Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

РЯЗАНСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 4 октября 2006 г. N 33-1438

 

 

4 октября 2006 года судебная коллегия рассмотрела в открытом судебном заседании дело по кассационной жалобе Б. на решение Советского районного суда г. Рязани от 21 августа 2006 года, которым постановлено:

Б. в иске к Рязанскому региональному отделению Фонда социального страхования РФ о признании неправомерным отказа в выплате единовременной и ежемесячных страховых выплат, взыскании единовременной страховой выплаты и компенсации морального вреда - отказать.

Изучив материалы дела, заслушав возражения представителя Рязанского регионального отделения Фонда социального страхования РФ - П. против доводов жалобы, судебная коллегия

 

установила:

 

Б. обратилась в суд с иском к Рязанскому региональному отделению Фонда социального страхования РФ о назначении страховых выплат.

В обоснование своих требований указала, что ее супруг 23.03.2005 обратился к ответчику с заявлением о назначении обеспечения в связи с профессиональным заболеванием. Однако, по вине ответчика затянулась процедура сбора необходимых документов.

19.02.2006 ее супруг умер, поэтому она представила документы после его смерти, но в их выплате ей было отказано.

Б. считает отказ незаконным, поскольку к ней, как к наследнику, перешли права ее умершего мужа на получение не выплаченных своевременно ежемесячных и единовременных страховых выплат.

Также истица считает, что неправомерным отказом ответчика в выплате страховых выплат ей был причинен моральный вред.

Б. просила признать неправомерным отказ РРО ФСС РФ в выплате ей единовременной и ежемесячных страховых выплат, причитающихся Б., обязать ответчика выплатить ей 12900 руб. в качестве единовременной страховой выплаты, взыскать с ответчика в ее пользу 100000 руб. в возмещение морального вреда.

Суд отказал в удовлетворении заявленных требований, постановив указанное выше решение.

В кассационной жалобе Б. просит отменить решение суда, ссылаясь на его незаконность.

Судебная коллегия, проверив решение суда в пределах доводов кассационной жалобы, полагает, что оно отмене не подлежит по следующим основаниям.

Из материалов дела следует, что судом полно и всесторонне проверены обстоятельства дела, правильно определен круг юридически значимых по делу обстоятельств, дана объективная, соответствующая нормам процессуального права оценка доказательств. Выводы суда соответствуют фактическим обстоятельствам, достаточно аргументированы с применением норм материального права, регулирующего спорные отношения.

Как установлено судом, Б.М.П. с 15.01.1959 по 06.03.1962, а затем с 19.05.1962 по 20.09.1974 работал горнорабочим очистных забоев в угольных шахтах треста "Октябрьуголь", реорганизованного впоследствии в Скопинское шахтоуправление, откуда был уволен в связи с инвалидностью 3 группы; в период работы получил профессиональное заболевание: хронический бронхит пылевой этиологии, пневмосклероз, эмфизема легких. Легочная недостаточность 1 - 2 степени.

11 апреля 2005 года Б. в связи с профзаболеванием Главным бюро медико-социальной экспертизы по Рязанской области (третий состав) была установлена степень утраты профессиональной трудоспособности 30% до 01.04.2006, что подтверждается выпиской из акта N 1329 освидетельствования к справке сер. МСЭ-2001 N 0499473.

26 апреля 2005 года Б.М.П. в Рязанское региональное отделение Фонда социального страхования было подано заявление с просьбой назначить ему страховые выплаты в связи с профессиональным заболеванием, полученным в период работы на шахте N 6 шахтоуправления "Скопинское".

В соответствии с ч. 4 ст. 15 ФЗ "Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний" назначение обеспечения по страхованию осуществляется страховщиком на основании заявления застрахованного и предоставляемых страхователем (застрахованным) документов (их заверенных копий), в том числе:

- акта о несчастном случае на производстве или акта о профессиональном заболевании;

- справки о среднем месячном заработке застрахованного за период, выбранный им для расчета ежемесячных страховых выплат; заключения учреждения медико-социальной экспертизы о степени утраты профессиональной трудоспособности застрахованного;

- заключения учреждения медико-социальной экспертизы о необходимых видах социальной, медицинской и профессиональной реабилитации застрахованного;

- копии трудовой книжки или иного документа, подтверждающего нахождение пострадавшего в трудовых отношениях со страхователем;

извещения лечебно-профилактического учреждения об установлении заключительного диагноза острого или хронического профессионального заболевания (отравления);

- заключения центра профессиональной патологии о наличии профессионального заболевания;

- программы реабилитации пострадавшего.

Перечень документов (их заверенных копий), необходимых для назначения обеспечения по страхованию, определяется страховщиком для каждого страхового случая.

При первоначальном обращении Б. указанные документы, кроме заключения МСЭ о степени утраты профессиональной трудоспособности от 11.04.2005 и копии трудовой книжки, представлены ответчику не были. Впоследствии он представил выписку из истории болезни Рязанской городской клинической больницы N 2 от 07.06.1974, выписку из истории болезни профпатологического отделения Областной клинической больницы от 01.03.2005, справку о заработке за 1973 - 1974 гг., а также копии извещения о профессиональном заболевании от 07.06.1974 и акта расследования профессионального отравления и профессионального заболевания от 24.06.1974, но копия последнего документа не была заверена в установленном порядке.

14.12.2005 комиссией в составе заместителя главного государственного санитарного врача по Рязанской области в Скопинском, Кораблинском, Милославском районах, начальника ТО ТУ Роспотребнадзора по Рязанской области в Скопинском, Кораблинском, Милославском районах С., ведущего специалиста ТО ТУ Роспотребнадзора по Рязанской области в Скопинском, Кораблинском, Милославском районах К., врачом МУЗ "Скопинская ЦРБ" Ц. был составлен акт о случае профессионального заболевания Б.М.П.

Из материалов дела следует, что копию акта от 14 декабря 2005 года истица представила только после смерти мужа (умер 19 февраля 2006 года).

Согласно ч. 1 ст. 1183 ГК РФ право на получение подлежавших выплате наследодателю, но не полученных им при жизни по какой-либо причине сумм заработной платы и приравненных к ней платежей, пенсий, стипендий, пособий по социальному страхованию принадлежит проживавшим совместно с умершим членам его семьи, а также его нетрудоспособным иждивенцам.

Суд первой инстанции правильно истолковал положения названной нормы и сделал вывод о том, что право на получение сумм - заработной платы, пенсий, стипендий, пособий по социальному страхованию возникает лишь в случае, если они были начислены наследодателю при жизни, но не выплачены на момент его смерти.

Как указывалось выше, страховые суммы не были начислены Б.М.П., поскольку он не представил всех документов, указанных в ст. 15 ФЗ "Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний", поэтому суд первой инстанции правомерно отказал Б.М.П. в удовлетворении заявленных требований.

Также суд правильно указал в решении, что Б.М.П. не имел права на получение единовременной страховой выплаты (12900 рублей), поскольку профессиональное заболевание было получено в 1974 году и действующее в тот период законодательство не предусматривало таких выплат, следовательно и Б.П.И. не имела права на взыскание с ответчика 12900 рублей. Доводы жалобы о том, что Б.М.П. имел право на получение единовременной страховой выплаты основаны на неправильном толковании материального закона, поэтому не влекут отмены постановленного судом решения.

Ссылка жалобы на то, что Б.М.П. были представлены все необходимые документы противоречит материалам дела и суд первой инстанции надлежащим образом проверил это обстоятельство.

Более того, Б.М.П. при жизни не оспаривал действий ответчика, связанных с не назначением ему страховых выплат, тогда как у истца, в силу ст. 1183 ГК РФ, в настоящее время есть лишь право на взыскание назначенных выплат.

Утверждение жалобы о том, что у Б. также имеется право на получение названных сумм на основании ст. 7 и 10 ФЗ N 125 является несостоятельным, поскольку в этих нормах говорится о праве на получение страховых выплат другими лицами, когда результатом наступления страхового случая стала смерть застрахованного. Б. не представила в судебное заседание доказательств в подтверждение того, что смерть Б.М.П. связана с его профессиональным заболеванием, соответственно названные положения на нее не могут распространять свое действие. Доводы, изложенные в кассационной жалобе, судом проверялись, всем исследованным в судебном заседании доказательствам в решении дана оценка в соответствии с требованиями процессуального закона.

При таких обстоятельствах решение суда отвечает требованиям ст. 195 ГПК РФ о законности и обоснованности, в связи с чем оснований для его отмены не имеется.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 361 ГПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Решение Советского районного суда г. Рязани от 21 августа 2006 года оставить без изменения, а кассационную жалобу Б. - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь