Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

БЕЛГОРОДСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

ОБЗОР СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ

ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ ЗА НОЯБРЬ 2006 ГОДА

 

Процессуальные вопросы

 

Основанием отмены приговора послужило назначение явно несправедливого наказания вследствие мягкости за совершение преступления, предусмотренного ст. 264 ч. 2 УК РФ (ст. 383 УПК РФ)

 

Приговором Шебекинского районного суда М. осужден по ст. 264 ч. 2 УК РФ к лишению свободы на 2 года с лишением права управления автотранспортом на 2 года с отбыванием наказания в колонии-поселении.

Отменяя приговор, кассационная инстанция указала следующее.

Решая вопросы наказания, суд не в полной мере учел характер и степень общественной опасности совершенного М. преступления, данные, характеризующие его личность, что повлекло назначение явно несправедливого наказания, вследствие его мягкости.

Как видно из материалов дела и установлено приговором суда, М. имеет неснятую и непогашенную судимость за угон автотранспорта. Отбыв наказание в виде лишения свободы за совершенное преступление, не имея прав на управление автомобилем и разрешения владельца автомобиля на управление эти автомобилем, при управлении им нарушил Правила дорожного движения, повлекшее смерть потерпевшего Ш.

 

Вывод о совершении лицом преступления должен быть основан на доказательствах, исследованных в судебном заседании (ст. 240 УПК РФ)

 

Приговором Яковлевского районного суда Т. осуждена по ч. 3 ст. 160 УК РФ к штрафу.

По ч. 2 ст. 327 УК РФ уголовное преследование прекращено за отсутствием в деянии состава преступления.

Приговор отменен по следующим основаниям.

По смыслу ст. 160 УК РФ присвоением следует понимать неправомерное удержание (невозвращение) чужого имущества, вверенного виновному для определенной цели.

Из показаний осужденной следует, что от председателя ТСЖ "Победа" Б. ею были получены деньги в сумме 24000 рублей для проведения аудиторской проверки. Эту сумму она передала в подотчет экономисту ТСЖ М. Через некоторое время Б. принес ей расходные кассовые ордера из которых следовало, что 24000 рублей получены Н.Т. поставила свои подписи за главного бухгалтера и кассира. С Н. не встречалась и не знакома.

Согласно показаний председателя ТСЖ "Победа" Б., снятые со счета 24000 рублей для оплаты за проведение аудиторской проверки он передал Т., а та в его присутствии передала эти деньги в подотчет М.

По свидетельству экономиста ТСЖ "Победа" М., она совместно с Т. отвозила в г. Белгород бухгалтерскую документацию ТСЖ "Победа" для проведения аудиторской проверки. Денег она не получала и никому не передавала. Документации с результатами аудиторской проверки в ТСЖ не привозила.

Из показаний свидетеля Н. следует, что по просьбе Г. она оказывала консультативные услуги ТСЖ "Победа". Ею составлялись письменные отчеты, договор и акт. За проделанную работу Г. передала ей 4000 рублей. При этом никаких платежных поручений или кассовых ордеров она не подписывала. В расходных кассовых ордерах рукописный текст и подпись ей не принадлежат.

Свидетель Г. в ходе предварительного и судебного следствия не допрашивалась.

При таких обстоятельствах вывод суда о присвоении осужденной денег в сумме 125000 и 4000 рублей, не подтверждаются исследованными в судебном заседании доказательствами.

 

Одно и то же лицо не может защищать двух подозреваемых или обвиняемых, если интересы одного из них противоречат интересам другого (ст. 49 УПК РФ)

 

Приговором Свердловского районного суда г. Белгорода Р. и Ц. осуждены к лишению свободы.

Судебная коллегия облсуда отменила приговор по следующим основаниям.

Согласно ч. 6 ст. 49 УПК РФ одно и то же лицо не может быть защитником двух подозреваемых и обвиняемых, если интересы одного из них противоречат интересам другого.

Указанные требования закона не выполнены.

Из материалов дела видно, что при наличии противоречивых интересов Р. и Ц. по уголовному делу их защиту осуществлял адвокат Давыдченко, в результате этого было нарушено право подсудимых на защиту.

 

Невыполнение требований закона, регламентирующих рассмотрение гражданского иска в уголовном деле, повлекло изменение приговора (ст. 309 УПК РФ)

 

Приговором Свердловского районного суда г. Белгорода Т. осужден к лишению свободы.

Президиум облсуда изменил приговор по следующим основаниям.

Из материалов дела видно, что потерпевшая В. заявила иск о компенсации морального вреда в размере 10000 рублей, судом постановлено взыскать с осужденного в пользу потерпевшей компенсацию морального вреда в сумме 100000 рублей, что значительно превышает исковые требования самой потерпевшей.

При постановлении приговора не разрешены гражданские иски потерпевших в части возмещения им материального ущерба, в резолютивной части приговора отсутствует решение суда об удовлетворении, либо отказе в удовлетворении их требований о взыскании материального ущерба.

Кроме того, суд в приговоре не признал в соответствии со ст. 309 ч. 2 УПК РФ за потерпевшими их право на рассмотрение гражданского иска в порядке гражданского судопроизводства, в связи с чем нарушены их права как гражданских истцов.

 

Время занятости адвоката, участвующего в качестве защитника в уголовном судопроизводстве по назначению суда, исчисляется в днях, которые адвокат был фактически занят выполнением поручения вне зависимости от длительности в течение дня.

Эти требования закона при рассмотрении заявления адвоката об оплате его труда не учтены (ст. 50 УПК РФ)

 

Постановлением Чернянского районного суда произведена оплата услуг адвоката Мителева, осуществляющего защиту прав и интересов подсудимого Г., в сумме 400 рублей за 1 день участия в судебном заседании.

Президиум облсуда отменил постановление по следующим основаниям.

Из материалов дела следует, что защитником несовершеннолетнего подсудимого Г., в порядке ст. 50 УПК РФ был назначен адвокат Мителев.

В соответствии со ст. 50 ч. 5 УПК РФ в случае, если адвокат в судебном разбирательстве участвует по назначению суда, расходы на оплату его труда компенсируются за счет средств федерального бюджета.

Согласно протоколу судебного заседания, 26 апреля 2006 года уголовное дело по обвинению Г. назначалось слушанием, проводилась его подготовительная часть, судебное следствие и прения по делу.

Затем в судебном заседании объявлялся перерыв до 27.04.2006. В этот день было выслушано последнее слово подсудимого Г. и провозглашен приговор.

Из материалов дела видно, что адвокат Мителев присутствовал в судебных заседаниях от 26 и 27 апреля 2006 года.

Постановлением Правительства РФ от 04.07.2003 N 400 "О размере оплаты труда адвоката, участвующего в качестве защитника в уголовном судопроизводстве по назначению органов дознания, предварительного следствия, прокурора и суда" установлено, что время занятости адвоката исчисляется в днях, в которые адвокат был фактически занят выполнением поручения вне зависимости от длительности в течение дня.

Эти требования закона при рассмотрении заявления адвоката Мителева об оплате его труда судом не учтены.

 

Установление мотива совершения преступления является обязательным обстоятельством подлежащим доказыванию при производстве по уголовному делу (ст. 73 УПК РФ)

 

Приговором Красногвардейского районного суда Е. осужден по ст. 285 ч. 1 УК РФ и ст. 292 УК РФ.

Президиум облсуда отменил приговор по следующим основаниям.

Как указано в приговоре, Е. совершил преступление из личной заинтересованности, которая заключается в том, что деятельность по раскрытию преступлений - это основное направление в работе уголовного розыска, и он, как руководитель, нес ответственность за показатели в работе.

Этот мотив относится к обоим составам преступлений, за совершение которых осужден Е., и установление которого является обязательным условием наступления уголовной ответственности.

Выводы приговора не основаны на материалах дела. В судебном заседании не установлено, каким образом этот единичный случай повлиял на показатели раскрываемости преступлений в целом по райотделу, к какой конкретно ответственности привлекался Е. либо избежал ее. Более того из показаний свидетеля К. следует, что в органах внутренних дел не существует такого понятия, как "раскрываемость преступлений".

В приговоре содержится вывод о том, что действиями Е. причинен существенный вред интересам общества и государства в виде подрыва авторитета правоохранительных органов в лице государства, но не указывается, в чем проявилось и каким образом причинение такого вреда установлено, исходя из каких обстоятельств вред определен как существенный.

Не рассматривался судом и вопрос о степени общественной опасности деяний Е.

В соответствии с ч. 2 ст. 14 УК РФ не является преступлением деяние, хотя формально и содержащее признаки какого-либо преступления, но в силу малозначительности не представляющее общественной опасности.

Уголовное дело о таком деянии не может быть возбуждено, а возбужденное подлежит прекращению в соответствии с п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ.

То есть, материально-формальное определение понятия преступления обусловливает необходимость установить, что деяние, формально подпадающее под признаки того или иного вида преступления, должно обладать достаточной степенью общественной опасности для решения вопроса о привлечении лица к уголовной ответственности.

Установив, что действия Е. формально содержат признаки преступлений, предусмотренных ст. ст. 285 ч. 1 и 292 УК РФ, суд не определил степень общественной опасности деяний Е., которые носят единичный характер, существенно не повлияли на работу Красногвардейского РОВД и показатели "раскрываемости преступлений", не повлекли существенного нарушения прав и законных интересов граждан либо охраняемых законом интересов общества и государства.

 

Вопросы применения норм материального права

 

Кража считается оконченной только в случае если виновный имеет реальную возможность пользоваться или распоряжаться по своему усмотрению изъятым имуществом (ст. 158 УК РФ)

 

Приговором Шебекинского районного суда К. и П. осуждены по ст. 158 ч. 3 УК РФ к лишению свободы.

Кассационная инстанция изменяя приговор указала следующее.

Признавая П. и К. виновным в краже и квалифицируя их действия по ст. 158 ч. 3 УК РФ, суд свое решение мотивировал тем, что они имели реальную возможность распорядиться похищенным имуществом.

Такой вывод не основан на установленных приговором фактических обстоятельствах дела.

В соответствии со ст. 158 УК РФ и разъяснениями Постановления Пленума Верховного Суда N 29 от 27 декабря 2002 года "О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое", кража считается оконченной, если имущество изъято и виновный имеет реальную возможность им пользоваться или распоряжаться по своему усмотрению.

Приговором установлено, что осужденные незаконно проникли в квартиру А., расположенную на 4 этаже, где взяли принадлежащие ей драгоценности и деньги на сумму 17492 рубля. Увидев в окно подъехавшую милицейскую машину, они попытались с похищенным скрыться, но были задержаны работниками милиции. П. на 3 этаже, К. при выходе из квартиры потерпевшей.

При таких данных очевидно, что осужденные не имели реальной возможности пользоваться ли распоряжаться похищенным имуществом по своему усмотрению, поэтому совершенное ими преступление нельзя считать оконченным.

 

Преступность и наказуемость деяния определяются уголовным законом, действовавшим во время совершения этого деяния.

Применение нового уголовного закона в таком случае допускается если только он улучшает положение осужденного (ст. 9 УК РФ)

 

Приговором октябрьского районного суда г. Белгорода Д. осужден к лишению свободы.

Судебная коллегия по уголовным делам облсуда отменяя приговор указала следующее.

По приговору Д. признан виновным в совершении 25 мошенничеств в период с мая 2001 года по сентябрь 2003 года.

Согласно ст. 17 УК РФ в редакции от 13 июня 1996 года совокупностью преступлений признавалось совершение двух и более преступлений, предусмотренных различными статьями или частями статьи УК РФ, ни за одно из которых лицо не было осуждено.

Квалификация действий Д., данная судом в приговоре в редакции Федерального закона от 08.12.2003 и назначение ему наказания за мошенничество по совокупности преступлений, повлекли за собой нарушение требований ст. 10 УК РФ о недопустимости применения уголовного закона ухудшающего положение осужденного.

 

При признании рецидива преступлений не могут учитываться судимости за преступления, осуждение по которым признавалось условным, если условное осуждение не отменялось и лицо не направлялось для отбывания наказания в места лишения свободы (ст. 18 УК РФ)

 

Приговором Ракитянского районного суда М., ранее судимый 15 июля 2004 года по ч. 1 ст. 111 УК РФ, ст. 73 УК РФ к 2 годам лишения свободы условно, осужден к лишению свободы.

Изменяя приговор президиум облсуда указал следующее.

Приговором от 15 июля 2004 года наказание М. назначалось с применением ст. 73 УК РФ, т.е. условно.

В соответствии с п. 4 ст. 18 УК РФ, при признании рецидива преступлений, не учитываются судимости за преступления, осуждение по которым признавалось условным, либо которым предоставлялась отсрочка исполнения приговора, если условное осуждение или отсрочка исполнения приговора не отменялись и лицо не направлялось для отбывания наказания в места лишения свободы.

В нарушение данного требования закона приговором суда от 18 ноября 2005 года в действиях М. отягчающим обстоятельством, с учетом судимости по приговору от 15 июля 2004 года, признан рецидив преступления.

 

Погашение или снятие судимости аннулирует все правовые последствия, связанные с судимостью, и не может учитываться при назначении наказания (ст. 86 УК РФ)

 

Приговором Белгородского районного суда Т. осужден к лишению свободы.

Приговор изменен по следующим основаниям.

Согласно ст. 86 ч. 6 УК РФ, погашение или снятие судимости, аннулирует все правовые последствия, связанные с судимостью.

Из установочной части приговора видно, что Т. ранее не судим, поэтому суд необоснованно сослался в описательно-мотивировочной части приговора на то, что Т. ранее неоднократно привлекался к уголовной ответственности и отбывал наказание в местах лишения свободы.

 

Непризнание перечисленных в ст. 61 УК РФ обстоятельств в качестве смягчающих наказание должно быть мотивировано в приговоре (ст. 61 УК РФ)

 

Приговором Яковлевского районного суда П. осужден по ст. 111 ч. 4 к лишению свободы.

Приговор изменен по следующим основаниям.

В приговоре указано, что обстоятельств, смягчающих и отягчающих наказание осужденного П., судом не установлено.

Из материалов уголовного дела видно, что П. после совершения преступления вызвал в палату медицинского вытрезвителя дежурного Д., и они совместно реанимировали С., т.е. оказывал медицинскую помощь потерпевшему непосредственно после совершения преступления.

В соответствии с п. "к" ч. 1 ст. 61 УК РФ одним из обстоятельств, смягчающих наказание является оказание медицинской и иной помощи потерпевшему непосредственно после совершения преступления.

Суд в нарушение требований закона данное обстоятельство смягчающим наказание не признал, что повлияло на размер назначенного П. наказания.

Согласно ст. 62 УК РФ, при наличии смягчающих обстоятельств, предусмотренных п.п. "и, к" ч. 1 ст. 61 УК РФ, и отсутствии отягчающих обстоятельств, срок или размер наказания не могут превышать максимального срока наказания, предусмотренного соответствующей статьей УК РФ.

Президиум снизил П. наказание.

 

Необращение к тексту уголовного закона при рассмотрении ходатайства осужденного об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания повлекло отмену постановления суда (ст. 79 УК РФ)

 

Постановлением Свердловского районного суда М. отказано в удовлетворении ходатайства об условно-досрочном освобождении.

Отменяя постановление президиум облсуда указал следующее.

Суд, рассмотрев ходатайство М., пришел к выводу о невозможности его условно-досрочного освобождения в связи с тем, что им совершено тяжкое преступление и в соответствии с п. "б" ч. 3 ст. 79 УК РФ он отбыл менее половины срока наказания.

Как видно из приговора, М. осужден по ст. 264 ч. 3 УК РФ, которая предусматривает наказание за преступления, совершенные по неосторожности.

В соответствии со ст. 15 ч. 3 УК РФ, преступлениями средней тяжести признаются и неосторожные деяния, за совершение которых максимальное наказание, предусмотренное УК РФ, превышает 2 года лишения свободы.

На основании п. "а" ч. 3 ст. 79 УК РФ условно-досрочное освобождение к лицам, совершившим преступления средней тяжести, может быть применено после отбытия ими 1/3 срока наказания.

 

Невыполнение требований, предусмотренных ст. 316 УПК РФ и ст. 62 УК РФ, повлекло за собой назначение наказания в больших пределах, чем это предусмотрено материальным законом (ст. 62 УК РФ)

 

Приговором Алексеевского районного суда Р. осужден по п. п. "а, б" ч. 2 ст. 158 УК РФ к лишению свободы условно.

Уголовное дело рассмотрено в особом порядке.

Президиум облсуда изменил приговор по следующим основаниям.

Санкция ч. 2 ст. 158 УК РФ предусматривает наказание до 5 лет лишения свободы.

То есть при осуждении лица по ч. 2 ст. 158 УК РФ в особом порядке максимальный срок наказания в виде лишения свободы составляет 3 года 4 месяца.

Как видно из приговора, в качестве обстоятельств, смягчающих наказание, суд признал его активное способствование раскрытию преступления, наличие на иждивении двух малолетних детей, один из которых является инвалидом, а также добровольное возмещение имущественного ущерба, причиненного в результате преступления. Обстоятельств, отягчающих наказание Р., не установлено.

В соответствии со ст. 62 УК РФ при наличии смягчающих наказание обстоятельств, предусмотренных п.п. "и", "к" ч. 1 ст. 61 УК РФ, и отсутствии отягчающих обстоятельств срок или размер наказания не могут превышать максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного соответствующей статьей особенной части УК РФ.

При таких обстоятельствах, с учетом правил ч. 7 ст. 316 УПК РФ, назначенное Р. наказание в виде лишения свободы не может превышать 2-х лет 6 месяцев.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь