Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РЕСПУБЛИКИ КАЛМЫКИЯ

 

УПРАВЛЕНИЕ СУДЕБНОГО ДЕПАРТАМЕНТА ПРИ ВЕРХОВНОМ СУДЕ

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ В РЕСПУБЛИКЕ КАЛМЫКИЯ

 

ОБЗОР

СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ

 

ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ

 

1. Действия пенсионного органа по перерасчету сумм возмещения вреда, причиненного здоровью гражданина радиационным воздействием вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС, признаны судом незаконными.

 

Г. с 22 апреля по 12 июля 1988 г. выполнял работы по ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС и в связи с радиационным воздействием получил увечье. Заключением ВТЭК от 21 февраля 1995 г. он признан инвалидом второй группы с утратой 80% профессиональной трудоспособности и с указанного времени в возмещение вреда ежемесячно получал 1543 руб. 80 коп.

1 июня 1999 г. Управление пенсионного фонда РФ в <...> произвело перерасчет и снизило ежемесячные суммы возмещения вреда до 467 руб. 54 коп., исходя из его среднемесячного заработка за 12 месяцев работы, предшествующих установлению инвалидности.

Считая Управления пенсионного фонда незаконными, Г. обратился в суд с жалобой о возложении на пенсионный орган обязанности выплачивать ему суммы возмещения вреда в прежнем размере.

Решением Элистинского городского суда жалоба Г. удовлетворена.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Республики Калмыкия решение суда оставила без изменения по следующим основаниям.

Как видно из дела, Управление пенсионного фонда с 1 июня 1999 г. произвело перерасчет ранее назначенных заявителю сумм возмещения вреда исходя из его среднего заработка за 12 последних месяцев работы, предшествующих снижению трудоспособности в связи с увечьем, которое определено заключением ВТЭК 21 февраля 1995 г. При этом управление руководствовалось письмом Министерства труда и социального развития РФ от 28 апреля 1999 г. N 527-33 о том, что средний заработок для исчисления сумм возмещения вреда определяется за 12 месяцев перед установлением инвалидности учреждением МСЭ (ВТЭК).

Между тем, содержащиеся в указанном письме разъяснения противоречат п. 25 ст. 14 Закона РФ "О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию катастрофы на Чернобыльской АЭС" и ч. 1 ст. 14 Правил возмещения вреда, причиненного работникам увечьем, профессиональным заболеванием либо иным повреждением здоровья, связанным с исполнением ими трудовых обязанностей (далее - Правила).

В соответствии с п. 25 ст. 14 Закона РФ "О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию катастрофы на Чернобыльской АЭС", ч. 1 ст. 14 Правил и Разъяснения Министерства труда и социального развития РФ от 1 июня 1999 г. N 1 "О порядке выплаты денежных сумм в возмещение вреда в размере заработка (или соответствующей его части) в зависимости от степени утраты трудоспособности гражданам, пострадавшим вследствие чернобыльской катастрофы" (далее - Разъяснение) среднемесячный заработок для исчисления возмещения вреда определяется за 12 последних месяцев работы (службы, кроме срочной службы), предшествующих трудовому увечью или утрате либо снижению трудоспособности связи с трудовым увечьем (по выбору гражданина).

По смыслу вышеназванных нормативных положений точкой отчета 12 последних месяцев работы являются день, когда произошел случай, повлекший трудовое увечье либо время фактической утраты (снижения) трудоспособности в связи с трудовым увечьем, которое определяется учреждение медико-социальной экспертизы (ранее - ВТЭК), при этом право выбора периода работы предоставлено только гражданину.

Как установлено судом, Г. получил повреждение здоровья (увечье) в период с 22 апреля по 12 июля 1988 г., когда исполнял обязанности воинской службы в связи с ликвидацией последствий аварии на Чернобыльской АЭС, утрата трудоспособности наступила в 1995 г. что подтверждается заключением ВТЭК от 21 февраля 1995 г. и не оспаривается лицами, участвующими в деле. Управлением пенсионного фонда в возмещение вреда заявителю было назначено ежемесячно 1543 руб. 80 коп., при этом по его выбору среднемесячный заработок для исчисления возмещения вреда был определен за последние 12 месяцев работы, предшествующих увечью, момент причинения которого (22 апреля - 12 июля 1988 г.) установлен заключением ВТЭК.

Согласно ст. 1 Правил отношения по возмещению вреда, причиненного работникам увечьем, профессиональным заболеванием или иным повреждением здоровья, связанным с исполнением ими трудовых обязанностей, регулируется ГК РФ и названными Правилами.

В силу ст. 1085 ГК РФ, ст. 4 Правил перерасчет сумм возмещения вреда может иметь место, если он улучшает материальное положение потерпевшего.

При таком положении суд пришел к обоснованному выводу о том, что пенсионный орган не вправе был руководствоваться письмом Министерства труда и социального развития РФ от 28 апреля 1999 г. N 527-33 и производить перерасчет ранее назначенных заявителю сумм возмещения вреда, исходя из заработка за последние 12 месяцев работы, предшествующих утрате трудоспособности без его согласия.

Доводы жалобы о том, что суд неправильно увеличил средний заработок Г. в 6 раз, поскольку инвалидность ему установлена в 1995 г., не могут быть приняты во внимание.

В соответствии со ст. 2 Постановления Верховного Совета РФ от 24 декабря 1992 г., в редакции Федерального закона от 23 ноября 1995 г., "Об утверждении Правил возмещения вреда, причиненного работникам увечьем, профессиональным заболеванием либо иным повреждением здоровья, связанным с исполнением ими трудовых обязанностей" суммы заработка, из которого исчисляются суммы возмещения вреда, рассчитанные с учетом коэффициентов, указанных в настоящем пункте, увеличиваются по увечьям, иным повреждением здоровья, полученным до 1 января 1991 г., в шесть раз.

Г. же получил увечье в период с 22 апреля по 12 июля 1988 г., то есть до 1 января 1991 г.

Довод о том, что согласно п. 6 Разъяснения индексация заработка производится в соответствии с ч. 3 ст. 11 Правил в порядке, установленном действующим законодательством при исчислении заработка для назначения пенсия только лицам, которым сумма в возмещение вреда исчисляется впервые после 2 марта 1996 г., заявителю же соответствующие суммы назначены до указанной даты, а потому суд не вправе был индексировать его заработок с применением индексов увеличения минимальных размеров пенсии, ошибочен, поскольку решением Верховного Суда РФ от 22 сентября 1999 г. вышеназванный пункт Разъяснения признан недействительным.

Решение суда оставлено без изменения, а кассационная жалоба представителя правления пенсионного фонда - без удовлетворения.

 

2. Решение суда по жалобе гражданина на отказ в выплате, денежной компенсации за неиспользованную санаторно-курортную путевку отменено как вынесенное с нарушением норм материального и процессуального права.

 

Н. обратилась в суд с жалобой на отказ отделения федерального казначейства Министерства финансов РФ по Яшкульскому району (далее - отделение федерального казначейства) в выплате денежной компенсации за неиспользованную санаторно-курортную путевку.

В подтверждение своих требований указала, что она подверглась радиационному воздействию вследствие ядерных испытаний на Семипалатинском полигоне, в связи с чем имеет право на льготы и компенсации, предусмотренные Законом РФ "О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС", в том числе право на ежегодное обеспечение путевкой в санаторно-курортное или другое оздоровительное учреждение или денежную компенсацию в размере ее средней стоимости.

Отдел социальной защиты администрации представителя Президента РК в Яшкульском районе, куда она обратилась, отказал ей в выплате компенсации за неиспользованную санаторно-курортную путевку на том основании, что отделение федерального казначейства по Яшкульскому району не профинансировало соответствующую заявку. Считая отказ в выплате компенсации незаконным, просила суд обязать отделение федерального казначейства восстановить ее нарушенное право выплатить ей денежную компенсацию за неиспользованную путевку.

Решением Яшкульского районного суда жалоба Н. удовлетворена. На отделение федерального казначейства Министерства финансов РФ по Яшкульскому району возложена обязанность перечислить денежные средства отделу социальной защиты населения аппарата Представителя Президента РК в Яшкульском районе для выплаты заявительнице денежной компенсации за неиспользованную санаторно-курортное лечение.

Судебная коллегия решение суда отменила ввиду неправильного применения норм материального закона и нарушения процессуального законодательства.

Принимая решение, суд первой инстанции указал, что отказ отделения федерального казначейства по Яшкульскому району в перечислении денежных средств отделу социальной защиты на выплату денежной компенсации Н. за неиспользованное санаторно-курортное лечение является незаконным.

Однако с этим выводом нельзя согласиться по следующим основаниям.

Как видно из дела, Н. проживала в 1949-1951 годах в населенном пункте <...>, подверглась радиационному воздействию вследствие ядерных испытаний на Семипалатинском полигоне и получила суммарную (накопленную) эффективную дозу облучения более 5 сЗв (бэр), но не более 25 сЗв, что подтверждается удостоверением, выданным администрацией Алтайского края, и не оспаривается участниками процесса.

В соответствии со ст. 1 Федерального закона "О социальной защите граждан, подвергшихся радиационному воздействию вследствие ядерных испытаний на Семипалатинском полигоне" на граждан, проживавших в 1949-1963 годах в населенных пунктах Российской Федерации и за ее пределами, включенных в утверждаемые Правительством Российской Федерации перечни населенных пунктов, подвергшихся радиационному воздействию вследствие ядерных испытаний на Семипалатинском полигоне, распространены отдельные льготы и компенсации, предусмотренные Законом РФ "О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС".

Согласно ст. 3 вышеназванного Федерального закона и п. 2 ст. 15 Закона РФ "О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС" гражданам, получившим в периоды радиационного воздействия суммарную (накопленную) эффективную дозу облучения, более 5 сЗв (бэр), но не более 25 сЗв гарантируется первоочередное бесплатное ежегодное обеспечение путевкой в санаторно-курортное (при наличии медицинских показаний с выдачей листка нетрудоспособности) или другое, оздоровительное учреждение, а в случае невозможности предоставления путевки - денежная компенсация в размере ее средней стоимости.

Порядок обеспечения, путевками на санаторно-курортное лечение, а в случае невозможности предоставления путевки - выплаты денежной компенсации, определяется Правительством Российской Федерации.

В силу п. 2 Положения о порядке предоставления бесплатных путевок в санаторно-курортное или другое оздоровительное учреждение либо выплаты денежной компенсации в случае невозможности предоставления путевок участникам ликвидации последствий катастрофы на Чернобыльской АЭС, утвержденного постановлением Правительства РФ от 23 апреля 1996 г. N 504, (далее - Положение) предоставление путевок в санаторно-курортное или другое оздоровительное учреждение либо выплата денежной компенсации производится:

а) работающим гражданам (обучающимся, военнослужащим и сотрудникам органов внутренних дел) - по основному месту работы;

б) неработающим гражданам - пенсионерам (в том числе уволенным с военной службы и службы в органах внутренних дел) - в органах, выплачивающих пенсию;

в) неработающим гражданам, за исключением граждан, указанных в подпункте "б" настоящего пункта, - в органах социальной защиты населения по месту жительства.

Однако, разрешая дело, суд не учел вышеназванные нормативные положения.

Суду следовало установить, к какой категории лиц, указанных в п. 2 Положения, относится Н. Это обстоятельство имеет значение для правильного разрешения дела, поскольку от этого зависит какой орган (юридическое лицо) необходимо привлечь в качестве надлежащего участника процесса.

Кроме того, суд не выяснил, обращалась ли заявительница в установленном порядке за путевкой с приложением необходимых документов (п. 5 Положения), имелась ли у соответствующего органа возможность предоставить ей санаторно-курортную путевку.

Поскольку суд неправильно определил юридически значимые обстоятельства и подлежащий применению материальный закон, решение суда не может быть признано законным и оно подлежит отмене с направлением дела на новое рассмотрение.

 

3. Правовые акты, ограничивающие по сравнению с нормами ГК РФ размер возмещения вреда, причиненного жизни или здоровью гражданина, не подлежат применению. В этом случае при разрешении возникшего спора суду следует руководствоваться соответствующими нормами гражданского законодательства.

 

П. обратился в суд с жалобой на действия Управления пенсионного фонда РФ в Юстинском районе (далее - Управление пенсионного фонда), прекратившего ему выплату сумм возмещения вреда.

В обоснование своих требований сослался на то, что он является инвалидом второй группы вследствие увечья, полученного при исполнении обязанностей воинской службы и связанного с катастрофой на Чернобыльской АЭС, и в возмещение вреда получал ежемесячно 707 руб. 68 коп., а также пенсию по старости. С 1 марта 1999 г. ему назначена вторая пенсия - пенсия по инвалидности вследствие чернобыльской катастрофы. В связи с этим с 1 июля 1999 г. Управление пенсионного фонда прекратило выплату сумм возмещения вреда, ссылаясь на то, что при получении одновременно двух пенсий выплата сумм возмещения вреда, предусмотренного п. 25 ст. 14 Закона РФ "О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации, вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС", не производится.

Считая, что действия Управления пенсионного фонда нарушают его право на возмещение причиненного увечьем вреда в полном объеме, заявитель просил суд обязать пенсионный орган выплачивать ему суммы возмещения вреда в ранее установленном размере независимо от получения им пенсий по старости и инвалидности.

Решением Юстинского районного суда жалоба П. удовлетворена полностью.

В кассационном порядке решение суда оставлено без изменения по следующим основаниям.

В подтверждение законности и обоснованности обжалуемых действий Управление пенсионного фонда сослалось на абзац 3 п. 2 ч. 1 ст. 29 Закона РФ "О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС", согласно которому при получении двух пенсий в соответствии с Законом РФ "О государственных пенсиях в РФ" выплата сумм возмещения вреда, предусмотренного п. 25 ст. 14 названного Закона (возмещение вреда, причиненного здоровью в связи с радиационным воздействием вследствие чернобыльской катастрофы либо с выполнением работ по ликвидации последствий катастрофы на Чернобыльской АЭС), не производится.

Между тем действия пенсионного органа, прекратившего выплату заявителю сумм возмещения вреда, противоречат гражданскому законодательству.

Из материалов дела видно, П., как военнообязанный, был призван на специальные учебные сборы и командирован на Чернобыльскую АЭС, где принимал участие в работах по ликвидации последствий чернобыльской катастрофы. Заключением ВТЭК он признан инвалидом второй группы вследствие увечья, полученного при исполнении обязанностей воинской службы и связанного с катастрофой на Чернобыльской АЭС. В связи с этим заявителю в порядке, установленном законодательством, РФ для инвалидов вследствие военной травмы, назначено две пенсии: пенсия по старости и пенсия по инвалидности вследствие чернобыльской катастрофы.

Эти обстоятельства, имеющие значение для правильного рассмотрения дела, представителем Управления пенсионного фонда не оспаривались.

В соответствии со ст. 1085 ГК РФ при причинении гражданину увечья или ином повреждении его здоровья возмещению подлежит утраченный потерпевшим заработок (доход), который он имел либо определенно мог иметь, а также дополнительно понесенные расходы, вызванные повреждением здоровья, в том числе расходы на лечение, дополнительное питание, приобретение лекарств, протезирование, посторонний уход, санаторно-курортное лечение, приобретение специальных транспортных средств, подготовку к другой профессии, если установлено, что потерпевший нуждается в этих видах помощи и ухода и не имеет права на их бесплатное получение.

При определении утраченного заработка (дохода) пенсия по инвалидности, назначенная потерпевшему в связи с увечьем или иным повреждением здоровья, а равно другие пенсий, пособия и иные подобные выплаты, назначенные как до, так и после причинения вреда здоровью, и не влекут уменьшения размера возмещения вреда (не засчитываются в счет возмещения вреда); объем и размер возмещения вреда, причитающегося потерпевшему в соответствии с настоящей статьей, могут быть увеличены законом или договором.

Согласно ст. 1084 ГК РФ вред, причиненный жизни или здоровью гражданина, возмещается по правилам, предусмотренным Главой 59 ГК РФ, если законом или договором не предусмотрен более высокий размер ответственности.

В силу ст. ст. 1084 и 1085 ГК РФ другие законы не могут уменьшать объем и размер возмещения вреда, причитающегося потерпевшему в соответствии с этими нормами ГК.

Положения же абзаца 3 п. 2 ч. 1 ст. 29 Закона, на которые сослался представитель пенсионного органа, по сравнению с нормами ГК РФ ограничивают размер возмещения вреда лицам, ставшим инвалидами вследствие чернобыльской катастрофы, размерами получаемых этими лицами двух пенсии в соответствии с Законом РФ "О государственных пенсиях в Российской Федерации", а потому в силу п. 2 ст. 3 ГК РФ не подлежали применению.

При таких обстоятельствах суд первой инстанции правильно разрешил жалобу К., руководствуясь нормами гражданского законодательства (ст. 1085 ГК) и обоснованно возложил на пенсионный орган обязанность выплачивать заявителю суммы возмещения вреда здоровью в связи с увечьем, полученного при исполнении обязанностей воинской службы и связанного с катастрофой на Чернобыльской АЭС, независимо от получения им пенсий по старости и инвалидности.

Кроме того, суд учел то обстоятельство, что постановлением Конституционного Суда РФ от 1 декабря 1997 г. "По делу о проверке конституционности отдельных положений ст. 1 Федерального закона от 24 ноября 1995 г. "О внесении изменений и дополнений в Закон РФ "О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС" вышеназванные положения Закона, лишающие лиц, получающих две пенсии, права на возмещение вреда, признаны не соответствующими Конституции Российской Федерации.

Довод представителя пенсионного фонда о том, что постановление Конституционного Суда РФ распространяется только на военнослужащих, а поскольку заявитель к таковым не относится, он не имеет право на получение одновременно двух пенсий и сумм возмещения вреда, является несостоятельным.

В постановлении от 1 декабря 1997 г. Конституционный Суд РФ указал, что право на возмещение вреда независимо от получения пенсий должны иметь как военнослужащие, ставшие инвалидами вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС, так и иные граждане, пострадавшие от чернобыльской катастрофы.

 

4. Взыскание штрафа по делу об административном правонарушении в принудительном порядке производится по правилам исполнительного производства, а не в порядке искового производства.

 

Государственная налоговая инспекция по Ленинскому району г. Астрахани обратилась в суд с иском к К. о взыскании штрафа.

В заявлении истец указал, что постановлением заместителя начальника Государственной налоговой инспекции по г. Астрахани от 5 июня 1996 г. на ответчицу за нарушение правил денежных расчетов с населением (выдача чека с указанием суммы менее уплаченной) наложен штраф в размере 759 руб. Однако она добровольно не уплатила указанную сумму штрафа, в связи с чем просил взыскать его в судебном порядке.

Решением Элистинского городского суда исковые требования государственной налоговой инспекции по Ленинскому району г. Астрахани удовлетворены.

Президиум Верховного Суда Республики Калмыкия по протесту Председателя суда состоявшееся по делу решение отменил и производство прекратил по следующим основаниям.

Удовлетворяя требования, суд исходил из того, что К. нарушила правила денежных расчетов, постановление о привлечении к административной ответственности вступило в силу, а потому штраф подлежит взысканию в доход государства.

Между тем требования налоговой инспекции не подлежали разрешению в порядке искового производства.

В соответствии с ч. 1 ст. 286 Кодекса РСФСР об административных правонарушениях в случае неуплаты штрафа нарушителем в течение пятнадцати дней постановление о наложении штрафа направляется для удержания суммы штрафа в принудительном порядке в соответствии с правилами, установленными Гражданским процессуальным кодексом РСФСР.

Согласно п. 8 ст. 339 ГПК РСФСР постановления органов (должностных лиц), уполномоченных рассматривать дела об административных правонарушениях, являются исполнительным документом.

В силу ст. 348 ГПК РСФСР указанное постановление подлежало направлению судебному исполнителю для исполнения по правилам, изложенным в разделе 5 ГПК РСФСР "Исполнительное производство".

Таким образом, вопрос об обращении к принудительному исполнению постановления государственной налоговой инспекции о наложении штрафа должен был быть разрешен в порядке исполнительного производства.

Суду следовало отказать в принятии искового заявления либо прекратить производство (п. 1 ст. 129, п. 1 ст. 219 ГПК РСФСР), поскольку дело не подлежало рассмотрению в судах.

 

ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ

 

1. Виновному не может быть назначен вид наказания, который не указан в санкции нормы уголовного закона.

 

Элистинским городским судом И. признан виновным в причинении по неосторожности тяжкого вреда здоровью Б.

Установив вину И., суд приговорил его к наказанию в виде лишения свободы условно, в силу ст. 73 УК РФ, с испытательным сроком 1 год.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Республики Калмыкия изменила приговор в части назначения наказания по следующим основаниям.

Преступность деяния, а также, его наказуемость и иные уголовно-правовые последствия определяются только уголовным законом.

Санкция ст. 118 ч. 1 УК РФ не содержит такой вид наказания, как лишение свободы, поэтому решение суда о назначении наказания в виде лишения свободы противоречит принципу законности, предписывающему назначать виновному только тот вид наказания, который указан в санкции нормы материального закона.

 

2. Окончательное наказание по совокупности приговоров должно быть больше как наказания, назначенного за вновь совершенное преступление, так и неотбытой части наказания по предыдущему приговору суда.

 

Приговором Элистинского городского суда У., ранее осужденный к 2 годам лишению свободы условно, признан виновным в незаконном приобретении и хранении наркотических средств и приговорен к 1 году 6 месяцам лишения свободы.

Установив, что преступление совершено осужденным во время испытательного срока, суд первой инстанции отменил условное осуждение и назначил окончательное наказание по совокупности приговоров в виде лишения свободы сроком 1 год 7 месяцев.

Президиум Верховного Суда Республики Калмыкия приговор суда отменил ввиду неприменения материального закона, подлежащего применению, и указал, что в силу ст. 70 ч. 4 УК РФ окончательное наказание по совокупности приговоров должно быть больше как наказания, назначенного за вновь совершенное преступление, так и неотбытой части наказания по предыдущему приговору суда.

 

3. Судебные прения состоят из речей обвинителей, потерпевших, гражданских истцов, гражданских ответчиков и их представителей, защитников и подсудимых, если защитник, в судебном заседании не участвует.

 

Элистинским городским судом Т. был признан виновным в совершении кражи чужого имущества в крупном размере, как лицо ранее дважды судимое за хищение.

Определением судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Республики Калмыкия приговор был отменен в связи с нарушением права на защиту.

Так, Т., защищавшему свои интересы самостоятельно и без защитника, судом не была предоставлена возможность участвовать в прениях, как этого требует ст. 295 УПК РСФСР.

Указанное нарушение уголовно-процессуального закона является существенным, влекущим отмену приговора и направление дела на новое судебное рассмотрение.

 

4. Нарушение права подсудимых на защиту повлекло отмену приговора.

 

Приговором Сарпинского районного суда К.А., братья Х-вы и С. признаны виновными в совершении кражи по предварительному сговору группой лиц, с причинением значительного ущерба гражданину; К.А., Х.В. и С.Б. с незаконным проникновением в хранилище, а К.А. и Х.В., кроме того, неоднократно и как лица ранее дважды судимые за хищения.

Определением судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Республики Калмыкия приговор суда отменен по основаниям существенных нарушений процессуальных норм, в том числе и в связи с нарушениями прав подсудимых на защиту.

Так, в ходе судебного разбирательства дела, суд не обеспечил надлежащую защиту четверым подсудимым, совершившим преступление в составе группы, и уличающих друг друга в ходе предварительного следствия в организации, планировании деяния и совершении конкретных действий.

Несмотря на то, что обвинение поддерживал представитель государства, а интересы подсудимых находились в явном противоречии между собой, суд в нарушение ст. 47 ч. 3 УПК РСФСР обеспечил их защиту лишь одним защитником, который, принимая и защищая доводы одного из подсудимых, одновременно умаляя степень участия других, не мог в силу имеющихся существенных противоречий в показаниях подсудимых обеспечить их надлежащую защиту без ущемления их интересов.

Таким образом, в соответствии со ст. 49 УПК РСФСР суд обязан был обеспечить подсудимым реальную защиту и поэтому не был связан мнением подсудимых о желании иметь одного защитника на всех подсудимых.

Кроме того, из дела видно, что интересы подсудимых защищало лицо, не имеющее соответствующих полномочий, о чем свидетельствует отсутствие ордера юридической консультации, хотя в силу ст. 47 ч. 4 УПК РСФСР суд должен был допустить в судебное заседание адвоката только при представлении указанного документа.

Таким образом, в соответствии со ст. 49 УПК РСФСР суд обязан был обеспечить подсудимым реальную защиту и поэтому не был связан мнением подсудимых о желании иметь одного защитника на всех подсудимых и на основании ст. 47 ч. 4 УПК РСФСР допустить в судебное заседание адвоката при представлении полномочий на защиту.

 

Судебная коллегия Верховного Суда

Республики Калмыкия

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь