Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

БЕЛГОРОДСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

ОБЗОР СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ

ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ ЗА ОКТЯБРЬ 2006 ГОДА

 

Процессуальные вопросы

 

Судья постановляет обвинительный приговор в особом порядке только в том случае, если придет к выводу, что обвинение, с которым согласился подсудимый, обосновано и подтверждается доказательствами, собранными по уголовному делу.

Эти условия постановления приговора по делу не выполнены (ст. 316 УПК РФ)

 

Приговором Старооскольского городского суда С.А. осужден по ст. ст. 160 ч. 2, 158 ч. 2 п. "б", 161 ч. 2 п. "в" УК РФ к лишению свободы.

Приговор постановлен в особом порядке.

Президиум облсуда, отменяя приговор, указал следующее.

Органами предварительного следствия действия С.А. по эпизоду хищения имущества, принадлежащего С.Б. из помещения парикмахерской, квалифицированы, как тайное хищение чужого имущества с незаконным проникновением в помещение, а по эпизоду хищения из салона связи, как открытое хищение имущества с незаконным проникновением в помещение.

Данная квалификация не бесспорна.

Из показаний потерпевшей С.Б. и свидетеля Х., изложенных в обвинительном заключении видно, что осужденный путем свободного доступа зашел в парикмахерскую для стрижки.

Из показаний свидетеля М. следует, что в салон сотовой связи зашел осужденный и попросил показать сотовый телефон, затем еще один, когда она отошла к витрине, С.А. с телефоном в руках выбежал из магазина.

Вышеизложенное указывает, что С.А. обвинялся в совершении хищения в помещения, открытых для посещения граждан, что ставит под сомнение обоснованность предъявленного ему обвинения.

В нарушение ст. 316 ч. 7 УПК РФ судья не учел вышеизложенного обстоятельства.

 

Назначение судом несправедливого наказания вследствие его суровости повлекло изменение приговора (ст. 297 УПК РФ)

 

Приговором Валуйского районного суда С. осужден по ст. 188 ч. 2 УК РФ к лишению свободы на 4 года условно с испытательным сроком 2 года.

Дело рассмотрено в особом порядке.

Президиум изменил приговор по следующим основаниям.

С обвинением, предъявленным органами следствия, С. согласился полностью, не оспаривая вину, объем и квалификацию содеянного.

Согласно ст. 297 УПК РФ приговор суда должен быть законным, обоснованным и справедливым.

Несправедливым является приговор, по которому было назначено наказание, не соответствующее тяжести преступления, личности осужденного и по своему размеру является явно несправедливым вследствие чрезмерной суровости.

Как установлено приговором, С. контрабандным путем перевез через таможенную границу марихуану высушенную массой 5,38 грамма. Указанные наркотики он хранил для личного потребления, т.е. без цели сбыта, и его действия не повлекли существенных общественно опасных последствий.

Смягчающими наказание обстоятельствами суд признал раскаяние в содеянном, признание вины, совместное проживание с матерью - инвалидом, которая требует постороннего ухода.

Президиум посчитал, что указанные смягчающие обстоятельства, а также отсутствие тяжких последствий от совершенного преступления, судом учтены не в полной мере, вследствие чего наказание, назначенное С. по ст. 188 ч. 2 УК РФ, в виде лишения свободы на 4 года условно, по своему размеру является явно не справедливым вследствие суровости.

Учитывая изложенное, президиум признал смягчающие обстоятельства признанные судом исключительными, и смягчил С. наказание с применением ст. 64 УК РФ.

 

Нарушения уголовно-процессуального закона, допущенные судом при рассмотрении жалобы в порядке ст. 125 УПК РФ, послужили основанием для отмены постановления

 

Постановлением Старооскольского городского суда от 12.10.2006 жалоба Д., поданная в порядке ст. 125 УПК РФ, удовлетворена. Признано, что уголовное дело возбуждено при отсутствии достаточных данных, указывающих на признаки преступления, в связи с чем постановление о возбуждении уголовного дело отменено.

Судебная коллегия по уголовным делам облсуда отменила постановление судьи по следующим основаниям.

Судом установлено, что уголовное дело возбуждено не в отношении Д., а по признакам преступления, предусмотренного п. "б" ч. 2 ст. 171 УК РФ.

Поэтому выводы суда о том, что принятым решением о возбуждении уголовного дела был причинен ущерб конституционным правам и свободам Д., является необоснованным.

Д. не являлся участником уголовного судопроизводства либо иным лицом, чьи интересы непосредственно затронуты обжалуемым постановлением, вследствие чего не обладает правом на обжалование постановления в порядке ст. 125 УПК РФ.

Рассматривая жалобу, суд в нарушение ст. 125 УПК РФ истребовал уголовное дело и исследовал его в судебном заседании.

Подписка об уголовной ответственности за разглашение данных предварительного следствия у Д. не отбиралась. Тем самым суд нарушил тайну предварительного следствия.

Указав на отсутствие повода и оснований для возбуждения уголовного дела, суд в постановлении дал оценку доказательствам, их допустимости и достаточности.

Согласно представленным материалам, жалоба Д. поступила в Старооскольский городской суд 18 сентября 2006 года. Разрешена - 12 октября 2006 года. Рассмотрение жалобы дважды откладывалось по ходатайству Д. на 21 и 27.09.2006, в связи с нахождением его в командировке. Документы, подтверждающие нахождение Д. в командировке, в деле отсутствуют.

Этим суд нарушил установленный ч. 3 ст. 125 УПК РФ 5-дневный срок рассмотрения жалобы.

Допущенные судом нарушения уголовно-процессуального закона в соответствии со ст. 381 УПК РФ признаны существенными, влекущими отмену судебного решения.

Поскольку Д. не наделен законными основаниями на обжалование постановления о возбуждении уголовного дела, производство по его жалобе прекращено.

 

Полный или частичный отказ государственного обвинителя от обвинения в ходе судебного разбирательства влечет за собой прекращение уголовного дела или уголовного преследования полностью или в соответствующей его части (ст. 246 УПК РФ)

 

Приговором Шебекинского районного суда М. осужден по ст. 228.1 ч. 1 УК РФ к лишению свободы. По ч. 3 ст. 30 и ч. 1 ст. 174.1 УК РФ оправдан за отсутствием в деянии состава преступления.

Судебная коллегия по уголовным делам облсуда отменила приговор в части оправдания М по ч. 3 ст. 30 и ч. 1 ст. 174.1 УК РФ по следующим основаниям.

Как видно из протокола судебного заседания, в ходе судебного разбирательства государственный обвинитель отказался от обвинения М. по ч. 3 ст. 30 и ч. 1 ст. 174.1 УК РФ, изложив при этом мотивы отказа.

Данное обстоятельство также подтверждается и отдельным ходатайством государственного обвинителя, имеющегося в материалах.

Согласно ч. 1 ст. 239 УПК РФ в случаях, предусмотренных ч. 7 ст. 246 УПК РФ, судья выносит отдельное постановление о прекращении уголовного дела.

В нарушение указанной нормы закона вместо прекращения уголовного дела М. оправдан по ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 174.1 УК РФ за отсутствием в деянии состава преступления.

Данное нарушение уголовно-процессуального закона является существенным и в соответствии с п. 1 ч. 2 ст. 381 УПК РФ повлекло отмену оправдательного приговора.

 

Назначение судом явно несправедливого наказания вследствие его мягкости повлекло отмену приговора (ст. 379 УПК РФ)

 

Приговором Яковлевского районного суда П., Б. и Ж. осуждены к лишению свободы.

Кассационная инстанция облсуда отменила приговор по следующим основаниям.

Осужденные признаны виновными в совершении разбоя - особо тяжкого преступления, за которое законом предусмотрено наказание на срок от 7 до 12 лет лишения свободы.

При назначении им наказания суд применил ст. 64 УК РФ и назначил его ниже низшего предела, предусмотренного санкцией статьи за данное преступление.

Из материалов дела видно, что преступление было заранее спланировано П., Б. и Ж., их действия отличались особой дерзостью по отношению к потерпевшим, они завладели имуществом в крупном размере, похитили оружие и боеприпасы.

При таких обстоятельствах судебная коллегия посчитала наказание, назначенное П., Б. и Ж., явно несправедливым вследствие его мягкости, а применение ст. 64 УК РФ необоснованным.

Согласно ст. 379 УПК РФ несправедливость приговора является основанием для его отмены.

 

Ходатайство потерпевшего о прекращении уголовного дела в связи с примирением с обвиняемым подлежит обязательному рассмотрению дознавателем, следователем, прокурором и судом в порядке, предусмотренном ст. ст. 25, 121 - 122 УПК РФ.

Оставление ходатайства без разрешения повлекло нарушение гарантированных законом прав потерпевшего (ст. 25 УПК РФ)

 

Приговором Свердловского районного суда г. Белгорода М. осужден к лишению свободы за умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека и хулиганство.

Приговор отменен по следующим основаниям.

В соответствии со ст. ст. 25 УПК РФ и 76 УК РФ суд, прокурор, следователь вправе на основании заявления потерпевшего прекратить уголовное дело в отношении лица, обвиняемого в совершении преступления средней тяжести в случаях совершения им преступления впервые, примирения с потерпевшим, и если лицо загладило потерпевшему причиненный вред.

Статьями 119, 120 и 121 УПК РФ предусмотрено, что потерпевший вправе в любой момент производства по уголовному делу заявить ходатайство о принятии процессуального решения для обеспечения своих прав, которое подлежит рассмотрению немедленно, но не позднее 3 суток со дня его заявления.

Эти требования закона органы предварительного следствия и суд не выполнили.

В нарушение требований ст. ст. 25 и 42 УПК РФ следователь и суд потерпевшим не разъяснили возможность и основания примирения с обвиняемым М.

Из материалов уголовного дела видно, что потерпевшие К. и Ю. в ходе предварительного следствия и в судебном заседании заявили ходатайство о прекращении уголовного дела в части обвинения М. в совершении преступления, предусмотренного ст. 213 ч. 1 УК РФ

Заявленное ходатайство следователем и судом в порядке, предусмотренном ст. 121, 122 и 256 УПК РФ, не рассмотрено и не разрешено.

Допущенные нарушения уголовно-процессуального закона на стадиях предварительного следствия и судебного разбирательства признаны существенными, поскольку лишили и ограничили участников уголовного судопроизводства гарантированных им прав.

 

При постановлении приговора должны получить оценку все рассмотренные в судебном заседании доказательства как подтверждающие выводы суда по вопросам, разрешаемым при постановлении приговора, так и противоречащие этим выводам (ст. 88 УПК РФ)

 

Приговором Свердловского районного суда г. Белгорода С.А. и Г. осуждены к лишению свободы.

Кассационная инстанция, отменяя приговор, указала следующее.

Согласно рекомендации Постановления Пленума Верховного Суда РФ "О судебном приговоре" от 29 апреля 1996 г. N 1 - ссылка в приговоре на показания потерпевшего, свидетелей, данные при производстве дознания, предварительного следствия или в ином судебном заседании, допустима только при оглашении судом этих показаний в случаях, предусмотренных уголовно-процессуальным кодексом.

Из материалов уголовного дела видно, что в судебном заседании государственным обвинителем было заявлено ходатайство об оглашении показаний не явившихся свидетелей Д. и С.О. Сторона защиты возражала против оглашения показаний указанных свидетелей, ссылаясь на то, что в суд не представлено документов и информации о причинах их неявки.

Не установив причину неявки в суд свидетеля Д. и отказа свидетеля С.О., являющегося жителем иностранного государства, суд, не мотивировав свое решение, в нарушении ст. 281 УПК РФ удовлетворил ходатайство государственного обвинителя об оглашении показаний свидетелей и положил их в основу приговора.

При постановлении приговора должны получить оценку все рассмотренные в судебном заседании доказательства как подтверждающие выводы суда по вопросам, разрешаемым при постановлении приговора, так и противоречащие этим выводам. Суд в соответствии с требованиями закона должен указать в приговоре, почему одни доказательства признаны им достоверными, а другие отвергнуты.

Указанные требования судом не выполнены.

В обоснование вины осужденных суд сослался на показания свидетеля С.О., данные им в ходе предварительного следствия, но указанному доказательству оценка в приговоре не дана.

 

Вопросы применения норм материального права

 

Уголовная ответственность по ст. 119 УК РФ наступает только при наличии реальной угрозы.

Неправильная оценка действий осужденного и потерпевшего в конкретной ситуации повлекла отмену обвинительного приговора (ст. 119 УК РФ)

 

Приговором Старооскольского городского суда Б.А. осужден по ст. 105 ч. 1 УК РФ, ст. 119 УК РФ к лишению свободы.

Изменяя приговор, президиум облсуда указал следующее.

При решении вопроса о наличии (либо отсутствии) в действиях лица признаков состава преступления, предусмотренного ст. 119 УК РФ, необходимо установить, что угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью, рассчитанная на запугивание потерпевшего, является реальной. При оценке реальности угрозы необходимо учитывать намерение виновного осуществить эту угрозу и восприятие потерпевшим этой угрозы как опасной для его жизни или здоровья.

Президиум находит, что в приговоре дана неправильная оценка действиям Б.А. в отношении Б.Б.

Из показаний Б.А. следует, что он вышел из квартиры на настойчивые звонки С. и Б.Б. в дверь. Б.Б. убийством не угрожал и реально не собирался применять в отношении него оружие, хотел только, чтобы он убрал за собой в подъезде. Выстрелил первый раз случайно, когда на него напал С. и стал отнимать карабин. После выстрела Б.Б. вылез в окно и убежал.

Из показаний потерпевшего Б.Б. следует, что Б.А. вышел к ним в коридор на их звонок в дверь, руку держал за спиной. Потом из-за спины достал винтовку, как ему показалось, пневматическую. Когда Б.А. направил на них винтовку, он отбежал в угол, а, услышав выстрелы, вылез через окно и убежал за дом. С ним Б.А. не разговаривал.

Президиум учитывает, что длительное время в подъезде дома, где проживает осужденный, молодежь, в том числе и Б.Б., справляли естественную нужду, и 9 сентября 2002 года около 22 часов именно Б.Б. и С. по видеофону увидел Б.А., когда Б.Б. справлял естественную нужду, они же ночью в 24-м часу пришли к Б.А. домой, настойчиво звонили в дверь, вызвали его из квартиры, Б.А., хотя и вышел к ним с оружием, однако никаких угроз убийством в адрес Б.Б. не высказывал и потерпевший сложившуюся ситуацию не воспринимал, как опасную для его жизни и здоровья. Исходя из изложенного президиум находит, что в действиях Б.А. не содержится состава преступления, предусмотренного ст. 119 УК РФ.

 

Приговор отменен ввиду принятия судом решения не предусмотренного законом (ст. 228 УК РФ)

 

Приговором Краснояружского районного суда П. осужден по ст. ст. 30 ч. 3, ст. 228.1 ч. 2 п. "б" УК РФ к лишению свободы.

По ст. ст. 228 ч. 1 и 228 ч. 1 УК РФ оправдан за отсутствием в деянии состава преступления.

Судебная коллегия по уголовным делам облсуда, отменяя приговор, указала следующее.

П. оправдан за незаконное приобретение и хранение маковой соломы весом 112, 7 грамма за отсутствием в его действиях состава преступления.

Обосновывая принятое решение, суд сослался на примечание к ст. 228 УК РФ, согласно которому лицо, совершившее преступление предусмотренное данной статьей, добровольно сдавшее наркотическое средство и активно способствовавшее раскрытию или пресечению преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотических средств, освобождается от уголовной ответственности за данное преступление.

Оправдывая П. по ст. 228 ч. 1, 228 ч. 1 УК РФ за отсутствием в его действиях состава преступления, суд принял решение, не предусмотренное законом.

 

Постановление суда изменено в связи с неприменением уголовного закона, улучшающего положение осужденного (ст. 68 УК РФ)

 

Постановлением Свердловского районного суда г. Белгорода приговор Волоконовского районного суда в отношении Б. приведен в соответствие.

Постановление изменено президиумом облсуда по следующим основаниям.

По смыслу ст. 10 УК РФ, закон, улучшающий положение лица, совершившего преступление, имеет обратную силу и подлежит применению в конкретном деле независимо от того, в чем выражается улучшение - в отмене квалифицирующего признака преступления, снижении нижнего или верхнего пределов санкции соответствующей статьи Особенной части УК РФ, изменении в благоприятную сторону правил Общей части УК РФ, касающихся назначения наказания.

Как следует из приговора, наказание Б. назначалось по правилам ч. 3 ст. 68 УК РФ, редакция которой изменена Федеральным законом от 8 декабря 2003 года. Согласно Закону при любом виде рецидива при наличии смягчающих обстоятельств наказание может быть назначено менее 1/3 наиболее строгого вида наказания.

С учетом смягчающих обстоятельств, установленных судом, президиум снизил назначенное осужденному наказание.

 

Постановление суда отменено в связи с неприменением уголовного закона, улучшающего положение несовершеннолетнего осужденного (ст. 88 УК РФ)

 

Постановлением Алексеевского районного суда ходатайство С., осужденного приговором Октябрьского районного суда г. Белгорода по ст. 161 ч. 2 п. п. "а, г, д" УК РФ к лишению свободы, о приведении приговора в соответствие с ФЗ N 162-ФЗ от 8 декабря 2003 года удовлетворено частично.

Президиум облсуда, отменяя постановление, указал следующее.

Преступление С. совершено в несовершеннолетнем возрасте.

ФЗ N 162-ФЗ от 08.12.2003 в ст. 161 УК РФ внесены изменения, в соответствии с которыми нижний предел санкции статьи снижен до 2-х лет.

В соответствии со ст. 88 ч. 6.1 УК РФ (в ред. ФЗ от 08.12.2003), при назначении несовершеннолетнему осужденному наказания в виде лишения свободы за совершение тяжкого или особо тяжкого преступления низший предел наказания, предусмотренный соответствующей статьей Особенной части УК РФ, сокращается наполовину.

При приведении приговора в соответствие с действующим законодательством указанные требования закона не выполнены в полном объеме.

Не учтено то обстоятельство, что наказание С. назначалось в минимальном пределе санкции ст. 161 ч. 2 УК РФ.

Это обусловило неприменение положений ст. 10 УК РФ о придании обратной силы закону, улучшающему положение осужденного.

 

Постановление суда об отказе в удовлетворении ходатайства об условно - досрочном освобождении от наказания отменено ввиду несоответствия изложенных в нем выводов исследованным в судебном заседании материалам (ст. 79 УК РФ)

 

Постановлением Валуйского районного суда ходатайство осужденного К. об условно досрочном освобождении оставлено без удовлетворения.

Постановление отменено последующим основаниям.

Отказывая в удовлетворении ходатайства осужденного, суд в постановлении указал, что К., как в суде первой инстанции не признавал себя виновным, сумму причиненного его действиями ущерба не признает, поэтому оснований для удовлетворения его ходатайства об условно-досрочном освобождении не имеется.

Такой вывод суда не убедителен. Из материалов дела видно, что приговором суда гражданские иски оставлены без рассмотрения и потерпевшим разъяснено право на обращение в суд в порядке гражданского производства. При этом в бухгалтерию учреждения ФГУ ИК-6 УФСИН России по Белгородской области, где К. отбывает наказание, исполнительных листов о возмещении потерпевшим, причиненного ущерба не поступало. То есть фактически сумма причиненного ущерба не установлена, поэтому у осужденного не было реальной возможности принимать меры к ее погашению.

Непризнание вины осужденным в ходе судебного заседания является способом его защиты и не может служить основанием для отказа в удовлетворении его ходатайства об условно-досрочном освобождении.

При таких данных постановление судьи признано незаконным и необоснованным.

 

Суд ошибочно квалифицировал действия осужденного как кража, совершенная с проникновением в жилище, т.к. оснований считать, что он находился в доме неправомерно не имеется (ст. 158 ч. 3 УК РФ)

 

Приговором Белгородского районного суда Ф. осужден к лишению свободы.

Он признан виновным в совершении краж чужого имущества с причинением значительного ущерба гражданину, с незаконным проникновением в помещение и жилище и в покушении на кражу чужого имущества с незаконным проникновением в жилище.

Президиум облсуда, изменяя приговор, указал следующее.

Решая вопрос о наличии в действиях лица, совершившего кражу, признака незаконного проникновения в жилище, необходимо выяснить, с какой целью виновный оказался в жилище, а также, когда возник умысел на завладение чужим имуществом. Если лицо находилось там правомерно, не имея преступного намерения, но затем совершило кражу, в его действиях указанный признак отсутствует.

Из материалов дела видно, что с августа 2003 г. по январь 2004 г. потерпевшая Г. поддерживала фактические брачные отношения с Ф., и они вместе проживали в части дома, принадлежавшего ее отцу - Н., находящемуся в с. Пушкарное. После ссоры, происшедшей в январе 2004 года, Г. рассталась с Ф. и велела ему забрать свои вещи, после чего она уехала жить к родителям в г. Белгород.

Ф. пояснял, что в дом к Н., где он ранее проживал с Г., он пришел для того, чтобы забрать свои вещи, которые там остались после ссоры с потерпевшей.

Таким образом, оснований считать, что в доме потерпевших Ф. находился неправомерно, не имеется.

Поскольку стоимость похищенного Ф. имущества составляет 215 рублей, что не превышает один минимальный размер оплаты труда, установленный законодательством РФ (на момент совершения кражи МРОТ составлял 600 рублей), то в действиях Ф. отсутствует состав преступления, а имеется состав административного правонарушения, предусмотренного ст. 7.27 КоАП РФ.

 

Непризнание явки с повинной смягчающим наказание обстоятельством повлекло изменение приговора (ст. 61 УК РФ)

 

Приговором Яковлевского районного суда С.В.А. осужден по ст. 111 ч. 4 УК РФ к лишению свободы.

Президиум облсуда изменил приговор по следующим основаниям.

В соответствии со ст. 6 УК РФ наказание и иные меры уголовно-правового характера, применяемые к лицу, должны быть справедливыми, то есть соответствовать характеру и степени общественной опасности преступления, обстоятельствам его совершения и личности виновного.

При назначении С.В.А. наказания, суд в приговоре указал, что обстоятельств, смягчающих и отягчающих наказание С.В.А., нет.

Данный вывод небесспорный и противоречит материалам уголовного дела, из которых видно, что после возбуждения уголовного дела следователем Яковлевского района 6 ноября 2004 года в 13 часов 40 минут в связи с обнаружением трупа мужчины в 16 часов 45 минут С.В.А. обратился в Яковлевский РОВД и сообщил о совершенном им преступлении, при этом подробно рассказал, как и при каких обстоятельствах причинил потерпевшему С.В.Н. телесные повреждения.

В обвинительном заключении следователь также ссылался на протокол явки с повинной, как на доказательство, подтверждающее вину С.В.А. в инкриминируемом ему преступлении и указывал, что явка с повинной является обстоятельством, смягчающим его наказание.

Согласно ст. 61 ч. 1 п. "и" УК РФ явка с повинной является обстоятельством, смягчающим наказание.

Президиум признал явку с повинной обстоятельством, смягчающим наказание, и снизил его.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь