Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

НИЖЕГОРОДСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

Президиум

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

 

от 28 сентября 2006 года

 

 

Президиум в составе председателя Попова В.Ф., членов президиума Лазорина Б.П., Лысова М.В., Рыжкова В.А., Сухарева И.М., Щербаковой А.А., с участием заместителя прокурора Нижегородской области Санинского Р.А., рассмотрел дело по надзорной жалобе адвоката Кадина С.М. на приговор Дзержинского городского суда Нижегородской области от 30 декабря 2003 года, которым С.С.В., родившийся <...>, судимый:

- 19 мая 1997 года Дзержинским городским судом Нижегородской области по п. "а", "в" ч. 2 ст. 158 УК РФ - к лишению свободы условно на срок 2 года 6 месяцев без штрафа с испытательным сроком 1 год;

- 17 марта 1998 года Дзержинским городским судом Нижегородской области по п. "а", "б" ч. 2 ст. 162 УК РФ с применением ст. 64 УК РФ - к лишению свободы на срок 7 лет, на основании ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров к наказанию, назначенному по последнему приговору, частично присоединено неотбытое наказание по приговору от 19 мая 1997 года и определено 7 лет 6 месяцев лишения свободы, освободившийся 9 июня 2003 года условно-досрочно на срок 2 года 1 месяц 4 дня,

осужден по ч. 4 ст. 111 УК РФ к лишению свободы на срок 12 лет 6 месяцев.

На основании ч. 1 ст. 70 УК РФ, по совокупности приговоров, путем частичного присоединения к наказанию по последнему приговору неотбытой части наказания по приговору от 17 марта 1998 года, окончательно определено 13 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Постановлено взыскать с С.С.В. в пользу С.Е.П. 5684 рубля в счет возмещения материального ущерба и 50000 рублей в счет компенсации морального вреда.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Нижегородского областного суда от 9 апреля 2004 года приговор оставлен без изменений.

В надзорной жалобе адвокат Кадин С.М. ставит вопрос об отмене приговора и передаче уголовного дела на новое судебное рассмотрение либо прекращении уголовного дела в отношении С.С.В. в связи с его непричастностью к совершенному преступлению, указывая на то, что доказательств вины С.С.В. в судебном следствии не получено, имеющиеся в деле доказательства, положенные судом в основу приговора, противоречивы и непоследовательны. Опознание С.С.В. свидетелями З. и Л. проведено с нарушением ст. 193 УПК РФ, так как свидетели не допрошены предварительно о приметах подозреваемого, поэтому в силу ст. 88 УПК РФ протоколы опознания являются недопустимым доказательством. Кроме того, суд не дал оценку противоречивым показаниям свидетелей З. и П., не оценил заключение криминалистической экспертизы, в соответствии с которым на одежде осужденного С.С.В. не обнаружено волокон одежды потерпевшего и наоборот.

Надзорное производство возбуждено заместителем председателя Верховного Суда Российской Федерации Карповым А.И.

Заслушав доклад судьи Нижегородского областного суда Ходака Д.В., изложившего обстоятельства уголовного дела, содержание приговора, мотивы надзорной жалобы и вынесения постановления о возбуждении надзорного производства, мнение заместителя прокурора Нижегородской области Санинского Р.А., полагавшего отказать в удовлетворении надзорной жалобы, мнение адвоката Кандина С.М., поддержавшего доводы надзорной жалобы, президиум Нижегородского областного суда

 

установил:

 

приговором от 30 декабря 2003 года С.С.В. признан виновным в умышленном причинении тяжкого вреда здоровью С.П.С., опасного для его жизни, совершенного из хулиганских побуждений, повлекшего по неосторожности смерть потерпевшего.

Преступление совершено при обстоятельствах, изложенных в описательной части приговора.

Проверив доводы надзорной жалобы, изучив материалы уголовного дела, президиум не находит оснований для изменения судебных решений.

Вина осужденного С.С.В. в совершении из хулиганских побуждений умышленного причинения тяжкого вреда здоровью С.П.С., опасного для жизни, повлекшего по неосторожности его смерть, подтверждается:

показаниями свидетеля З.Л.В. о том, что 24 сентября 2003 года, около 18 часов, к ней домой пришли С.С.В. и его друг по имени А. Около 19 часов она с С.С.В. пошла за спиртным в соседний подъезд. С.С.В., остановившись на улице, поругался с П. и М. Возвращаясь домой, она сделала замечание С.С.В., чтобы он не приставал к жильцам дома, и ушла в квартиру, где стала распивать купленный самогон с А. Вскоре вернулся С.С.В. и присоединился к ним. Около 22 часов к ней пришел ее друг П., который силой выгнал С.С.В. и А. из квартиры;

показаниями свидетеля Л. о том, что 24 сентября 2003 года ее мать - З. ходила за самогоном именно с С.С.В., который вернулся в квартиру позже матери;

показаниями свидетеля П. о том, что вечером 24 сентября 2003 года в гостях у З. был С.С.В. и еще один парень, которых он около 22 часов силой выгнал на улицу;

в судебном заседании свидетели З., П. и Л. подтвердили, что подсудимый С.С.В. именно тот человек, который пришел в гости к З. 24 сентября 2003 года;

показаниями свидетеля М. о том, что 24 сентября 2003 года, около 19 часов, к нему и С.П.С., у их дома, подошел незнакомый парень, который стал приставать к ним, требуя закурить. Он сразу отошел в сторону, оставив С.П.С. с этим парнем. Пройдя некоторое расстояние, он обернулся и увидел, что С.П.С. кто-то избивает в кустах. В тот же вечер С.П.С. отвезли на автомашине скорой помощи в больницу, где он умер. Внешность этого парня, который к ним приставал, он не запомнил;

показаниями свидетеля П.Е.П. о том, что вечером 24 сентября 2003 года незнакомый ей парень, который сказал в разговоре, что отбывал в течение 7 лет наказание, требовал у С.П.С. сигареты, хотя имел свои. Рядом стоял М. На ее замечание о том, что нужно курить свои сигареты, парень ответил, что ему больше нравятся сигареты С.П.С. З., проходя мимо них, сделала замечание этому парню, сказав, чтобы он не приставал к жильцам дома;

показаниями свидетеля В.Т.В. о том, что из окна своей квартиры она видела, как незнакомый парень избивал С.П.С., а чуть в стороне стоял М. Внешность парня она не рассмотрела;

показаниями потерпевшего С.Е.П. о том, что 24 сентября 2003 года его отца - С.П.С. избил около их дома незнакомый парень. С телесными повреждениями отца госпитализировали, а 5 октября 2003 года он умер от полученных травм;

заключением судебно-медицинской экспертизы, в соответствии с которой смерть С.П.С. наступила от закрытой тупой травмы живота.

Проанализировав перечисленные доказательств, суд первой инстанции пришел к обоснованному и правильному выводу о том, что потерпевшего С.П.С. избил именно С.С.В. В результате избиения С.П.С. получил травмы, от которых умер.

Исследовав и оценив, в соответствии со ст. 88 УПК РФ, с точки зрения относимости, допустимости, достоверности, полученные в судебном заседании доказательства, суд пришел к правильному выводу об их достаточности для вынесения обвинительного приговора.

Суд дал оценку показаниям свидетеля П.Е.П. о том, что она не опознает С.С.В. как человека, поругавшегося с потерпевшим С.П.С., проанализировал их и, сопоставив с совокупностью полученных доказательств, пришел к выводу, что в силу особенностей памяти и прошествии длительного времени она не запомнила лицо этого человека.

В силу ч. 1, 2, 3 ст. 240 УПК РФ в судебном разбирательстве все доказательства по уголовному делу подлежат непосредственному исследованию. Оглашение показаний, данных при производстве предварительного расследования, возможно лишь в случаях, предусмотренных ст. 276, 281 УПК РФ. Приговор суда может быть основан лишь на тех доказательствах, которые были исследованы в судебном заседании.

В соответствии с ч. 3 ст. 281 УПК РФ по ходатайству стороны суд вправе принять решение об оглашении показаний свидетеля, ранее данных при производстве предварительного расследования, при наличии существенных противоречий между ранее данными показаниями и показаниями, данными в суде.

Учитывая, что ни одна из сторон не ходатайствовала об оглашении в суде показаний свидетелей З. и П., данных на предварительном следствии, не ходатайствовала об исследовании криминалистической экспертизы, суд по своей инициативе был не вправе исследовать протоколы этих следственных действий и ссылаться на них в приговоре.

Действия С.С.В. по ч. 4 ст. 111 УК РФ как умышленное причинение вреда здоровью, опасного для жизни человека, совершенное из хулиганских побуждений, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего, квалифицированы правильно.

Суд обоснованно пришел к выводу, что именно С.С.В. беспричинно спровоцировал конфликт с незнакомым ему престарелым С.П.С. и избил его, причинив тяжкий вред здоровью.

При назначении наказания С.С.В. суд учел характер и степень общественной опасности совершенного им преступления, данные о личности осужденного. Мера наказания ему назначена в пределах санкций статьи закона, соразмерна содеянному и является справедливой.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 407, 408 УПК РФ, президиум Нижегородского областного суда

 

постановил:

 

В удовлетворении надзорной жалобы адвоката Кандина С.М. отказать. Приговор Дзержинского городского суда г. Нижнего Новгорода от 30 декабря 2003 года и кассационное определение судебной коллегии по уголовным делам Нижегородского областного суда от 9 апреля 2004 года в отношении С.С.В. оставить без изменений.

 

Председатель

В.Ф.ПОПОВ

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь