Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ПРОКУРАТУРА ОРЕНБУРГСКОЙ ОБЛАСТИ

 

ОРЕНБУРГСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

ИНФОРМАЦИЯ

 

ОБЗОР СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ

ЗА I КВАРТАЛ 2000 ГОДА

 

1. Вопросы общей части Уголовного кодекса

и квалификации преступлений

 

Ошибка в исчислении срока погашения судимости повлекла неправильную квалификацию действий обвиняемого.

 

К. приговором Александровского районного суда признан виновным и осужден по ч. 2 п. "а, б, в" ст. 158 УК РФ на 5 лет лишения свободы в ИК строгого режима.

Судебная коллегия по уголовным делам областного суда, рассмотрев протест прокурора района, ставившего вопрос об отмене приговора с направлением дела на дополнительное расследование ввиду неправильной квалификации органами следствия действий К., удовлетворила протест, указав следующее.

Как вытекает из материалов дела, К. 07.03.90 был судим по ч. 2 ст. 145 УК РСФСР на 3 года 6 месяцев лишения свободы;

08.01.92 он совершил побег из мест лишения свободы и совершил кражу, за что приговором суда от 28.08.92 осужден по ч. 1 ст. 188, ч.ч. 2, 3 ст. 144, ст. 41 УК РСФСР, по совокупности приговоров на 6 лет лишения свободы. 28.05.98 освобожден из мест лишения свободы по отбытии срока. Следовательно, судимости К. за кражи, совершенные им в 1990, 1992 г.г. на момент совершения им кражи 10.06.99 погашены не были, в связи с чем в его действиях усматривается состав более тяжкого преступления, предусмотренный п. "в" ч. 3 ст. 158 УК РФ.

 

Нарушение требований ч. 3 ст. 16 УК РФ при квалификации преступлений, повлекло изменение приговоров.

 

Л. приговором Промышленного районного суда г. Оренбурга осужден по ч. 1 и ч. 3 п. "в" ст. 163 УК РФ по совокупности преступлений на 7 лет 6 месяцев лишения свободы.

Судебная коллегия областного суда изменила приговор, исключив квалификацию действий Л. по ч. 1 ст. 163 УК РФ и снизили ему наказание до 7 лет лишения свободы по следующим основаниям.

Органом следствия и судом действия Л. излишне квалифицированы по ч. 1 ст. 163 УК РФ, поскольку в соответствии с ч. 3 ст. 10 УК РФ в случаях, когда неоднократность преступления предусмотрена в качестве обстоятельства, влекущего за собой более строгое наказание, совершенные лицом преступления квалифицируются по соответствующей части статьи УК РФ, предусматривающей наказание за неоднократность. Поскольку Л. совершил вымогательство неоднократно, с причинением тяжкого вреда здоровью, то правильно его действия следует квалифицировать только по ч. 3 п. "в" ст. 163 УК РФ.

По аналогичным основаниям изменены приговоры Новотроицкого городского суда в отношении Е-на, осужденного по ч. 1 и ч. 2 ст. 327 УК РФ; Дзержинского районного суда в отношении Е-ма, осужденного по ч. 1 и ч. 2 ст. 127 УК РФ, Переволоцкого районного суда в отношении Т., осужденного по ч. 2 п. "в" ст. 158 УК РФ и ч. 2 п.п. "а, б, г" ст. 158 УК РФ.

 

Квалификация действий виновного по п. "в" ч. 3 ст. 158 УК РФ возможна лишь в тех случаях, если лицо было ранее два или более раз судимо за хищение или вымогательство.

 

Приговором Сорочинского районного суда А., ранее судимый 06.04.99 по ч. 1 ст. 158 УК РФ к 1 году лишения свободы условно с испытательным сроком на 6 месяцев; 12.07.99 по п.п. "а, б, в" ч. 2 ст. 158 УК РФ к штрафу (штраф уплачен 20.07.99), - осужден по п. "в" ч. 3 ст. 158, ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров на 7 лет 6 месяцев лишения свободы.

Судебная коллегия областного суда по жалобе осужденного изменила приговор суда и переквалифицировала действия А. с п. "в" ч. 3 ст. 158 УК РФ на п. "б" ч. 2 ст. 158 УК РФ по следующим основаниям.

При квалификации действий А. по п. "в" ч. 3 ст. 158 УК РФ суд исходил из того, что он был ранее дважды судим за хищение и вновь совершил кражу. Между тем судом не было учтено то обстоятельство, что А. до вынесения первого приговора от 06.04.99, 12.02.99 совершил новое хищение, за которое он осужден 12.07.99, то есть после вынесения первого приговора. Поскольку все преступления, установленные двумя приговорами, А. были совершены до вынесения первого приговора от 06.04.99, то в силу закона (ст. 63 УК РФ) у А. имеется не две, а одна судимость, следовательно его действия надлежало правильно квалифицировать по ч. 2 ст. 158 УК РФ, а не п. "в" ч. 3 ст. 158 УК РФ.

 

Хищение чужого имущества не может признаваться оконченным, если виновный, завладев похищенным, не получил реальную возможность распорядиться им по своему усмотрению.

 

Октябрьский районный суд г. Орска приговорил П. по ч. 1 ст. 158 УК РФ с применением ст. 64 УК РФ к штрафу в сумме 2087 руб.

П. признан виновным в том, что в сентябре 1999 г. на территории рынка "Центральный" г. Орска тайно похитил с прилавка 10 пар мужских носков у предпринимателя Р. на сумму 130 рублей, пытался скрыться, но был задержан.

Суд правильно установил фактические обстоятельства дела, обоснованно пришел к выводу о доказанности вины П., однако неправильно квалифицировал действия подсудимого как оконченное преступление.

Согласно требованиям закона хищение следует считать оконченным, если имущество изъято и виновный имеет реальную возможность им распорядиться по своему усмотрению или пользоваться им. В данном случае, по причинам, не зависящим от П., он не успел осуществить свой преступный замысел до конца, так как задержан работниками милиции в нескольких метрах от прилавка, сразу после совершения кражи.

Прокурором района на приговор суда принесен кассационный протест по вышеуказанный основаниям, судебной коллегией областного суда протест удовлетворен. Действия подсудимого переквалифицированы с ч. 1 ст. 158 УК РФ на ст. 30 ч. 3 ст. 158 ч. 1 УК РФ.

 

Лицо, добровольно сдавшее оружие, освобождается от уголовной ответственности.

 

Приговором Промышленного районного суда г. Оренбурга Я. осужден по ч. 1 ст. 222, ст. 30 ч. 3, ст. 105 ч. 1 УК РФ по совокупности преступлений на 7 лет лишения свободы.

Как следует из материалов уголовного дела, Я. после совершения им преступления сам добровольно принес огнестрельное оружие (обрез) в Промышленный РОВД и сдал его, о чем был составлен протокол о производстве выемки обреза у Я. в помещении РОВД, в присутствии понятых.

Судебная коллегия, рассмотрев жалобу осужденного, обоснованно прекратила делопроизводством по ч. 1 ст. 222 УК РФ за отсутствием в действиях Я. состава преступления, поскольку он добровольно выдал обрез, из которого до этого совершил покушение на умышленное убийство.

 

Совершение кражи с лицами, не достигшими возраста уголовной ответственности, не образует квалифицирующего признака "совершения кражи группой лиц по предварительному сговору".

 

Приговором Соль-Илецкого райсуда З., ранее судимый 06.03.97 по ст. 158 ч. 2 п.п. "б, в" УК РФ к 2 годам лишения свободы, освободился 15.01.98, осужден по ст. 158 ч. 2 п.п. "а, б, в", ст. 150 ч. 4, 69 УК РФ к 6 годам лишения свобода с отбыванием в ИК строгого режима. Он признан виновным в том, что, зная о несовершеннолетнем возрасте В. и И., вовлек их в совершение кражи продуктов из дома Ш. на сумму 385 руб. 20 коп.

В кассационном порядке дело не рассматривалось.

Президиум областного суда 10.04.00 по протесту председателя облсуда в порядке надзора приговор изменил, исключив из осуждения З. квалифицирующий признак кражи - п. "а" - группой лиц по предварительному сговору, не снижая при этом меры наказания. Президиум указал, что из материалов дела усматривается, что З. в совершение кражи вовлек несовершеннолетних И., 85 года рождения, и В., 83 года рождения. Таким образом, на момент совершения преступления - июнь 1998 г. И. исполнилось 13 лет и она не могла являться субъектом преступления. А В. исполнилось 15 лет, однако по заключению экспертов она отстает в психическом развитии, деяния ее подпадают под действие ч. 3 ст. 20 УК РФ, и она не подлежит уголовной ответственности. Следовательно, в действиях З. не будет такого квалифицирующего признака, как "совершение кражи группой лиц по предварительному сговору".

 

Преступления, совершенные лицом в несовершеннолетнем возрасте, не учитываются при признании рецидива преступлений (ст. 18 ч. 4 УК РФ).

 

Э., 79 года рождения, судимый 23.11.94 по ст. 144 ч. 2 УК РСФСР к 2 годам лишения свободы с отсрочкой исполнения приговора на 2 года; 12.09.95 по ст.ст. 144 ч. 2, 15-144 ч. 2 УК РСФСР к 3 годам лишения свободы с присоединением 6 месяцев, всего к 3 годам 6 месяцам лишения свободы; 04.01.99 освобожден по отбытию срока наказания, - осужден приговором Новоорского райсуда от 17.01.00 по ст. 158 ч. 3 п. "в" УК РФ к 5 годам лишения свободы с отбыванием в ИК строгого режима.

Судебная коллегия облсуда определением от 28.03.00 приговор суда изменила в части назначения Э. вида исправительного учреждения, определив ему для отбытия наказания ИК общего режима. При этом коллегия отметила, что в соответствии со ст. 58 ч. 1 п. "в" УК РФ в колониях строгого режима отбывают наказание лица, впервые осужденные за совершение особо тяжких преступлений, а также при рецидиве преступлений... В действиях Э. отсутствует рецидив, поскольку ранее он осуждался за преступления, совершенные в несовершеннолетнем возрасте, в связи с чем местом отбывания наказания ему следовало определить исправительную колонию общего режима.

 

При досрочном освобождении от отбывания наказания срок погашения судимости исчисляется исходя из фактически отбытого срока наказания с момента освобождения от отбывания наказания.

 

М., 77 года рождения, ранее судимый: 16.02.94 по ст. 144 ч. 3, 2, 15-144 ч. 2, 212 ч. 2 УК РСФСР по совокупности преступлений на 3 года лишения свободы с отсрочкой исполнения приговора на 1 год; 09.08.95 по ст. 144 ч. 2 УК РСФСР к 2 годам лишения свободы с присоединением 1 года 6 месяцев по приговору от 16.02.94, окончательно к 3 годам 6 месяцам лишения свободы, 18.04.99 освобожден условно - досрочно на 1 год 6 месяцев, - осужден приговором Тоцкого суда от 19.05.98 по ст. 158 ч. 3 п. "в" УК РФ к 5 годам лишения свободы в ИК строгого режима без конфискации имущества.

Кассационная инстанция определением от 30.06.98 приговор оставила без изменения.

Прокурор области в порядке надзора опротестовал приговор суда и определение коллегии в связи с неправильной квалификацией действий осужденного в частности, поскольку вывод суда о наличии у осужденного двух непогашенных судимостей за совершение хищений не соответствует фактическим обстоятельствам дела.

Согласно справки ИЦ УВД М. 18.04.96 освобожден условно - досрочно на 1 год 6 месяцев по постановлению суда, поэтому в соответствии с ч. 4 ст. 86 УК РФ срок погашения судимости должен исчисляться исходя из фактически отбытого срока наказания с момента освобождения от отбывания наказания. На момент совершения М. преступления, за которое он осужден по приговору от 19.05.98, прежние судимости от 16.02.94 и 09.98.95 были погашены 19.04.97 на основании требований ст. 95 УК РФ, так как М. ранее был дважды судим за преступления средней тяжести, совершенные им в несовершеннолетнем возрасте. Поэтому действия его надлежит правильно квалифицировать по п.п. "б, в, г" ч. 2 ст. 158 УК РФ.

Президиум областного суда протест прокурора удовлетворил и с учетом содеянного и данных о личности М. снизил ему наказание до 4 лет лишения свободы.

 

Суд ошибочно усмотрел в действиях подсудимого опасный рецидив и определил наказание по правилам ч. 2 ст. 68 УК РФ.

 

Приговором Ташлинского суда от 20.11.98 Ш., 1965 года рождения, ранее судимый: 02.02.90 по ч. 2 ст. 144, ч. 3 ст. 89 УК РСФСР к 3 годам 6 месяцам лишения свободы; 24.05.91 по ч. 1 ст. 188 УК РСФСР к 6 месяцам лишения свободы с присоединением не отбытого по прежнему приговору суда наказания в виде 1 года 10 месяцев, окончательно к 2 годам 4 месяцам лишения свободы; 20.04.94 по ч. 2 ст. 144 УК РСФСР к 3 годам 6 месяцам лишения свободы, освобожден 23.06.97 по отбытии срока наказания, - осужден по п.п. "а, б, в" ч. 2 ст. 158 УК РФ к 4 годам 6 месяцам лишения свободы без штрафа в ИК строгого режима за совершение 22.07.98 совместно с И. и К. кражи товаров на сумму 1937 руб. 90 коп. из магазина в с. Придолинное Ташлинского района.

Определением судебной коллегии Оренбургского облсуда от 24.12.98 приговор суда оставлен без изменения.

Протест прокурора области в порядке надзора президиум областного суда удовлетворил, указав при этом, что суд первой инстанции необоснованно усмотрел в действиях Ш. опасный рецидив (ч. 2 ст. 18 УК РФ) и в силу ч. 2 ст. 68 УК РФ определил наказание с учетом непогашенной судимости за ранее совершенное тяжкое преступление и вновь совершенное преступление, отнесенное к категории тяжких. Между тем, Ш. судим 20.04.94 по ч. 2 ст. 144 УК РСФСР, которая в силу ст. 7-1 УК РСФСР не относилась к категории тяжких. Поэтому в его действиях имеет место рецидив преступлений, и наказание в соответствии с ч. 2 ст. 68 УК РФ ему должно быть определено в размере не менее половины максимального срока наиболее строгого вида наказания, предусмотренного санкцией ч. 2 ст. 158 УК РФ. С учетом изложенного и личности Ш. президиум снизил срок наказания ему до 4 лет лишения свободы,

 

2. Процессуальные вопросы

 

Нарушение судом требований ст. ст. 51, 62 УПК РСФСР повлекло отмену приговора.

 

Ленинским районным судом г. Оренбурга С. осужден по ст.ст. 116, 130 ч. 1 УК РФ.

Из протокола судебного заседания по данному делу следует, что в ходе судебного следствия адвокат, защищавшая интересы С., выбыла из процесса в связи с тем, что ее позиция по делу не совпадала с позицией подзащитного. Однако вопрос о замене адвоката судом решен не был, подсудимый вынужден был защищаться самостоятельно.

Кроме того, в нарушение требований ст. 62 УПК РСФСР вопрос об отводе, заявленном подсудимым председательствующему судье, был разрешен судом без удаления в совещательную комнату. Постановление по данному вопросу судьей не выносилось.

Ввиду нарушения права на защиту и порядка разрешения отвода, заявленного судье, судебной коллегией областного суда приговор отменен и дело направлено на новое судебное рассмотрение.

 

Приговор, постановленный с нарушением требований ст. 314 УПК РСФСР, отменен.

 

С., согласно приговору Кувандыкского районного суда, признан виновным в том, что он, управляя в состоянии алкогольного опьянения автомобилем "Нива", нарушил правила дорожного движения (п. 2.7 и п. 10.1) и совершил наезд на пешеходов Х. и Х-ву, в результате чего Х. получила телесные повреждения, повлекшие вред ее здоровью средней тяжести. За содеянное С. осужден по ч. 1 ст. 264 и ст. 265 УК РФ.

Согласно ст. 314 УПК РСФСР описательная часть обвинительного приговора должна содержать описание преступного деяния, признанного доказанным, с указанием места, времени, способа его совершения, характера вины, мотивов и последствий преступления.

Однако суд, признав С. виновным по ст. 265 УК РФ, в нарушение требований ст. 314 УПК РСФСР в описательной части приговора не описал данный состав преступления.

Поскольку между описательной и резолютивной частями приговора имеются противоречия, судебная коллегия областного суда обоснованно отменила приговор с направлением дела на новое судебное рассмотрение.

 

Приговор отменен в связи с нарушением судом требований ст. 20 УПК РСФСР.

 

Приговором Промышленного райсуда А. осуждена по ст. 105 ч. 1 УК РФ к 6 годам лишения свобода в ИК общего режима.

Судебная коллегия по уголовным делам областного суда приговор отменила и дело направила на новое судебное рассмотрение в связи с нарушением требований статей 20, 77 УПК РСФСР.

Коллегия указала, что в основу приговора судом положены признательные показания А., данные ею на предварительном следствии, от которых в судебном заседании она отказалась. Показания А. относительно орудия преступления противоречивы и судом надлежащим образом не исследованы. Каких-либо других доказательств вины подсудимой в судебном заседании добыто не было. Вместе с там, в соответствии со ст. 77 УК РСФСР, признание своей вины может быть положено в основу обвинения лишь при подтверждении признания совокупностью имеющихся доказательств по делу.

 

Неисследование судом оснований для освобождения от прохождения военной службы стало причиной отмены приговора.

 

С. осужден Соль-Илецким райсудом по ст. 328 ч. 1 УК РФ к штрафу в размере 200 минимальных размеров оплаты труда.

Приговор отменен судебной коллегией областного суда в связи с нарушением требований ст. 20 УПК РСФСР, и дело направлено в суд на новое рассмотрение.

Отменяя приговор, коллегия указала, что законодатель предусматривает уголовную ответственность за уклонение от призыва на военную службу при отсутствии законных оснований для освобождения от этой службы.

Из дела усматривается, что заключением ВКК военного комиссариата от 28.12.99 С. признан временно негодным к несению военной службы, и ему предоставлена отсрочка до 01.12.00. Оценки данному обстоятельству суд не дал, вопрос о состоянии здоровья С. ни судом, ни следствием не выяснялся.

 

3. Назначение наказаний

 

Нарушение требований ст. 69 УК РФ при назначении наказания но совокупности преступлений повлекло отмену приговора.

 

А. приговором Кувандыкского районного суда признан виновным и осужден по ч. 3 п. "в" ст. 158, ч. 2 ст. 325, ч. 4 п. "в" ст. 226 УК РФ по совокупности преступлений путем поглощения менее строгого наказания более строгим к 8 годам лишения свободы с отбыванием наказания в ИК строгого режима.

Судебная коллегия по уголовным делам областного суда, рассмотрев протест прокурора района, ставившего вопрос об отмене приговора ввиду нарушения судом при назначении наказания требований ст. 69 УК РФ, отменила приговор, указав следующее.

Согласно ч. 3 ст. 69 УК РФ, если хотя бы одно из преступлений, совершенных по совокупности, является преступлением средней тяжести, тяжким или особо тяжким преступлением, то окончательное наказание назначается путем частичного или полного сложения наказаний.

Суд, признав А. виновным в совершении преступлений, относящихся к категории тяжкого (ст. 158 ч. 3), особо тяжкого (ст. 226 ч. 4) и небольшой тяжести (ст. 325 ч. 2) при назначении наказания по совокупности преступлений нарушил данное требование ч. 3 ст. 69 УК РФ.

 

Назначение несовершеннолетнему наказания без учета требований ч. 2 ст. 88 УК РФ и ч. 5 ст. 74 УК РФ повлекло отмену приговора.

 

Приговором Сорочинского районного суда В., 1982 года рождения, судимый 15.09.98 по п.п. "б, в" ч. 2 ст. 158 УК РСФСР к 2 годам лишения свободы условно с испытательным сроком на 6 месяцев, - осужден по п.п. "а, б, в" ч. 2 ст. 158 УК РФ в виде штрафа с применением ст. 88 УК РФ в размере 10-ти минимальных размеров оплаты труда в сумме 834 рубля 90 коп. Приговор суда от 15.09.98 суд определил исполнять самостоятельно.

В кассационном протесте прокурор района поставил вопрос об отмене приговора с направлением дела на новое судебное рассмотрение ввиду нарушения судом требований ч. 5 ст. 74 и ч. 2 ст. 88 УК РФ. Судебная коллегия по уголовным делам областного суда удовлетворила протест, указав следующее.

Суд, назначая В. наказание, не выполнил требований ч. 5 ст. 74 УК РФ, где однозначно указано об отмене условного осуждения в случае совершения тяжкого преступления в период испытательного срока и назначений окончательного наказания по правилам, предусмотренным ст. 70 УК РФ.

Кроме того, суд при назначении наказания в виде штрафа не учел содержащихся в ч. 2 ст. 88 УК РФ положений, согласно которым несовершеннолетним лицам, виновным в совершении преступлений, наказание в виде штрафа может назначаться только при наличии у них самостоятельного заработка или имущества, на которой может быть обращено взыскание. Данных о том, что осужденный имел заработок или имущество, в материалах дела нет.

 

Нарушение требований ст. 353 УПК РСФСР при назначении наказания при повторном рассмотрении дела повлекло изменение приговора.

 

Дереглазов осужден по приговору Промышленного районного суда по ст. 126 ч. 2 п. "а, з", по ст. 163 ч. 2 п. "а, в" УК РФ по совокупности преступлений на 8 лет лишения свободы в ИК общего режима.

Судебная коллегия областного суда, рассмотрев жалобу осужденного, изменила приговор в части меры наказания, указав следующее.

За указанные выше преступления Д. сначала был осужден к 7 годам 6 месяцам лишения свободы.

Этот приговор был отменен не в связи с мягкостью назначенного наказания и не в связи с необходимостью применения закона о более тяжком преступлении.

После отмены приговора народный суд вторично рассмотрел дело в отношении Д., назначил ему более тяжкую меру наказания, чем по предыдущему приговору, нарушив требования ст. 353 УПК РСФСР.

Учитывая изложенное, судебная коллегия областного суда приговор изменила, снизив Д. наказание до 7 лет 6 месяцев.

 

При назначении наказания по правилам ч. 5 ст. 69 УК РФ суд не вправе к реальному наказанию присоединить наказание, ранее назначенное условно.

 

Кувандыкским районным судом 02.02.00 А., ранее судимый, осужден по п. "а, г" ч. 2 ст. 158 УК РФ к лишению свободы сроком на 2 года, а с присоединением на основании ч. 5 ст. 69 УК РФ частично наказания по предыдущему приговору - к 4 годам лишения свободы. Он признан виновным в том, что он 07.08.99 совершил кражу чужого имущества.

Из материалов дела видно, что по приговору от 02.02.00 Альмухаметов осужден за преступление, совершенное им 7 августа 1999 года, однако до совершения этого преступления, 15 июля 1999 года он совершил кражу чужого имущества, за что 7 декабря 1999 г. осужден этим же судом к лишению свободы сроком на 3 года условно с испытательным сроком на 2 года. Таким образом, оба преступления были совершены до вынесения первого приговора.

Судебная коллегия областного суда по жалобе осужденного изменила приговор, указав следующее.

При назначении наказания по совокупности преступлений суд не учел того обстоятельства, что ст. 69 УК РФ не предусматривает присоединения наказания, назначенного условно.

Поэтому приговор об условном осуждении А. от 7 декабря 1999 г. подлежит исполнению самостоятельно.

 

Приговор отменен ввиду назначения осужденному вида исправительного учреждения без учета требований ст. 58 УК РФ.

 

Приговором Ясненского суда от 25.01.00 П., 1968 года рождения, ранее не судимый, осужден по ст. 264 ч. 2, 265, 69 ч. 3 УК РФ путем частичного сложения к 3 годам лишения свободы с лишением права управлять транспортным средством на 3 года с отбыванием наказания в колонии - поселении.

Определением судебной коллегии облсуда от 22.02.00 приговор суда оставлен без изменений.

Президиум областного суда отменил приговор и определение кассационной инстанции и дело направил на новое судебное рассмотрение в части режима отбывания наказания осужденным. Президиум отметил, что судом отбывание лишения свободы П. назначено в колонии - поселении неверно. В соответствии со ст. 58 ч. 1 п. "б" УК РФ лицам, впервые осужденным к лишению свободы за совершение умышленных преступлений небольшой тяжести, отбывание лишения свободы назначается в ИК общего режима.

Одно из преступлений, совершенных П., относится к категории небольшой тяжести, другое - к совершенным по неосторожности.

Поскольку наказание ему определено по совокупности этих двух преступлений, то отбывать наказания П. должен в исправительной колонии общего режима.

 

Незаконный перевод осужденного из исправительной колонии в тюрьму - основание для отмены постановления суда.

 

С., осужденный по приговору Промышленного суда к 7 годам лишения свободы, отбывал наказание в исправительной колонии N 9. За время нахождения под стражей в СИЗО N 1 г. Оренбурга и отбывания наказания в ИК-9 допустил 29 нарушений, за что водворялся в карцер, ШИЗО, ему неоднократно объявлялись выговоры.

Постановлением заместителя начальника ИК-9 С. был признан злостным нарушителей установленного порядка отбывания наказания, на основании которого постановлением судьи Акбулакского райсуда от 24.08.99 переведен из ИК общего режима в тюрьму сроком на 1 год.

Постановление суда опротестовано в порядке надзора прокурором области в связи с нарушением судом требовании ч. 4 ст. 116 УК РФ, согласно которой осужденный признается злостным нарушителем установленного порядка отбывания наказания постановлением начальника исправительного учреждения одновременно с наложением взыскания, которое является основанием для изменения вида исправительного учреждения нарушителю режима содержания. Поскольку такое решение в данном случае было принято заместителем, а не начальником ИК, как того требует закон, указанное постановление является незаконным и не влечет за собой правовых последствий.

Протест прокурора президиумом областного суда удовлетворен, постановление суда отменено, производство по материалу о переводе С. из ИК общего режима в тюрьму прекращено.

 

Приговор суда отменен в связи с мягкостью назначенного подсудимым наказания.

 

Приговором Советского райсуда г. Орска Б-в, Г., Д. осуждены по ст. 163 ч. 3 п. "б" УК, с применением ст.ст. 64, 73 УК РФ к условной мере наказания каждый.

Судом они признаны виновными в вымогательстве с потерпевшего Б. долговой расписки Б-й и Ш. на сумму 27000 рублей. При этом применили к Б. насилие, вывозили его на автомобиле за пределы г. Орска, помещали в багажник автомобиля, угрожали ему убийством и изнасилованием.

Прокурор области в порядке надзора принес протест на приговор суда, указал при этом, что суд ошибочно счел достаточными для применения к осужденным ст.ст. 64, 73 УК РФ их положительные характеристики и то обстоятельство, что они не судимы ранее. Между тем суд не учел характер совершенного преступления - вымогательство, совершенное организованной группой, что является одним из опаснейших преступлений.

Президиум областного суда протест прокурора удовлетворил, приговор отменил за мягкостью назначенного осужденным наказания и дело направил в суд на новое рассмотрение в ином составе судей.

 

Срок наказания в виде лишения свободы установлен согласно ч. 2 ст. 56 УК РФ от шести месяцев до двадцати лет и не может назначаться ниже допустимого минимума.

 

А. осужден за покушение на дачу взятки работнику Переволоцкого РОВД по ст. 30 ч. 3, от.291 ч. 1 УК РФ с применением ст. 64 УК РФ к 3 месяцам лишения свобода с отбыванием наказания в ИК общего режима.

В кассационном порядке дело не рассматривалось.

Протест прокурора области в порядке надзора на приговор суда президиумом областного суда удовлетворен по следующим основаниям.

Согласно ст. 56 ч. 2 УК РФ лишение свободы устанавливается на срок от шести месяцев до двадцати лет. Суд не вправе снижать наказание ниже допустимого минимума для данного вида наказания и назначать наказание в виде лишения свобода ниже шести месяцев.

 

Условно - досрочное освобождение от наказания может быть применено к несовершеннолетним, осужденным к лишению свободы за тяжкое преступление, после отбытия не менее половины срока наказания.

 

Ф. 80 года рождения, отбывал наказание в Бузулукской ВК с 27.01.97 по приговору суда от 04.03.97, которым ему определено наказание по совокупности приговоров в виде 5 лет лишения свободы, в том числе и за совершение тяжкого преступления, предусмотренного ст. 103 УК РСФСР.

Постановлением Бузулукского горсуда от 01.02.99 Ф. по представлении комиссии по делам несовершеннолетних и администрации Бузулукской ВК условно - досрочно освобожден от дальнейшего отбывания наказания на 2 года 11 месяцев 26 дней в связи с положительной характеристикой и отбытием 1/3 назначенного судом наказания.

По протесту (в порядке надзора) прокурора области постановление суда отменено, материал об условно - досрочном освобождении Ф. от наказания направлен в Бузулукский суд для рассмотрения в ином составе судей.

Основанием для отмены постановления явилось нарушение судом требований п. "б" ст. 93 УК РФ, согласно которому условно - досрочное освобождение от наказания может быть применено к несовершеннолетним осужденным к лишению свободы, после фактического отбытия не менее половины срока наказания, назначенного судом за тяжкое преступление, т.е. условно - досрочной освобождение к Ф. могло быть применено не ранее 27.07.99.

 

4. Административная ответственность

 

При привлечении лиц к административной ответственности за торговлю алкогольной продукцией без маркировок суд должен выполнять требования КоАП и Федерального закона от 08.07.99.

 

Постановлением судьи Соль-Илецкого райсуда от 30.11.99 Л. подвергнута по ст. 146-7 ч. 2 КоАП РСФСР административному взысканию в виде штрафа в размере 20 минимальных размеров оплаты труда в сумме 1669 руб. 80 копеек с конфискацией в доход государства 20 бутылок с бесцветной жидкостью с этикеткой "Водка-Чарка", без маркировки марками установленного образца.

В связи с неправильным применением закона постановление суда опротестовано в порядке надзора прокурором области. Президиум облсуда 03.04.2000 г. протест удовлетворил, постановление отменил, дело возвратил в районный суд для направления по подведомственности. При этом президиум обратил внимание на следующее.

Органами государственной налоговой инспекции Л. привлекалась к административной ответственности на основании п. 2 ст. 10 Федерального закона от 08.07.99 "Об административной ответственности юридических лиц (организаций) и индивидуальных предпринимателей за правонарушения в области производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции" и составленный в отношении Л. протокол был направлен в суд.

Судья, налагая на Л. взыскание по ст. 146-7 КоАП РСФСР, не учла требования вышеназванного Федерального закона, который помимо административной ответственности, установленной ст. 146-7 КоАП РСФСР, предусмотрел и специальную административную ответственность за правонарушения в данной области.

Так, ответственность за хранение алкогольной продукции без маркировки предусмотрена п. 2 ст. 10 вышеупомянутого Закона от 08.07.1999 г., а согласно ст. 13 этого Закона, указанные дела рассматривают налоговые органы, органы внутренних дел и органы налоговой полиции. При этом к компетенции райсудов указанный Закон отнес только наложение административного взыскания в виде конфискации у нарушителя этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей пищевой продукции, а также оборудования и сырья, находившихся у него на законных основаниях.

В данном случае, оборот алкогольной продукции, не имеющий марок установленного образца, как подтверждения государством ее качества, является незаконным, и, согласно правовой позиции Конституционного Суда РФ, изложенной в постановлении от 20.05.97 и определении от 03.12.98, указанную продукцию компетентные органы вправе не конфисковывать, а изымать.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь