тяжких преступлений, санкция данного закона предусматривает наказание в виде лишения свободы от 2 до 7 лет. Следовательно, в соответствии с ч. 6-1 ст. 88 УК РФ санкция данного закона для несовершеннолетних - от 1 года до 7 лет лишения свободы.

Кассационным определением от 21.02.06 приговор изменен. Коллегия указала, что суд, сославшись в приговоре на наличие исключительных обстоятельств и применение к осужденному Ш. при назначении наказания ст. 64 УК РФ, фактически назначил несовершеннолетнему наказание в пределах санкции ч. 2 ст. 161 УК РФ, и определила снизить назначенное Ш. наказание с 1 года 6 месяцев лишения свободы до 11 месяцев лишения свободы.

 

Аналогичная ошибка допущена Куйбышевским районным судом г. Новокузнецка (приговор от 18.04.06 в отношении Х.).

Несовершеннолетняя Х. осуждена по п. "в" ч. 2 ст. 163 УК РФ с применением ст. 64 УК РФ к 2 годам 6 месяцам лишения свободы в воспитательной колонии.

Санкция ч. 2 ст. 163 УК РФ предусматривает наказание в виде лишения свободы от 3 лет, а для несовершеннолетних, с учетом требований ч. 6-1 ст. 88 УК РФ, от 1 года 6 месяцев лишения свободы.

Судебная коллегия кассационным определением от 08.06.06 приговор в отношении Х. изменила, снизила наказание до 1 года 4 месяцев лишения свободы.

 

Нарушаются судьями области и положения ч. 6 ст. 88 УК РФ, в соответствии с которыми наказание в виде лишения свободы не может быть назначено несовершеннолетнему осужденному, совершившему в возрасте до 16 лет преступление небольшой или средней тяжести впервые, а также остальным несовершеннолетним осужденным, совершившим преступления небольшой тяжести впервые.

 

Приговором Ленинского районного суда г. Кемерово от 06.02.06 К. осужден по п. "в" ч. 2 ст. 158 УК РФ к 2 годам лишения свободы, с применением ст. 73 УК РФ - с испытательным сроком 2 года.

Коллегия указала, что суд не учел, что на момент совершения преступления К. не достиг 16-летнего возраста и судим не был. Согласно ч. 6 ст. 88 УК РФ наказание в виде лишения свободы не может быть назначено несовершеннолетнему осужденному, совершившему в возрасте до 16 лет преступление средней тяжести впервые.

Определением судебной коллегии от 04.04.05 приговор изменен. Коллегия определила считать К. осужденным к 10 месяцам исправительных работ с удержанием 5% из заработной платы в доход государства, с применением ст. 73 УК РФ - с испытательным сроком 1 год.

 

Значительное количество уголовных дел рассмотрено в 1-м полугодии 2006 года в порядке, установленном гл. 40 УПК РФ, т.е. с постановлением приговора без проведения судебного разбирательства.

Судами области учитывается, что при рассмотрении дела в особом порядке наказание подсудимому не может превышать 2/3 максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за совершенное преступление.

При этом ошибки возникают в случаях, если суд при назначении наказания приходит к выводу о необходимости применить правила ст. ст. 62, 66, 68 УК РФ.

Судьи не всегда учитывают, что в таких случаях следует исходить не из максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, а из двух третей этого срока или размера наказания:

- ст. 62 - не более 3/4 от 2/3 максимального;

- ст. 66 - не более 3/4 от 2/3 за покушение на преступление и 1/2 от 2/3 - за приготовление к преступлению;

- ст. 68 УК РФ - не менее 1/3 от 2/3 максимального.

 

Приговором Березовского городского суда от 28.12.05 Продан осуждена по ч. 1 ст. 30 - ч. 1 ст. 228-1 УК РФ к 4 годам лишения свободы, по ч. 1 ст. 228-1 УК РФ к 4 годам 3 месяцам лишения свободы, по ч. 1 ст. 234 УК РФ к 1 году лишения свободы, на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ - к 4 годам 6 месяцам лишения свободы.

Приговор постановлен в особом порядке, предусмотренном гл. 40 УПК РФ.

Кассационным определением от 02.03.06 данный приговор изменен. Основанием к изменению приговора послужила ошибка суда, допущенная при назначении наказания по эпизоду приготовления к преступлению (по ч. 1 ст. 30 - ч. 1 ст. 228-1 УК РФ).

Согласно п. 7 ст. 316 УПК РФ, если судья придет к выводу, что обвинение, с которым согласился подсудимый, обоснованно, подтверждается доказательствами, собранными по уголовному делу, то он постанавливает обвинительный приговор и назначает подсудимому наказание, которое не может превышать 2/3 максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за совершенное преступление.

Санкция ч. 1 ст. 228-1 УК РФ предусматривает наказание в виде лишения свободы сроком от 4 до 8 лет.

2/3 от 8 лет составляет 5 лет 4 месяца - это максимальный срок лишения свободы, который может быть назначен судом по данной статье при рассмотрении дела в особом порядке. Однако речь здесь идет об оконченном преступлении.

В силу же ст. 66 УК РФ, срок или размер наказания за приготовление к преступлению не может превышать половину максимального срока наиболее строгого вида наказания, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части УК РФ за оконченное преступление.

Таким образом, по эпизоду приготовления к преступлению суд должен был исходить из максимального срока наказания, не превышающего половины от 5 лет 4 месяцев, т.е. максимальный срок наказания Продан по данному эпизоду не должен превышать 2 лет 8 месяцев лишения свободы.

 

Допускались судами области и другие ошибки при назначении наказания. К примеру, не всегда учитывались установленные по делу смягчающие обстоятельства.

 

Кассационным определением от 06.06.06 изменен приговор Ленинского районного суда г. Кемерово от 12.04.06 в отношении П.Д.

При назначении П.Д. наказания суд указал в приговоре, что учитывает смягчающие обстоятельства. При этом в качестве смягчающего обстоятельства учел частичное возмещение ущерба. Однако не учел явку П.Д. с повинной, которую суд исследовал и которая явилась основанием для возбуждения уголовного дела в отношении П.Д.

 

Однако чаще всего ошибки допускались при определении рецидива преступлений и режима исправительного учреждения.

 

Кассационным определением от 13.06.06 изменен приговор Ю. городского суда от 27.04.06 в отношении Ш.Ь.

Ш.Ь. ранее судима: приговором от 11.01.02 по ст. 116 УК РФ, т.е. за преступление небольшой тяжести; приговором от 18.11.04 по ч. 3 ст. 158 УК РФ к 3 годам лишения свободы с применением ст. 73 УК РФ - условно с испытательным сроком 3 года.

Суд, в нарушение требований ч. 4 ст. 18 УК РФ, установил в действиях Ш.Ь. рецидив преступлений, не учел, что при признании рецидива преступлений не учитываются судимости за умышленные преступления небольшой тяжести, а также судимости за преступления, осуждение за которые признавалось условным.

 

Кассационным определением от 06.06.06 изменен приговор Рудничного районного суда г. П.В. от 21.04.06 в отношении З.Ц. Назначенное З.Ц. приговором суда отбывание наказания в исправительной колонии строгого режима отменено, отбывание наказания назначено в исправительной колонии особого режима.

Суд не учел, что условное осуждение к лишению свободы, отмененное впоследствии по основаниям, предусмотренным ч. 3 - 5 ст. 74 УК РФ, считается осуждением к реальному лишению свободы и учитывается при признании рецидива преступлений.

 

Кассационным определением от 30.03.06 изменен приговор Куйбышевского районного суда г. Новокузнецка от 03.02.06 в отношении М.У. Из приговора исключено указание суда на наличие в действиях М.У. рецидива преступлений и на признание этого обстоятельства отягчающим, наказание снижено.

На основании п. "в" ч. 4 ст. 18 УК РФ при признании рецидива преступлений не учитываются судимости за преступления, осуждение за которые признавалось условным, если условное осуждение не отменялось и лицо не направлялось для отбывания наказания в места лишения свободы.

Из материалов уголовного дела следует, что условное осуждение М.У., назначенное ему приговором П.Л.В. районного суда от 05.03.03, было отменено постановлением этого же суда от 20.02.04 заочно, с одновременным объявлением его розыска и решением о направлении его в исправительную колонию общего режима для отбывания назначенного наказания по задержанию.

М.У. был задержан 21.10.04 в г. Москве за преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 213 УК РФ, за совершение которого он осужден Хамовническим районным судом г. Москвы 25.05.05 к лишению свободы, с присоединением на основании ст. 70 УК РФ (по совокупности приговоров) не отбытого наказания по приговору П.Л.В. районного суда от 05.03.03.

Преступление же по настоящему уголовному делу М.У. совершил 13.06.04.

Таким образом, из изложенного следует, что, несмотря на отмену 20.02.04 условного осуждения, назначенного приговором от 05.03.03, М.У. на день совершения настоящего преступления фактически в места лишения свободы не направлялся, и лицом, ранее отбывавшим лишение свободы, не считается. По мнению коллегии, в силу п. "в" ч. 4 ст. 18 УК РФ в действиях М.У. нет рецидива преступлений.

 

Кассационным определением судебной коллегии от 07.03.06 изменен приговор Орджоникидзевского районного суда г. Новокузнецка от 20.01.05 в отношении И.Ы.

Коллегия исключила указание на рецидив преступлений, поскольку 26.01.05 И.Ы. была осуждена к условной мере наказания, условное осуждение отменено 30.11.05, а новые преступления она совершила 07.04.05, т.е. до отмены условного осуждения. Таким образом, в соответствии с п. "в" ч. 4 ст. 18 УК РФ судимость от 17.04.03 при признании рецидива не учитывается.

 

Ошибки квалификации, повлекшие изменение приговоров

 

Наиболее распространенной ошибкой квалификации действий виновного лица является ошибочное вменение квалифицирующего признака.

 

Кассационным определением от 17.01.06 изменен приговор Н.И. районного суда г. Новокузнецка от 15.11.05 в отношении Морарь и Б.Н.: действия каждого переквалифицированы с п. "а" ч. 2 ст. 161 УК РФ на ч. 1 ст. 161 УК РФ.

Как следует из текста предъявленного Морарь и Б.Н. обвинения, действия последних переросли из тайного хищения в открытое. Наличие же предварительного сговора между Морарь и Б.Н. именно на открытое хищение чужого имущества не установлено. Таким образом, суд дал неверную квалификацию действий осужденных, осудив их за грабеж, совершенный группой лиц по предварительному сговору.

 

30.05.06 изменен приговор Анжеро-Судженского городского суда от 04.04.06 в отношении Б.Б.

По мнению коллегии, суд дал неверную юридическую оценку действиям Б.Б., квалифицировав ее действия по ч. 2 ст. 160 УК РФ по признаку причинения потерпевшему значительного ущерба.

В соответствии с требованиями действующего уголовного законодательства значительный ущерб гражданину определяется с учетом его имущественного положения.

Из материалов дела видно, что потерпевший Б.а. является индивидуальным предпринимателем и имеет в своей собственности несколько магазинов с большим штатом сотрудников. Выводы же суда о том, что его доходы от магазинов незначительны, никакими документами не подтверждены и основаны только лишь на показаниях самого потерпевшего.

При этом суд не дал должной оценки показаниям потерпевшего Б.а. в судебном заседании, утверждавшего, что причиненный ущерб в размере 15994 рубля для него не является значительным, а также не исследовал данное обстоятельство.

Судебная коллегия исключила из приговора квалифицирующий признак "с причинением значительного ущерба гражданину", действия Б.Б. переквалифицировала на ч. 1 ст. 160 УК РФ.

 

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам от 06.04.06 изменен приговор Т.Т. городского суда от 25.01.06 в отношении Б.Т., из приговора по эпизоду от 26.10.05 исключен квалифицирующий признак "группой лиц по предварительному сговору".

Из описательно-мотивировочной части приговора следует, что Б.Т. совершил преступление по эпизоду от 26.10.05 с лицами, не достигшими возраста привлечения к уголовной ответственности.

В соответствии со ст. 19 УК РФ уголовной ответственности подлежит только вменяемое физическое лицо, достигшее возраста, установленного УК РФ. В связи с тем, что лица, совместно с которыми Б.Т. совершил хищение, не подлежат уголовной ответственности, то вменение квалифицирующего признака "группой лиц по предварительному сговору" является неправомерным.

 

Кассационным определением судебной коллегии от 09.03.06 изменен приговор Ю. городского суда от 27.12.05 в отношении Л.С.: из осуждения Л.С. исключен квалифицирующий признак, предусмотренный п. "г" ч. 2 ст. 161 УК РФ - "с угрозой применения насилия, не опасного для жизни и здоровья".

Суд в приговоре указал, что из показаний потерпевших видно, что после завладения их имуществом и уходом из квартиры Л.С. высказал угрозу в адрес потерпевших, и сказал, чтобы не вызывали милицию, т.к. "их тут банда, что они перережут всю семью". Данную угрозу суд расценил как высказанную с целью удержания похищенного, однако из показаний потерпевших, осужденных видно, что данная угроза была высказана после завладения имуществом, и не для удержания похищенного, т.к. потерпевшие не пытались забрать похищенное, а лишь для того, чтобы потерпевшие не сообщили о совершенном преступлении в милицию. Таким образом, объективная сторона преступления была выполнена осужденными до высказывания данных угроз.

 

Имели место случаи, когда судами области неверно определялись признаки состава преступления, что влекло переквалификацию действий лица на более мягкий закон.

 

Кассационным определением от 21.02.06 изменен приговор Рудничного районного суда г. П.В. от 07.12.05 в отношении Ч.В.: действия Ч.В. переквалифицированы с ч. 1 ст. 111 УК РФ на ч. 1 ст. 114 УК РФ.

Признавая Ч.В. виновной в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 111 УК РФ, суд исходил из того, что Ч.В. в ходе ссоры с С.Р. умышленно, с целью причинения тяжкого вреда здоровью потерпевшего нанесла ему два удара ножом.

Суд не согласился с позицией защиты о квалификации действий Ч.В., как совершенных в состоянии необходимой обороны, сославшись в приговоре на то, что в момент нанесения ударов потерпевшему С.Р. ножом, жизни и здоровью Ч.В. и иных лиц ничто не угрожало, никаких действий, направленных на причинение вреда здоровью подсудимой, со стороны потерпевшего не применялось. Суд посчитал, что со стороны потерпевшего не было посягательства, от которого необходимо было защищаться.

Эти доводы суда коллегия признала неубедительными, т.к. обстоятельства дела свидетельствуют, что между Ч.В. и С.Р. произошла не обоюдная ссора, а избиение С.Р. Ч.В.

По мнению коллегии, для оценки событий преступления в данном случае немаловажное значение имеют характеристика потерпевшего и осужденной.

Как видно из дела, потерпевший С.Р. систематически пьянствовал, не работал, в нетрезвом состоянии неоднократно избивал жену, она боялась его, поэтому в этот день она не пускала домой находящегося в состоянии алкогольного опьянения потерпевшего. Что касается осужденной Ч.В., то она характеризуется положительно как на работе, так и в быту, тактична, добросовестна.

Признавая себя виновной в нанесении ударов ножом, Ч.В. показала в судебном заседании, что впустила потерпевшего, находящегося в нетрезвом состоянии, в квартиру только потому, что он пришел с другом, надеясь, что З. останется ночевать. Когда ушел З., между ними возник конфликт, С.Р. стал ее избивать, бил кулаками по лицу и голове, она сидела в кресле и ударила его ногой, С.Р. отлетел, взял баночку с напитком и бросил в нее, не попал, на журнальном столике лежал нож, она взяла этот нож, чтобы напугать, С.Р., увидев нож, стал на нее кричать, говорил, что побьет. Она подбежала к С.Р. и нанесла удар ножом в ягодицу, нанесение второго удара не помнит.

Об интенсивности нападения на Ч.В. свидетельствует заключение судебно-медицинского эксперта, согласно которому у Ч.В. имелись кровоподтек в лобной области справа и кровоподтек в височной области слева, которые могли образоваться от двух ударных воздействий твердым тупым предметом. Свидетель М.З., к которой осужденная босиком пришла сразу после совершения преступления, показала, что Ч.В. была напугана, на лбу у Ч.В. была шишка, в руках она держала нож, сотрудникам милиции пояснила, что С.Р. ударил ее, она взяла нож и ударила его ножом.

Таким образом, обстоятельства дела, как они установлены в суде, дают основание сделать вывод, что потерпевший совершил на осужденную реальное нападение.

С учетом конкретных обстоятельств настоящего дела несостоятелен и вывод суда о том, что в момент нанесения ударов ножом потерпевшему жизни и здоровью Ч.В. ничего не угрожало. Насилие, примененное С.Р., и, особенно, удары в область головы, давали основания для совершения оборонительных действий. Кроме того, при оценке совершенных осужденной действий, следовало учесть, что как следует из показаний осужденной и потерпевшего, после того как он нанес удары Ч.В., С.Р. не унимался, бросил в нее баночку с напитком, когда осужденная взяла нож, продолжал вести себя агрессивно, высказывал угрозы, как пояснил в судебном заседании сам потерпевший, пытался ударить потерпевшую.

Эти обстоятельства, хотя и выяснялись в судебном заседании, но должной оценки суда в приговоре не получили.

Таким образом, материалами дела установлено, что Ч.В. действовала только в целях отражения нападения от противоправных действий С.Р., однако избранная Ч.В. форма защиты - применение ножа и нанесение им удара в жизненно важный орган - не соответствовала обстановке и выходила за пределы необходимой обороны.

 

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам от 02.03.06 изменен приговор Ленинск-Кузнецкого городского суда от 12.08.05 в отношении И.Н.

Приговором Ленинск-Кузнецкого городского суда от 02.03.05 И.Н. осужден по п. "а" ч. 3 ст. 286 УК РФ.

Судебная коллегия переквалифицировала действия И.Н. с п. "а" ч. 3 ст. 286 УК РФ на ч. 1 ст. 115 УК РФ - умышленное причинение легкого вреда здоровью, вызвавшего кратковременное расстройство здоровья, поскольку факт превышения И.Н. должностных полномочий заместителя главы администрации города не нашел своего подтверждения в ходе судебного заседания, действия И.Н. по отношению к А. были совершены не в связи с исполнением должностных обязанностей.

Так, суд дал оценку распоряжению администрации г. Ленинска-Кузнецкого от 13.05.03 N 333 "О распределении обязанностей между руководителями администрации города", но, как видно из данного распоряжения, оно регламентирует не полномочия, а обязанности И.Н., превысить которые невозможно.

 

Допускались судами и ошибки при определении вида соучастников преступления.

 

Кассационным определением судебной коллегии от 02.03.06 изменен приговор Кировского районного суда г. Кемерово от 13.12.05 в отношении П.Л.: действия П.Л. переквалифицированы с п. "г" ч. 2 ст. 161 УК РФ на ч. 5 ст. 33 - ч. 1 ст. 161 УК РФ.

Из показаний П.Л. следует, что вину он признает частично, т.к. о совершении грабежа они с М. не договаривались, отбирать телефон у М.Х. он не хотел. Он понимал, что М. совершает грабеж, но удерживал М.Х., помогая тем самым М.

Из показаний потерпевшего М.Х. также видно, что П.Л. у него сотовый телефон не требовал, он подошел сзади, обхватил его рукой за шею, прижал к себе, другой рукой взял за руку, развернул в обратную сторону и сказал: "Стой, не дергайся". Затем подошел М., обшарил карманы его куртки, спросил, где телефон, потом сам достал из внутреннего кармана куртки чехол от телефона, из кармана кофты - телефон, положил их себе в карман. П.Л. отпустил его, и они стали уходить. Он шел следом и просил отдать телефон, но они убежали.

Квалифицирующий признак совершения преступления "группой лиц по предварительному сговору" суд исключил по предложению прокурора, ввиду отсутствия доказательств предварительного сговора на совершение грабежа.

Коллегия указала, что при отсутствии предварительного сговора на совершение преступления каждый соучастник должен отвечать только за свои действия.

П.Л. имущество М.Х. не требовал и сам лично не похищал, а лишь удерживал потерпевшего, подавляя его сопротивление, т.е. содействовал совершению преступления устранением препятствий.

Однако суд указанные обстоятельства не учел, и, правильно установив фактические обстоятельства уголовного дела, сделал не соответствующие этим обстоятельствам выводы.

С учетом изложенного судебная коллегия сочла, что в действиях П.Л. содержится состав пособничества в совершении грабежа. При этом признак применения насилия в действиях П.Л. отсутствует, поскольку исполнителем преступления он не являлся, а лицо, являвшееся исполнителем и дело в отношении которого выделено в отдельное производство, насилия к потерпевшему не применяло.

 

Раздел II. ОТМЕНА И ИЗМЕНЕНИЕ ПРИГОВОРОВ В СВЯЗИ

С НАРУШЕНИЕМ НОРМ ПРОЦЕССУАЛЬНОГО ПРАВА

 

Глава 1. ОТМЕНА ПРИГОВОРОВ В СВЯЗИ С НАРУШЕНИЕМ НОРМ ПРОЦЕССУАЛЬНОГО ПРАВА

 

Нарушение требований уголовно-процессуального

законодательства при постановлении приговора

 

В большинстве случаев судебные ошибки были связаны с несоблюдением требований ст. ст. 305, 307 УПК РФ о содержании описательно-мотивировочной части оправдательного и обвинительного приговора, а также ст. ст. 306, 308 УПК РФ о содержании резолютивной части оправдательного и обвинительного приговора.

 

Согласно п. 1 ст. 307 УПК РФ описательно-мотивировочная часть обвинительного приговора должна содержать описание преступного деяния, признанного судом доказанным, с указанием места, времени, способа его совершения, формы вины, мотивов, целей и последствий преступления.

Приговором Ленинск-Кузнецкого городского суда от 07.12.05 Старков осужден по ч. 1 ст. 105 УК РФ с учетом положений ч. 6-1 ст. 88 УК РФ к 5 годам лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

Из обвинительного заключения и постановления о привлечении С. в качестве обвиняемого следует, что С. наносил удары ножом Я.Л.П. с целью его умышленного убийства и убил его. Однако суд при описании преступного деяния, признанного судом доказанным, не указал в приговоре, с какой целью С. наносил удары ножом Я.Л.П., указав только на наступившие последствия.

Обоснованными коллегия признала и доводы о чрезмерной мягкости приговора. Кассационным определением от 14.02.06 приговор отменен с направлением дела на новое рассмотрение.

 

Кассационным определением от 31.01.06 отменен приговор Ленинского районного суда г. Кемерово от 22.11.05 в отношении К.Ч.

Суд, признав К.Ч. виновным в совершении двух разбойных нападений, не расписал состав указанных преступлений, поскольку не указал, в чем заключалось опасное для жизни и здоровья потерпевших насилие, примененное К.Ч.

Как следует из предъявленного К.Ч. обвинения, насилие, опасное для жизни и здоровья потерпевших, выразилось в причинении легкого вреда по признаку кратковременного расстройства здоровья. Данное обстоятельство судом не установлено, что признано судебной коллегией существенным нарушением уголовно-процессуального закона.

 

Кассационным определением от 07.03.06 отменен приговор Анжеро-Судженского городского суда от 23.01.06 в отношении Ш.Э., З.Й. и А.А.

В нарушение требований ст. 307 УПК РФ суд объединил в приговоре показания всех подсудимых, описав их как одно целое, в связи с чем из приговора суда не видно, какие действия выполнял каждый из осужденных, а фактические обстоятельства дела суд мог установить, только исследовав все доказательства по делу, в том числе и показания подсудимых.

 

Кассационным определением от 16.02.06 отменен в части оправдания Г.Я. и Комягина по п. "а", ч. 4 ст. 162 УК РФ приговор Ю. городского суда от 30.11.05.

Описательно-мотивировочная часть оправдательного приговора должна содержать: существо предъявленного обвинения, обстоятельства уголовного дела, установленные судом, основания оправдания подсудимого и доказательства, их подтверждающие, мотивы, по которым суд опровергает доказательства, представленные стороной обвинения, мотивы решения в отношении гражданского иска. В резолютивной части приговора должны быть указаны основания оправдания подсудимого.

Судом указанные требования в отношении Г.Я. и К.Ъ. не выполнены. В описательной части приговора не изложено обвинение по п. "а" ч. 4 ст. 162 УК РФ, а в резолютивной части не указано основание их оправдания.

Кроме того, судом нарушены требования ч. 6 ст. 388 УПК РФ, поскольку судебной коллегией указывалось на аналогичные нарушения при постановлении предыдущего приговора от 21.10.04.

 

Приговор Междуреченского городского суда от 10.01.06 в отношении К.Щ. по эпизоду от 12.10.05 отменен судебной коллегией (кассационное определение от 09.03.06) за нарушением ст. 308 УПК РФ.

Суд допустил противоречие в резолютивной части приговора, признав К.Щ. виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 159 УК РФ, а наказание назначил по ч. 2 ст. 158 УК РФ.

 

Несправедливость приговора

 

Часть 1 ст. 6 УК РФ предусматривает, что наказание и иные меры уголовно-правового характера, применяемые к лицу, совершившему преступление, должны быть справедливыми, т.е. соответствовать характеру и степени общественной опасности преступления, обстоятельствам его совершения и личности виновного.

В соответствии со ст. 383 УПК РФ несправедливым является приговор, по которому было назначено наказание, не соответствующее тяжести преступления, личности осужденного, либо наказание, которое хотя и не выходит за пределы, предусмотренные соответствующей статьей Особенной части УК РФ, но по своему виду и размеру является несправедливым как вследствие чрезмерной мягкости, так и вследствие чрезмерной суровости.

Причинами вынесения несправедливых приговоров ввиду их чрезмерной мягкости является формальный подход судей к анализу данных о личности подсудимого, решения зачастую принимаются без учета конкретных обстоятельств дела, наступивших последствий совершенного деяния, а также мнения потерпевших о виде и размере наказания.

 

Приговором Междуреченского городского суда от 03.11.05 В. осужден за умышленное убийство К. по ч. 1 ст. 105 УК РФ к 3 годам 6 месяцам лишения свободы с применением ст. 73 УК РФ условно, с испытательным сроком 2 года.

Чрезмерно мягкое наказание, назначенное осужденному за совершение особо тяжкого преступления, повлекло безусловную отмену приговора и направление дела на новое судебное рассмотрение (кассационное определение от 12.01.06).

 

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам от 28.02.06 отменен приговор Т.Т. городского суда от 26.12.05 в отношении несовершеннолетних Н.М. и Н.Д.

Оба осужденных признаны судом виновными в совершении двух особо тяжких преступлений (совершение насильственных действий сексуального характера, совершенных группой лиц по предварительному сговору в отношении лица, заведомо не достигшего 14-летнего возраста) с применением ст. 73 УК РФ.

По мнению коллегии, применяя к осужденным условное наказание, суд не учел характер и степень общественной опасности совершенных преступлений, тяжесть психологических последствий для малолетнего потерпевшего.

Санкция п. "в" ч. 3 ст. 132 УК РФ предусматривает безальтернативное лишение свободы от 8 лет до 15 лет (в отношении несовершеннолетних - до 10 лет). Потерпевшему на момент совершения преступлений было 5 лет (первый эпизод) и 6 лет (второй эпизод). В судебном заседании законный представитель потерпевшего, являющийся по профессии преподавателем школы, показал, что "сын получил очень сильную психологическую травму".

 

Кассационным определением от 07.02.06 отменен приговор Рудничного районного суда г. Кемерово от 13.12.05 в отношении П. и Г. с направлением дела на новое судебное рассмотрение.

Судебная коллегия указала на несправедливость назначенного судом наказания в виде условного осуждения, вследствие его чрезмерной мягкости, и необоснованность применения ст. 73 УК РФ.

Из материалов дела видно, что как П., так и Г. ранее привлекались к уголовной ответственности за совершение корыстных преступлений, вновь совершили преступление в период неснятой и непогашенной судимости, через непродолжительное время после освобождения из мест лишения свободы. Характеризуются П. и Г. отрицательно. Выводы суда о том, что Г. имеет на иждивении малолетнего ребенка, а у П. беременна сожительница, не подтверждены материалами дела.

 

Как и в предыдущие периоды, не оставляла без внимания судебная коллегия и факты назначения чрезмерно мягкого наказания сбытчикам наркотических средств.

 

Приговором Кировского районного суда г. Кемерово от 17.11.05 В. осуждена по ч. 1 ст. 228.1 УК РФ с применением ст. 64 УК РФ к 1 году лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

Кассационным определением от 19.01.06 приговор отменен за несправедливостью вследствие чрезмерной мягкости назначенного В. наказания.

Как видно из материалов дела и приговора, В. ранее судима за умышленное тяжкое преступление, судимость у нее не погашена, в ее действиях имеет место опасный рецидив преступлений, однако вновь совершила преступление аналогичного характера. По предыдущему приговору к осужденной уже применялись правила ст. 64 УК РФ и наказание назначалось ниже низшего предела, предусмотренного санкцией статьи. Кроме того, В. досрочно освобождалась из мест лишения свободы по амнистии. Несмотря на это, вновь совершила преступление, что, по мнению коллегии, свидетельствует об упорном нежелании В. вставать на путь исправления.

Суд не учел того, что менее строгие меры наказания, применяемые ранее к осужденной, не смогли обеспечить достижение целей наказания, при этом мотивы принятого решения в этой части суд в приговоре не изложил.

 

Кассационным определением от 14.02.06 отменен приговор Заводского районного суда г. Новокузнецка от 22.11.05 в отношении Ж.

Ж. осужден по ч. 1 ст. 228.1 УК РФ за незаконный сбыт наркотического средства марихуаны, весом 0,48 г, к 4 годам лишения свободы с применением ст. 73 УК РФ условно с испытательным сроком 4 года.

Суд не мотивировал свое решение о назначении наказания Ж. в виде лишения свободы условно, т.е. не обосновал свой вывод о том, что исправление осужденного возможно без реального лишения свободы. Не учитывались судом при назначении наказания характер и степень общественной опасности совершенного преступления, не получила оценки характеристика личности Ж., оглашенная в ходе судебного заседания.

Судебная коллегия согласилась с доводами кассационного представления о чрезмерной мягкости назначенного судом наказания и направила дело на новое судебное рассмотрение.

 

Кассационным определением от 26.01.06 отменен приговор Центрального районного суда г. Кемерово от 29.11.05 в отношении К.И., осужденной за сбыт наркотического средства - опия, массой 0,441 г, по ч. 1 ст. 228.1 УК РФ к 4 годам лишения свободы с применением ст. 73 условно с испытательным сроком 3 года.

Коллегия указала на необоснованное применение судом ст. 73 УК РФ. По мнению коллегии, судом не было принято во внимание требование закона о строгом индивидуальном подходе к назначению вида и размера наказания, исходя из характера и степени общественной опасности совершенного преступления.

 

Несоответствие выводов суда фактическим

обстоятельствам уголовного дела

 

По основаниям, указанным в ст. 380 УПК РФ, приговоры отменяются довольно часто, поскольку не всегда суды надлежащим образом мотивируют принятое решение, оценивают доказательства, учитывают обстоятельства, которые могли повлиять на решение вопроса о виновности или невиновности подсудимого.

 

Судебная коллегия по уголовным делам 09.02.06 отменила приговор Центрального районного суда г. Кемерово от 30.11.05 в отношении Л.З.

Органами предварительного следствия действия Л.З. были квалифицированы по ч. 1 ст. 162 УК РФ.

Суд, квалифицируя действия Л.З. по п. "в" ч. 2 ст. 161 УК РФ, указал, что она совершила грабеж с применением насилия к потерпевшей - душила ее, толкала, а когда она упала, пинала ногами по телу. При этом суд в описательно-мотивировочной части приговора указал, что не добыто доказательств, подтверждающих наличие разбоя в действиях Л.З., поскольку потерпевшей не была проведена экспертиза по телесным повреждениям, т.е. неизвестно, повлекли ли вред здоровью действия Л.З.

Судебная коллегия признала данные выводы суда не соответствующими фактическим обстоятельствам уголовного дела, поскольку суд не дал никакой оценки показаниям потерпевшей о том, что Л.З. душила ее за шею, неоднократно высказывала угрозу убийством, потерпевшая воспринимала угрозу реально, поскольку находилась дома одна. Согласно же диспозиции ст. 162 УК РФ, понятием разбоя охватывается не только физическое насилие, но и угроза применения насилия, опасного для жизни или здоровья, когда такая угроза была реальной.

 

Кассационным определением от 17.01.06 отменен приговор Заводского районного суда г. Кемерово от 17.11.05 в отношении З.Ж.

Согласно приговору З.Ж. осужден за кражу чужого имущества с причинением значительного ущерба гражданину - 25.05.05, разбив стекло на балконе, проник в квартиру своей матери З.Ж., где сам проживал, и тайно похитил телевизор, стоимостью 10000 рублей.

Суд в приговоре указал, что признак незаконного проникновения в жилище в действиях З.Ж. отсутствует, поскольку в ходе судебного разбирательства установлено, что подсудимый в период совершения преступления проживал с согласия матери в ее квартире.

При этом суд не учел показаний самого осужденного, который сначала пояснил, что проживает где придется, затем стал пояснять, что проживает с матерью, ключей от квартиры не имеет. Из одних показаний потерпевшей следует, что у ее сына имелись запасные ключи от ее квартиры, из других - сын доступа в квартиру не имел, поскольку ранее он ее неоднократно обворовывал.

Кроме того, судом не учтен способ проникновения в квартиру - З.Ж. проник в квартиру, разбив балконное стекло.

 

Кассационным определением от 10.01.06 отменен приговор Ленинск-Кузнецкого городского суда от 03.10.05 в отношении К.Е., Л.Г., К.В., О., дело направлено на новое рассмотрение.

Согласно ч. 2 ст. 35 УК РФ, преступление признается совершенным группой лиц по предварительному сговору, если в нем участвовали лица, заранее договорившиеся о совместном совершении преступления.

Из описательной части приговора следует, что разбойное нападение совершено группой лиц по предварительному сговору, однако суд не указал, в чем именно выразился предварительный сговор.

В приговоре не приведены доказательства, подтверждающие указанный квалифицирующий признак. Из показаний осужденных, допрошенных в судебном заседании, следует, что они предварительно не договаривались о совершении разбойного нападения на потерпевших. Позиция подсудимых об отсутствии предварительной договоренности в приговоре не опровергнута, их показаниям в этой части судом оценка не дана.

Кроме того, не подтверждены доказательствами выводы суда о совершении разбойного нападения О. Так, из описательной части приговора следует, что О. вместе с К.Е., Л.Г., К.В. напал на потерпевших с целью хищения имущества. Однако из показаний О., К.Е., Л.Г., К.В., данных в ходе предварительного следствия и в судебном заседании, следует, что О. к потерпевшим не подходил, ударов им не наносил. В приговоре эти показания не опровергнуты, оценка им не дана.

 

Кассационным определением от 02.02.06 отменен приговор Киселевского городского суда от 16.11.05 в отношении С.Б. с направлением дела на новое апелляционное рассмотрение.

С.Б. было предъявлено обвинение в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 114 УК РФ. Приговором мирового судьи судебного участка N 3 г. Киселевска от 14.01.05 С.Б. была признана виновной и осуждена по ч. 1 ст. 118 УК РФ - за причинение потерпевшему М.А. тяжкого вреда здоровью по неосторожности.

Приговором суда апелляционной инстанции от 16.11.05 приговор мирового судьи изменен путем постановления нового обвинительного приговора - С.Б. осуждена по ч. 1 ст. 114 УК РФ - за умышленное причинение М.А. тяжкого вреда здоровью, совершенное при превышении пределов необходимой обороны.

Суд в приговоре констатировал, что общественно опасного посягательства, сопряженного с насилием, опасным для жизни, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия, другого посягательства на здоровье или имущество С.Б. и ее близких со стороны М.А. и пришедших с ним Б., Н., П., а также каких-либо иных действий, свидетельствующих о незаконности или противоправности их поведения, судом не установлено, а доводы подсудимой об обратном опровергаются материалами дела.

Однако далее, в противоречие с этими выводами, в приговоре указано, что действия С.Б., выразившиеся в производстве выстрела из газового револьвера в лицо М.А., явно не соответствовали характеру и опасности посягательства, что, по мнению суда, свидетельствует о том, что она превысила пределы необходимой обороны. Таким образом, суд фактически отметил наличие в действиях потерпевшего общественно опасного посягательства. При этом, описывая обстоятельства, предшествующие причинению М.А. тяжкого вреда здоровью, суд не привел те его действия, которые давали бы С.Б. основание полагать, что совершается реальное посягательство.

Далее суд в приговоре указывает на то, что действия С.Б. по причинению вреда здоровью потерпевшего носили умышленный характер, а не были причинены по неосторожности. Однако из каких конкретно обстоятельств судом сделан такой вывод, в приговоре не указано.

Кроме того, суд не учел, что ни в постановлении о привлечении С.Б. в качестве обвиняемой по ч. 1 ст. 114 УК РФ, ни в обвинительном заключении вообще не указано, в чем заключалось посягательство со стороны М.А., характеру и опасности которого явно не соответствовали действия С.Б.; не указаны: непосредственная причина, повлекшая наступление тяжкого вреда здоровью потерпевшего, механизм его нанесения в результате производства выстрела в лицо из газового револьвера, причинная связь с наступившим последствием, и те фактические обстоятельства, которые, по мнению органов предварительного следствия, свидетельствуют об умысле С.Б. на причинение потерпевшему тяжкого вреда здоровью. Суд в приговоре оставил указанное без внимания.

Не дано оценки и письменным материалам дела. Так, из заключения судебно-медицинской экспертизы по освидетельствованию потерпевшего М.А. видно, что проникающее роговично-склеральное ранение правого глаза с выпадением оболочек глаза, относящееся к тяжкому вреду здоровью по признаку утраты этим органом своих функций, могло образоваться одномоментно в результате однократного выстрела из огнестрельного оружия, снаряженного дробью. Имеющееся противоречие между таким выводом эксперта и выводом суда о причинении потерпевшему тяжкого вреда здоровью в результате выстрела из газового револьвера не устранено.

 

Нарушение права на защиту, а также принципа состязательности сторон - одно из самых распространенных оснований отмены приговоров в 1-м полугодии 2006 года.

Судьи области зачастую забывают разъяснять участникам процесса их процессуальные права, не мотивируют причины отказа в удовлетворении заявленных сторонами ходатайств и т.п.

 

Кассационным определением от 02.03.06 отменен с направлением на новое судебное разбирательство приговор Междуреченского городского суда от 27.12.05 в отношении В.а.

Из протокола судебного заседания видно, что суд удовлетворил ходатайство подсудимого и освободил адвоката от участия в судебном заседании. Однако при этом суд не разъяснил В.а. процессуальные права, которые он приобретает ввиду удовлетворения заявленного отказа от защитника.

В соответствии со ст. 292 УПК РФ при отсутствии защитника в прениях сторон участвует подсудимый. Не предоставление подсудимому, отказавшемуся от защитника, слова для защитительной речи в прениях является грубым нарушением права на защиту.

Судом нарушено требование ч. 1 ст. 292 УПК РФ, а именно: после выступления в прениях гособвинителя и потерпевших подсудимому не было предоставлено слово в прениях для самозащиты.

Как нарушение права подсудимого на защиту коллегия указала и не предоставление ему права выступить в качестве гражданского ответчика по заявленным искам.

 

Одним из оснований к отмене приговора Орджоникидзевского районного суда г. Новокузнецка от 20.12.05 в отношении несовершеннолетней Горбуновой (29.01.88 года рождения) послужило то, что суд не разъяснил законному представителю права, предусмотренные ст. 428 УПК РФ, законный представитель в судебном заседании не допрашивался, о чем свидетельствуют материалы дела.

 

Кассационным определением от 06.06.06 отменен приговор Крапивинского районного суда от 10.04.06 в отношении А.Р., А.В., Ч.Ю.

В нарушение требований ч. 6 ст. 49 УПК РФ интересы подсудимых А. защищал один адвокат, хотя интересы А. противоречивы, поскольку предъявлено обвинение в совершении разбойного нападения, а непосредственное применение ножа при совершении преступления предъявлялось одному из соучастников.

Кроме того, отказывая прокурору в удовлетворении ходатайства об оглашении показаний подсудимых, данных ими в ходе предварительного следствия, суд не выяснил, в чем состоят противоречия в показаниях, существенны ли они, не мотивировал причину отказа в удовлетворении данного ходатайства, указав, что оглашение этих показаний нецелесообразно.

Тем самым, по мнению коллегии, нарушен принцип состязательности сторон, ущемлены права государственного обвинителя, поскольку согласно требованиям ст. 15 УПК РФ, уголовное судопроизводство осуществляется на основе состязательности сторон, а суд должен создавать условия для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав.

 

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам от 30.03.06 приговор Куйбышевского районного суда г. Новокузнецка от 30.01.06 в отношении В.З. отменен в связи с существенными нарушениями УПК РФ, которые могли повлиять на постановление законного, обоснованного и справедливого приговора, вследствие ограничения гарантированных УПК РФ прав участников уголовного судопроизводства.

Согласно ч. 3 ст. 47 УПК РФ обвиняемый (подсудимый) вправе защищать свои права и законные интересы и иметь достаточное время и возможность для подготовки к защите.

В соответствии с ч. 4 ст. 231 УПК РФ стороны должны быть извещены о месте, дате и времени судебного заседания не менее чем за 5 суток до его начала.

Между тем, по настоящему делу эти требования уголовно-процессуального закона были нарушены судом.

Так, из материалов уголовного дела видно, что оно поступило в суд 17.01.06, постановлением судьи от 25.01.06 дело было назначено к рассмотрению в особом порядке (гл. 40 УПК РФ) на 30.01.06, о чем подсудимый В.З. был извещен 26.01.06, т.е. менее чем за 5 суток до начала судебного заседания, которое состоялось 30.01.06.

По смыслу уголовно-процессуального закона требования главы 33 УПК РФ об общем порядке подготовки к судебному заседанию распространяются на все поступившие в федеральный суд уголовные дела, независимо от порядка последующего их рассмотрения. Положения главы 40 УПК РФ об особом порядке принятия судебного решения при согласии обвиняемого с предъявленным ему обвинением, в котором постановлен приговор по данному делу, не содержат никаких исключений относительно порядка и срока назначения судебного заседания.

 

Кассационным определением от 17.01.06 отменен приговор Ленинского районного суда г. Кемерово от 09.11.05 в отношении Б.Э.

Из протокола судебного заседания следует, что в нарушение требований ч. 3 ст. 316 УПК РФ государственным обвинителем не было изложено предъявленное подсудимому обвинение.

 

Кассационным определением от 11.04.06 отменен приговор Ленинского районного суда г. Кемерово от 01.12.05 в отношении К.А., осужденного по ч. 2 ст. 162 УК РФ, дело направлено на новое рассмотрение со стадии судебного разбирательства.

Из материалов уголовного дела следует, что в судебном заседании от 29.12.03 было удовлетворено ходатайство подсудимого К.А. о допуске в качестве защитника его матери - К.А., что не противоречит ч. 2 ст. 49 УПК РФ, в соответствии с которой, по определению или постановлению суда, в качестве защитника могут быть допущены, наряду с адвокатом, один из близких родственников обвиняемого или иное лицо, о допуске которого ходатайствует обвиняемый.

Постановлением судьи от 21.11.05 К.А. было отказано в удовлетворении ходатайства о выдаче копий документов, находящихся в материалах уголовного дела по обвинению К.А. по ч. 1 ст. 105 УК РФ, рассмотренного судом 28.07.05, по тем основаниям, что она не является участником процесса.

Однако из приговора суда от 01.12.05 видно, что указанные приговоры связаны между собой, наказание К.А. назначено по правилам ч. 5 ст. 69 УК РФ.

Кроме этого, из протоколов судебных заседаний не усматривается, что допущенная ранее к участию в деле в качестве защитника К.А. принимала участие в рассмотрении уголовного дела. Право выступать в судебных прениях в защиту подсудимого ей не предоставлялось. Полномочия защитника, предусмотренные ст. 53 УПК РФ, К.А. не реализованы.

Вопрос об участии защитника в судебном заседании либо отказе подсудимого от услуг защитника судом вообще не рассматривался.

Данное нарушение уголовно-процессуального закона судебная коллегия расценила как существенное, поскольку было нарушено право подсудимого на защиту. Это повлияло на постановление законного, обоснованного и справедливого приговора.

 

Кассационным определением от 21.03.06 отменен приговор Куйбышевского районного суда г. Новокузнецка от 07.12.05 в отношении К.Ь.

После окончания прений сторон председательствующий, в нарушение требований ст. ст. 293, 295 УПК РФ, не предоставил подсудимому К.Ь. последнее слово, письменный текст которого фактически был представлен им суду, но не был оглашен в судебном заседании и приобщен к материалам уголовного дела до удаления суда в совещательную комнату для постановления приговора.

Перед удалением в совещательную комнату суд не решил вопрос о наличии или отсутствии оснований для возобновления судебного следствия в соответствии со ст. 294 УПК РФ, в связи с заявлением подсудимого о необходимости исследования документа с данными, характеризующими его личность в период содержания под стражей, который фактически также был представлен им суду.

Кроме того, коллегия также указала на нарушение судом требований ч. 4 ст. 7 УПК РФ при вынесении постановления об отказе в удовлетворении ходатайства подсудимого о вызове в судебное заседание свидетеля, содержащегося в <...> г. Мариинска. Суд отклонил указанное ходатайство на месте (без удаления в совещательную комнату), не мотивируя свое постановление.

При разрешении данного ходатайства суду следовало учесть требования ч. 1 ст. 11, ст. ст. 86 - 88 УПК РФ об обязанности суда обеспечивать сторонам возможность осуществления их прав, о собирании доказательств, их проверке и оценке каждого из них в отдельности и в совокупности.

 

Иные нарушения требований уголовно-процессуального закона,

повлекшие отмену приговоров в 1-м полугодии 2006 года

 

Одним из оснований отмены приговора Рудничного районного суда г. П.В. от 05.09.05 в отношении А.Ъ. явилось нарушение требований ст. 298 УПК РФ.

Закончив судебное следствие и предоставив последнее слово подсудимому А.Ъ. 30.08.05, суд удалился в совещательную комнату для вынесения приговора. Председательствующим по делу было объявлено о том, что приговор будет оглашен 05.09.05 в 10.00 утра, что подтверждается и протоколом судебного заседания.

Однако председательствующий судья в период с 30.08.05 по 05.09.05 неоднократно выходил в процессы по другим делам: 01.09.05 данным судьей рассматривались два гражданских дела; 02.09.05 проведено предварительное слушание дела по обвинению Р.

Таким образом, судом нарушена тайна совещательной комнаты, что послужило основанием для направления дела на новое рассмотрение.

 

Кассационным определением от 19.01.06 отменен приговор Таштагольского городского суда от 29.11.05 в отношении В.Ш., дело направлено на новое рассмотрение со стадии подготовки к судебному заседанию.

Из материалов дела видно, что в ходе предварительного следствия, при ознакомлении с материалами дела обвиняемый В.Ш. и его защитник заявили ходатайство о проведении предварительного слушания для разрешения ходатайства об исключении доказательств.

В нарушение требований п. 2 ч. 1 ст. 227, ч. 1 ст. 231 УПК РФ суд назначил судебное заседание без проведения предварительного слушания, с указанием на то, что оснований для проведения предварительного слушания не имеется, тем самым оставил ходатайство В.Ш. и его защитника без какой-либо оценки.

В судебном заседании защитник вновь заявил ходатайство об исключении доказательств: заключения СМЭ и металлического предмета, послужившего орудием преступления.

В соответствии с требованиями ст. 271 УПК РФ ходатайства должны разрешаться сразу же после их заявления в индивидуальном порядке. Однако суд разрешение заявленного ходатайства отложил до окончания судебного разбирательства и стал принимать меры для дополнения и подкрепления этих же доказательств.

Суд произвел осмотр металлического предмета, послужившего орудием преступления, предъявив его свидетелям Р. и Б.Ч., которые засвидетельствовали факт того, что это именно тот предмет, которым В.Ш. наносил удары потерпевшему, о чем суд указал в приговоре как на доказательство вины В.Ш. Фактически суд провел опознание указанного выше предмета, при котором судом не была соблюдена процедура, предусмотренная ст. 193 УПК РФ.

Кроме того, не разрешив ходатайства защитника, суд провел допрос судебно-медицинского эксперта Т.Х., но не в качестве эксперта, с соблюдением требований ст. 282 УПК РФ, а в качестве свидетеля, что повлекло за собой необоснованное изменение его процессуального статуса. При этом эксперту были заданы вопросы, фактически восполняющие неполноту предварительного следствия, а его пояснения приведены в приговоре в качестве доказательства вины В.Ш.

 

Приговор Рудничного районного суда г. Кемерово от 27.01.06 в отношении К.У. отменен судебной коллегией по уголовным делам за нарушением требований ст. 316 УПК РФ (кассационное определение от 23.03.06).

Коллегия указала, что, рассмотрев уголовное дело без проведения судебного разбирательства в особом порядке, суд в приговоре не указал дату и время совершения К.У. преступления, что не только противоречит предъявленному К.У. обвинению, с которым последний согласился, но и требованиям ч. 8 ст. 316 УПК РФ.

Кроме того, суд исключил из обвинения К.У. кражу Sim-карты, что недопустимо при рассмотрении дела без проведения судебного разбирательства.

 

Кассационным определением судебной коллегии от 30.05.06 отменен приговор Центрального районного суда г. Новокузнецка от 05.04.06 в отношении Б.Т.

Из материалов данного уголовного дела следует, что суд, признав Б.Т. виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 111 УК РФ, положил в основу приговора признательные показания в качестве подозреваемого и в качестве обвиняемого, не исследовав и не огласив данные показания в ходе судебного следствия, что является существенным нарушением уголовно-процессуального закона.

Согласно протоколу судебного заседания от 17.02.06 при исследовании письменных материалов дела вышеуказанные материалы не были исследованы судом в надлежащем порядке, о чем свидетельствует отсутствие ссылки на исследование данных документов, как в протоколе, так и в приговоре суда.

Кроме того, несостоятельной является ссылка в протоколе судебного заседания на протокол проверки показаний Б.Т. на месте от 06.05.05. К такому выводу судебная коллегия пришла по тем основаниям, что в обвинительном заключении Б.Т. отсутствует указание на доказательство вины обвинения - протокол проверки показаний на месте от 06.05.05.

Поэтому данный протокол в соответствии со ст. 75 УПК РФ является недопустимым доказательством, поскольку Б.Т. фактически был лишен возможности подготовки к защите в судебном заседании ввиду отсутствия в обвинительном заключении указания на протокол проверки показаний на месте, как на доказательство его вины.

 

Кассационным определением от 16.03.06 отменен приговор Заводского районного суда г. Новокузнецка от 30.01.06, которым П. оправдана по ч. 1 ст. 228-1, ч. 1 ст. 234, ч. 3 ст. 30 - п. "г" ч. 3 ст. 228-1 УК РФ в связи с недоказанностью в ее деянии состава преступления.

Коллегия указала, что УПК РФ не предусматривает такого основания оправдания, как "недоказанность в деянии состава преступления", и суд не указал норму процессуального закона, на основании которой принял такое решение.

Кроме того, приговор не соответствует предъявляемым к нему требованиям, как процессуальному документу, в связи с наличием не оговоренных исправлений, дописок и зачеркиваний в тексте.

 

Постановлением Междуреченского городского суда от 10.04.06 Р. освобожден от уголовной ответственности за совершение преступления, предусмотренного ст. 115 УК РФ за истечением сроков давности уголовного преследования, с прекращением уголовного дела.

Кассационным определением от 06.06.06 данное постановление отменено, дело направлено на новое судебное разбирательство ввиду нарушения требований ч. 8 ст. 302 УПК РФ.

Органами предварительного следствия Р. предъявлено обвинение по ч. 3 ст. 30 - ч. 1 ст. 105 УК РФ.

Постановлением Междуреченского городского суда от 10.04.06 действия Р. переквалифицированы с ч. 3 ст. 30 - ч. 1 ст. 105 УК РФ на ст. 115 УК РФ, этим же постановлением Р. освобожден от уголовной ответственности.

Следовательно, основания прекращения уголовного дела, предусмотренные п. 3 ч. 1 ст. 24 УПК РФ - истечение сроков давности уголовного преследования - обнаружены в ходе судебного разбирательства только после переквалификации действий Р. на ст. 115 УК РФ.

Поэтому в соответствии с требованиями ч. 8 ст. 302 УПК РФ суд должен был продолжить рассмотрение уголовного дела в обычном порядке до его разрешения по существу. При этом суд выносит обвинительный приговор с освобождением осужденного от наказания.

 

Глава 2. ИЗМЕНЕНИЕ ПРИГОВОРОВ В СВЯЗИ С НАРУШЕНИЕМ НОРМ ПРОЦЕССУАЛЬНОГО ПРАВА

 

В соответствии с ч. 2 ст. 369 УПК РФ приговор суда первой инстанции может быть изменен в сторону ухудшения положения осужденного не иначе как по представлению прокурора либо жалобе потерпевшего, частного обвинителя или их представителей.

При повторном рассмотрении дела судом первой инстанции, если предыдущий приговор отменен не за мягкостью назначенного наказания и не в связи с необходимостью переквалификации действий осужденного на более суровый закон, суд не вправе ухудшать положение осужденного.

 

Кассационным определением от 07.03.06 изменен приговор Ленинск-Кузнецкого городского суда от 08.12.05 в отношении Г. и М.У.

Так, приговором Ленинск-Кузнецкого городского суда от 08.12.05 Г. осужден по п. "в" ч. 2 ст. 163 УК РФ к 3 годам лишения свободы, на основании ст. 73 УК РФ условно с испытательным сроком 1 год; М.У. - по ч. 1 ст. 163 УК РФ к 1 году 6 месяцам лишения свободы с испытательным сроком в 1 год.

Однако, согласно копии приговора, ранее Г. был осужден Ленинск-Кузнецким городским судом 24.12.04 по ч. 1 ст. 163 УК РФ к 2 годам лишения свободы, на основании ст. 73 УК РФ условно с испытательным сроком в 1 год; М.У. - к 1 году 6 месяцам лишения свободы, условно с испытательным сроком 6 месяцев.

При этом при предыдущем рассмотрении дела государственный обвинитель изменил обвинение в сторону смягчения с пп. "а, в" ч. 2 ст. 163 УК РФ на ч. 1 ст. 163 УК РФ, и при обращении с представлением в кассационную инстанцию не оспаривал квалификацию и назначенную меру наказания.

Определением судебной коллегии по уголовным делам Кемеровского областного суда от 10.03.05 данный приговор был отменен за нарушениями процессуального закона.

Суд, при новом рассмотрении дела и назначении наказания Г. и М.У., необоснованно ухудшил их положение, применив к Г. уголовный закон о более тяжком преступлении, и назначив осужденным более суровое наказание.

В связи с этим судебная коллегия пришла к выводу о необходимости изменить приговор: в отношении Г. исключено указание из описательно-мотивировочной части приговора на группу лиц и квалифицирующий признак "с применением насилия", его действия квалифицированы по ч. 1 ст. 163 УК РФ, назначено наказание в виде 2 лет лишения свободы; в отношении М.У. снижен испытательный срок до 6 месяцев.

 

Приговором Ленинского районного суда г. Кемерово от 23.12.05 А. осуждена, в том числе, по ч. 2 ст. 228 УК РФ (в ред. 1996 г.) по эпизоду от 15.04.04 к 3 годам 6 месяцам лишения свободы.

Однако по предыдущему приговору от 14.07.05 по данному эпизоду А. было назначено наказание в виде 3 лет лишения свободы. Данный приговор был отменен за нарушением уголовно-процессуального закона, а не в связи с несправедливостью приговора.

Поэтому судебная коллегия пришла к выводу о необходимости снизить назначенное приговором от 23.12.05 наказание, как по данному эпизоду, так и по совокупности преступлений (кассационное определение от 02.03.06).

 

Раздел III. ОТМЕНА И ИЗМЕНЕНИЕ ПРИГОВОРОВ В ЧАСТИ

ГРАЖДАНСКОГО ИСКА

 

Основаниями отмены и изменения приговоров в части гражданского иска служили:

1. Взыскание ущерба с ненадлежащего лица, а также с лица, не признанного в установленном порядке гражданским ответчиком.

 

Кассационным определением от 10.01.06 в части гражданского иска отменен приговор Топкинского городского суда от 09.11.05 в отношении Н.Р.

Так, суд удовлетворил гражданский иск потерпевшего Г.О., взыскав с Н.Р. в его пользу 4750 рублей, а также солидарно с Н.Р., Б.Н. и Я.Л.П. 2300 рублей.

Однако уголовное дело в отношении Б.Н. и Я.Л.П. было прекращено за примирением сторон постановлением судьи от 12.08.05, соответственно, они не признавались гражданскими ответчиками, и в отношении них не мог быть разрешен гражданский иск, что незаконно сделал суд в приговоре.

Кроме того, суд не мотивировал свое решение о взыскании с Н.Р. 4750 рублей. Из приговора видно, что по всем трем эпизодам преступлений, в совершении которых он признан виновным, сумма похищенного составляет 2900 рублей. Потерпевший же включил в сумму иска и расходы за сборку мотокультиватора, к которому Н.Р. отношения не имел, а также ущерб, причиненный в результате повреждения имущества (Н.Р. осужден за хищение). Суд не исследовав эти вопросы, удовлетворил иск в полном объеме.

 

2. Отсутствие должной мотивировки принятого судом решения, как и в предыдущие периоды, является наиболее распространенным основанием отмены приговоров в части гражданского иска.

 

Кассационным определением от 17.01.06 приговор Центрального районного суда г. Новокузнецка от 23.11.05 в отношении Д. отменен в части гражданского иска о возмещении ущерба Ч. и З.Л.

Как следует из материалов дела, Ч. в своем исковом заявлении на предварительном следствии просил взыскать с осужденного в возмещение ущерба 9000 рублей. В судебном заседании Ч. на исковых требованиях настаивал и просил взыскать с Д. 10500 рублей. Аналогично, потерпевший З.Л. в ходе предварительного следствия заявлял требования о взыскании 1100 рублей, а в судебном заседании изменил свои требования, увеличив сумму ущерба до 6100 рублей.

Суд в своем решении не устранил противоречия в требованиях потерпевших и не привел мотивов удовлетворения новых исковых требований.

 

3. Необоснованный отказ потерпевшему во взыскании средств, затраченных на представителя.

 

Кассационным определением от 14.02.06 отменен приговор Ленинского районного суда г. Кемерово от 12.12.05 в отношении К.Ф. в части гражданского иска, в которой судом отказано потерпевшему во взыскании средств, затраченных на представителя.

Коллегия указала, что судом не учтены требования ч. 3 ст. 42 УПК РФ, в соответствии с которыми потерпевшему обеспечивается возмещение расходов на представителя, понесенных в связи с его участием в ходе предварительного следствия и в суде.

 

4. Отсутствие законного основания для взыскания материального ущерба.

 

Из приговора Рудничного районного суда г. Прокопьевска от 30.01.06 в отношении М.К., осужденного по ч. 1 ст. 109, ч. 1 ст. 118 УК РФ, исключено указание суда о взыскании с М.К. в пользу больничной кассы "Кузбасс" в возмещение затрат на лечение потерпевшего в сумме 7353 руб. 76 коп.

Коллегия указала (кассационное определение от 23.03.06), что суд необоснованно взыскал с М.К. в пользу больничной кассы сумму затрат на лечение потерпевшего, поскольку возмещению подлежат только те средства, которые израсходованы на лечение, вызванное причинением вреда здоровью потерпевшего умышленными преступными действиями осужденного. М.К. же признан виновным в совершении неосторожного преступления в отношении данного потерпевшего.

 

Раздел IV. ОШИБКИ, ДОПУСКАЕМЫЕ СУДАМИ ПРИ РАССМОТРЕНИИ

ХОДАТАЙСТВ ОБ УСЛОВНО-ДОСРОЧНОМ ОСВОБОЖДЕНИИ

ОТ ОТБЫВАНИЯ НАКАЗАНИЯ

 

Вопросы, связанные с рассмотрением ходатайств об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания, были подробно освещены в обзоре N 01-19/319 от 22.06.2005. Однако кассационная практика показывает, что количество допускаемых судебных ошибок при рассмотрении ходатайств не уменьшается.

В большинстве случаев судебной коллегией отменялись постановления судей об отказе в условно-досрочном освобождении лица от отбывания наказания. Однако имел место и случай отмены постановления об освобождении лица условно-досрочно от отбывания наказания.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам от 02.05.06 отменено постановление Яйского районного суда от 06.03.06, которым С.Й. освобожден условно-досрочно от отбывания наказания на 3 года 10 месяцев 8 дней.

Коллегия указала, что вывод суда об исправлении осужденного должен быть основан на всестороннем учете данных о его поведении за весь период нахождения в исправительном учреждении. Однако суд исследовал и дал оценку поведению С.Й. только за два последних года отбывания наказания (осужден к 12 годам лишения свободы), что исключает возможность сделать объективный вывод о том, что осужденный действительно исправился и не нуждается в дальнейшем отбывании наказания. Кроме того, к материалу не приобщена копия приговора в отношении С.Й.

Не дав оценку поведению С.Й. за весь период нахождения в исправительном учреждении, суд преждевременно сделал вывод о том, что осужденный для своего исправления не нуждается в полном отбывании назначенного судом наказания.

Здесь следует отметить, что не всегда однозначно судьи области трактуют положения о том, что следует понимать под периодом отбывания наказания. Есть мнение, что в период отбывания наказания может включаться только срок непосредственного нахождения осужденного в исправительной колонии. Согласно данной точки зрения, лицо, которое в силу каких-либо обстоятельств не переводится для отбывания наказания в исправительную колонию и длительный срок после постановления приговора содержится в следственном изоляторе, не вправе обратиться с ходатайством об условно-досрочном освобождении.

Ошибочность данной позиции вытекает из положений Постановления Конституционного Суда РФ от 26.11.02 N 16-П по делу о проверке конституционности положений ст. ст. 77.1, 77.2, ч. 1 и 10 ст. 175 УИК и ст. 363 УПК РСФСР в связи с жалобой гражданина К.А.А.

Гражданин К.А.А. после осуждения его Московским городским судом к 10 годам лишения свободы за совершение в несовершеннолетнем возрасте ряда преступлений продолжал содержаться под стражей в следственном изоляторе, поскольку к моменту вступления приговора в законную силу на рассмотрении Балаковского городского суда Саратовской области находилось уголовное дело, по которому он обвинялся в совершении ряда других преступлений и в связи с производством по которому к нему была применена мера пресечения в виде заключения под стражу. В результате к моменту обращения в Конституционный Суд Российской Федерации более 2/3 назначенного по приговору Московского городского суда срока лишения свободы К.А.А. провел в следственном изоляторе.

Конституционный Суд РФ указал, что реализация конституционного права осужденного просить о смягчении наказания, охватывающая и решение вопроса об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания, в том числе в отношении лица, находящегося в следственном изоляторе в связи с привлечением к уголовной ответственности по другому делу, предполагает обязанность государства обеспечить рассмотрение судом соответствующего обращения осужденного.

Имеют место случаи необоснованной волокиты рассмотрения поступивших в суды области ходатайств об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания.

Так, судебная коллегия по уголовным делам Кемеровского областного суда кассационным определением от 16.02.06 отменила постановление Ленинск-Кузнецкого городского суда от 13.12.05 в отношении Б.Ж., которым осужденному отказано в условно-досрочном освобождении от отбывания наказания, и направила материал на новое судебное разбирательство.

По мнению коллегии, судья не привел в постановлении убедительных мотивов в обоснование своего вывода о нуждаемости Б.Ж. в полном отбывании назначенного судом наказания. По возвращении материала из кассационной инстанции суд обязан был вновь рассмотреть ходатайство и принять мотивированное решение.

Однако в апреле 2006 года в Кемеровский областной суд поступила жалоба осужденного Б.Ж. на волокиту рассмотрения его ходатайства судьей Ленинск-Кузнецкого городского суда. К жалобе приложено письмо судьи указанного суда от 10.03.06 в адрес начальника УН 1612/42 следующего содержания:

"В связи с рассмотрением ходатайства осужденного Б.Ж. об условно-досрочном освобождении необходимо направить в адрес суда новую характеристику и справку о поощрениях и взысканиях, поскольку имеющиеся в материалах дела документы содержат сведения только до ноября 2005 года. (* Здесь еще раз отметим, что материал возвращен в суд после кассационного рассмотрения, осужденный же с ходатайством обратился именно в ноябре 2005 года, и 13 декабря 2005 года ходатайство было рассмотрено).

Кроме того, в приобщенной справке о возможном трудоустройстве Б.Ж. после освобождения отсутствуют сведения о месте нахождения и юридическом адресе ООО "Адамант" и дата выдачи, что лишает возможности суд проверить сведения, содержащиеся в справке. Следует устранить указанные нарушения путем направления в адрес суда справки, выданной надлежащим образом.

Все вышеперечисленные документы необходимо направить в адрес суда одновременно за одним исходящим номером для своевременного рассмотрения по существу ходатайства Б.Ж. об УДО".

При наличии абсолютно необоснованных требований судьи о предоставлении перечисленных в письме документов, фраза о своевременном рассмотрении ходатайства вызывает особое недоумение.

В связи с обращением осужденного Б.Ж., заместителем председателя Кемеровского областного суда 05.04.06 в адрес судьи Ленинск-Кузнецкого городского суда направлено письмо с указанием на необходимость незамедлительного рассмотрения ходатайства осужденного об условно-досрочном освобождении на основании материалов, представленных администрацией исправительного учреждения.

Как и в предыдущие периоды, наиболее распространенными основаниями отмены судебных постановлений являлись немотивированность судебного решения и несоответствие выводов суда фактическим обстоятельствам дела.

Кассационным определением от 18.04.06 отменено постановление Заводского районного суда г. Кемерово от 06.03.06 в отношении Ч.Я.

Суд, отказывая Ч.Я. в удовлетворении ходатайства об условно-досрочном освобождении, указал в постановлении, что судом установлено, что Ч.Я. взысканий не имеет, участие в жизни колонии и отряда не принимает, в работе самодеятельных организаций участия не принимает, на меры воспитательного характера реагирует слабо, ранее освобождался по амнистии.

Однако, как видно из материалов дела, Ч.Я. за время отбывания наказания характеризуется положительно, имеет 23 поощрения от администрации колонии за хороший труд и поведение, активно участвует в общественной жизни колонии, на мероприятия воспитательного характера реагирует правильно.

Таким образом, выводы суда, изложенные в постановлении, не соответствуют фактическим обстоятельствам дела.

Судебная коллегия по уголовным делам 26.01.06 отменила постановление Центрального районного суда г. Новокузнецка от 31.10.05 в отношении Г.П.

Из постановления суда видно, что в основу своего решения об отказе в условно-досрочном освобождении от отбывания наказания суд положил данные характеристики, которые дал в судебном заседании представитель администрации УН 1612/12. В частности, отказывая Г.П. в условно-досрочном освобождении, суд указал в постановлении, что Г.П. недобросовестно относится к труду, обязанности исполняет без должного усердия, из характеристики и показаний представителя администрации исправительного учреждения следует, что администрация не уверена в исправлении осужденного.

Однако в материалах дела содержатся довольно противоречивые сведения, что не учтено судом. Так, из имеющейся в материалах дела характеристики следует, что Г.П. характеризуется отрицательно, к выполнению своих обязанностей относится без желания трудиться. А из справки о поощрениях и взысканиях следует, что Г.П. имеет благодарность за добросовестный труд и хорошее поведение, переведен на облегченные условия содержания 14.11.04. Взысканий не имеет.

Согласно ч. 2 ст. 122 УИК РФ, осужденные могут быть переведены на облегченные условия лишь при отсутствии взысканий за нарушение установленного порядка отбывания наказания и добросовестном отношении к труду по отбытии не менее 9 месяцев срока наказания в обычных условиях.

Суд вышеуказанным обстоятельствам оценки не дал, не устранил существенные противоречия, имеющиеся в материале.

Кассационным определением от 04.04.06 отменено постановление Мариинского городского суда от 08.02.06 в отношении Б.Е.

Из постановления суда следует, что в основу своего решения об отказе осужденному Б.Е. в условно-досрочном освобождении суд положил следующие обстоятельства: Б.Е. не имеет поощрений; в воспитательной колонии г. Мариинска содержится непродолжительное время - с 3 марта 2005 г.; ничем себя не проявил; имеет большой срок не отбытого наказания; ранее был судим.

Однако при этом судом не принято во внимание, что в соответствии с п. "а" ст. 93 УК РФ условно-досрочное освобождение от отбывания наказания может быть применено к Б.Е. после фактического отбытия не менее 1/3 назначенного приговором суда срока наказания, а следовательно, не отбытый срок наказания может составлять 2/3 всего срока наказания, что в сравнении с 1/3 срока можно считать большим сроком не отбытого наказания.

Указывая на непродолжительность времени нахождения Б.Е. в воспитательной колонии г. Мариинска, суд не учел, что Б.Е. в данную воспитательную колонию прибыл из СИЗО-2 после вступления приговора в законную силу и с этого времени содержался там постоянно, до истечения предусмотренного законом в качестве основания условно-досрочного освобождения 1/3 срока наказания.

Кроме того, сославшись на то, что Б.Е. ранее был судим, суд не принял во внимание, что преступления, за которые Б.Е. осужден приговором от 03.03.05, совершены им до вынесения приговора от 14.09.04, в связи с чем на момент совершения данных преступлений Б.Е. не имел судимости, а поэтому судимость по приговору от 14.09.04 не должна учитываться.

Судом также не учтена и не оценена характеристика Б.Е., в которой отмечены положительные данные о личности осужденного.

 

Раздел V. ОСНОВАНИЯ ОТМЕНЫ РЕШЕНИЙ СУДА, ПРИНЯТЫХ

В ПОРЯДКЕ ДОСУДЕБНОГО ПРОИЗВОДСТВА И В ХОДЕ

СУДЕБНОГО РАЗБИРАТЕЛЬСТВА

 

Нарушение судами области положений главы 33 УПК РФ

об общем порядке подготовки к судебному заседанию

 

Кассационным определением судебной коллегии от 28.02.06 отменено постановление судьи Юргинского городского суда от 11.01.06 в отношении Е., М.И., Л.Д., обвиняемых по ч. 3 ст. 162 УК РФ, в части назначения судебного заседания без проведения предварительного слушания, дело направлено на новое судебное рассмотрение в тот же суд со стадии подготовки к судебному заседанию.

В соответствии с ч. ч. 4, 5 ст. 217 УПК РФ "по окончании ознакомления обвиняемого и его защитника с материалами уголовного дела следователь выясняет, какие у них имеются ходатайства или иные заявления. Следователь разъясняет обвиняемому его право ходатайствовать о проведении предварительных слушаний в случаях, предусмотренных ст. 229 УПК РФ".

На основании ч. 3 ст. 229 УПК РФ "ходатайство о проведении предварительного слушания может быть заявлено стороной после ознакомления с материалами уголовного дела".

Из материалов дела видно, что при ознакомлении с материалами дела обвиняемые Е. и М.И. воспользовались правом, предусмотренным п. 5 ч. 3 ст. 217 УПК РФ - правом заявлять ходатайства о проведении предварительных слушаний. Е., кроме этого, ходатайствовал об исключении доказательств.

Суд в нарушение п. 1 ч. 2 ст. 229, 231 УПК РФ назначил судебное заседание без проведения предварительного слушания, хотя к этому имелись основания.

Кроме этого, из протокола судебного заседания следует, что данный вопрос не был предметом рассмотрения в судебном заседании 11.01.06.

 

Кассационным определением судебной коллегии от 16.02.06 отменено постановление Чебулинского районного суда от 12.12.05 о прекращении уголовного преследования в отношении С.Г. и Н.С., дело направлено на новое рассмотрение со стадии подготовки дела к судебному разбирательству в ином составе.

Как усматривается из постановления, судья со стадии подготовки дела, рассмотрев материалы уголовного дела, вынес постановление о прекращении уголовного преследования в отношении С.Г. и Н.С. в связи с отсутствием в их действиях состава преступления.

Прекращение уголовного преследования в данном случае было произведено с нарушением норм уголовно-процессуального законодательства.

Согласно положений ст. 227 УПК РФ по поступившему уголовному делу судья принимает одно из следующих решений:

- о направлении дела по подсудности;

- о назначении предварительного слушания;

- о назначении судебного заседания.

Вопрос о прекращении уголовного дела, согласно положений ст. 229 УПК РФ, является одним из оснований для проведения предварительного слушания, которое проводится с участием сторон с соблюдением требований глав 33, 35 и 36 УПК РФ.

 

Отмена постановлений о возвращении уголовного дела

прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом

 

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам от 23.05.06 отменено постановление судьи Кемеровского районного суда от 10.04.06 в отношении П.М.

В соответствии с ч. 1 ст. 237 УПК РФ судья возвращает уголовное дело прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом, если обвинительное заключение или обвинительный акт составлены с нарушением требований указанного закона, что исключает возможность постановления судом приговора на основе данного заключения или акта.

Возвращая дело прокурору, суд указал в постановлении, что неустановление органами следствия времени совершения преступления препятствует вынесению судом приговора, а обвиняемым заявлено ходатайство о рассмотрении дела в особом порядке, в связи с чем суд не проводит исследование и оценку доказательств. Суд сослался также на ст. 78 УК РФ, предусматривающую освобождение от уголовной ответственности в связи с истечением сроков давности.

Однако, как считает судебная коллегия, указанное нарушение не может являться препятствием к рассмотрению данного дела судом.

Возвращение же дела прокурору по указанным в постановлении основаниям фактически направлено на восполнение неполноты следствия и предъявления нового обвинения, что противоречит требованиям ч. 4 ст. 237 УПК РФ.

 

Кассационным определением судебной коллегии от 14.03.06 отменено постановление О.С. городского суда от 27.12.05 в отношении В.Щ.

В.Щ. предъявлено обвинение по ст. 319 УК РФ, т.е. в том, что она совершила публичное оскорбление представителя власти (работника ОВД г. Осинники) при исполнении им своих должностных обязанностей.

Возвращая уголовное дело прокурору, суд указал, что дознание было произведено следователем прокуратуры в нарушение требований ч. 3 ст. 150 УПК РФ, поскольку В.Щ. не относится к кругу лиц, перечисленных в пп. "б, в" п. 1 ч. 2 ст. 151 УПК РФ.

Коллегия признала вывод суда ошибочным по следующим основаниям.

Согласно ч. 3 ст. 150 УПК РФ по уголовным делам о преступлениях, предусмотренных ст. 319 УК РФ, производится дознание.

Согласно п. 7 ч. 3 ст. 151 УПК РФ следователем прокуратуры проводится дознание по уголовным делам о преступлениях, предусмотренных ч. 3 ст. 150 УПК РФ, совершенных лицами, указанными в пп. "б, в" п. 1 ч. 2 ст. 151 УПК РФ.

В частности, в подпункте "в" данной нормы указано:

1. о преступлениях, совершенных должностными лицами ОВД РФ;

2. о преступлениях, совершенных в отношении указанных лиц в связи с их служебной деятельностью.

В.Щ., хотя сама и не является должностным лицом ОВД РФ, однако она обвиняется в совершении преступления в отношении данного лица, что не учтено судом.

 

Кассационным определением от 23.05.06 отменено постановление Ленинск-Кузнецкого городского суда от 11.04.06 в отношении Б.В.

Суд возвратил уголовное дело в отношении Б.В. прокурору города Ленинска-Кузнецкого для устранения недостатков предварительного следствия.

Свои выводы суд мотивировал тем, что в ходе предварительного следствия было нарушено право Б.В. на защиту: с момента задержания последнего ему был предоставлен адвокат Попова, которая в дальнейшем принимала участие при проведении ряда следственных действий, однако 27.02.06 Б.В. предъявлено обвинение с участием другого защитника - адвоката Васильевой, ходатайств о замене адвоката и отказа от первого адвоката обвиняемый не заявлял, имеющаяся в материалах дела справка о нахождении адвоката Поповой на лечении не может служить основанием для замены адвоката по той причине, что в ней отсутствует дата.

Кроме того, суд указал, что обвинительное заключение в отношении Б.В. составлено с нарушением норм уголовно-процессуального закона, а именно имеется лишь перечень доказательств, но отсутствует их содержание. Суд считает, что указанные нарушения невозможно устранить в ходе судебного разбирательства, что они являются существенными и исключают постановления судом законного и обоснованного приговора.

Коллегия не согласилась с выводами суда. Так, из материалов дела усматривается, что в ходе предварительного следствия Б.В. в соответствии с требованиями закона был предоставлен по назначению адвокат Попова, принимавшая участие вместе с обвиняемым в выполнении ряда следственных действий, во время болезни которой, продолжительностью свыше пяти суток, органы предварительного следствия обоснованно в соответствии с требованиями ч. 3 ст. 50 УПК РФ приняли меры по назначению другого защитника, в частности адвоката Васильевой.

Кроме того, Б.В. с участием адвоката Васильевой выполнял ряд процессуальных действий и каких-либо ходатайств по этому поводу Б.В. на данной стадии предварительного следствия не заявлял.

При этом из протокола предварительного слушания видно, что при его проведении присутствовали оба адвоката, в том числе и П.Л.М.

Что касается указания суда на то, что обвинительное заключение в отношении Б.В. составлено с нарушением требований уголовно-процессуального закона, то указанный процессуальный документ содержит перечень доказательств, подтверждающих обвинение, а также в нем приведены доказательства в кратком изложении.

Таким образом, обвинительное заключение составлено в соответствии с требованиями ст. 220 УПК РФ, каких-либо препятствий для постановления судом законного и обоснованного приговора и нарушения права Б.В. на защиту не усматривается.

 

Отмена постановлений об избрании меры пресечения

в виде заключения под стражу

 

Анализ кассационной практики показывает, что судьи области зачастую формально относятся к требованию о том, что постановление суда должно содержать надлежащую мотивировку удовлетворения либо отказа в удовлетворении заявленного ходатайства.

 

Постановлением З.Ю. районного суда г. П.В. в отношении Б.А., подозреваемой в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 158 УК РФ, избрана мера пресечения в виде заключения под стражу.

Принимая данное решение, суд указал, что Б.А. не имеет документа, удостоверяющего личность, в связи с чем ее личность не установлена, что является исключительным обстоятельством для решения вопроса об избрании меры пресечения. В судебном заседании сожитель Б.А. подтвердил, что задержанная является его сожительницей Б.А. Суд расценил его утверждение недостаточным.

Однако в судебном заседании также установлено, что согласно справки участкового инспектора Б.А. проживает в г. П.В. по <...> с сожителем Г. и 4 малолетними детьми, что свидетельствует о том, что личность, место жительства и семейное положение подозреваемой установлены. Доводы о том, что подозреваемая не имеет паспорта, не представила свидетельства о рождении детей не могут служить исключительными обстоятельствами для заключения подозреваемой под стражу.

Кассационным определением от 07.03.06 постановление З.Ю. районного суда г. П.В. в отношении Б.А. отменено в связи с несоответствием выводов суда, изложенных в постановлении, фактическим обстоятельствам дела.

 

Постановлением Ленинского районного суда г. Кемерово от 30.05.06 Х. избрана мера пресечения в виде заключения под стражу на том основании, что он обвиняется в совершении тяжкого преступления, может скрыться от следствия и суда, а также оказать воздействие на участников преступления, влияя тем самым на ход предварительного расследования.

Кассационным определением от 08.06.06 постановление отменено, материал направлен на новое рассмотрение.

Судебная коллегия указала, что вывод суда о том, что Х. может скрыться от следствия и суда, а также оказать воздействие на участников события преступления, не подтвержден представленными органами следствия материалами и фактически судом не мотивирован. Кроме того, суд не исследовал и не дал оценки данным о личности Х., а исследованная судом на л. 34 характеристика относится к другому лицу.

 

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам от 09.02.06 отменено постановление Гурьевского городского суда от 25.01.06 в отношение С.

Так, в постановлении указано, что судья, выслушав стороны, проверив представленные материалы, находит необходимым ходатайство об избрании в отношении обвиняемого меры пресечения в виде заключения под стражу отклонить.

Однако, как явствует из протокола судебного заседания, представленные органами предварительного следствия материалы судом исследованы не были.

Кроме того, указанное в постановлении основание для отказа в удовлетворении ходатайства (сомнение суда в психическом состоянии С.) не основано на законе.

 

Судами области не всегда учитываются положения п. 4 Постановления Пленума Верховного Суда N 1 от 05.03.04 "О применении судами норм Уголовно-процессуального кодекса РФ" в части, предусматривающей, что, рассматривая ходатайство об избрании подозреваемому, обвиняемому в качестве меры пресечения заключение под стражу, судья не вправе входить в обсуждение вопроса о виновности лица в инкриминируемом ему преступлении.

В постановлениях об избрании обвиняемому или подозреваемому меры пресечения в виде заключения под стражу зачастую можно встретить формулировки "совершил преступление"; "признает вину в инкриминируемом ему деянии".

 

Кассационным определением от 02.02.06 отменено постановление Топкинского городского суда от 24.01.06 в отношении Т.Ц.

Решая вопрос об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу в отношении Т.Ц., суд, как это следует из описательной и мотивировочной части постановления, признал установленным, что Т.Ц. совершил преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 166 УК РФ, т.е. неправомерное завладение автомобилем без цели хищения, и свои выводы о необходимости избрать заключение под стражу мотивировал тем, что Т.Ц. вновь совершил умышленное преступление в период условно-досрочного освобождения.

Коллегия указала, что суд в нарушение ч. 1 ст. 101 УПК РФ фактически предрешил вопрос о виновности обвиняемого в совершении преступления, инкриминируемого Т.Ц. органами предварительного следствия, т.е. вышел за пределы своих полномочий.

 

Нарушения требований ст. 125 УПК РФ

 

Согласно ч. 5 ст. 125 УПК РФ, по результатам рассмотрения жалобы суд выносит одно из следующих постановлений:

1. о признании действия (бездействия) или решения соответствующего должностного лица незаконным или необоснованным и о его обязанности устранить допущенное нарушение;

2. об оставлении жалобы без удовлетворения.

Однако имеют место ошибки, когда суды, удовлетворяя жалобу, отменяют необоснованное и незаконное решение дознавателя, следователя или прокурора.

Так, кассационным определением от 14.03.06 отменено постановление Рудничного районного суда г. Кемерово от 23.01.06 по жалобе Г. на постановление дознавателя Рудничного РОВД от 02.12.05 об отказе в возбуждении уголовного дела.

Суд, отменив постановление дознавателя, вышел за пределы своих полномочий, предоставленных суду ч. 5 ст. 125 УПК РФ.

 

Некоторые судьи в постановлениях конкретизируют, какие именно следственные действия необходимо произвести органам дознания или следствия по собиранию доказательств виновности лиц, в отношении которых отказано в возбуждении уголовного дела либо дело прекращено (назначить экспертизу, опросить свидетелей происшествия и т.п.). Однако, по мнению судебной коллегии, возлагая такие обязанности суды, тем самым, выходят за пределы жалобы и выполняют не свойственную им функцию - уголовного преследования, что является нарушением уголовно-процессуального закона.

К примеру, постановлением Заводского районного суда г. Кемерово от 28.01.06 о признании необоснованным постановления следователя прокуратуры Заводского района г. Кемерово от 29.09.05 об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении сотрудника ОВД, суд обязал прокурора возбудить уголовное дело по заявлению К.

Кассационным определением от 14.03.06 в постановление судьи внесены изменения: указание об обязательстве прокурора возбудить уголовное дело исключено.

 

В соответствии с ч. 3 ст. 125 УПК РФ судья проверяет законность и обоснованность действий (бездействия) и решений дознавателя, следователя, прокурора с участием заявителя и его защитника, законного представителя или представителя, если они участвуют в уголовном деле, иных лиц, чьи интересы непосредственно затрагиваются обжалуемым действием (бездействием) или решением.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам от 02.03.06 отменено постановление Орджоникидзевского районного суда г. Новокузнецка от 23.12.05, которым по жалобе З.М. отменено постановление дознавателя третьего ОМ г. Новокузнецка от 03.10.05 об отказе в возбуждении уголовного дела.

Статья 125 УПК РФ обязывает судью, принявшего жалобу, обеспечить своевременное уведомление всех заинтересованных в разрешении жалобы лиц, а также прокурора о месте и времени рассмотрения жалобы.

В материалах отсутствуют данные о том, что прокурор был надлежащим образом уведомлен о времени рассмотрения жалобы.

Кроме того, из материалов следует, что З.М. обжалует не только постановление об отказе в возбуждении уголовного дела от 03.10.05, но также постановление прокурора района об отказе в удовлетворении жалобы от 07.12.05. Суд же принял решение лишь относительно постановления от 03.10.05. Жалоба заявительницы не рассмотрена судом в полном объеме.

 

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам от 28.02.06 отменено постановление Ленинск-Кузнецкого районного суда от 16.01.06 о признании постановления следователя СО при Ленинск-Кузнецком РОВД от 28.12.05 о назначении судебно-психиатрической экспертизы в отношении С.Д. необоснованным.

Коллегия указала, что судом не принято мер к обеспечению явки в суд обвиняемого С.Д., чьи интересы непосредственно затрагиваются обжалуемым решением. Как явствует из материалов дела, в деле отсутствуют данные о том, что обвиняемый С.Д. не возражал о рассмотрении жалобы в его отсутствие.

Кроме того, судом при рассмотрении жалобы не принято во внимание, что согласно п. 3 ч. 2 ст. 38 УПК РФ, следователь уполномочен самостоятельно направлять ход расследования, принимать решения о производстве следственных и иных процессуальных действий, в том числе и решение о проведении экспертизы.

 

Безусловно, что решение суда о признании либо непризнании действий (бездействий) или решений соответствующего должностного лица незаконным или необоснованным, должно быть мотивированным и основываться на полном и всестороннем исследовании всех обстоятельств дела.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам от 12.01.06 отменено постановление Куйбышевского районного суда г. Новокузнецка от 31.10.05, которым признано незаконным производство обыска в жилище 28.10.05.

Суд признал незаконным производство обыска в жилище, т.к. не представлены объяснения лица, участвующего в проведении проверочной закупки, поэтому органы дознания не могли полагать, что по указанному выше адресу могут находиться предметы, которые имеют значение для дела. Кроме того, суд был уведомлен о проведении следственного действия по истечении 24 часов, т.е. с нарушением сроков, предусмотренных ч. 5 ст. 165 УПК РФ.

Коллегия признала необоснованным вывод суда о том, что органы дознания не располагали достаточными данными и не могли полагать, что по указанному адресу могли находиться документы или ценности, которые могут иметь значение для уголовного дела, и производство обыска не терпит отлагательства.

Так, суду представлено несколько копий процессуальных документов, свидетельствующих о том, что производство обыска не терпит отлагательства. Согласно протоколу судебного заседания данные копии судом оглашались, в том числе постановления о проведении проверочной закупки, акт проверочной закупки, акт добровольной выдачи, рапорта, но судом они не исследовались, им не дана оценка.

Преждевременно суд сделал вывод и о том, что уведомление направлено с нарушением процессуальных сроков.

Так, из протокола обыска усматривается, что проведение обыска закончено в 17 часов 50 минут, а начато в 16 часов 20 минут 28.10.05, поэтому уведомление должно было быть направлено дознавателем в суд до 16 часов 20 минут 29.10.05 в соответствии с требованиями закона. Судом не указано, работал ли суд до 16 часов 20 минут именно 29.10.05, были ли все сотрудники милиции извещены о правилах внутреннего распорядка суда, где находился дежурный судья, до какого времени, и входило ли в его обязанность принятие корреспонденции.

 

Судебная коллегия

по уголовным делам

Кемеровского областного суда

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь