Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

АРХАНГЕЛЬСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

Судья Потягаев Е.В. Дело N 33-803
Докладчик Колесникова О.К. 30 марта 2000 года

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

Судебная коллегия по гражданским делам Архангельского областного суда в составе:

председательствующего Колесниковой О.К.,

судей Ворониной Л.Н., Пушкарева Н.А.

с участием прокурора Вужевской Е.В.

и адвоката Артемовой Е.В.,

рассмотрев в открытом судебном заседании в г. Архангельске 30 марта 2000 года дело по кассационному протесту помощника Онежского межрайонного прокурора Рогозиной Т.К. на решение Онежского городского суда Архангельской области от 8 февраля 2000 года, которым исковые требования  удовлетворены частично:

взыскано в пользу  с Министерства финансов РФ, из средств казны Российской Федерации, в счет компенсации морального вреда 10000 (десять тысяч рублей), в счет возмещения материального вреда - 4012 руб. 94 коп. (четыре тысячи двенадцать руб. 94 коп.),

 

установила:

 

обратился в суд с иском о возмещении за счет казны Российской Федерации материального ущерба и компенсации морального вреда, причиненных ему в результате незаконного привлечения к уголовной ответственности и незаконного задержания в порядке ст. 122 УПК РСФСР.

Дело было рассмотрено в отсутствие представителя казны Российской Федерации - управления федерального казначейства по Архангельской области - по просьбе последнего.

Суд постановил указанное решение, с которым не согласен участвовавший в деле помощник Онежского межрайонного прокурора Рогозина Т.К. и просит его отменить в части размера компенсации морального вреда, указывая в протесте, что суд необоснованно, вопреки положениям ст. 1100 ГК РФ, принял в качестве одного из доказательств причинения истцу морального вреда факт возбуждения против него уголовного дела о незаконном хранении оружия, впоследствии прекращенного, и производство у него обыска, хотя последний проводился в рамках расследования другого уголовного дела, возбужденного в отношении другого лица; судом дана неправильная, без учета поведения самого истца, оценка законности избранной в отношении него меры пресечения в виде ареста 8 декабря 1997 года; при определении размера компенсации морального вреда суд не учел неоднозначного мнения юристов в отношении квалификации действий , сначала осужденного по ст. 129 ч. 2 УК РФ и освобожденного от наказания по амнистии, а впоследствии оправданного за отсутствием в его действиях состава преступления, выводы суда о наличии у истца нравственных страданий не соответствуют ни фактическим обстоятельствам дела, ни требованиям разумности и справедливости.

Руководитель управления федерального казначейства по Архангельской области  поддержал кассационный протест по тем же доводам.

Изучив материалы дела, обсудив доводы кассационного протеста и возражения на них , выслушав  и его представителя - адвоката Артемову Е.В., заслушав заключение прокурора Вужевской Е.В., поддержавшей протест, судебная коллегия приходит к следующему.

Согласно статьям 1069, 1070 ГК РФ вред, причиненный гражданину в результате незаконных действий государственных органов либо должностных лиц этих органов, а также вред, причиненный в результате незаконного привлечения к уголовной ответственности, возмещается в полном объеме независимо от вины должностных лиц, органов предварительного следствия.

В силу ст. 1100 ГК РФ компенсация морального вреда в случае незаконного привлечения к уголовной ответственности осуществляется также независимо от вины причинителя вреда.

Как видно из дела, 3 ноября 1998 года Онежским городским судом Архангельской области в отношении  был постановлен, а определением судебной коллегии по гражданским делам Архангельского областного суда от 15 декабря 1998 года оставлен без изменения, оправдательный приговор по ст. 129 ч. 2 УК РФ, за отсутствием в его действиях состава преступления.

То есть факт незаконного привлечения  к уголовной ответственности имел место, в связи с чем не имеет никакого правового значения довод протеста о неоднозначном мнении юристов в отношении квалификации действий

Материалами дела - протоколом от 09.12.97 г.; постановлением об освобождении из ИВС (изолятора временного содержания) от 11.12.97 г. - также подтверждается факт незаконного задержания  9 декабря 1997 года в качестве подозреваемого в порядке ст. 122 УПК РСФСР.

Как видно из протокола задержания, совершение указанного действия было произведено в целях лишения  возможности помешать установлению истины по уголовному делу, в связи с тем, что он не явился по требованию следователя для производства следственных действий, скрылся.

Вместе с тем суду не представлено доказательств правомерности задержания  9 декабря 1997 года.

В соответствии со ст. 122 УПК РСФСР задержание лица возможно (при наличии указанных в данной правовой норме условий), если оно подозревается в совершении преступления, за которое может быть назначено наказание в виде лишения свободы. Статья 129 ч. 2 УК РФ такого вида наказания в рассматриваемый период не содержала.

Объективных данных о том, что  скрывался от следствия, в деле нет; он имеет постоянное место жительства и место работы, поэтому мог быть вызван к следователю в установленном законом порядке. Уклонение  от участия в следственных действиях, на что обращается внимание в кассационном протесте, в судебном заседании также не установлено и материалами дела не подтверждается.

Во время содержания в изоляторе временного содержания - 9 и 10 декабря 1997 года - никаких следственных действий с участием  не производилось.

Незаконность задержания  в порядке ст. 122 УПК РСФСР подтверждается и имеющимся в деле письмом прокуратуры Архангельской области от 28.04.99 года.

Таким образом, в судебном заседании нашел подтверждение и факт незаконных действий должностного лица государственного органа - следователя Онежской межрайонной прокуратуры - по задержанию  в порядке ст. 122 УПК РСФСР.

При таких обстоятельствах судебное решение об удовлетворении требования  о компенсации морального вреда является правильным, поскольку основано оно на фактических обстоятельствах дела и на законе.

Однако при определении размера компенсации морального вреда суд, как видно из решения, принял во внимание не все имеющие значение для решения этого вопроса обстоятельства: учел степень вины правоохранительных органов, нравственных и физических страданий истца, подтвержденных судебно-психиатрической экспертизой, его не противоречащие закону действия по отношению к следствию, требования разумности и справедливости, но не принял во внимание отсутствие тяжких последствий от действительно имевших место страданий истца, вызванных неправомерными действиями правоохранительных органов.

Кроме того, суд определил размер компенсации и с учетом выводов о неправомерности действий правоохранительных органов по произведенному у истца обыску и возбуждению в отношении него уголовного дела по незаконному хранению оружия, которые в нарушение положений ст. 195 ГПК РСФСР сделаны им за пределами исковых требований.

Поэтому, исходя из изложенного, коллегия полагает необходимым уменьшить размер компенсации морального вреда до соразмерного с причиненным вредом - с 10 тысяч до 8 тысяч рублей, а выводы суда о незаконности возбуждения дела о незаконном хранении оружия и связанного с этим производства обыска из мотивировочной части решения исключить.

Кроме того, коллегия полагает также необходимым исключить из мотивировочной части решения, как не основанное на нормах гражданско-процессуального законодательства, указание суда на оставление без рассмотрения требования истца о взыскании заработной платы за время нахождения его в изоляторе временного содержания.

Это обстоятельство не лишает истца возможности обратиться в суд для рассмотрения требования по существу, поскольку оно не было предметом судебного разбирательства и решение по нему не выносилось.

Решение суда в части взыскания в пользу  материального ущерба основано на имеющихся в деле доказательствах и никем не оспаривается.

Руководствуясь п. 4 ст. 305 ГПК РСФСР, судебная коллегия

 

определила:

 

Решение Онежского городского суда Архангельской области от 8 февраля 2000 года в части компенсации морального вреда изменить и взыскать в пользу  с Министерства финансов Российской Федерации, за счет казны Российской Федерации, в качестве компенсации морального вреда 8000 (восемь тысяч) рублей.

Исключить из мотивировочной части решения выводы суда о незаконности возбуждения в отношении  дела о незаконном хранении оружия и производства обыска, а также указание на оставление без рассмотрения требования  о взыскании заработной платы за время нахождения в изоляторе временного содержания.

В остальной части указанное решение оставить без изменения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь