Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

Дело N 44-Г-174/2006г.

 

ПРЕЗИДИУМ КАЛИНИНГРАДСКОГО ОБЛАСТНОГО СУДА

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 23 октября 2006 года

 

Президиум Калининградского областного суда в составе:

 

председательствующего        Фалеева В.И.,

членов президиума            Крамаренко О.А., Голышева Ю.И.,

                             Кузнецовой О.Д., Башкиревой Н.Н.,

                             Костикова С.И. и Лахониной Р.И.

 

рассмотрел по надзорной жалобе Б.И.А. и представление прокурора Калининградской области дело по иску Б.И.А. к К.А.В., Б.Р.Г. о вселении и устранении препятствий пользовании жилым помещением, о признании договора приватизации квартиры недействительным, применении последствий недействительности сделки, переданное на рассмотрение президиума определением судьи Крамаренко О.А.

Заслушав доклад судьи Калининградского областного суда Костикова С.И., объяснения заместителя прокурора Калининградской области Новикова В.В., поддержавшего представление, президиум Калининградского областного суда

 

УСТАНОВИЛ:

 

Б.И.А. обратился в суд с иском к своей бабушке - К.А.В. о признании договора приватизации квартиры недействительным, указав, что они вместе с бабушкой проживали в двухкомнатной квартире по ул. Луначарского в г. Советске, в июле 2002 г. было принято совместное решение о приватизации и последующей продаже квартиры в целях приобретения жилого помещения более высокой степени благоустройства, он дал согласие на приватизацию квартиры в единоличную собственность К.А.В. для ускорения и упрощения процедуры оформления документов, однако предполагаемая сделка не состоялась, покупатель Р.А.А. отказался от покупки квартиры, а в конце 2004 года ему стало известно, что квартира продана Б.Р.Г., бабушка купила себе отдельную однокомнатную квартиру, оставив его по прежнему месту жительства. Истец, ссылаясь на то, что отказался от участия в приватизации под влиянием заблуждения, просил признать договор приватизации недействительным и применить последствия недействительности сделки в отношении последующего договора купли-продажи.

Судом к участию в деле в качестве соответчика привлечена администрация г. Советска.

Б.И.А. обратился в суд с иском также и к Б.Р.Г., указав, что квартира была продана бабушкой при условии сохранения за ним права пользования и проживания в этой квартире, указанное условие включено в договор купли-продажи от 21 октября 2004 года, однако ответчик незаконно, в его отсутствие вывез вещи из жилого помещения, сменил замок на входной двери и препятствует ему пользоваться жилым помещением. Б.И.А. просил суд обязать собственника квартиры устранить препятствия в пользовании жилым помещением и вселить его в квартиру по ул. Луначарского в г. Советске.

Б.Р.Г. обратился со встречным иском к Б.И.А. и просил суд выселить его из спорного жилого помещения по тем основаниям, что ответчик в течение длительного времени в квартире не проживал, совместно с супругой проживает в квартире по ул. 9-го Января, которая принадлежит им на праве собственности. Истец указывал, что квартира необходима ему для личного пользования, в ней проживает его семья, состоящая из 5 человек. Б.Р.Г. полагает, что в силу требований как ранее действовавшего жилищного законодательства - ч. 2 ст. 135 ЖК РСФСР, так и в соответствии с ч. 1 ст. 31, п. 1 ст. 35 ЖК РФ член семьи бывшего собственника подлежит выселению из спорного жилого помещения.

Определением Советского городского суда от 4 апреля 2005 года дела объединены в одно производство.

Решением Советского городского суда Калининградской области от 19 мая 2005 года Б.И.А. в иске о признании договора приватизации недействительным, применении последствий недействительности сделки, вселении в жилое помещение и устранении препятствий в пользовании отказано, удовлетворены исковые требования Б.Р.Г., Б.И.А. выселен из квартиры по адресу: г. Советск, ул. Луначарского без предоставления другого жилого помещения.

Кассационным определением судебной коллегии по гражданским делам Калининградского областного суда от 13 июля 2005 года решение оставлено без изменения.

В надзорной жалобе Б.И.А. от 10 июля 2006 года и в представлении прокурора Калининградской области от 6 июля 2006 года ставится вопрос об отмене состоявшихся по делу судебных постановлений и направлении дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

В представлении прокурор Калининградской области указывает, что решение вынесено с существенным нарушением норм материального права, не учтены требования ст. 19 Федерального закона "О введении в действие Жилищного кодекса РФ", а также п. 1 ст. 558 ГК РФ.

Проверив материалы дела, обсудив доводы жалобы и представления, президиум находит их подлежащими удовлетворению.

В соответствии со ст. 387 ГПК основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в порядке надзора являются существенные нарушения норм материального или процессуального права.

Удовлетворяя исковые требования Б.Р.Г. и отказывая в иске Б.И.А. о вселении и устранении препятствий в пользовании жилым помещением, суд исходил из того, что в силу требований ст. 292 ГК РФ и ст. 30, 31 ЖК РФ переход права собственности на квартиру к другому лицу является основанием для прекращения права пользования жилым помещением членами семьи прежнего собственника.

Кассационная инстанция указала, что договор купли-продажи спорной квартиры заключен в период действия старой редакции ч. 2 ст. 292 ГК РФ, вместе с тем в соответствии со ст. 135, 136 ЖК РСФСР собственник квартиры вправе был требовать выселения из нее другого лица, в том числе и члена семьи бывшего собственника, если судом будет установлено, что помещение необходимо для личного пользования собственника квартиры и членов его семьи. С учетом того, что нормами действующего в настоящее время жилищного законодательства собственнику жилого помещения предоставлено право пользоваться им по своему усмотрению в пределах, установленных ЖК РФ, а также принимая во внимание, что в соответствии со ст. 304 ГК РФ собственник может требовать устранения всяких нарушений его права, квартира необходима Б.Р.Г. для личного проживания и проживания членов его семьи, судебная коллегия по гражданским делам согласилась с выводами суда первой инстанции об отсутствии у Б.И.А. права на проживание в приобретенной Б.Р.Г. квартире и о необходимости выселения Б.И.А. Что же касается наличия в договоре купли-продажи спорной квартиры указания на обременение в виде права пользования жилой площадью Б.И.А., то кассационная инстанция пришла к выводу о том, что это не может служить препятствием для его выселения, поскольку спорная квартира необходима для личного пользования собственника и членов его семьи, и в силу требований ст. 135, 136 ЖК РСФСР, действовавшего на момент возникновения спорных правоотношений, а также в соответствии с действующим в настоящее время законодательством это является самостоятельным основанием к выселению.

Однако как судом первой инстанции, так и судебной коллегией по гражданским делам неправильно применены нормы материального права.

Статья 19 Федерального закона "О введении в действие Жилищного кодекса Российской Федерации" предусматривает, что действие положений части 4 статьи 31 Жилищного кодекса Российской Федерации не распространяется на бывших членов семьи собственника приватизированного жилого помещения при условии, что в момент приватизации данного жилого помещения указанные лица имели равные права пользования этим помещением с лицом, его приватизировавшим, если иное не установлено законом или договором.

Из части 2 статьи 292 ГК РФ следует, что переход права собственности на жилой дом или квартиру к другому лицу является основанием для прекращения права пользования жилым помещением членами семьи прежнего собственника, если иное не установлено законом.

В соответствии со статьей 2 Закона Российской Федерации "О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации" граждане, занимающие жилые помещения в государственном или муниципальном жилищном фонде, включая жилищный фонд, находящийся в хозяйственном ведении предприятий или оперативном управлении учреждений (ведомственный фонд) на условиях социального найма, вправе с согласия всех совместно проживающих совершеннолетних членов семьи, а также несовершеннолетних в возрасте от 14 до 18 лет приобрести эти жилые помещения в собственность.

Поскольку согласие лица, которое совместно проживает с собственником жилого помещения, является обязательным условием для его приватизации, следует учитывать, что, дав согласие на приватизацию жилого помещения, лицо исходило из того, что право пользования данным жилым помещением для него будет носить бессрочный характер, следовательно, его права должны быть учтены при переходе права собственности на жилое помещение к другому лицу. При этом необходимо исходить из того, что право пользования носит бессрочный характер, поскольку иное толкование нарушало бы положения статьи 40 Конституции Российской Федерации, в соответствии с которой каждый имеет право на жилище и никто не может быть произвольно лишен своего жилища.

Таким образом, с позицией суда кассационной инстанции в той части, что Б.Р.Г. как новый собственник жилого помещения в любом случае вправе требовать устранения нарушения своего права, согласиться нельзя. Вышеуказанными нормами материального права предусматривается сохранение за бывшими членами семьи собственника приватизированного жилого помещения права пользования указанным жилым помещением при условии, что в момент приватизации данного жилого помещения они имели равные права пользования этим помещением с лицом, его приватизировавшим.

Нельзя признать обоснованной и ссылку судебной коллегии по гражданским делам на положения ст. 135, 136 ЖК РСФСР.

В соответствии с частью 1 статьи 558 ГК РФ перечень лиц, сохраняющих в соответствии с законом право пользования жилым помещением после его приобретения покупателем, с указанием их прав на пользование продаваемым жилым помещением является существенным условием договора продажи жилого дома, квартиры, части жилого дома или квартиры, в которых эти лица проживают.

Как следует из содержания пункта 5 договора купли продажи от 21 сентября 2004 года (т. 1, л.д. 47) на момент заключения договора в квартире был зарегистрирован Б.И.А., который по условиям договора сохраняет право пользования жилым помещением. Однако, признавая за Б.Р.Г. право требовать выселения Б.И.А. на основании ст. 135, 136 ЖК РСФСР, кассационная инстанция не учла, что договор купли-продажи жилого помещения заключен с обременением правами другого лица.

Руководствуясь ст. 388, 390 ГПК РФ, президиум Калининградского областного суда

 

ПОСТАНОВИЛ:

 

Решение Советского городского суда Калининградской области от 19 мая 2005 года и кассационное определение судебной коллегии по гражданским делам Калининградского областного суда от 13 июля 2005 года отменить и дело направить на новое рассмотрение в тот же суд первой инстанции.

 

Председательствующий

В.И. Фалеев

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь