Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

РЯЗАНСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 4 октября 2006 г. N 33-1417

 

 

4 октября 2006 года судебная коллегия рассмотрела в открытом судебном заседании дело по кассационной жалобе Т. на решение Рязанского районного суда Рязанской области от 17 августа 2006 года, которым постановлено:

Исковые требования О. удовлетворить в части. Признать недействительным договор дарения жилого дома, расположенного в г. Рязани, от 23 июня 2005 года, заключенный между О. и А.

Признать недействительным договор купли-продажи жилого дома, расположенного в г. Рязани от 4 апреля 2006 года, заключенный между А. и Т.

Признать недействительной государственную регистрацию права собственности на жилой дом, расположенный в г. Рязани, за А., за Т. в Управлении Федеральной регистрационной службы по Рязанской области.

В остальной части в иске отказать.

Отменить обеспечительные меры и снять арест с жилого дома (г. Рязань), номер объекта <...>, 30/115 доли жилого дома, номер объекта <...> (г. Рязань).

Изучив материалы дела, заслушав объяснения Т. и его представителя К., поддержавших доводы кассационной жалобы, О. и его представителя С., О., - возражавших против кассационной жалобы, судебная коллегия

 

установила:

 

О. обратился в суд с иском к А., О., Т. о признании сделок недействительными и применении последствий недействительности сделок. Истец просил суд признать недействительным договор дарения жилого дома, расположенного в г. Рязани, от 23 июня 2005 года, заключенный между О. и А. Признать недействительным договор купли-продажи жилого дома, расположенного в г. Рязани, от 4 апреля 2006 года, заключенный между А. и Т. Признать недействительной государственную регистрацию права собственности на жилой дом, расположенный в г. Рязани, за А., за Т. в Управлении Федеральной регистрационной службы по Рязанской области.

Истребовать жилой дом в г. Рязани у Т. для передачи истцу в собственность.

В обоснование своих требований О. указал, что состоит в зарегистрированном браке с О.Т. и от брака имеет трех детей. В 1999 г. истец с женой - ответчицей О.Т. купили жилой дом, расположенный в г. Рязани. Договор купли-продажи был оформлен 25 октября 1999 года на имя жены - зарегистрирован в Рязанской областной регистрационной палате. После покупки дома истец с женой и все дети были прописаны в нем и проживали в нем. В марте 2006 года к ним в дом пришли незнакомые люди: мужчина и женщина, которые заявили, что его семья должна выселиться из дома, т.к. они приобрели этот дом у А. - брата его жены - ответчицы по делу.

От жены истец узнал, что в июне 2005 года ее брат А. предложил переоформить дом на него для того, чтобы он тоже имел возможность получить жилье при сносе дома, при этом пообещал, что оформлять договор дарения он будет только в том случае, если будут сносить дом.

Так как отношения с братом были хорошие, она ему поверила и согласилась на оформление договора дарения дома, для чего через нотариальную контору выдала доверенность на представление интересов Г. сроком на три года. О том, что брат оформил договор дарения уже в 2005 году, она не знала.

7 апреля 2006 года истец получил выписку из Единого государственного реестра прав на недвижимое имущество и сделок с ним из Управления Федеральной регистрационной службы по Рязанской области и из него узнал, что жилой дом в г. Рязани был зарегистрирован за братом жены А. на основании договора дарения от 23 июня 2005 года.

Данный договор дарения, как полагает истец, не соответствует требованиям закона, а именно ст. 168 ГК РФ, т.к. при его заключении была нарушена ч. 3 ст. 35 Семейного кодекса РФ, не было получено от истца, как супруга, дарителя нотариально удостоверенного согласия на дарение дома.

Ч. 3 ст. 35 СК РФ гласит: "Для совершения одним из супругов сделки по распоряжению недвижимостью и сделки, требующей нотариального удостоверения и (или) регистрации в установленном законом порядке, необходимо получить нотариально удостоверенное согласие другого супруга".

Супруг, чье нотариально удостоверенное согласие на совершение указанной сделки не было получено, вправе требовать признания сделки недействительной в судебном порядке в течение года со дня, когда он узнал или должен был узнать о совершении данной сделки".

При оформлении договора дарения дома истец не давал согласие на совершение этой сделки и не знал о ее совершении. При таких обстоятельствах договор дарения спорного жилого дома от 23 июня 2005 года является незаконным, поскольку при его заключении были нарушены имущественные права истца на совместную собственность на спорный жилой дом. Кроме этого незаконная передача в собственность жилого дома влечет тяжелые последствия для семьи истца, т ответчик в настоящее время перепродал дом, требует выселения семьи из дома, а у истца нет другого жилья и нет средств для приобретения какого-либо жилья, т.е. семью хотят выселить на улицу.

Учитывая незаконность договора дарения, истец считает, что договор купли-продажи жилого дома в г. Рязани от А. Т. также должен быть признан недействительным.

Кроме этого истец считает, что ответчик А. оформил сделку по продаже дома Т. после получения дома в свою собственность с прямой целью увода имущества от возврата законному владельцу в случае признания сделки - договора дарения недействительным.

А. с самого начала, т.е. с того момента, как добился от жены доверенности на Г., имел намерение перепродать дом с целью незаконного получения денег. Именно поэтому он не ставил в известность об оформлении договора дарения, ни о продаже дома Т., хотя ему было известно, что семья прописана в жилом доме в г. Рязани и у них нет другого жилья.

Истец полагает также, что Т. в данном случае может быть признан судом добросовестным приобретателем, а поэтому на основании Постановления Конституционного Суда РФ от 21 апреля 2003 года N 6-П права истца, как собственника имущества - жилого дома в г. Рязани, могут быть защищены путем виндикационного иска, т.к. для этого имеются основания, предусмотренные ст. 302 ГК РФ, которые дают право истребовать имущество и у добросовестного приобретателя.

Районный суд частично удовлетворил заявленные требования, постановив указанное решение.

В кассационной жалобе Т. просит решение суда отменить, дело направить на новое рассмотрение в тот же суд, ссылаясь на незаконность и необоснованность принятого решения. Так, при вынесении решения суд нарушил процессуальные нормы, приняв и рассмотрев дополнительные исковые требования, содержащие одновременное изменение основания и предмета иска, что невозможно. Рассматривая обстоятельства дела, суд неправильно применил положения, содержащиеся в Постановлении Конституционного Суда РФ, признав сделки недействительными, суд лишил добросовестного приобретателя имущества, что противоречит положениям, содержащимся в Постановлении Конституционного Суда РФ.

Проверив законность и обоснованность принятого решения по доводам кассационной жалобы, судебная коллегия полагает, что оснований для его отмены не имеется.

Материалами дела бесспорно установлено, что О. и О.Т. с 1977 года состоят в зарегистрированном браке. 25 октября 1999 года ими на общие средства по договору купли-продажи был приобретен жилой дом, расположенный в г. Рязани. По согласию между супругами данная квартира зарегистрирована за О.Т., с этого времени проживают семьей в указанном доме. 23 июня 2005 года О.Т. указанный дом подарила своему брату А. 4 апреля 2006 года А. продал указанный дом Т.

С учетом всех обстоятельств дела и требований ст. 34, 35 Семейного кодекса РФ суд пришел к обоснованному выводу о том, что спорный дом является совместной собственностью супругов О. и О.Т., истец не давал согласия на отчуждение спорного дома О.Т. и не знал об этой сделке, в связи с чем требования истца о признании сделок недействительными подлежат удовлетворению.

При этом суд обоснованно принял во внимание нормы ст. 167, 168 ГК РФ, согласно которым сделка, не соответствующая требованиям закона или иным правовым актам, ничтожна, если закон не устанавливает, что такая сделка оспорима, или не предусматривает иных последствий нарушения. Недействительная сделка не влечет юридических последствий за исключением тех, которые связаны с ее недействительностью, и недействительна с момента ее совершения. При недействительности сделки каждая из сторон обязана возвратить другой все полученное по сделке. В связи с чем суд правомерно признал договор дарения спорного жилого дома от 23 июня 2005 года, по которому О.Т. подарила его А., недействительным. Соответственно, суд обоснованно признал сделку недействительной и регистрацию права собственности за А. на указанный дом.

Признавая последующую сделку купли-продажи спорного дома, заключенную между А. и Т., а также государственную регистрацию права собственности по указанной сделке за Т. недействительными, суд обоснованно исходил из того, что указанный договор купли-продажи основан на ничтожной сделке.

При этом суд правильно учел и то, что Т., хотя не знал и не мог знать о том, что А.С. не имел право продавать данное имущество, однако при заключении данной сделки в должной мере не проявил осторожность и осмотрительность, поскольку дом видел только снаружи, внутри его он не осматривал.

Т. было известно о том, что в доме зарегистрированы и проживают другие лица, однако с ними он не разговаривал и не встречался, подписав акт приема-передачи, в соответствии с которым продавец передал, а покупатель принял жилой дом, осмотрев его, фактически Т. дом не принял.

В суде кассационной инстанции Т. указанные обстоятельства не отрицал. Более того, пояснил суду, что выгодно приобрел дом по цене 900000 рублей, поскольку эта цена меньше действительной стоимости дома, расположенного на земельном участке в центре города.

Исходя из указанных обстоятельств Т. не может быть признан добросовестным приобретателем спорного дома, в связи с чем вывод суда о признании сделки купли-продажи дома недействительной является законным и обоснованным.

Рассматривая требования О. об истребовании дома у Т., суд правильно исходил из того, что в силу п. 1 ст. 302 ГК РФ отсутствуют условия, при которых возможно истребование у него имущества, поскольку спорный дом фактически не вышел из владения истца и используется им и его семьей по своему усмотрению по настоящее время, поэтому суд обоснованно отказал О. в удовлетворении указанных требований.

В связи с изложенным доводы кассатора о том, что, рассматривая обстоятельства дела, суд неправильно применил положения, содержащиеся в Постановлении Конституционного Суда РФ, признав сделки недействительными, суд лишил добросовестного приобретателя имущества, не могут быть приняты во внимание, поскольку в силу положений, содержащихся в указанном Постановлении Конституционного Суда РФ, для признания лица добросовестным приобретателем необходимо, чтобы он не только юридически, но и фактически владел спорным имуществом.

Поскольку Т. фактически не владеет спорным имуществом, то у него отсутствуют основания считать себя добросовестным приобретателем и истец, следовательно, не нуждается в защите своего права собственности путем истребования имущества из чужого незаконного владения.

Доводы кассатора о том, что при вынесении решения суд нарушил процессуальные нормы, приняв и рассмотрев дополнительные исковые требования, содержащие одновременное изменение основания и предмета иска, не могут служить основанием для отмены решения, поскольку права кассатора не нарушили и не повлекли вынесение незаконного решения.

С учетом изложенного и руководствуясь ст. 361 и 362 ГПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

решение Рязанского районного суда Рязанской области от 17 августа 2006 года оставить без изменения, а кассационную жалобу Т. - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь