Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД ЧУВАШСКОЙ РЕСПУБЛИКИ

 

ПРАКТИКА РАССМОТРЕНИЯ СУДАМИ ЧУВАШСКОЙ РЕСПУБЛИКИ

ГРАЖДАНСКИХ ДЕЛ, СВЯЗАННЫХ С РАЗРЕШЕНИЕМ ЖИЛИЩНЫХ СПОРОВ,

С 1 МАРТА 2005 ГОДА

 

С 1 марта 2005 года введен в действие новый Жилищный кодекс Российской Федерации.

Анализ судебных решений показал, что большую часть дел данной категории, рассмотренных судами республики после 1 марта 2005 года, составляют дела по спорам о выселении граждан в связи с их вселением в жилое помещение без согласия всех совершеннолетних членов семьи нанимателя, признании утратившими право пользования жилой площадью в связи с выбытием на другое постоянное место жительства либо в связи с длительным не проживанием, изменении договора найма, перепланировке жилого помещения, выдаче ордера, о выселении из жилого помещения общежития, предоставленного в период действия Жилищного кодекса РСФСР, споры, связанные с приватизацией жилых помещений. Новыми являются споры о выселении бывших членов семьи собственника жилого помещения.

 

1. Споры о выдаче ордера на жилое помещение

 

Новеллой жилищного законодательства является ст. 57 Жилищного кодекса РФ. Ныне основанием для заключения договора социального найма с лицом, состоящим на учете на получение жилого помещения, является административный акт - решение о предоставлении жилого помещения, принятого органом местного самоуправления. С 1 марта 2005 года именно этот документ, а не ордер, выдается гражданину, в отношении которого принято данное решение. Договор социального найма жилого помещения должен быть заключен в срок, указанный в решении о предоставлении жилого помещения. Фактически основанием для вселения гражданина в предоставленное ему жилое помещение служит договор социального найма.

Судами республики было рассмотрено несколько дел, которыми на органы местного самоуправления была возложена обязанность выдать гражданину ордер, несмотря на то, что с 1 марта 2005 года этот документ утратил свое юридическое значение.

Так, Г. обратилась в суд с иском к СХПК - колхоз им. Ленина о понуждении к выдаче ордера на жилую площадь, заключении договора найма, указывая, что ее матери А. решением правления колхоза без выдачи ордера была предоставлена двухкомнатная квартира. После смерти матери правление требует от нее освобождения квартиры и отказывается заключить с ней договор найма.

В ходе нахождения дела в производстве суда истица уточнила свои требования и просила обязать администрацию СХПК - колхоз им. Ленина принять решение о выдаче ей ордера на спорную квартиру.

СХПК - колхоз им. Ленина обратился со встречным иском о признании Г. утратившей право пользования жилой площадью, указывая, что спорная квартира принадлежит колхозу и является служебной. Вопрос о предоставлении этой квартиры Г. не решался, в трудовых отношениях с колхозом она не состоит и членом колхоза не является. После смерти своей матери Г. в квартире не проживает, но и жилое помещение не освобождает.

Разрешая спор, суд первой инстанции установил, что спорная квартира была предоставлена матери истицы, А., в связи с трудовыми отношениями с колхозом, на момент предоставления квартира служебной не являлась и в качестве служебной ей не предоставлялась. Кроме того, порядок отнесения квартиры к числу служебных (в 2002 году) не был соблюден.

Установив эти обстоятельства, суд обоснованно пришел к выводу о том, что будучи членом семьи своей матери и проживая в спорной квартире на правах члена ее семьи, истица приобрела право пользования жилой площадью в ней.

Не установив правовых оснований для признания Г. утратившей право пользования спорной жилой площадью, суд отказал в удовлетворении встречных исковых требований СХПК - колхоз им. Ленина.

Учитывая, что в соответствии с положениями жилищного законодательства, между наймодателем и лицом, которому предоставлено жилое помещение, заключается договор найма, а также то, что в случае смерти нанимателя право требовать признания его нанимателем вместо первоначального нанимателя принадлежит совершеннолетним членам его семьи, суд признал за Г. право требовать признания ее нанимателем спорной квартиры вместо умершей матери и обоснованно удовлетворил ее исковые требования.

Отменяя решение суда первой инстанции в части возложения на ответчика - СХПК - колхоз им. Ленина обязанности принять решение о выдаче истице ордер на спорную квартиру и вынося новое решение об отказе в удовлетворении требований Г. в названной части, судебная коллегия указала, что обязанность выдачи ордера на жилое помещение либо принятие решения об этом новым Жилищным кодексом РФ не предусмотрена.

 

2. Споры о перепланировке жилого помещения

и изменении договора найма

 

Н. обратилась в суд с иском к Н.Н., МУП "Ленинское районное управление ЖКХ" о переустройстве и перепланировке жилого помещения и изменении договора найма жилого помещения, указывая, что брак, зарегистрированный между нею и ответчиком, расторгнут, проживание в смежных с ним комнатах создает для нее много неудобств. В результате перепланировки смежная комната станет изолированной, повысится благоустройство квартиры. Полагает, что изменение договора найма жилого помещения и открытие отдельного лицевого счета на комнату площадью 9,15 кв. м на ее имя не ущемит жилищных прав и интересов ответчика.

Поскольку права и обязанности сторон по перепланировке спорного помещения и изменению договора найма могли возникнуть у сторон только на основании судебного решения в случае удовлетворения исковых требований, то при разрешении спора суд исходил из положений законодательства, действующего на момент принятия судом решения - Жилищного кодекса Российской Федерации.

В соответствии с положениями ст. 26 ЖК РФ выступать с инициативой проведения переустройства или перепланировки жилого помещения может только собственник соответствующего помещения или уполномоченное им на совершение соответствующих действий лицо. Таким правом не обладают наниматели, арендаторы и другие пользователи жилых помещений, не являющиеся собственниками.

Собственником спорной квартиры является администрация г. Чебоксары. Истица занимает жилое помещение по договору найма, являясь членом семьи нанимателя.

При таких обстоятельствах Ленинский районный суд г. Чебоксары признал, что Н. не обладает полномочиями на обращение в суд с подобным иском, что явилось для суда безусловным основанием для отказа в удовлетворении ее требований о перепланировке спорной квартиры.

Также суд указал, что положения жилищного законодательства не предоставляют право нанимателю требовать раздела занимаемого им по договору найма жилого помещения, и отказал истице и в этой части иска, указав, что ее требования не основаны на положениях действующего жилищного законодательства.

Судебная коллегия согласилась с выводами суда и оставила решение суда без изменения, а жалобу истицы на это решение без удовлетворения.

Аналогично было рассмотрено дело по иску П. к М. об изменении договора найма жилого помещения.

Так, К. в интересах опекаемой шестнадцатилетней П. обратилась в суд с иском к М. об изменении договора найма жилого помещения, указывая, что после смерти матери несовершеннолетняя П. проживает с ответчиком, приходящимся ей братом, с которым совместное проживание в одной квартире невозможно, в связи с чем она вынуждена проживать у своего попечителя. Просила суд изменить договор найма спорного жилого помещения и возложить на жилищные органы обязанность по заключению с П. отдельного договора найма жилого помещения на комнату площадью 18,10 кв. м.

Поскольку права и обязанности сторон по изменению договора найма могли возникнуть у сторон только на основании судебного решения в случае удовлетворения исковых требований, то суд при разрешении спора, как и при рассмотрении предыдущего дела, исходил из положений законодательства, действующего на момент принятия судом решения.

Поскольку положения Жилищного кодекса Российской Федерации не предоставляют право нанимателю требовать раздела занимаемого им по договору найма жилого помещения, не содержат и условий, по которым возможен раздел жилой площади и изменение договора найма, то суд нашел требования истицы не основанными на законе и отказал в разделе жилой площади.

Судебная коллегия нашла выводы суда соответствующими обстоятельствам дела и положениям действующего жилищного законодательства и оставила решение суда без изменения, а кассационную жалобу К. на это решение без удовлетворения.

 

3. Споры о предоставлении жилого помещения

 

В. обратилась в суд с иском к администрации Московского района г. Чебоксары о возложении обязанности по предоставлению ей жилого помещения, указывая, что ее муж В.Н. принимал участие в ликвидации последствий на Чернобыльской АЭС. 25 октября 2002 г. он был признан инвалидом первой группы в связи с увечьем, полученным при ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС. 10 ноября 2002 г. муж умер. Истица указала, что является нуждающейся в улучшении жилищных условий и в соответствии со ст. 14, п. 3 ФЗ "О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС" имеет право на одноразовое бесплатное обеспечение благоустроенной жилой площадью в течение трех месяцев со дня подачи заявления, а также обеспечение ее дополнительной жилой площадью в виде отдельной комнаты. С 12 сентября 2003 г. состоит у ответчика на учете в льготной очереди для инвалидов вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС как нуждающаяся в улучшении жилищных условий. Однако до настоящего времени жилье ей не предоставлено.

В судебном заседании представитель администрации Московского района г. Чебоксары иск не признал, указав, что администрация района является ненадлежащим ответчиком, поскольку отвечает лишь за учет нуждающихся в улучшении жилищных условий, и не отвечает за исполнение государственной программы по обеспечению жильем инвалидов вследствие аварии на Чернобыльской АЭС.

Разрешая спор, суд первой инстанции признал, что указанные выше меры социальной поддержки распространяются на семьи, потерявшие кормильца из числа граждан, погибших в результате катастрофы на Чернобыльской АЭС, умерших вследствие лучевой болезни и других заболеваний, возникших в связи с чернобыльской катастрофой, а также на семьи умерших инвалидов, на которых распространялись меры социальной поддержки, названные в ст. 14 Федерального закона. Статьей 5 указанного Закона предусмотрено, что финансирование расходов, связанных с его реализацией, осуществляется за счет средств федерального бюджета.

Вместе с тем, жилищное законодательство с 1 марта 2005 года не возлагает на органы местного самоуправления обязанность по предоставлению жилья названной категории граждан. Не возлагается на эти органы эта обязанность и положениями ст. 14 указанного Федерального закона. Из смысла пункта 3 статьи 49 ЖК РФ и ст. 6 Федерального закона "О введении в действие Жилищного кодекса Российской Федерации" следует, что жилые помещения по договорам социального найма предоставляются гражданам, вставшим на учет до 1 марта 2005 года в порядке, предусмотренном Жилищным кодексом Российской Федерации, если не предусмотрен иной порядок предоставления им жилья. Порядок обеспечения жильем граждан названной категории, вставших на учет для получения жилья до 1 января 2005 года, утвержден постановлением Правительства РФ от 29 декабря 2004 г. N 866 "О порядке обеспечения жильем за счет средств федерального бюджета нуждающихся в улучшении жилищных условий граждан, подвергшихся радиационному воздействию вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС, аварии на производственном объединении "Маяк" и приравненных к ним лиц" и утверждены Правила обеспечения жильем данной категории граждан за счет средств федерального бюджета. Формой обеспечения жильем граждан определено путем предоставления субсидий на приобретение жилья и выдачи им сертификатов установленной формы. При этом предусмотрено, что органами местного самоуправления производится лишь формирование списка граждан-получателей субсидий, который представляется в орган исполнительной власти субъекта Российской Федерации для составления сводного списка, после чего решается вопрос о предоставлении указанным гражданам жилищной субсидии и выдаче сертификата.

Учитывая изложенные обстоятельства, а также то, что с заявлением о предоставлении субсидии истица не обращалась, требования о возложении на ответчиков обязанности включить ее в список лиц-получателей субсидии и предоставить субсидии на приобретение жилья не заявляла, суд первой инстанции пришел к выводу об отказе в удовлетворении исковых требований В.З. о возложении обязанности на администрацию Московского района г. Чебоксары по предоставлению жилья.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда ЧР, согласившись с выводами суда, оставила решение суда без изменения.

В. обратился в суд с иском к администрации г. Новочебоксарск о предоставлении жилого помещения, сославшись на то, что как участковый уполномоченный милиции имеет право на получение квартиры в течение шести месяцев со дня вступления в должность. С февраля 2004 г. состоит в очереди нуждающихся в улучшении жилищных условий у ответчика как в общей очереди, так и в очереди сотрудников милиции, однако жилье ему до настоящего времени не предоставлено.

В судебном заседании представитель администрации г. Новочебоксарск иск не признал, пояснив, что в ст. 30 Закона "О милиции" порядок предоставления жилья сотрудникам милиции сформулирован неопределенно.

Представитель третьего лица Министерства внутренних дел Чувашской Республики в судебном заседании не участвовал, представив отзыв, в котором указал, что МВД ЧР предоставляет квартиры сотрудникам внутренних дел, состоящим в штате МВД. Истец в списке очередников не состоит, поскольку проживает и работает на территории г. Новочебоксарск и состоит в штате Новочебоксарского ГОВД, который своего жилого фонда не имеет.

В соответствии со ст. 30 Закона "О милиции" (с учетом изменений, внесенных с 1 января 2005 года Федеральным законом от 22 августа 2004 г. N 122-ФЗ) сотрудникам милиции, признанным нуждающимися в улучшении жилищных условий, жилая площадь в виде отдельной квартиры или дома по установленным законодательством нормам предоставляется соответствующими органами исполнительной власти, органами местного самоуправления и организациями в первоочередном порядке, а участковым уполномоченным милиции - не позднее шести месяцев с момента вступления в должность.

Удовлетворяя исковые требования, суд первой инстанции установил, что истец с 30.10.2002 состоит в должности участкового уполномоченного милиции ОВД г. Новочебоксарск ЧР, у ответчика состоит на учете в очереди сотрудников милиции, нуждающихся в улучшении жилищных условий. Проживая в комнате площадью 13,7 кв. м с семьей из 3 человек (сам, жена и дочь), нуждается в улучшении жилищных условий и обоснованно признал, что он имеет право на получение отдельной квартиры по установленным нормам. Судом при постановлении решения было учтено, что ст. 30 Закона "О милиции" является специальной нормой, определяющей основания и порядок предоставления квартир участковым уполномоченным милиции.

При этом суд не принял во внимание доводы ответчика о том, что жилищное законодательство определяет различные способы улучшения жилищных условий граждан, и что сотрудник милиции как гражданин Российской Федерации вправе реализовать право на жилье на общих основаниях любым законным способом - путем найма жилых помещений в домах государственного и муниципального жилищных фондов, аренды жилого помещения у собственника, путем приобретения или строительства жилья за счет собственных средств, приватизации жилья и т.д.

Судебная коллегия согласилась с выводами суда, указав, что порядок предоставления жилья участковым уполномоченным милиции указан в ст. 30 Закона "О милиции", и истец вправе сам определять способ защиты своего нарушенного права. В соответствии с положениями названного Закона жилье данной категории лиц, предоставляется как органами исполнительной власти, местного самоуправления, так и организациями. В данном случае Новочебоксарский ГОВД своим жилищным фондом не располагает. Истец состоит на учете на получение жилья в льготном списке в администрации г. Новочебоксарск. В соответствии со ст. 49 ЖК РФ жилые помещения по договорам социального найма предоставляются органами местного самоуправления не только малоимущим гражданам, нуждающимся в улучшении жилищных условий, но и иным определенным федеральным законом категориям граждан, признанных по установленным федеральным законом основаниям нуждающимися в улучшении жилищных условий. Статья 30 Закона "О милиции" является специальным законом прямого действия, определяющим основания и порядок предоставления квартир сотрудникам милиции. Законом не предусмотрено оснований для отказа данным лицам в реализации указанного права по каким-либо мотивам.

 

4. Споры о выселении

 

Государственное образовательное учреждение начального профессионального образования "Профессиональное училище N 18" г. Чебоксары (ныне Республиканское государственное образовательное учреждение начального профессионального образования "Профессиональное училище N 18 г. Чебоксары" Министерства образования и молодежной политики Чувашской Республики, далее РГУ НПО, Училище) обратилось в суд с иском к Г. о выселении с детьми из общежития, указывая, что она с семьей проживает в двух комнатах незаконно, так как помещение ей в установленном законом порядке не предоставлялось, в трудовых отношениях она с училищем не состоит, ордер не выдавался и решение о предоставлении ей комнат не принималось.

Г. исковые требования не признала, пояснив, что проработала в училище более 10 лет. Жилая площадь в общежитии была предоставлена ей в связи с работой в училище. Первоначально на основании ордера ей была предоставлена комната N 226. В 1995 г. по заявлению директором Училища ей с детьми были предоставлены две спорные комнаты. В одной из них она зарегистрировалась. С апреля 2002 г. не проживает, т.к. находится в декретном отпуске в связи с рождением третьего ребенка, освобождать комнаты не намерена, т.к. другого жилья не имеет.

Разрешая спор, суд установил, что ответчица в 1987 году закончила Нижнетагильский индустриально-педагогический техникум и Государственным комитетом Чувашской АССР по профессионально-техническому образованию была направлена в качестве молодого специалиста для работы в СПТУ N 18 в качестве мастера производственного обучения, которое согласно удостоверению "молодого специалиста", по действующему в то время законодательству, должно было обеспечить ее жилой площадью по прибытию к месту работы. С 1 августа 1987 года ответчица была принята на работу в СПТУ N 18 мастером производственного обучения. В период ее работы училище предоставило ей с семьей для проживания комнату N 226 своего общежития и выдало ордер. В последующем ответчица стала проживать в двух комнатах N 223 и 224 этого же общежития. На эти комнаты на ее имя открыт финансовый лицевой счет и взимается квартплата. В данном училище ответчица проработала до 5 июля 1999 года, т.е. более 10 лет, уволившись по собственному желанию. К моменту разрешения спора ответчица разведена, воспитывает трех несовершеннолетних детей.

Согласно ст. 13 Закона РФ "О введении в действие Жилищного кодекса РФ" не могут быть выселены граждане, которые проживают в служебных жилых помещениях и жилых помещениях в общежитиях, предоставленных им до введения в действие Жилищного кодекса РФ, если их выселение не допускалось до введения в действие ЖК РФ.

Как установил суд, общежитие было предоставлено ответчице в связи с трудовыми отношениями с истцом, в связи с чем при решении вопроса о выселении на нее распространяются льготы, предоставленные ст. 108 ранее действовавшего ЖК РСФСР отдельным категориям граждан при выселении из общежитий и служебных помещений. Ответчица проработала у истца более 10 лет, разведена, воспитывает несовершеннолетних детей, на работу истцом была принята в порядке распределения после окончания учебного заведения, другого жилья не имеет, в связи с чем по правилам п.п. 6, 12 ст. 108 ЖК РСФСР и ст. 13 названного Федерального закона не может быть выселена без предоставления другого жилого помещения.

Установив изложенное, суд отказал в выселении ответчицы из спорного помещения общежития, не признав ее проживание в нем самоуправным.

МУП "Управление жилищно-коммунального хозяйства и благоустройства" обратилось в суд с иском к Г. о выселении, указывая, что на период реконструкции жилого дома ответчице было предоставлено жилое помещение в маневренном жилищном фонде. После завершения работ по реконструкции ответчица отказывается переселиться в ранее занимаемое жилое помещение.

Калининский районный суд г. Чебоксары удовлетворил требования истца, приняв решение о выселении Г. из квартиры маневренного жилищного фонда.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда ЧР согласилась с выводами суда, уточнив резолютивную часть решения указанием на то, что ответчица подлежит выселению в ранее занимаемое жилое помещение.

Данный спор суд разрешил исходя из заявленных истцом требований по нормам как гражданского, так и жилищного законодательства.

Как следует из материалов дела, Г. с дочерью и внуком проживали в комнате размером 11 кв. м трехкомнатной квартиры по договору социального найма.

13 ноября 2002 года между нанимателем Г. и истцом был заключен договор о реконструкции жилого дома, в котором она с семьей занимала комнату. По условиям этого договора истец взял на себя обязательства по реконструкции жилого дома, а Г. с членами семьи переехала на время проведения работ в предоставленное жилое помещение маневренного жилого фонда, обязавшись освободить его после завершения соответствующих работ и переселиться в занимаемое ранее жилое помещение согласно имеющегося у нее ордера.

Из утвержденного распоряжением администрации г. Чебоксары акта Государственной приемочной комиссии по приемке в эксплуатацию законченного строительством объекта и проектной документации следует, что работы по реконструкции дома завершены, жилая площадь квартиры ответчицы не только сохранена, но и несколько увеличилась.

Установив изложенное, суд со ссылкой на ст. 309 ГК РФ признал, что истец выполнил взятые на себя обязательства, предусмотренные договором о реконструкции жилого дома и пришел к обоснованному выводу о том, что ответчица самостоятельного права пользования жилой площадью в доме маневренного жилищного фонда не приобрела, в связи с чем обязана освободить его как предоставленное для временного проживания.

Судебная коллегия нашла доводы ответчицы о том, что жилой дом, где она проживала был фактически снесен, несостоятельными. Никаких доказательств, свидетельствующих, что жилой дом был признан непригодным для проживания, либо подлежал переоборудованию в нежилой, либо был произведен отвод земельного участка под ним, не имеется. Не имеется в деле и данных о том, что администрация г. Чебоксары принимала решение о сносе дома и отселении его жильцов. В соответствии с "Основными направлениями нового этапа реализации Государственной целевой программы "Жилище", утвержденными Указом Президента РФ N 431 от 29 марта 1996 года реконструкция жилых домов является формой обновления жилых домов в целях сохранности существующего жилищного фонда, а не их сносом в том правовом понятии, которое под таковым определяет жилищное законодательство.

 

5. Споры, связанные с приватизацией гражданами

занимаемых жилых помещений в домах государственного

и муниципального жилищных фондов

 

Бывшие супруги К. обратились в суд с иском к администрации Козловского района ЧР о признании недействительным решения об отказе им в приватизации занимаемой ими квартиры. Свои требования истцы мотивировали тем, что обладают правами по пользованию жилой площадью в двухкомнатной квартире, однако в приватизации этой квартиры им отказано. Просили обязать администрацию Козловского района приватизировать квартиру согласно поданным ими документам.

В судебном заседании представитель администрации Козловского района иск не признал, ссылаясь на то обстоятельство, что истцы не включены в ордер на квартиру, которую желают приватизировать, и являются ее поднанимателями.

Суд удовлетворил исковые требования К.

Оставляя судебное решение без изменения, а кассационную жалобу ответчика без удовлетворения, судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда ЧР указала следующее.

Из дела видно, что в 1979 году К. на семью из трех человек (сама и двое сыновей) была предоставлена двухкомнатная квартира. В последующем семья К. увеличилась, т.к. сыновья женились и создали свои семьи. В порядке улучшения жилищных условий семьи, К. с семьей старшего сына была предоставлена трехкомнатная квартира, а двухкомнатная квартира оставлена в пользовании семьи младшего сына. Однако после получения трехкомнатной квартиры К. сами распорядились своими жилищными правами, и фактически в трехкомнатную квартиру наниматель К. переселилась с семьей младшего сына, а семья старшего сына осталась проживать в двухкомнатной квартире. В соответствии с проживанием была оформлена их регистрация и открыты лицевые счета нанимателей на обе квартиры. К., проживала с семьей младшего сына в трехкомнатной квартире с 1993 года, в 2000 году они эту квартиру приватизировали, реализовав тем самым свое право на жилье. Совершеннолетние члены семьи второго брата не возражали против этой приватизации, и спора по пользованию жилой площадью как в двухкомнатной, так и в трехкомнатной квартире между семьями нет. При таких обстоятельствах судебная коллегия согласилась с выводами суда о том, что семья младшего сына, выехав из двухкомнатной квартиры для постоянного проживания в качестве члена семьи К. в трехкомнатную квартиру, приобрела право пользования жилой площадью в ней, право пользования жилой площадью в двухкомнатной квартире утратила, и договор найма с ними на эту квартиру считается расторгнутым со дня выезда и вселения в трехкомнатную квартиру. Поскольку семья второго брата из двухкомнатной квартиры не выезжала, постоянно проживала в ней, жилая площадь в порядке улучшения жилищных условий в трехкомнатной квартире их матери предоставлялась с учетом прав и этой семьи, суд правильно признал, что обладая правом пользования жилой площадью в двухкомнатной квартире, истцы имеют право на ее приватизацию, признав отказ им в этом незаконным. Утратившими право пользования жилой площадью в спорной квартире истцы не признаны, и договор найма с ними в этой квартире не расторгался.

Дела об обжаловании действий администраций городов, районов в городе и органов, осуществляющих оформление документов по приватизации жилых помещений, выразившиеся в отказе в принятии документов на приватизацию либо в отказе в приватизации суды разрешали по разному. Некоторые суды рассматривали дела в исковом порядке, некоторые - в порядке жалобного производства.

М. обратилась в суд с заявлением, в котором обжаловала действия МУП "БТИ и ПЖФ" г. Чебоксары, указывая, что у нее не были приняты документы на приватизацию квартиры в связи с отсутствием согласия бывшего мужа. По мнению М., отказ в приватизации является незаконным, поскольку бывший муж ранее участвовал в приватизации другой квартиры.

В судебном заседании представитель МУП "БТИ и ПЖФ" г. Чебоксары заявление не признал, пояснив, что положениями действующего законодательства о приватизации жилых помещений определено, что приобретение в собственность жилого помещения в порядке бесплатной передачи возможно лишь с согласия всех проживающих в приватизируемом жилом помещении лиц. В спорной квартире проживает бывший муж заявительницы. Следовательно, на приватизацию данной квартиры требуется его согласие.

Привлеченный к участию в деле бывший муж заявительницы М. пояснил, что не дает согласия на приватизацию квартиры. Также пояснил, что его семья из пяти человек (он сам, жена и трое детей) ранее проживала в квартире его матери, которая была приватизирована им и матерью в 1992 году. Затем его семья получила спорную квартиру, где в ордер в качестве члена семьи был включен и он. Бывшая жена уговорила его продать принадлежащую ему 1/2 долю в праве собственности на приватизированную им с матерью квартиру, а вырученные от ее продажи деньги были затрачены на нужды семьи (приобретение мебели, погреба). Иного жилья кроме спорной квартиры он не имеет и не согласен на ее приватизацию.

Решением Московского районного суда г. Чебоксары в удовлетворении заявления М. оказано.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда Чувашской Республики решение суда первой инстанции оставила без изменения, указав следующее.

Из дела видно, что в 1994 году семье заявительницы М. из пяти человека (сама, муж и трое детей) была предоставлена трехкомнатная квартира. Все указанные в ордере лица, в том числе и бывший муж заявительницы, вселились в это жилое помещение и приобрели равные права по пользованию жилой площадью в ней.

Решением суда от 4 апреля 2002 г. в иске М. о признании бывшего мужа утратившим право пользования жилой площадью в спорной квартире отказано. По день рассмотрения спора он обладает правом пользования этой жилой площадью.

В соответствии со ст. 2 Закона РФ от 4 июля 1991 г. "О приватизации жилищного фонда в РФ" (с изменениями и дополнениями) граждане Российской Федерации, приватизация жилых помещений в государственном и муниципальном жилищном фонде по договорам найма возможна лишь с согласия всех совместно проживающих совершеннолетних членов семьи, а также несовершеннолетних в возрасте от 14 до 18 лет, на условиях, предусмотренных настоящим Законом, иными нормативными актами Российской Федерации и субъектов Российской Федерации. Жилые помещения передаются в общую собственность либо в собственность одного из совместно проживающих лиц, в том числе несовершеннолетних.

Поскольку М. обладает правом пользования жилой площадью в спорной квартире наравне с нанимателем М. и членами ее семьи, то на приватизацию этой квартиры требуется его согласие, поскольку передачей квартиры в собственность членов его семьи, в том числе и бывшей жены, и изменением правового статуса жилого помещения затрагиваются его жилищные права.

Так как М. своего согласия на приватизацию занимаемой им квартиры не дает, то суд правильно не нашел правовых оснований для признания незаконными действий МУП "БТИ и ПЖФ" по отказу заявительнице в приватизации квартиры.

Тот факт, что в 1992 году, т.е. до получения спорной квартиры, М. принимал участие в приватизации другого жилого помещения, не может служить основанием для отмены обжалуемого решения, поскольку жилая площадь в спорной квартире была предоставлена ему после приватизации им той квартиры. В спорной квартире он приобрел право пользования жилой площадью согласно выданного, в том числе и на него, ордера, является одним из ее нанимателей и обладает равными с остальными членами его семьи правами, вытекающими из договора найма жилого помещения.

К. обратился в суд с иском к администрации г. Чебоксары и просил обязать ответчика понудить заключить с ним договор безвозмездной передачи в собственность занимаемой им квартиры, указывая, что обратился к ответчику с заявлением о приватизации жилого помещения, однако письмом ему было отказано в заключении договора со ссылкой на то, что он не представил письменных отказов лиц, включенных в ордер, от участия в приватизации.

В судебном заседании представитель истца исковые требования поддержал, пояснив, что правом пользования спорной жилой площадью обладает лишь один истец, поскольку остальные лица утратили это право.

Представитель администрации г. Чебоксары иск не признал.

Московский районный суд г. Чебоксары в удовлетворении требований К. отказал.

Отменяя решение суда первой инстанции, и направляя дело на новое рассмотрение, судебная коллегия указала следующее.

Поскольку в удовлетворении заявления К. о приватизации занимаемого жилого помещения было отказано, между ним и органом местного самоуправления возник спор о праве, подведомственный суду. Соответственно, при обращении в суд был избран один из предусмотренных ст. 12 ГК РФ способов защиты права - признание права.

Суду при разрешении спора следовало проверить, имеются ли условия, на которые истец ссылается как на основание признания своего права. Для этого суду следовало руководствоваться нормами материального права, регламентирующими спорные правоотношения. Основным нормативным актом в данной сфере является Закон РФ "О приватизации жилищного фонда в Российской федерации". Согласно ст. 2 названного Закона граждане Российской федерации, занимающие жилые помещения в государственном и муниципальном жилищном фонде, включая жилищный фонд, находящийся в хозяйственном ведении предприятий или оперативном ведении учреждений, на условиях социального найма, вправе с согласия всех совместно проживающих совершеннолетних членов семьи, а также несовершеннолетних в возрасте от 14 лет до 18 лет приобрести эти помещения в собственность, на условиях, предусмотренных законом.

Поскольку орган местного самоуправления, отказывая в удовлетворении заявления Краснова П. о приватизации жилого помещения, фактически поставил под сомнение число лиц, имеющих право пользования жилым помещением, суду следовало обсудить вопрос о привлечении к участию в деле лиц, по поводу наличия или отсутствия у которых права пользования квартирой возник спор.

Суд первой инстанции этого не сделал, разрешил спор, ограничившись фактически оценкой соответствия действий городской администрации нормам Положения о порядке Передачи в собственность граждан занимаемых ими жилых помещений в домах муниципального жилищного фонда г. Чебоксары, утвержденного решением Чебоксарского городского Собрания депутатов от 27 сентября 2002 года.

 

6. Споры о прекращении права пользования

жилой площадью в жилом помещении, принадлежащем собственнику

 

Новеллой жилищного законодательства является норма, заложенная в ч. 4 ст. 31 ЖК Российской Федерации. Кодекс исходит из того, что в основе права пользования жилым помещением, принадлежащему собственнику, находятся семейные отношения граждан, проживающих в таком помещении, с его собственником. Поэтому предусмотрено, что в случае прекращения таких семейных отношений, по общему правилу, прекращается и право бывших членов семьи собственника по пользованию принадлежащим ему жилым помещением. Однако необходимо заметить, что эти правила применяются только тогда, когда иные правила не предусмотрены соглашением между собственником и членом его семьи (например договором). Если в договорном порядке указанные отношения не урегулированы, то при прекращении права пользования жилым помещением бывшего члена семьи применяются правила и процедуры, предусмотренные ст. 31 ЖК РФ.

З. обратилась с иском о выселении З.Е., указывая, что является собственником спорной квартиры согласно договору дарения. Брак между нею и ответчиком прекращен в 2002 г. Решением суда от 9 сентября 2003 года были удовлетворены ее требования к З.Е. о возложении обязанности заключить с ней договор найма жилого помещения сроком на 1 год 6 мес. до 23 марта 2005 года. 20 декабря 2004 г. ответчику было направлено уведомление о том, что в дальнейшем она сдавать квартиру внаем не будет, т.к. квартира необходима ей для личного пользования. Но ответчик отказывается добровольно освободить жилое помещение.

Ответчик предъявил встречный иск о сохранении за ним права пользования спорной квартирой на срок 5 лет, мотивируя тем, что квартира ранее принадлежала его матери, и он прожил в ней длительное время. В настоящее время он не имеет средств и возможностей для приобретения другого жилья.

Ленинский районный суд г. Чебоксары частично удовлетворил исковые требования З.Е., сохранив за ним право пользования жилым помещением на срок 3 года, в удовлетворении исковых требований З. отказал.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда ЧР решение суда первой инстанции отменила и вынесла новое решение о выселении З.Е., указав следующее.

Как следует из материалов дела, З. является собственником спорной квартиры на основании договора дарения от 2 марта 1991 года, заключенным с М. Брак между З.Е. и З. расторгнут. В соответствии с судебным решением 23 сентября 2003 г. между З.Е. и З. был заключен договор найма жилого помещения сроком на 1 год и 6 месяцев. По истечении указанного срока З. выразила несогласие сдавать указанную квартиру в дальнейшем внаем по причине необходимости жилого помещения в личных целях.

В соответствии с п. 1 ст. 35 ЖК РФ в случае прекращения у гражданина права пользования жилым помещением по основаниям, предусмотренным настоящим Кодексом, другими федеральными законам и договором, или на основании решения суда, данный гражданин обязать соответствующее жилое помещение (прекратить пользоваться им). Если данный гражданин в срок, установленный собственником соответствующего жилого помещения не освобождает указанное жилое помещение, он подлежит выселению по требованию собственника в судебном порядке.

Постанавливая решение, суд первой инстанции указал, что в отношении ответчика должны быть применены нормы Жилищного кодекса, касающиеся сохранения права пользования жилым помещением на определенный срок за бывшим членом семьи собственника.

Судебная коллегия нашла эти выводы не основанными на законе, указав следующее.

Согласно ст. 5 ФЗ "О введении в действие Жилищного кодекса Российской Федерации" к жилищным отношениям, возникшим до введения в действие Жилищного кодекса РФ, Жилищный кодекс РФ применяется в части тех прав и обязанностей, которые возникнут после введения его в действие, за исключением случаев, предусмотренных настоящим федеральным законом.

Поскольку договор найма был заключен с бывшим членом семьи собственника в период действия ЖК РСФСР, нормы нового ЖК РФ могут быть применимы к данным правоотношениям только в части последствий, которые возникнут после истечения срока договора найма. В настоящее время требования ответчика о продлении его права пользования спорным жилым помещением на основании ст. 31 Жилищного кодекса РФ не могут быть удовлетворены.

В. обратился в суд с иском о признании его бывшей жены В.И. с дочерью утратившим право пользования жилой площадью в принадлежащем ему на праве собственности жилом доме, указывая, что после прекращения семейных отношений ответчики переехали на постоянное жительство в трехкомнатную квартиру матери бывшей жены, где В.И. проживала до замужества. В 2003 г. ими произведен раздел совместно нажитого имущества, в том числе и пристроя к жилому дому и других построек, о чем в суде было заключено мировое соглашение, по которому он выплатил В.И. 28400 руб. Несмотря на это, ответчица отказывается выписываться из дома, хотя в нем с дочерью не проживают с мая 2002 года.

В.И. обратилась со встречным иском к В. о взыскании денежных средств. Свои требования ответчица обосновала тем, что, вселившись после регистрации брака в дом, принадлежащий на праве собственности ее бывшему мужу, приобрела равные с ним права по пользованию им. Родившаяся в браке дочь также приобрела право пользования жилым помещением. Ввиду сложившихся неприязненных отношений она с дочерью была вынуждена уйти из дома в квартиру своей матери. Другого жилья не имеет. Учитывая, что средняя рыночная стоимость однокомнатной квартиры составляет 150000 руб. просила взыскать эту сумму с В.

Шумерлинский районный суд удовлетворил исковые требования В., отказав в удовлетворении встречных исковых требований В.И.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда ЧР оставила решение суда первой инстанции без изменения, а кассационную жалобу ответчицы на это решение без удовлетворения, указав следующее.

Суд первой инстанции установил, что В. является собственником жилого дома на основании договора дарения. В последующем в 1990 г. он зарегистрировал брак с В.И. Таким образом, названный дом являлся собственностью В., т.к. был приобретен им до брака с В.И.

Как следует из материалов дела, В.И. вселилась в названный дом после регистрации брака с истцом на правах члена его семьи и приобрела право пользования жилым помещением в нем. После своего рождения в 1991 г. право пользования жилой площадью в доме приобрела и дочь В. - А.

Решением мирового судьи от 29 мая 2005 года брак между В. расторгнут, место жительства несовершеннолетней А. определено с матерью.

Из дела усматривается, что стороны с марта 2002 года совместно не проживают, ответчики перешли проживать в квартиру матери В.И. Определением мирового судьи от 17 декабря 2003 года утверждено мировое соглашение, заключенное бывшими супругами по вопросу раздела совместно нажитого имущества, а именно, жилого пристроя, мансарды, коридора, бани, возведенных в период брака сторонами к жилому дому, принадлежащего истцу, а также иного имущества, приобретенного ими в период брака. Этим определением истцу переданы указанные выше строения в собственность, одновременно на него возложена обязанность выплатить ответчице стоимость ее доли в этом и другом имуществе в сумме 27 тыс. руб.

В соответствии с п. 4 ст. 31 ЖК РФ в случае прекращения семейных отношений с собственником жилого помещения право пользования данным жилым помещением за бывшим членом семьи собственника не сохраняется, если иное не установлено соглашением между собственником и бывшим членом его семьи.

Установив изложенные обстоятельства, а также учитывая тот факт, что ответчица с дочерью еще в 2002 году добровольно покинули жилой дом, принадлежащий истцу, переселившись со всем имуществом в квартиру матери ответчицы, суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о признании В.И. и В. утратившими право пользования жилым помещением в доме истца. При этом суд признал несостоятельными утверждения о том, что В.И. покинула спорный дом вынужденно и не проживает в нем временно, т.к. обстоятельства дела свидетельствуют о том, что В.И. добровольно вывезла из спорного дома поделенное с истцом имущество и поселилась в квартире своей матери еще в мае 2002 года, где и проживает по настоящее время, воспользовавшись своим правом на свободу передвижения и выбор места жительства.

Что касается денежной компенсации на приобретение жилья в собственность, то положениями ЖК РФ не предусмотрено возложение на собственника обязанности выплаты такой компенсации бывшим членам своей семьи. Ст. 31 ЖК РФ дает право суду при разрешении споров данной категории возложить на собственника обязанность по обеспечению жильем бывших членов своей семьи, при чем не всем, а лишь тем, в пользу которых исполняет алиментные обязательства и которые не имеют иного жилья. Установив, что ответчики, проживая длительное время в квартире матери ответчицы, под категорию лиц, не имеющих жилья не подпадают, а также отсутствие правовых оснований для взыскания с истца стоимости однокомнатной квартиры, суд правомерно отказал в удовлетворении встречных исковых требований. При разделе жилого пристроя к спорному домовладению, стороны пришли к соглашению, что пристрой переходит в собственность истца, ответчица предпочла получить в собственность иное имущество и денежную компенсацию. Иного соглашения о проживании ответчиков в доме стороны при этом не оговаривали.

 

Судья Верховного суда ЧР

Т.Н.ЕВЛОГИЕВА

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь