Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

АРХАНГЕЛЬСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

Дело N 2-29/2000

14 апреля 2000 года

 

ПРИГОВОР

 

Судебная коллегия по уголовным делам Архангельского областного суда в составе:

председательствующего Козлова А.В.,

народных заседателей А., З.

при секретаре И.

с участием прокурора Сорванова А.А.,

адвокатов Незговорова А.Н., Климовой А.П.

рассмотрела в открытом судебном заседании в г. Архангельске уголовное дело по обвинению:

З., <...>, русского, гражданина Российской Федерации, с неполным средним образованием, военнообязанного, холостого, не работающего, без определенного места жительства, не судимого,

содержащегося под стражей с 14 октября 1999 года,

в совершении преступлений, предусмотренных ст. 105 ч. 2 п. "з" и ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ;

М., <...>, русского, гражданина Российской Федерации, со средним образованием, призывника Соломбальского районного военного комиссариата г. Архангельска, холостого, работающего грузчиком у предпринимателя К., проживающего в <...>, судимостей не имеющего,

содержавшегося под стражей в течение 14 октября - 1 ноября 1999 года,

в совершении преступления, предусмотренного ст. 316 УК РФ.

Заслушав показания подсудимых, потерпевшей и свидетелей, исследовав другие доказательства по делу, выслушав судебные прения и последнее слово подсудимых, судебная коллегия

 

установила:

 

З. при разбойном нападении совершил убийство М., а М. - заранее не обещанное укрывательство этих особо тяжких преступлений при следующих обстоятельствах:

4 октября 1999 года З. под предлогом продажи золотого перстня назначил своей знакомой М. в 21 час. встречу у магазина "Петровский" на перекрестке <...> и <...> в г. Архангельске.

С места встречи он на заранее заказанной автомашине-такси ГАЗ-3110, государственный номер <...>, под управлением водителя А. привез М. к дому N <...> по <...> и, попросив водителя подождать, зашел с девушкой в снимаемую им квартиру N <...>.

Там около 22 час. З. с целью завладения золотыми украшениями и деньгами М. напал на нее, умышленно с целью убийства нанес ей удар ножом в грудь, причинил рану левой молочной железы, оценивающуюся как легкий вред здоровью. Затем для доведения умысла на убийство до конца нанес потерпевшей удары руками по голове, причинив кровоподтеки лица, повалил ее на пол и сдавливал шею руками, а носовые ходы и рот закрывал подушкой до тех пор, пока потерпевшая в результате механической асфиксии не скончалась на месте.

После убийства З. похитил принадлежавшие М. золотые украшения: серьги, 3 цепочки, 2 браслета, 4 кольца, общей стоимостью 30 тыс. руб., а также деньги в сумме 1500 руб. и 110 долларов США, что, по официальному валютному курсу, соответствовало 2772 руб., запер квартиру и на такси под управлением А. уехал в Соломбальский округ г. Архангельска.

Там в ночь на 5 октября 1999 года он по телефону вызвал на улицу своего знакомого М. и у дома N <...> по <...> рассказал ему, что с целью завладения золотыми украшениями и деньгами совершил убийство М., после чего попросил оказать содействие в сокрытии трупа. М. на это согласился и, сходив домой, взял 2 мешка и моток веревки.

В ту же ночь квартире N <...> дома N <...> по <...> З. и М. с целью сокрытия особо тяжких преступлений, какими являлись разбойное нападение с причинением тяжкого вреда здоровью и убийство, поместили труп потерпевшей в мешки, положили туда же наволочки с подушки, которой она была задушена, и обвязали мешки веревкой, Затем, пройдя расстояние около 400 м, они принесли труп на берег р. Северная Двина и, привязав к нему камень, сбросили в воду в 250 м от железнодорожного моста ниже по течению. За помощь в сокрытии трупа З. передал М. деньги в сумме 500 руб.

В судебном заседании З. вину не признал и от дачи показаний отказался.

Подсудимый М. вину признал частично и пояснил, что в ночь на 5 октября 1999 года З. попросил его помочь в перевозке вещей из своей квартиры. Для этого он взял два мешка и веревку. Однако в квартире он неожиданно для себя увидел труп М. и догадался, что девушка убита. После этого З. рассказал, что причинил девушке смерть по неосторожности, и пригрозил расправой над его близкими. Испугавшись, он помог З. поместить труп в мешки; обвязать его веревкой и донести до реки, где труп и был утоплен.

Однако вина З. в убийстве при разбойном нападения, а М. в заранее не обещанном укрывательстве особо тяжких преступлений подтверждается следующей совокупностью исследованных в судебном заседании доказательств.

Так, в милицию заявление о безвестном исчезновении М. поступило 6 октября 1999 года (т. 1 листы дела 27 - 28).

Свидетель К. показала, что 5 октября 1999 года, около 21 час., к ней пришел З. и оставил на хранение золотой браслет и 50 долларов США, а 9 октября 1999 года к ней домой приехали сотрудники милиции и изъяли оставленный З. браслет, который был надет у нее на руке.

Свидетель Н. показала, что М. пропала без вести, после того как 4 октября 1999 года около 21 час. пошла к магазину "Петровский" на встречу с З., который обещал недорого продать ей золотой перстень, а в конце первой декады октября 1999 года сотрудники милиции уже где-то обнаружили и показали ей золотой браслет М.

Свидетель С. пояснил, что явившийся 14 октября 1999 года по вызову в милицию по поводу безвестного исчезновения М.З. первоначально заявил о своей непричастности к пропаже девушки, но после упоминания о золоте потерпевшей рассказал о ее убийстве с целью завладения золотыми украшениями и утоплении трупа совместно с М., которому он рассказал об убийстве девушки при разбойном нападении.

После такого рассказа был составлен протокол явки с повинной, в котором З. собственноручно изложил свое признание.

Из этого протокола явки З. с повинной видно, что с М. он встретился 4 октября 1999 года около 21 час. 05 мин. у магазина "Петровский". Затем на автомашине приехал с ней к дому N <...> по <...> и зашел в снимаемую им квартиру N <...>. Там он с целью завладения чужим имуществом ударил М. ножом в грудь, повалил на пол и задушил подушкой. После этого снял с потерпевшей золотые украшения, завладел ее деньгами в сумме 1500 руб. и валютой в размере 110 долларов США. Затем уехал в Соломбальский округ г. Архангельска, где встретился с М., все рассказал ему и уговорил помочь в сокрытии трупа. М. согласился. Прибыв в квартиру на <...> они поместили труп в 2 мешка, перенесли его к реке и, привязав камень, утопили. М. за помощь в сокрытии трупа он передал деньги в сумме 500 руб. Куртку и туфли потерпевшей спрятал в пос. Лесная речка. Один из золотых браслетов и 50 долларов М. передал К., а остальные украшения и деньги растратил.

Свою явку с повинной З. проиллюстрировал собственноручно составленной схемой мест убийства и утопления трупа (т. 1 листы дела 127 - 128).

В тот же день по составленной З. схеме в р. Северная Двина, у левого ее берега в 250 м от железнодорожного моста ниже по течению, был обнаружен помещенный в 2 мешка труп М., к которому был привязан камень (т. 1 листы дела 45 - 46), а по явке с повинной возбуждено уголовное дело (т. 1 лист дела 1).

На допросе от 15 октября 1999 года в качестве подозреваемого З. дал аналогичные явке с повинной показания и дополнил, что к месту преступления он привез М. на такси, которое вызвал по телефону из квартиры родителей. По приезду в квартиру на <...> удар ножом он нанес М. несколько снизу вверх. Инициатива по использованию при сокрытии трупа мешков и веревки исходила от М., которому он рассказал о случившемся (т. 1 листы дела 132 - 135).

В результате судебно-медицинской экспертизы было установлено, что смерть М. наступила от механической асфиксии, развившейся вследствие закрытия носовых ходов и рта с одновременным сдавливанием шеи.

На трупе также имелись 3 кровоподтека лица, свидетельствующие о нанесении ей ударов руками, и ножевое ранение левой молочной железы, раневой канал которого имел направление снизу вверх (т. 1 лист дела 187 - 195).

В течение октября - начала ноября 1999 года З. продолжал придерживаться признательных показаний, при этом воспроизвел обстоятельства совершенного им убийства М. на следственном эксперименте и указал сарай, в котором были спрятаны куртка и туфли потерпевшей (т. 1 листы дела 140 и 165 - 166).

При осмотре указанного З. сарая у дома N <...> по <...> были обнаружены куртка и туфли, которые свидетелем М. были опознаны как вещи ее убитой сестры (т. 1 листы дела 167 - 170 и 172 - 173).

В соответствии с заключениями судебно-медицинских экспертиз вещественных доказательств, на куртке и соскобе с пола квартиры N <...> дома N <...> по <...> были обнаружены следы крови, которая могла произойти от М. (т. 1 листы дела 50 - 53, 203 - 206 и 208 - 210).

Согласно справке предпринимателя Н. 4 октября 1999 года в 20 час. 53 мин. с телефонного номера <...> к 6-му подъезду дома N <...> по <...> канал вызывалась автомашина-такси ГАЗ-3110, государственный номер <...> (т. 1 лист дела 225).

Телефонный номер <...>, как это видно из справок следствия и акционерного общества "Артелеком", принадлежит матери З.З., проживающей в квартире N <...> дома N <...> по <...> (т. 1 лист дела 231 - 232).

Допрошенный в качестве свидетеля водитель такси А. показал, что от дома N <...> по <...> довез З. до магазина "Петровский", где в автомашину села девушка. Затем уже двоих пассажиров он отвез к дому N <...> по <...>. З. и девушка зашли в дом, а он их дожидался. Примерно через 40 минут из дома вышел один З., которого он доставил в Соломбальский округ г. Архангельска. Девушки он больше не видел.

Таким образом, первоначальные признательные показания З. нашли свое полное подтверждение.

Однако на допросе от 31 января 2000 года он свои показания изменил и заявил, что убийство М. было совершено приехавшим вместе с ним и потерпевшей на такси кавказцем по имени "А.", о чем он с самого начала и говорил сотрудникам милиции, но те ему не поверили и вынудили оговорить себя.

В подтверждение существования "А." и истинности своей последней версии З. заявил, что в сентябре 1999 года продал тому выкупленную из ломбарда золотую цепочку (т. 1 лист дела 145 - 151).

Давая оценку приведенным доказательствам в их совокупности, судебная коллегия приходит к следующим выводам.

Явку с повинной, как это следует из показаний свидетелей К., Н. и С., З. сделал из-за того, что сотрудники милиции, проводившие проверку по поводу безвестного исчезновения М., узнали, что именно он встречался с потерпевшей последним и именно у его знакомой был изъят золотой браслет М.

Явка с повинной и первоначальные показания З. получены в соответствии с уголовно-процессуальным законом.

Содержавшаяся в них ранее неизвестная информация о месте и способе убийства, месте утопления трупа и других деталях преступления, которой мог располагать лишь сам преступник, нашла свое полное подтверждение исследованными в судебном заседании протоколами осмотров, следственного эксперимента, опознаний, заключениями судебно-медицинских экспертиз и показаниями свидетелей. Поэтому соответствующими фактическим обстоятельствам дела судебная коллегия считает именно эти доказательства.

Версия З. об убийстве М. неким "А.", которую он выдвинул на завершающем этапе предварительного следствия и придерживался в судебном заседании, проверялась, но подтверждения не нашла.

Свидетель С. прямо опроверг утверждение З. о его ссылке на "А." при явке в милицию.

Свидетель А. утверждал, что никакого "А." он вместе с З. и М. на такси не подвозил.

Из справок общества с ограниченной ответственностью "Ювелирсервис" видно, что золотую цепочку 15 сентября 1999 года из ломбарда выкупал не З., а М. (т. 1 листы дела 227 и 229 - 230).

Будучи допрошенным об этом факте на предварительном следствии, М. прямо и в категорической форме опроверг участие "А." в выкупе цепочки (т. 1 листы дела 123 - 124).

Поэтому к версии З., переложившего вину за собственные преступления на вымышленное лицо, и к показаниям М., подстроившегося в судебном заседании под защитную позицию приятеля, судебная коллегия относится критически.

Показания свидетеля К. о том, что 4 октября 1999 года около 20 час. от магазина "Петровский" М. уезжала на автомашине иностранного производства серого цвета в противоположную от <...> сторону, судебная коллегия расценивает как результат добросовестного заблуждения, поскольку пояснения этого свидетеля явно противоречат совокупности остальных исследованных в судебном заседании доказательств.

Вина М. в заранее не обещанном укрывательстве, кроме частичного признания самого подсудимого, нашла подтверждение показаниями свидетеля С., а также явкой с повинной и первоначальными показаниями З., из которых видно, что об убийстве М. при разбойном нападении он знал, мешки и веревку приготовил именно для сокрытия трупа и за укрывательство особо тяжких преступлений получил деньги в сумме 500 руб.

С учетом приведенной совокупности доказательств к показаниям М. о том, что на свою квартиру З. заманил его обманом, по пути вернул денежный долг, а затем заставил скрывать труп под угрозами, судебная коллегия относится критически.

Давая юридическую оценку действиям подсудимых, судебная коллегия квалифицирует действия З. как совокупность разбойного нападения в целях хищения чужого имущества, совершенного с применением насилия, опасного для жизни, с использованием в качестве оружия ножа и причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшей, то есть преступления, предусмотренного ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ, а также сопряженного с разбоем убийства, то есть преступления, предусмотренного ст. 105 ч. 2 п. "з" УК РФ.

Обвинение З. еще и в убийстве из корыстных побуждений является излишним. Поэтому данный квалифицирующий признак из его обвинения по п. "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ судебная коллегия исключает.

Действия М. судебной коллегией квалифицируются как заранее не обещанное укрывательство особо тяжких преступлений, то есть преступление, предусмотренное ст. 316 УК РФ.

В соответствии с заключением судебно-психиатрической экспертизы, З. следует считать вменяемым (т. 1 лист дела 212).

Выводы судебно-психиатрической экспертизы судебная коллегия находит правильными.

За совершенные преступления З. и М. подлежат уголовному наказанию, при назначении которого судебная коллегия учитывает характер и степень общественной опасности преступлений, личности виновных, обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание, а также влияние назначенного наказания на их исправление и условия жизни их семей.

В соответствии со ст. 15 части 2 и 5 УК РФ преступления, совершенные З., относятся к особо тяжким, а М. - к категории преступлений небольшой тяжести.

Характеризуются З. и М. положительно (т. 2 листы дела 14, 25, 27 и 30).

Обстоятельством, смягчающим наказание З., в соответствии со ст. 61 ч. 1 п. "и" УК РФ, признается явка с повинной, активное способствование раскрытию преступлений и изобличению укрывателя на первоначальном этапе предварительного следствия.

Отягчающих его наказание обстоятельств нет.

Обстоятельством, отягчающим наказание М., согласно ст. 62 ч. 1 п. "в" УК РФ, является совершение им заранее не обещанного укрывательства группой лиц по предварительному сговору.

Обстоятельств, смягчающих его наказание, нет.

С учетом изложенного судебная коллегия приходит к выводу о том, что исправление З. и иные цели наказания могут быть достигнуты лишь при длительном лишении свободы, а М. лишение свободы необходимо назначить условно.

При исчислении З. и М. срока наказания судебная коллегия исходит из того, что фактически они были задержаны днем 14 октября 1999 года, а не в ночь на 15 октября 1999 года, как это указано в протоколах (ст. 122 УПК РСФСР).

Потерпевшая М. заявила в уголовном деле гражданский иск о взыскании с виновного стоимости похищенных у дочери золотых украшений в сумме 27000 руб., денег в сумме 1500 рублей, рублевого эквивалента 110 долларов США, стоимости поврежденных в результате преступления куртки и туфель дочери в размере 5000 руб., затрат на погребение и поминальный обед в сумме (1468 руб. + 168 руб. + 1600 + 1043 руб. 85 коп. = 4279 руб. 85 коп.) 4279 руб. 85 коп. и компенсации морального вреда, выразившегося в нравственных страданиях по поводу убийства дочери, в размере 50000 руб.

З. согласился компенсировать гражданскому истцу затраты на погребение, 1500 руб. и рублевый эквивалент 110 долларов США. В остальной части с иском не согласился.

Судебная коллегия при разрешении гражданского иска, руководствуясь статьями 1064 и 1094 ГК РФ, находит, что с З. в пользу М. подлежат взысканию стоимость похищенных золотых украшений в размере 27000 руб.; 1500 руб.; рублевый эквивалент похищенных 110 долларов США, который, по официальному валютному курсу, на день постановления приговора составляет 3138 руб. 30 коп.; затраты на погребение и поминальный обед в размере 4279 руб. 85 коп.

Разрешая вопрос о компенсации стоимости испорченных в результате преступления куртки и туфель потерпевшей судебная коллегия исходит из того, что надетая на М. в момент убийства куртка стоимостью 4 тыс. 500 руб. принадлежала не ей, а Н., которая от претензий имущественного характера отказалась. Поэтому с З. в пользу гражданского истца взыскивается лишь стоимость испорченных в результате преступления туфель в размере 500 руб.

Всего по иску М. в счет возмещения имущественного вреда судебная коллегия взыскивает с З. (27000 руб. + + 1500 руб. + 3138 руб. 30 коп. + 4279 руб. 85 коп. + 500 руб. = = 36421 руб. 45 коп.) 36418 руб. 15 коп., а во взыскании 4500 руб. отказывает.

При разрешении вопроса о компенсации морального вреда судебная коллегия, руководствуясь статьями 151, 1099 - 1101 ГК РФ, удовлетворяет гражданский иск в полном объеме и взыскивает с З. 50000 руб.

В соответствии со статьями 105 и 107 УПК РСФСР с З. также подлежат взысканию судебные издержки, выразившиеся в оплате за счет федерального бюджета труда предоставлявшихся ему на предварительном следствии адвокатов по назначению, в размере (5 x x 141 руб. 93 коп. = 709 руб. 65 коп.) 709 руб. 65 коп. (т. 1 листы дела 141, 152, 157, 164 и т. 2 лист дела 38).

Согласно ст. 169 ГК РФ с М. в доходную часть федерального бюджета РФ подлежат взысканию денежные средства в сумме 500 руб., полученные им за укрывательство особо тяжких преступлений.

В соответствии со ст. 86 УПК РСФСР вещественные доказательства: хранящийся в прокуратуре г. Архангельска золотой браслет убитой М. подлежит выдаче ее матери М., а не представляющие ценности 2 подушки, 2 мешка, веревки, наволочки, куртка и туфли - уничтожению.

Поступившие с делом 2 аудиокассеты подлежат возврату в прокуратуру г. Архангельска.

Руководствуясь статьями 300 - 317 УПК РСФСР, судебная коллегия по уголовным делам Архангельского областного суда

 

приговорила:

 

З. признать виновным в совершении преступлений, предусмотренных ст. 105 ч. 2 п. "з" и ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ, назначив ему наказание в виде лишения свободы:

по ст. 105 ч. 2 п. "з" УК РФ сроком на 15 (пятнадцать) лет;

по ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ сроком на 11 (одиннадцать) лет с конфискацией имущества.

На основании ст. 69 УК РФ, по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательное наказание определить в виде 17 (семнадцати) лет лишения свободы с конфискацией имущества в исправительной колонии строгого режима, исчислив срок отбывания наказания с 14 октября 1999 года;

М. признать виновным в совершении преступления, предусмотренного ст. 316 УК РФ, назначив ему наказание в виде 2 (двух) лет лишения свободы.

На основании ст. 73 УК РФ наказание считать условным с испытательным сроком 1 (один) год 6 (шесть) месяцев.

Меры пресечения на кассационный период оставить прежними, З. в виде заключения под стражу, М. в виде подписки о невыезде.

В качестве компенсации морального вреда взыскать с З. в пользу М. 50000 (пятьдесят тысяч) рублей.

В счет возмещения имущественного вреда взыскать с З. в пользу М. 36418 (тридцать шесть тысяч четыреста восемнадцать) руб. 15 коп., а в остальной части в удовлетворении гражданского иска отказать.

В качестве компенсации судебных издержек взыскать с З. в доходную часть федерального бюджета РФ 709 (семьсот девять) руб. 65 коп.

В соответствии со ст. 169 ГК РФ взыскать с М. в доходную часть федерального бюджета Российской Федерации полученные им в результате преступной деятельности 500 (пятьсот) рублей.

Вещественные доказательства: хранящийся в прокуратуре г. Архангельска золотой браслет выдать М., а не представляющие ценности подушки, наволочки, мешки, веревки, куртку и туфли уничтожить.

Направлявшиеся вместе с делом 2 видеокассеты вернуть в прокуратуру г. Архангельска.

Приговор может быть обжалован и опротестован в Верховный Суд РФ через Архангельский областной суд в течение семи суток со дня провозглашения, а содержащимся под стражей осужденным З. в тот же срок со дня вручения копии приговора.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь