Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

КИРОВСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

СПРАВКА

от 24 ноября 2006 года

 

О РЕЗУЛЬТАТАХ ОБОБЩЕНИЯ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ

РАССМОТРЕНИЯ ГРАЖДАНСКИХ ДЕЛ, СВЯЗАННЫХ

С ПРИМЕНЕНИЕМ НОРМ ЖИЛИЩНОГО КОДЕКСА РФ

 

 

В связи с поручением Верховного Суда Российской Федерации проведено изучение судебной практики рассмотрения судами Кировской области в 2005 - 2006 годах гражданских дел, связанных с применением норм Жилищного кодекса Российской Федерации.

Районными судами области рассмотрено:

 

                                    2005 год              2004 год

 

Всего жилищных дел                    3040                  5012

в т.ч. с вынесением решения           2346                  4319

из них:

- удовлетворено                       2059                  4032

- отказано                             287                   287

прекращено                             544                   588

оставлено без рассмотрения             150                   105

 

Приведенные статистические данные свидетельствуют о том, что общее количество рассмотренных жилищных дел значительно уменьшилось - на 40%, почти в два раза снизилось количество удовлетворенных исков.

Снижение количества жилищных споров произошло за счет споров, отнесенных к категории "других жилищных споров", - с 4464 до 2395.

В то же время возросло количество споров, связанных с приватизацией, и о выселении (за исключением дел о выселении с предоставлением другого жилого помещения):

 

                                     2005 год             2004 год

 

Рассмотрено дел

о выселении:

- из служебных помещений                37                    28

иные с предоставлением

другого жилого помещения                35                   106

иные без предоставления

другого жилого помещения               414                   325

связанных с приватизацией:             159                    89

Дела, связанные с приватизацией

жилых помещений, рассматривались

и мировыми судьями:                     59                    29

 

Кроме того мировыми судьями разрешено в 2005 году с вынесением решения 27658 других жилищных споров и прекращено 346 дел по таким спорам, в 2004 году соответственно 19231 и 369.

С нарушением установленного законом срока районными судами рассмотрено 145 дел в 2005 году и 161 дело в 2004 году, мировыми судьями соответственно 157 и 160 дел.

 

Переустройство и перепланировка

жилого помещения (глава 4 ЖК РФ)

 

Статьи 25 - 28 ЖК РФ регламентируют понятия переустройства и перепланировки, процедуру получения разрешения на переустройство и (или) перепланировку, основания для отказа и завершение процедуры. Самовольное переустройство или перепланировка жилого помещения влекут для собственника обязанность привести помещение в прежнее состояние или обратиться в суд с иском об оставлении его в переустроенном (перепланированном) состоянии.

Примерные виды изменений помещения по указанным видам даны в постановлении Госстроя РФ от 27.09.2003 N 170 "Об утверждении правил и норм технической эксплуатации жилищного фонда".

Переоборудование жилых помещений может включать в себя: установку бытовых электроплит взамен газовых плит или кухонных очагов, перенос нагревательных сантехнических и газовых приборов, устройство вновь и переоборудование существующих туалетов, ванных комнат, прокладку новых или замену существующих подводящих и отводящих трубопроводов, электрических сетей и устройств для установки душевых кабин, джакузи, стиральных машин повышенной мощности и других сантехнических бытовых приборов нового поколения.

Перепланировка жилых помещений может включать: перенос и разборку перегородок, перенос и устройство дверных проемов, разукрупнение или укрупнение многокомнатных квартир, устройство дополнительных кухонь и санузлов, расширение жилой площади за счет вспомогательных помещений, ликвидация темных кухонь и входов в кухни через квартиры или жилые помещения, устройство или переоборудование существующих тамбуров.

Переоборудование и перепланировка жилых домов и квартир (комнат), ведущие к нарушению прочности или разрушению несущих конструкций здания, нарушению в работе инженерных систем и (или) установленного на нем оборудования, ухудшению сохранности и внешнего вида фасадов, нарушению противопожарных устройств, не допускаются.

Р., проживая в квартире многоквартирного дома, без предварительного разрешения и согласования с жилищными и иными компетентными органами установил дополнительную металлическую дверь в коридоре общего пользования с присоединением части коридора к своей квартире.

Желая узаконить перепланировку, обратился в суд с заявлением к МУ УЖХ, Кировскому филиалу ФГУП "Ростехинвентаризация", администрации г. Кирова.

Уточнив в ходе судебного разбирательства требования, просил суд обязать администрацию г. Кирова издать распоряжение об узаконении произведенной им перепланировки, обязать ФГУП "Ростехинвентаризация" внести изменения в технический паспорт на квартиру.

В обоснование требований указал, что 02.02.2004 межведомственная комиссия по перепланировкам (реконструкциям) жилых и нежилых помещений в жилых домах в г. Кирове признала, что реконструкция его квартиры в части присоединения тамбура технически возможна. Решением Первомайского районного суда от 04.11.2004 перепланировка признана законной, но во внесении изменений в документы на квартиру ему отказывают в связи с тем, что МУ УЖХ, которое является наймодателем и балансодержателем дома, не дало разрешения, а также в связи с отсутствием согласования перепланировки с собственниками жилых помещений дома.

В ходе рассмотрения спора вопрос о перепланировке был согласован с МУ УЖХ г. Кирова, в связи с чем истец отказался от иска к данному ответчику и производство по делу в этой части прекращено.

Решением Ленинского районного суда от 30 мая 2005 г. в удовлетворении иска отказано по тем основаниям, что для выполненных Р. работ требуется согласие всех собственников помещений в многоквартирном доме в соответствии со ст. 36 (п. п. 1, 3), ст. 40 (п. 2) Жилищного кодекса РФ, а такого согласия нет.

Судебная коллегия определением от 28 июля 2005 г. решение районного суда отменила. Требование Р. обязать администрацию г. Кирова издать распоряжение об узаконении перепланировки оставила без удовлетворения. Обязала ФГУП "Ростехинвентаризация" в лице Кировского филиала внести необходимые изменения в технический паспорт по корректировке площади квартиры в связи с произведенной перепланировкой с присоединением тамбура и установкой дверей.

Коллегия указала, что спорные правоотношения по самовольной установке металлической двери и связанной с этим перепланировкой помещения возникли до вступления в силу с 1 марта 2005 г. Жилищного кодекса РФ, поскольку в мае 2004 г. МУ УЖХ г. Кирова обратилось в суд с иском о демонтаже металлической двери.

В соответствии со ст. 84 ЖК РСФСР (действовавшего на время разрешения требования МУ УЖХ) споры о переустройстве или перепланировке разрешались в судебном порядке, если на устройство и перепланировку имелось разрешение местных органов власти.

4 ноября 2004 г. Первомайским районным судом было принято заочное решение по делу по иску МУ УЖХ г. Кирова к Р. о признании самовольно произведенного им переустройства квартиры незаконным и возложении на него обязанности демонтировать деревянные рамы и остекление лоджии и демонтировать металлическую входную дверь.

Суд установил и указал в решении, что на установку металлической двери Р. получил все необходимые согласования, нарушения прав и интересов истца нет. Указанным решением в иске МУ УЖХ г. Кирова было отказано.

В этой части решение суда сторонами не обжаловалось, вступило в законную силу.

Разрешая настоящий спор, суд необоснованно отклонил доводы Р. о наличии решения Первомайского суда от 04.11.2004, сделал ошибочный вывод, что это решение было отменено судьей, тогда как отмена имела место только в части требований, касающихся самовольного остекления лоджии.

В соответствии со ст. 61 ГПК РФ обстоятельства, установленные вступившим в законную силу судебным постановлением по ранее рассмотренному делу, обязательны для суда. Указанные обстоятельства не доказываются вновь и не подлежат оспариванию при рассмотрении другого дела, в котором участвуют те же лица.

Установленные Первомайским районным судом 04.11.2004 обстоятельства дела лицами, участвующими в данном деле, не оспаривались.

Учитывая изложенные обстоятельства, нельзя признать законным и обоснованным отказ суда в удовлетворении требований Р. об узаконении перепланировки.

Протоколом общего собрания собственников квартир ТСЖ "С." было разрешено Т. переоборудовать чердачное помещение площадью 88 кв. м, расположенное над квартирой N 8, принадлежащей ответчику на праве собственности, и присоединить его к общей площади указанной квартиры.

Указанная реконструкция квартиры была разрешена распоряжением главы администрации г. Кирова, соответствующими органами утвержден акт государственной приемочной комиссии по приемке в эксплуатацию пятикомнатной квартиры N 8 в двух уровнях.

После переоборудования квартира была продана Т. Б., право собственности которой зарегистрировано в установленном законом порядке.

ТСЖ "С." обратилось в суд с иском к Б. и Т. о признании незаконной реконструкции квартиры N 8 и истребовании чердачного помещения, расположенного над квартирой N 14. В обоснование иска указано, что второй этаж квартиры N 8 включает в себя не только бывшее чердачное помещение над квартирой N 8, но и чердачное помещение, находящееся в собственности ТСЖ и расположенное над квартирой N 14, принадлежащей на праве собственности члену ТСЖ В., проведенная реконструкция противоречит протоколу общего собрания членов ТСЖ.

Первомайский районный суд решением от 26.12.2005 отказал в удовлетворении заявленных требований.

Судебная коллегия по гражданским делам Кировского областного суда определением от 09.02.2006 отменила решение и направила дело на новое судебное рассмотрение, т.к. суд не исследовал и не дал правовой оценки значимым обстоятельствам: имел ли место самовольный захват части чердака при перепланировке Т. квартиры, если имел, то нарушает ли он и в какой степени права ТСЖ, правомочного распоряжаться общим имуществом домовладельцев (п. 9.1 устава ТСЖ), членов ТСЖ, являющихся собственниками спорной части чердака (ст. 290 ГК РФ), собственника квартиры N 14, имеется ли реальная возможность возврата части чердака и каким способом.

 

Право собственности и другие вещные права

на жилые помещения (раздел II Жилищного кодекса РФ)

 

Новый Жилищный кодекс РФ в ч. 1 ст. 36 определил общее имущество собственников помещений в многоквартирном доме, к которому отнес, в частности, земельный участок, на котором расположен многоквартирный дом.

Первомайским судом было рассмотрено дело, связанное с применением данной нормы закона.

П. и Л. обратились в суд с иском к ООО "Ж.", управлению архитектуры и градостроительства администрации г. Кирова о прекращении незаконной строительной деятельности. Указали, что являются собственниками квартир в доме по ул. Чапаева г. Кирова, где и проживают. Ответчик возводит 10-этажный жилой дом в виде пристроя к их дому, однако земельный участок имеет ограниченную оборотоспособность, может принадлежать на праве общей долевой собственности только собственникам квартир в многоквартирном жилом доме по ул. Чапаева, не подлежит отчуждению, распоряжаться им могут только собственники совместно. Истцы просили обязать ответчика прекратить строительство, демонтировать забор, отгораживающий стройплощадку, восстановить первоначальный вид прилежащего к дому земельного участка, обязать администрацию г. Кирова отменить распоряжение о предварительном согласовании места расположения объекта строительства, запретить выдавать разрешение на строительство.

В судебном заседании истцы отказались от заявленных к управлению архитектуры и градостроительства администрации г. Кирова требований, поскольку распоряжение N 4651 от 14.10.2003 отменено добровольно.

Первомайский районный суд решением от 28.04.2005 отказал в удовлетворении заявленных требований.

Судебная коллегия по гражданским делам Кировского областного суда определением от 28.06.2005 по жалобе истцов отменила решение районного суда и направила дело на новое рассмотрение по следующим основаниям:

Отказывая в иске, суд указал, что истцы не признаны обладателями прав собственности на спорный земельный участок, являющийся по закону общим имуществом собственников помещений (квартир) в многоквартирном доме. ООО "Ж." осуществляет земляные работы на земельном участке на законных основаниях, поэтому права истцов по пользованию ООО "Ж." земельным участком, сданным администрацией г. Кирова в аренду ООО "Ж." для строительства 10-этажного жилого дома - пристроя к дому по ул. Чапаева г. Кирова, не затрагиваются и не нарушаются.

Коллегия нашла данный вывод суда преждевременным и противоречащим требованиям закона.

При разрешении спора суд неправильно применил и истолковал нормы ЖК РФ и ФЗ "О введении в действие ЖК РФ" относительно возникновения прав истцов на общее имущество многоквартирного дома, в состав которого входит спорный земельный участок.

Жилищные права истцов возникли на законных основаниях, таких, как наследование и приватизация муниципальных квартир (пп. 4 ст. 10 ЖК РФ). Вместе с возникновением прав собственности на указанные квартиры у истцов автоматически возникло право общей долевой собственности на общее имущество многоквартирного дома.

Ст. 36 ЖК РФ прямо наделяет собственников квартир в многоквартирном доме правом собственности на земельный участок, входящий в состав общего имущества: "... собственникам помещений в многоквартирном доме принадлежат на праве общей долевой собственности помещения в данном доме, не являющиеся частями квартир и предназначенные для обслуживания более одного помещения в данном доме, в том числе ... земельный участок, на котором расположен данный дом, с элементами озеленения и благоустройства и иные предназначенные для обслуживания, эксплуатации и благоустройства данного дома объекты, расположенные на указанном земельном участке. Границы и размер земельного участка, на котором расположен многоквартирный дом, определяются в соответствии с требованиями земельного законодательства о градостроительной деятельности".

Положение об автоматическом возникновении прав собственников квартир на прилегающий земельный участок содержит и ст. 16 ФЗ "О введении в действие ЖК РФ".

Таким образом, для перехода права собственности на прилегающий земельный участок не нужно принятия решения органов местного самоуправления о передаче земельного участка в общую собственность собственников квартир многоквартирного дома. Ни переход права на этот земельный участок, ни права на него не подлежат государственной регистрации прав собственности в Едином государственном реестре прав в управлении Росрегистрации по Кировской области, достаточно лишь проведения его технического учета для точного определения границ и размеров.

При таких обстоятельствах права истцов как собственников квартир дома по ул. Чапаева г. Кирова на прилегающий земельный участок установлены законом, и отсутствие его технического учета не лишает их этого права на него.

При разрешении спора суд не учел указанные требования материального закона, не принял мер к разрешению вопроса по определению границ спорного земельного участка, не проверил, занят ли он под строительство дома-пристроя, и не нарушаются ли при этом права истцов, и подлежат ли удовлетворению заявленные ими требования по восстановлению земельного участка, что привело к вынесению незаконного решения.

 

Приватизация

 

К. предъявил иск к ГЛПУ "Л." о бесплатной передаче ему и несовершеннолетней дочери в общую долевую собственность жилого помещения (квартиры).

Решением Лузского суда от 21.07.2005 иск удовлетворен.

Надзорная жалоба К., в которой указано, что суд изменил по своей инициативе исковые требования, признал право истца и дочери на приватизацию, а не право собственности на спорную квартиру, оставлена без удовлетворения.

Решением суда постановлено признать право К. и его несовершеннолетней дочери на бесплатную передачу в общую равнодолевую собственность указанной квартиры. На ГЛПУ "Л." возложена обязанность заключить с истцом договор о передаче квартиры им в собственность с последующей регистрацией права на общих основаниях.

На комитет по имуществу и земельным ресурсам Лузского района возложена обязанность перевести права арендатора земельного участка, на котором возведено указанное жилое помещение, с "Л." на К.

Спор разрешен в рамках заявленных исковых требований о передаче жилого помещения в порядке приватизации.

В соответствии со ст. ст. 2, 6 ФЗ "О приватизации жилищного фонда в РФ" приватизации подлежат жилые помещения, находящиеся в оперативном управлении государственных учреждений.

Из обжалованного судебного акта следует, что требуемое истцами жилое помещение юридически не зарегистрировано за "Л." на праве оперативного управления в связи с отсутствием документов на земельный участок.

В то же время между "Л." и истцами отсутствует спор по поводу приватизации.

При установленных конкретных обстоятельствах дела принятое судом решение не нарушает имущественных интересов истцов и не создаст каких-либо препятствий для приватизации квартиры при наличии к тому юридических и фактических оснований.

Н. обратился в суд с иском к администрации г. Кирова о признании незаконным отказа в приватизации жилого помещения, полученного им при обмене (мене).

Первомайский районный суд решением от 25 мая 2005 г. отказал в удовлетворении заявленных требований.

Судебная коллегия решением от 9 августа 2005 г. отменила решение и направила дело на новое судебное рассмотрение.

Коллегия нашла вывод суда ошибочным, поскольку суд не установил природу возникших правоотношений, значимые для дела обстоятельства, вследствие чего доказательства и доводы сторон оставлены без внимания и исследования, что привело к незаконному решению.

Отказывая в иске, суд исходил из законности договора от 12.02.2003, заключенного между сторонами, и расприватизации занимаемой Н. квартиры. Однако при этом суд не учел, что при возникших между сторонами отношениях такой договор не мог быть заключен, поскольку в соответствии со ст. 9.1 Закона РФ "О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации" он касается малоимущих слоев населения, к которым истец не относится, и предусматривает обязательность заключения договора социального найма именно расприватизированного, а не другого жилого помещения. На эти же обстоятельства указывает и заключенный между сторонами договор.

Однако договор найма с Н. на это жилое помещение не заключался, а ему предоставлено другое жилое помещение. При таких обстоятельствах вызывает сомнение вывод суда о законности указанного договора.

Кроме того, из искового заявления следует, что спор фактически касается не приватизации жилого помещения, а состоявшегося между сторонами соглашения о мене жилых помещений и возникновения при этом права собственности у истца на полученное при этом жилое помещение.

В связи с этим суду следовало установить, на каких условиях состоялась договоренность об обмене (мене) жилых помещений и праве собственности истца на них, предусматривалось ли его прекращение и на каких основаниях, чего судом не сделано.

Кроме того, Н. в исковом заявлении указывает, что лишение его права собственности на занимаемое им ранее жилое помещение и вновь полученное произведено под влиянием обмана и заблуждения, что также судом оставлено без внимания и проверки.

С. обратились в суд с иском к СПК колхозу "И." о даче согласия на приватизацию жилого помещения, в которой им решением правления было отказано с предложением выкупить квартиру.

Решением Котельничского районного суда от 3 августа 2005 г. иск удовлетворен.

Определением судебной коллегии от 8 сентября 2005 г. решение районного суда отменено и вынесено новое решение об отказе в удовлетворении требований.

Согласно ст. 2 Закона РФ "О приватизации жилищного фонда в РФ" граждане РФ, занимающие жилые помещения в домах государственного и муниципального жилого фонда, включая жилищный фонд, находящийся в полном хозяйственном ведении предприятий или оперативном управлении учреждений (ведомственный фонд) по договору социального найма, вправе с согласия всех совместно проживающих совершеннолетних членов семьи приобрести эти помещения в собственность.

С. проживают в доме, принадлежащем на праве собственности СПК колхозу "И.". Ни законом, ни решением общего собрания членов СПК, ни уставом не предусмотрено право передачи жилого фонда, находящегося в собственности СПК, в безвозмездную собственность членов колхоза.

Ш. обратилась в суд с иском к ОАО "М." о признании права собственности на квартиру, в которой она проживала с 1998 года вместе с Т., умершей в 2001 году. Они с Т. неоднократно обращались к ответчику с заявлениями о передаче квартиры в их собственность в порядке приватизации, но получали отказ.

Октябрьский районный суд решением от 20.02.2006 признал право собственности Ш. на квартиру.

Судебная коллегия по гражданским делам областного суда оставила без изменения решение районного суда, а жалобу ответчика - без удовлетворения.

Материалами дела установлено, что спорная квартира была предоставлена умершей Т. в 1992 г. по ордеру в связи с расселением из ветхого дома государственного жилого фонда, подлежащего сносу, и отводом участка ответчику под строительство многоквартирного дома. Квартира предоставлена до реорганизации ответчика из государственного предприятия в акционерное общество. Доказательств предоставления спорного жилого помещения Т. в порядке улучшения жилищных условий за счет имущества акционерного общества ответчиком не предоставлено.

При сносе дома Т. должно было быть предоставлено жилое помещение с тем же правовым режимом, что и прежнее, т.е. с правом обращения в собственность безвозмездно.

Истица вселилась в спорную квартиру в 1998 году как член семьи нанимателя Т. и приобрела равные с нанимателем права, вытекающие из договора найма жилого помещения. После смерти Т. договор найма жилого помещения был заключен с истицей.

 

Право пользования

 

Ж. обратился в суд с иском к дяде В. о признании утратившим право на жилое помещение и снятии его с регистрационного учета. Указал, что ему на праве собственности принадлежали 5/9 долей двухкомнатной квартиры. Его дядя В., которому принадлежали другие 4/9 доли квартиры, не проживающий в квартире с 1990 г., продал ему свою долю 11.11.2004, в связи с чем утратил право на жилую площадь.

Решением Октябрьского районного суда от 29 июня 2005 г. в удовлетворении иска отказано.

Определением судебной коллегии от 23 августа 2005 г. решение районного суда отменено и вынесено новое решение об удовлетворении иска.

Отказывая в удовлетворении иска, суд сослался на п. 9 договора купли-продажи, заключенного между сторонами от 11.11.2004, а также на ч. 1 ст. 558 ГК РФ и пришел к выводу о том, что договор предусматривает для ответчика право пользования своей долей и после его заключения, он относится к числу лиц, за которыми в соответствии с законом право пользования жилым помещением сохраняется и после его продажи.

Коллегия признала данный вывод суда ошибочным.

По смыслу п. 9 заключенного сторонами договора ответчик сохраняет право пользования жилым помещением на момент его заключения. Условия же о том, что он будет иметь такое право и после продажи своей доли, договор не содержит.

В соответствии с ч. 2 ст. 292 ГК РФ переход права собственности на жилой дом или квартиру к другому лицу является основанием для прекращения права пользования жилым помещением членами семьи прежнего собственника.

Из материалов дела следует, что ранее спорная квартира принадлежала на праве собственности в порядке приватизации деду и бабке истца, являющимся родителями ответчика. Право собственности по 4/9 доли у сторон, проживавших на тот момент в квартире, возникло в порядке наследования, а у Ж. еще и на 1/9 долю после дарения ему его отцом. Следовательно, указание суда на то, что ответчик В. относится к числу лиц, сохраняющих право пользования жилым помещением и после его продажи, нельзя признать правильным.

Кроме того, установлено, что ответчик не пользовался жилым помещением как до продажи своей доли, так и после заключения договора, намерения проживать в нем не имеет, признание за ним права пользования квартирой ему необходимо лишь для сохранения регистрации в населенном пункте. В спорной квартире проживает истец с женой, ответчик не является членом их семьи.

При таких обстоятельствах и в связи с продажей ответчиком своей доли он утратил право пользования жилым помещением.

П. обратился в суд с иском к Б. о вселении в однокомнатную квартиру. Указал, что 27.09.2004 он купил в этой квартире 2/9 доли, получил свидетельство о праве собственности, зарегистрировался в квартире. Однако вселению и проживанию в квартире препятствует ответчик Б., которому принадлежит на праве собственности 7/9 долей квартиры.

Решением Ленинского районного суда от 18.11.2004 иск П. удовлетворен. Постановлено вселить его в спорную квартиру.

Определением судебной коллегии от 18.01.2005 решение оставлено без изменения.

Постановлением Президиума областного суда от 16.03.2005 принятые по делу судебные постановления отменены и вынесено новое решение об отказе П. в иске о вселении в квартиру.

Президиум указал:

В соответствии со ст. 247 ГК РФ владение и пользование имуществом, находящимся в долевой собственности, осуществляется по соглашению всех ее участников, а при недостижении согласия - в порядке, устанавливаемом судом.

Участник долевой собственности имеет право на предоставление в его пользование части общего имущества, соразмерной его доле, а при невозможности этого вправе требовать от других участников, владеющих и пользующихся имуществом, приходящимся на его долю, соответствующей компенсации.

Решение суда постановлено без учета содержания данной нормы закона, хотя суд и сослался в решении на эту норму.

Требуя вселения в квартиру, истец фактически поставил вопрос о предоставлении в его пользование части общего имущества. Вывод судебных инстанций о том, что истец такого требования не заявлял, противоречит фактическим обстоятельствам дела и существу иска.

Разрешая спор, суд не учел, что предоставление в пользование П. его доли в квартире невозможно. Площадь квартиры составляет 29,7 кв. м, из них площадь комнаты - 16,5 кв. м, кухни - 6,5 кв. м, ванной с туалетом - 3 кв. м. Доля ответчика составляет 23,9 кв. м, в связи с незначительностью своей доли истец реально будет пользоваться всей квартирой в полном объеме в нарушение прав собственника, доля которого значительно больше.

В соответствии со ст. 6 Основ федеральной жилищной политики (действовавших на время принятия судебных решений) собственник недвижимости в жилищной сфере либо ее части имеет право в порядке, установленном законодательством, владеть, пользоваться и распоряжаться им, если при этом не нарушаются действующие нормы, жилищные права и свободы других граждан, а также общественные интересы.

Обжалуемыми судебными постановлениями в жилое помещение, состоящее из одной комнаты, вселено без учета социальной нормы и без согласия проживающего в жилом помещении собственника постороннее для него лицо, не являющееся членом его семьи.

Ссылка суда как на основание вселения истца в жилое помещение на положения ст. 288 ГК РФ о правах собственника по владению, пользованию и распоряжению принадлежащим ему жилым помещением в соответствии с его назначением и ст. 304 ГК РФ о праве требовать устранения всяких нарушений его прав, хотя бы эти нарушения и не были соединены с лишением владения, является формальной и сделана без учета установленных по делу обстоятельств, имеющих существенное значение.

В. обратилась в суд с иском к Е. и С. о признании преимущественного права на покупку 1/2 доли в квартире, о прекращении права собственности С. на эту долю, об аннулировании записи в Едином государственном реестре прав о государственной регистрации права общей долевой собственности.

Первомайский районный суд решением от 26.12.2005 удовлетворил заявленные требования.

Судебная коллегия по гражданским делам областного суда определением от 04.04.2006 отменила решение и направила дело на новое судебное рассмотрение, т.к. признала вывод суда преждевременным и сделанным на недостаточно полно исследованных обстоятельствах дела.

Удовлетворяя исковые требования, суд исходил лишь из того, что Е., являясь участником общей долевой собственности, не известил второго собственника (истицу) о намерении продать свою долю в праве собственности на квартиру ответчице С. Однако суд не исследовал, согласна ли истица с теми условиями, на которых заключен договор купли-продажи между Е. и С., имеет ли она реальную возможность воспользоваться этим преимущественным правом покупки доли в квартире. Между тем, в деле имеются данные о том, что истица денежных средств на покупку доли в квартире не имеет, намерена произвести расчет за нее частями, а не сразу, как это сделала ответчица. Без исследования данных обстоятельств нельзя правильно разрешить спор.

ООО фирма "С." обратилась в суд с иском к К. об определении компенсации за сносимое жилое помещение, находящееся у него на праве собственности, и снятии с регистрационного учета. В обоснование требований указано, что в соответствии с распоряжением администрации г. Кирова от 11.07.2001 жилой дом подлежит сносу, а проживающие в нем граждане должны быть расселены. В связи с тем, что ответчик длительное время не проживает в доме, где ему принадлежит на праве собственности 1/18 доля домовладения (3,8 кв. м), истец просил установить ему денежную компенсацию за сносимую долю.

Решением от 07.11.2005 Ленинский суд обязал ООО фирму "С." предоставить К. компенсацию за сносимое жилье в натуре в виде другого благоустроенного жилого помещения в собственность К. в г. Кирове площадью не менее 8,3 кв. м в срок до 01.12.2005.

Судебная коллегия по гражданским делам определением от 20.12.2005 отменила решение и направила дело на новое судебное рассмотрение.

Суд первой инстанции мотивировал свое решение о предоставлении К. благоустроенного жилого помещения тем, что в соответствии с распоряжением администрации г. Кирова от 28.10.2004 ООО фирма "С." обязана предоставить благоустроенное жилье гражданам, выселяемым в связи со сносом жилого дома.

При этом суд руководствовался ст. 49.3 ЖК РСФСР, согласно которой, если дом, в котором находятся приватизированные квартиры, подлежит сносу по основаниям, предусмотренным законодательством, выселяемым из него собственникам квартир с их согласия предоставляется равноценное жилое помещение на праве собственности либо компенсация предприятием, учреждением, организацией, осуществляющим снос дома.

Однако, как следует из материалов дела, земельный участок, на котором расположен дом, не изымался для государственных и муниципальных нужд, из распоряжения администрации г. Кирова N 2669 видно, что за ООО фирмой "С." был зарезервирован земельный участок для проектирования и строительства группы жилых домов. ООО фирме "С." при разработке проектной документации предложено было предусмотреть затраты на снос жилых домов, в том числе спорного, и предоставлении гражданам других благоустроенных жилых помещений.

 

Социальный наем жилого помещения

 

Г. обратился в суд с иском к администрации г. Вятские Поляны о постановке на учет нуждающихся в улучшении жилищных условий по месту жительства с 1987 года, т.е. с момента постановки на такой учет по месту работы. Указал, что является участником боевых действий в Республике Афганистан, в настоящее время завершается строительство жилого дома, предназначенного для участников боевых действий, претендует на жилую площадь в этом доме по договору социального найма.

Решением от 30.01.2006 Вятскополянский районный суд не усмотрел правовых оснований для удовлетворения требований истца.

Определением судебной коллегии по гражданским делам от 28.03.2006 решение районного суда оставлено без изменения.

Согласно п. 3 ст. 52 ЖК РФ принятие на учет граждан в качестве нуждающихся в жилых помещениях осуществляется органом местного самоуправления на основании заявлений данных граждан, поданных ими в указанный орган по месту своего жительства.

Ранее действовавший ЖК РСФСР (ст. 30) предоставлял гражданам, нуждающимся в улучшении жилищных условий, право состоять на учете одновременно по месту жительства и по месту работы.

Г. состоит на учете нуждающихся в улучшении жилищных условий по месту работы в ОАО "В." с 1987 года, своим правом состоять на учете одновременно и по месту жительства он не воспользовался.

Как ранее действовавший ЖК РСФСР, так и новый ЖК РФ предусматривают постановку на учет нуждающихся в улучшении жилищных условий с момента обращения с заявлением. Поэтому правовых оснований для постановки истца на учет нуждающихся в улучшении жилищных условий по месту жительства с 1987 года не имеется.

В соответствии со ст. ст. 68 - 69 ЖК РФ наниматель жилого помещения по договору социального найма, не исполняющий обязанностей, предусмотренных жилищным законодательством и договором социального найма жилого помещения, несет ответственность, предусмотренную законодательством.

Дееспособные члены семьи нанимателя несут солидарную с нанимателем ответственность по обязательствам, вытекающим из договора социального найма.

Основываясь на данных нормах жилищного законодательства, Д. обратилась в суд с иском к Т., МУ УЖХ г. Кирова о возмещении ущерба. Указала, что по халатности матери ответчицы была затоплена ее квартира, причинен ущерб на 25 тыс. руб., по письменному соглашению виновница обязалась выплатить 10,5 тыс. руб., но выплатила 3,3 тыс. руб., и в августе 2004 г. умерла. Истица считает, что ущерб от затопления в сумме 21851 руб. и компенсацию морального вреда ей должна возместить дочь нанимателя, которая являлась членом ее семьи и должна нести равную ответственность по обязательствам, вытекающим из договора найма жилого помещения.

Решением мирового судьи судебного участка от 21.04.2005 в удовлетворении иска отказано.

Апелляционным определением Октябрьского районного суда от 05.07.2005 решение мирового судьи оставлено без изменения.

Надзорная жалоба Д. областным судом оставлена без удовлетворения.

Суд установил, что затопление квартиры Д. произошло по вине Т., которая оставила без присмотра включенный кран с водой на кухне, в то время как сливное отверстие в раковине было закрыто фильтром.

Согласно ст. 1064 ГК РФ вред, причиненный личности или имуществу гражданина, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред.

При отсутствии вины в причинении ущерба Т. суд обоснованно отказал в иске к ней.

Доводы жалобы о том, что обязанность ответчицы по возмещению ущерба вытекает из отношений по договору найма жилого помещения, т.к. в соответствии с нормами жилищного и гражданского законодательства установлена солидарная с нанимателем имущественная ответственность членов его семьи, являются ошибочными.

Исходя из предмета и основания иска, указанных Д., спор разрешен правильно на основе норм, регулирующих обязательства вследствие причинения вреда (гл. 59 ГК РФ, в том числе ст. 1064 ГК РФ).

В соответствии со ст. 70 ЖК РФ наниматель с согласия в письменной форме членов своей семьи, в том числе временно отсутствующих членов своей семьи, вправе вселить в занимаемое им жилое помещение по договору социального найма своего супруга, своих детей и родителей или с согласия в письменной форме членов своей семьи, в том числе временно отсутствующих членов своей семьи, и наймодателя - других граждан в качестве проживающих совместно с ним членов своей семьи. Наймодатель может запретить вселение граждан в качестве проживающих совместно с нанимателем членов его семьи в случае, если после их вселения общая площадь соответствующего жилого помещения на одного члена семьи составит менее учетной нормы. На вселение к родителям их несовершеннолетних детей не требуется согласие остальных членов семьи нанимателя и согласие наймодателя.

Н. обратился в суд с иском к бывшей супруге о признании не приобретшей право на жилое помещение. Указал, что состоял с ответчицей в браке с 15.09.2000, брак расторгнут 17.03.2003, в спорном жилом помещении с ответчицей никогда не проживал и общего хозяйства не вел. Но в июне 2003 г., когда их брак фактически распался, ответчица была зарегистрирована в данном жилом помещении с целью получения семьей нанимателя И. большего жилого помещения при сносе данного дома. После регистрации бывшая супруга Н. в квартиру не вселялась и не предпринимала мер к вселению. Поэтому не приобрела права на жилое помещение.

Ответчица заявила встречные требования о вселении ее в две смежные комнаты указанной квартиры, нанимателем которых является Н., указав, что она была зарегистрирована в спорном жилом помещении, но не вселилась в него по уважительным причинам. 19.03.2004 был изменен договор найма жилого помещения, и две комнаты площадью 12 и 14 кв. м закреплены за Н., а третья комната за его матерью.

Первомайский районный суд решением от 16 марта 2005 г. отказал Н. и его бывшей супруге в удовлетворении заявленных требований.

Судебная коллегия определением от 30 июня 2005 г. отменила решение в части отказа в иске Н. и вынесла новое решение об удовлетворении его требований, признала ответчицу не приобретшей право пользования жилой площадью в квартире.

Коллегия нашла вывод суда неправильным, противоречащим фактическим обстоятельствам.

Из материалов дела следует, что ответчица никогда членом семьи нанимателя спорного жилого помещения И. не была, общего хозяйства с ней не вела и в установленном законом порядке в квартиру не вселялась, не проживала она в ней и со своим бывшим мужем, а была зарегистрирована в ней, когда перестала быть членом семьи Н., так как брак их к этому времени распался. Регистрация ее в спорной квартире, а затем изменение договора найма жилого помещения были произведены лишь с целью получения семьей И. большего жилого помещения при сносе дома. Однако и после регистрации в квартире и раздела лицевых счетов она в квартиру не вселялась.

Указанные обстоятельства полностью подтверждаются материалами дела, показаниями свидетелей и объяснениями самой ответчицы о том, что она была зарегистрирована в спорную квартиру тогда, когда с Н. уже проживала раздельно, в квартиру не вселялась, а лишь несколько раз переночевала в ней. Ответчица имела реальную возможность к вселению в спорную квартиру, препятствий к этому не имелось, но она не воспользовалась этим правом, не имела намерений на вселение, а зарегистрировалась только с целью получения семьей И. большего жилого помещения при сносе дома, то есть не приобрела права на жилую площадь в данном помещении.

Д., являясь нанимателем трехкомнатной квартиры, обратилась в суд с иском к С. о признании не приобретшей право на жилое помещение ее несовершеннолетней дочери, 2001 года рождения, которая с момента рождения зарегистрирована в квартире истицы, но не вселялась и не проживала там.

Кирово-Чепецкий районный суд решением от 06.03.2006 удовлетворил заявленные требования.

Судебная коллегия по гражданским делам областного суда определением от 06.04.2006 оставила без изменения решение районного суда.

Судом установлено и подтверждается материалами дела, что дочь ответчицы никогда не вселялась в спорную квартиру в установленном законом порядке, членом семьи истицы не являлась и не является. Девочка с рождения проживала сначала с обоими родителями, а после их развода проживает с матерью, т.е. с ответчицей. Права на жилплощадь истицы она не приобрела и подлежит снятию с регистрационного учета.

Л. в своих интересах и в интересах своей несовершеннолетней дочери обратилась в суд с иском к бывшему супругу о признании права на жилую площадь. Указала, что состояла с ответчиком в фактических брачных отношениях и с июля 2000 г., проживала с ним в спорной квартире, нанимателем которой являлся его отец. В мае 2001 г. у них родилась дочь, которая также стала проживать в спорной квартире. Они с дочерью не были зарегистрированы в спорной квартире, так как против регистрации были наниматель и члены его семьи. В августе 2003 г. отношения с мужем испортились, и она с дочерью переехала в комнату в коммунальной квартире, которую она занимала ранее и сохраняла за собой в период проживания с мужем.

Решением Ленинского районного суда от 8 июля 2005 г. в удовлетворении иска отказано.

Определением судебной коллегии от 6 августа 2005 г. решение районного суда оставлено без изменения.

Надзорная жалоба Л. областным судом оставлена без удовлетворения.

Судом установлено, что нанимателем спорной квартиры на момент вселения истицы являлся ныне умерший отец ответчика, который в квартире в тот момент временно не проживал, не проживали временно в квартире и члены его семьи, в связи с чем совместного хозяйства с ними Л. не вела. Истица и ее дочь были зарегистрированы по другому адресу, куда они и переселились в августе 2003 г. Письменного согласия на вселение в квартиру Л. наниматель и члены его семьи не давали. Суд сделал правильный вывод, что в установленном законом порядке истица и ее дочь в спорную квартиру не вселялись.

Первомайский районный суд решением от 02.03.2006 удовлетворил исковые требования Д., признал ее приобретшей право пользования жилым помещением - комнатой в доме по ул. К. Маркса г. Кирова, обязал ООО "П." заключить с ней договор социального найма на данное жилое помещение и обязал ПВС Первомайского района г. Кирова зарегистрировать истицу по указанному адресу.

Кассационная инстанция областного суда оставила без изменения решение районного суда (определение от 02.03.2006).

Установлено, что решением профсоюзного комитета ОАО "Ф.", где она работала с 1971 г. по 2001 г., Д. в 1998 г. была выделена комната в общежитии по указанному выше адресу. Поскольку выделенная комната оказалась занятой, комендант общежития предоставил истице с дочерью другую (спорную) комнату, в которую они вселились, был оформлен договор краткосрочного найма жилого помещения на дочь истицы. В настоящее время дочь истицы проживает в другом жилом помещении, принадлежащем ей по праву собственности.

Суд обоснованно пришел к выводу, что истица на законных основаниях вселилась в комнату, фактически проживала в ней с 1998 г., приобрела право пользования данным жилым помещением и не утратила его.

В соответствии со ст. 7 ФЗ "О введении в действие Жилищного кодекса Российской Федерации" к отношениям по пользованию жилыми помещениями, которые находились в жилых домах, принадлежащих государственным или муниципальным предприятиям либо государственным или муниципальным учреждениям и использовавшихся в качестве общежитий, и переданы в ведение органов самоуправления, применяются нормы ЖК РФ о договоре социального найма.

Данное положение закреплено и в п. 1 постановления главы администрации города Кирова от 06.10.2005 N 15-П.

Суд пришел к выводу, что в соответствии со ст. 60 ЖК РФ имеются законные основания для заключения с Д. договора социального найма и она должна быть зарегистрирована по месту проживания.

Дом по ул. К. Маркса г. Кирова, в котором находится спорная комната, передан в ведение администрации города Кирова, но в связи с тем, что государственная регистрация права собственности не оформлена, на момент разрешения спора права использования жилого дома сохранены за ООО "П.".

Согласно распоряжению администрации города Кирова N 7253 от 23.12.2004 после государственной регистрации права муниципальной собственности и включения в реестр муниципальной собственности заключается соглашение о перемене лица в договоре безвозмездного пользования от 19.12.2003, по которому здание было передано ООО "П.".

Изменение договора найма путем раздела лицевых счетов новым Жилищным кодексом РФ не предусмотрено.

Согласно ст. 82 ЖК РФ граждане, проживающие в одной квартире, пользующиеся в ней жилыми помещениями на основании отдельных договоров социального найма и объединившиеся в одну семью, вправе требовать заключения с кем-либо из них одного договора социального найма всех занимаемых ими жилых помещений.

Дееспособный член семьи нанимателя с согласия остальных членов своей семьи и наймодателя вправе требовать признания себя нанимателем по ранее заключенному договору социального найма вместо первоначального нанимателя. Такое же право принадлежит в случае смерти нанимателя любому дееспособному члену семьи умершего нанимателя.

Т. обратилась в суд с иском к С. об изменении договора найма жилого помещения и заключении отдельного договора найма на комнату площадью 19,3 кв. м в квартире дома по Октябрьскому проспекту г. Кирова на нее и дочь, а на комнату 19,1 кв. м - на ответчика С. и сына.

Решением Октябрьского районного суда от 24.03.2005 в удовлетворении иска отказано.

При рассмотрении дела суд установил, что в двухкомнатной квартире зарегистрированы истица (наниматель жилого помещения), ее бывший муж (ответчик) и их дети, имеющие право на жилое помещение. Между сторонами брак расторгнут, сложились конфликтные отношения.

Суд, исходя из того, что действующий ЖК РФ не предусматривает возможность изменения договора социального найма путем заключения отдельных договоров на жилые помещения с членами семьи нанимателя, в иске Т. отказал. Данный вывод суда судебная коллегия нашла правильным. Однако не согласилась со ссылками суда в мотивировочной части решения на статьи 450 - 452 ГК РФ, поскольку к правоотношениям по делу эти нормы гражданского законодательства не применимы, отношения по жилищному спору сторон регулируются нормами ЖК РФ.

Расторжение и прекращение договора социального найма, ст. 83 ЖК РФ.

С. обратился в суд с иском об изменении договора найма жилого помещения и закреплении за ним в трехкомнатной квартире комнаты размером 14,2 кв. м, указав, что имеет такое же право на жилое помещение как и семья бывшей жены С.

Решением Верхнекамского суда от 10 марта 2005 г. в удовлетворении иска отказано.

Судебная коллегия определением от 19 апреля 2005 г. согласилась с решением суда первой инстанции, поскольку действующий ЖК РФ исключает возможность изменения договора социального найма путем раздела лицевых счетов.

Т. обратилась в суд с иском к бывшему мужу о признании его утратившим право на жилое помещение в связи с выездом на иное место жительства, указав, что ответчик с августа 2004 г. в указанной квартире не проживает, не оплачивает жилую площадь и коммунальные услуги.

Решением Ленинского районного суда от 3 мая 2005 г. иск Т. оставлен без удовлетворения.

Надзорная жалоба Т. областным судом отклонена.

Спорная квартира была предоставлена Т. в 1993 г., переехали в нее семьей из 4 человек, в том числе ответчик (муж). С августа 2004 г. ответчик не проживает в квартире в связи со сложившимися между сторонами конфликтными отношениями. В апреле 2005 г. брак расторгнут. Другого постоянного места жительства ответчик не имеет.

Вывод суда об отсутствии законных оснований для признания бывшего супруга утратившим право на жилую площадь или для расторжения с ним договора жилищного найма в связи с выездом его на другое постоянное место жительства является правильным, основанным на жилищном законодательстве и установленных по делу фактических обстоятельствах.

Довод надзорной жалобы о возникновении правоотношений до 1 марта 2005 г. и нарушении в связи с этим ч. 1 ст. 6 ЖК РФ противоречит ч. 3 ст. 5 ЖК РФ и ст. 5 ФЗ "О введении в действие Жилищного кодекса Российской Федерации". Кроме того, нормы жилищного законодательства, регулирующие расторжение договора жилищного найма в связи с выездом нанимателя и членов его семьи в другое место жительства, в новом Жилищном кодексе практически не изменились.

М. и С. обратились в суд с иском Ш., Е., Л. об утрате права на жилую площадь в связи с выездом на постоянное место жительства в другую квартиру, которую Ш. получила по наследству.

Решением Первомайского районного суда от 3 марта 2005 г. Ш. признана утратившей право пользования жилым помещением, в удовлетворении иска в отношении Е. и Л. отказано.

Определением судебной коллегии от 21 апреля 2005 г. решение районного суда оставлено без изменения.

Надзорная жалоба М. областным судом оставлена без удовлетворения.

Разрешая спор, суд установил, что ответчики Ш., Л. и Е. до августа 1997 г. проживали в комнате площадью 18 кв. м по ул. Свободы г. Кирова.

Ш. получила в собственность по праву наследования двухкомнатную квартиру и выехала туда с детьми. На период выезда ее дочь была несовершеннолетней.

18.12.1999 дом по ул. Свободы сгорел.

Согласно ст. 89 ЖК РСФСР в случае выезда нанимателя и членов его семьи в другое место жительства договор найма считается расторгнутым со дня выезда. Аналогичную норму содержит ЖК РФ, действующий на момент рассмотрения спора.

По утверждению Ш., она в интересах детей не намеревалась отказываться от своих прав нанимателя комнаты 18 кв. м, наличие прописки ее дочерей в комнате свидетельствует о намерении сохранить за детьми право пользования комнатой. Ее дочь, будучи несовершеннолетней на момент выезда, не могла решать, в какой квартире она будет проживать.

Коммунальные услуги не оплачивались, т.к. их оплачивали супруги С., а после пожара в декабре 1999 г. до декабря 2004 г., пока шел ремонт дома, платежи не начислялись.

Дочери Ш. не приобрели прав на жилое помещение, полученное матерью по наследству.

При таких обстоятельствах суд пришел к правильному выводу об отсутствии законных оснований для признания Л. и Е. утратившими право пользования жилым помещением.

Временное непроживание лица в жилом помещении, как указал Конституционный Суд РФ в постановлении от 23.06.1995 N 8-П, само по себе не может свидетельствовать о ненадлежащем осуществлении нанимателем своих жилищных прав и обязанностей и служить самостоятельным основанием для лишения права пользования жилым помещением.

Б., действующая в интересах подопечной Н., обратилась в суд с иском к бывшему мужу о признании утратившим право пользования жилым помещением. В обоснование иска указала, что ответчик лишен родительских прав в отношении несовершеннолетней дочери, с 1994 г. постоянно проживает по другому адресу, поэтому утратил право на спорную квартиру.

Решением Ленинского районного суда от 11 мая 2005 года в удовлетворении иска отказано.

Определением судебной коллегии от 21 июня 2005 г. решение районного суда оставлено без изменения.

Надзорная жалоба Б. областным судом оставлена без удовлетворения.

Судебными инстанциями установлено, что в спорной квартире зарегистрированы несовершеннолетняя Н. и ее отец, которые временно не живут по месту регистрации: девочка проживает у опекуна, ответчик - у сожительницы, которая на своей жилплощади регистрировать его в качестве члена семьи не желает. Спорная квартира используется для проживания временных жильцов. Ответчик другого жилья, на которое могли бы быть признаны его права, не имеет, поэтому нет оснований считать, что он выехал на другое постоянное место жительства.

Если в результате проведения капитального ремонта жилое помещение, занимаемое нанимателем и членами его семьи по договору социального найма, не может быть сохранено или его общая площадь уменьшится, другое жилое помещение должно быть предоставлено по договору социального найма наймодателем до начала капитального ремонта (ст. 88 ЖК РФ, ст. 83 ЖК РСФСР).

О. обратилась в суд с иском к администрации г. Котельнича о предоставлении жилого помещения, соответствующего ранее занимаемому. Указала, что в связи с трудовыми отношениями заводом Ж. в 1986 г. ей была предоставлена служебная жилая площадь на семью из четырех человек, состоящая из отдельной двухкомнатной благоустроенной квартиры общей площадью 52,8 кв. м и жилой площадью 26 кв. м, после ликвидации завода Ж. общежитие было передано в муниципальную собственность, общежитие поставлено на капитальный ремонт. С жильцами были заключены договоры о предоставлении жилых помещений в связи с капитальным ремонтом. После ремонта общежития ей была предоставлена однокомнатная квартира общей площадью 42,8 кв. м и жилой площадью 14,6 кв. м.

Решением Котельничского районного суда от 27 апреля 2005 г. суд обязал администрацию г. Котельнича предоставить О. с семьей из трех человек отдельную благоустроенную квартиру, отвечающую санитарным и техническим требованиям по установленным нормам жилой площади на одного члена семьи.

Судебная коллегия определением от 2 июня 2005 г. отменила решение и направила дело на новое судебное рассмотрение.

До начала капитального ремонта семья истицы, состоящая из 3 человек, занимала отдельную двухкомнатную квартиру в общежитии, находящемся в муниципальной собственности. После капитального ремонта им была предоставлена 1-комнатная квартира в общежитии площадью 42,8 кв. м, жилой площадью 14,6 кв. м.

Судом вынесено решение о предоставлении отдельной благоустроенной квартиры, отвечающей санитарным и техническим нормам, по установленным нормам жилой площади на одного члена семьи.

При этом суд не принял во внимание, что О. до капитального ремонта проживала в общежитии. После ремонта данному дому присвоен статус специализированного жилого дома.

Согласно Положению о специализированном жилом доме социального пользования, утвержденному решением городской Думы г. Котельнича 29.12.2004 N 86, для отдельной категории граждан, проживающих в данном доме, установлен правовой режим общежития.

В соответствии со ст. 105 ЖК РФ жилые помещения в общежитиях предоставляются из расчета не менее шести квадратных метров жилой площади на одного человека.

Предоставляемое жилое помещение должно отвечать санитарным и техническим требованиям, находиться в том же населенном пункте и быть пригодным для проживания граждан с учетом их возраста, состояния здоровья, других заслуживающих внимания интересов.

Согласно п. 4 ст. 88 ЖК РФ после проведения капитального ремонта (реконструкции) наниматель и проживающие совместно с ним члены его семьи вправе вселиться в жилое помещение, общая площадь которого в результате капитального ремонта или реконструкции уменьшилась.

По смыслу данной нормы следует, что наниматель в помещение меньшего размера имеет право (но не обязан) вселяться и, следовательно, имеет право потребовать от наймодателя предоставления ему равноценного ранее занимаемому жилого помещения.

Суду при вынесении решения следовало учесть это и исследовать данные о имеющихся в данном доме квартирах большей площадью.

 

Выселение без предоставления другого жилого помещения.

Статьи 90, 91 ЖК РФ

 

К. и В. обратились в суд с иском к И. о выселении и снятии его с регистрационного учета, указали, что в 1991 г. К. прописала в квартиру И., который имеет свое жилье в г. Вятские Поляны, последний занял комнату в спорной квартире, запер ее и никого туда не пускает, плату за жилплощадь и коммунальные услуги не вносит.

Решением Вятскополянского районного суда от 14 мая 2005 г. иск удовлетворен. Суд указал в решении, что И. в спорной квартире не проживает, не пользуется ею по назначению, не поддерживает надлежащее состояние жилого помещения, закрыв на замок одну комнату, нарушает права и законные интересы истцов, до подачи искового заявления плату за жилье и коммунальные услуги не вносил.

Судебная коллегия определением от 5 июля 2005 г. отменила решение районного суда и вынесла новое решение об отказе в иске.

Наличие собственной квартиры у И. само по себе не может являться основанием для выселения из квартиры, предоставленной по договору социального найма, если не доказано, что он выехал на другое место жительства (ст. 83, ч. 3, ЖК РФ).

В судебном заседании было установлено, что И. создает матери и брату препятствия в пользовании жилым помещением, они лишены возможности пользоваться одной комнатой при наличии равных прав у всех проживающих в квартире. Такие действия И. нельзя признать законными, поскольку порядок пользования жилым помещением в установленном законом порядке не был определен.

В силу ст. 91 ЖК РФ выселение нанимателя и (или) проживающих совместно с ним членов его семьи из жилого помещения без предоставления другого жилого помещения возможно, если последние используют жилое помещение не по назначению, систематически нарушают права и законные интересы соседей или бесхозяйственно обращаются с жилым помещением и если наймодатель предупредил его и членов его семьи о необходимости устранить нарушения.

В данном случае И. не был предупрежден наймодателем в установленном законом порядке о необходимости устранить нарушения, поэтому оснований для выселения по данному основанию также не было.

Судебная коллегия, отказав в иске, нашла необходимым предупредить И. о необходимости устранить нарушения, выразившиеся в создании препятствий в пользовании истцов жилым помещением.

Решением Уржумского районного суда от 31 марта 2005 г. оставлен без удовлетворения иск Н. о выселении из-за невозможности совместного проживания соседей П. и взыскании компенсации морального вреда.

Определением судебной коллегии от 19 мая 2005 г. решение районного суда оставлено без изменения.

Надзорная жалоба Н. областным судом оставлена без удовлетворения.

Н. и П. с 1993 г. проживают по соседству, имеют общую кухню. На протяжении длительного времени между ними сложились неприязненные отношения. Стороны неоднократно привлекались к уголовной и административной ответственности за обоюдное причинение побоев и оскорблений.

В соответствии со ст. 98 ЖК РСФСР и ныне действующей ст. 91 ЖК РФ за систематическое нарушение прав и законных интересов соседей наниматель жилого помещения может быть выселен в судебном порядке без предоставления другого жилого помещения при условии, что он был предупрежден наймодателем о выселении, но не принял мер к устранению нарушений.

Поскольку суд установил, что никто из семьи П. не предупреждался наймодателем о возможности выселения без предоставления другого жилого помещения за виновные действия, то и оснований для их выселения не было.

ООО "С." обратилось в суд с иском к семье Е. о выселении из административного здания без предоставления другого жилого помещения. Указано, что в 1989 г. семья Е. с разрешения руководителя Вятско-Полянского МСО заняла для проживания нежилое помещение административного здания конторы. Впоследствии здание было приобретено ООО "С.".

Решением Вятскополянского райсуда от 11 июля 2005 г. требования удовлетворены, семья Е. выселена из занимаемого помещения без предоставления другого жилого помещения.

Надзорная жалоба Е. областным судом оставлена без удовлетворения. В соответствии с действовавшей ранее ст. 4 ЖК РСФСР спорное помещение не является жилым. Тот факт, что в помещении имеются отдельные виды благоустройства, не влияет на изменение статуса помещения. Потребляемые жильцами коммунальные услуги подлежали оплате независимо от статуса занимаемого помещения, однако это обстоятельство не свидетельствует о том, что статус помещения изменился и собственник не вправе требовать освобождения помещения. Факт регистрации по месту проживания также не порождает право на предоставление другого жилья при выселении из помещения.

 

Регистрация

 

П. обратился в суд с заявлением об оспаривании отказа ПВС Октябрьского РОВД зарегистрировать его по месту проживания в квартире, где проживает его мать, признанная судом недееспособной, а он назначен ее опекуном. Указал, что фактически проживает с матерью, является членом ее семьи. Жилое помещение ранее было приватизировано его родителями и бабушкой. На день обращения в ПВС отец и бабушка умерли. Органы опеки и попечительства согласны на его регистрацию в квартиру подопечной.

Октябрьский районный суд решением от 12.08.2005 заявление П. оставил без удовлетворения, сославшись при этом на то, что не имеется официального отказа в регистрации, обращение П. в ПВС носило характер консультации.

Судебная коллегия определением от 27.09.2005 отменила решение и вынесла новое решение, которым удовлетворила требования П. о регистрации в жилом помещении по месту проживания.

Судебная коллегия указала: квартира, о регистрации в которой просит заявитель, была приватизирована его родителями и бабкой. После смерти отца и бабки мать П. продолжала проживать в жилом помещении и фактически вступила в наследование после их смерти. П. же, вселившийся в жилое помещение при жизни отца и фактически проживающий в нем, также вправе ставить вопрос о признании его собственником части этого жилого помещения, это право П. никем не оспаривается, он является сыном и членом семьи собственника квартиры. Его мать решением суда признана недееспособной по причине ее психического расстройства, в силу чего от своего имени не может оформить в установленном законом порядке право собственности на принадлежащие мужу и бабке доли в жилом помещении, дать согласие на регистрацию в занимаемое ею жилое помещение сына (заявителя), который является ее опекуном. Необходимость совместного проживания с подопечной обусловлена ее состоянием здоровья, регистрация по месту жительства подопечной разрешена органами опеки и попечительства.

Согласно ст. ст. 1, 3, 6 Закона РФ от 25.06.1993 "О праве граждан Российской Федерации на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства в пределах Российской Федерации" гражданин самостоятелен в выборе места пребывания и жительства, обязан быть зарегистрирован по избранному им месту пребывания и жительства, для чего должен представить документ, являющийся основанием для вселения, регистрация сама по себе какого-либо права гражданина не порождает.

При сложившихся обстоятельствах судебная коллегия пришла к выводу, что П. представлено достаточно доказательств, подтверждающих согласие собственника (матери истца) на вселение, а также добросовестное использование истцом своих прав и добросовестное выполнение им обязанностей, связанных с регистрацией в конкретном жилом помещении, поэтому оснований для отказа в регистрации не было.

 

Моральный вред

 

Н. обратилась в суд с иском о выселении В. из квартиры, которая предоставлена истице, но ответчица заняла ее самовольно. Ссылаясь на ухудшение здоровья, просила взыскать компенсацию морального вреда.

Решением Верхнекамского районного суда от 15 марта 2005 г. ответчица выселена из спорного жилого помещения и с нее в пользу истицы взыскана компенсация морального вреда в размере 500 руб.

Согласившись с решением суда о выселении В., судебная коллегия определением от 28 апреля 2005 г. отменила решение в части взыскания компенсации морального вреда и отказала в удовлетворении данного требования. Требование истицы о взыскании компенсации морального вреда обосновано ссылкой на нарушение ответчицей ее прав на пользование жилым помещением, т.е. на нарушение вещного права.

В соответствии с ч. 2 ст. 1099 ГК РФ моральный вред, причиненный действиями (бездействием), нарушающими имущественные права гражданина, подлежит компенсации в случаях, предусмотренных законом.

Поскольку иного законом не предусмотрено, суд ошибочно применил при разрешении указанного требования положение ст. 151 ГК РФ.

 

Процессуальные нарушения

 

Определением Октябрьского районного суда от 11.06.1997 было заключено мировое соглашение между М. и АООТ "Ф.", по которому фирма обязана была предоставить М. для проживания отдельную благоустроенную комнату размером не менее 12 кв. м, отвечающую установленным санитарным и техническим требованиям, в срок до 11.08.1997.

Определением от 07.10.2005 разъяснено определение от 11.06.1997, указано, что комната должна быть передана по договору социального найма жилого помещения.

М. обратился в суд с заявлением о разъяснении определения суда, просил указать, каким Жилищным кодексом должен руководствоваться должник при выполнении условий мирового соглашения: действовавшим на момент заключения мирового соглашения или тем, который действует на период исполнения. Указал, что определение суда от 07.10.2005 не может быть выполнено, должник не может передать ему комнату по договору социального найма, просил изменить способ и порядок исполнения, передать комнату ему в собственность или передать ее в городской муниципалитет с последующей передачей ему.

Определением от 24.01.2006 суд удовлетворил заявление М., указал, что определение суда от 11.06.1997 должно быть исполнено в соответствии с действовавшим на тот период законодательством. Суд обязал должника передать М. комнату в собственность.

Судебная коллегия определением от 28.02.2005 отменила определение районного суда, в удовлетворении заявления М. о разъяснении определения суда, изменении способа и порядка исполнения отказала.

В п. 16 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 19.12.2003 разъяснено, что статья 202 ГПК РФ предоставляет суду возможность разъяснить решение, не изменяя его содержания, поэтому суд не может под видом разъяснения изменить, хотя бы частично, существо решения, а должен только изложить его же в более полной и ясной форме.

В данном случае решение судом не выносилось, а утверждено мировое соглашение, об условиях которого договорились стороны. Данное определение не может быть разъяснено как решение суда. Кроме того, определение не содержит неясностей, которые требовалось бы разъяснить.

Поскольку при утверждении мирового соглашения вопрос о праве собственности не разрешался, то нельзя под видом разъяснения определения разрешить вопрос о праве собственности на комнату.

Согласно ст. 434 ГПК РФ при наличии обстоятельств, затрудняющих исполнение судебного постановления, взыскатель, должник, судебный пристав-исполнитель вправе поставить перед судом, рассмотревшим дело, вопрос об изменении способа и порядка исполнения.

В данном случае отсутствуют обстоятельства, затрудняющие исполнение определения об утверждении мирового соглашения, должником предложены варианты комнат, поэтому нет оснований для изменения способа и порядка исполнения.

Б. обратилась в суд с иском к бывшему супругу о выселении и снятии с регистрационного учета. Указала, что брак с ним расторгнут в 1999 г., детей нет, ответчик не работает, коммунальные услуги не оплачивает около 6 лет, продает вещи. Она является собственником однокомнатной квартиры, из которой просит выселить ответчика.

Первомайский суд заочным решением от 31 мая 2005 г. выселил ответчика из спорной квартиры в квартиру его родителей и обязал снять его с регистрационного учета.

Судебная коллегия определением от 25 августа 2005 г. отменила решение и направила дело на новое судебное рассмотрение. Указала, что при рассмотрении дела судом нарушены нормы процессуального права. Суд выселил ответчика в квартиру, где он не был зарегистрирован и не проживал с 1978 г., где проживают его родители, которыми квартира приватизирована. При этом его родители не были привлечены судом к участию в деле, были нарушены их права.

Кроме того, усматривается, что строительство спорной квартиры осуществлялось в период нахождения супругов (истца и ответчика) в браке. Суд не разъяснил ответчику право о разделе спорной квартиры и не выяснил, было ли при расторжении брака разделено совместное имущество супругов, в том числе спорная квартира.

 

У судов возникают затруднения в определении подсудности споров, связанных с правом на жилое помещение (ст. 28 или ч. 1 ст. 30 ГПК РФ).

Ч. обратилась в суд с иском к ОАО "Ф." о понуждении исполнения обязательства по договору от 08.07.1999 и передаче ей в собственность комнаты в квартире дома по Октябрьскому проспекту либо передаче этой комнаты в муниципальную собственность с выдачей ей ордера.

Определением Октябрьского районного суда от 4 апреля 2005 г. исковое заявление возвращено в связи с неподсудностью дела данному суду со ссылкой на ст. 28 ГПК РФ и разъяснением, что ей надо обратиться в суд по месту нахождения ответчика.

Определением судебной коллегии от 5 мая 2005 г. определение районного суда отменено.

Часть 1 статьи 30 ГПК РФ устанавливает исключительную подсудность исков о правах на земельные участки, в том числе жилые и нежилые помещения, строения, сооружения, другие объекты, прочно связанные с землей. Такие иски предъявляются по месту нахождения этих объектов.

Исключительная подсудность установлена для исков о любых правах на недвижимое имущество (земельные участки, жилые и нежилые помещения, здания, сооружения и т.д.), в том числе о праве владения и пользования им, о разделе недвижимого имущества, находящегося в долевой или совместной собственности, и выделе из него доли, о праве пользования недвижимым имуществом (включая определение порядка пользования им), не связанным с правом собственности на него.

Таким образом, иски о любых правах на недвижимое имущество должны рассматриваться в суде по месту нахождения этого имущества.

Поскольку спорное жилое помещение находится в Октябрьском районе, спор идет о праве собственности на эту комнату, иск должен быть предъявлен в Октябрьский районный суд.

Судебная коллегия определением от 11 августа 2005 г. отменила аналогичное определение Первомайского суда от 10 июля 2005 г., признав иск В. к А. о признании недействительным заключенного им договора купли-продажи жилого помещения, на которое она имела преимущественное право покупки. Из поданного В. иска следует, что ею заявлен спор о праве на жилое помещение. Следовательно, она имеет право подать иск по месту нахождения жилого помещения по правилам исключительной подсудности.

Б. и другие обратились в суд с иском к администрации г. Кирова о признании права на приобретение в общедолевую собственность земельного участка, находящегося под многоквартирным домом, в котором заявители имеют квартиры, принадлежащие им на праве собственности.

Определением Ленинского суда от 14 мая 2005 г. исковое заявление возвращено в связи с неподсудностью, поскольку местом нахождения ответчика (администрации города Кирова) является Первомайский район г. Кирова.

Судебная коллегия определением от 2 июня 2005 г. отменила определение Ленинского суда, указав, что истцами предъявлен иск о правах на земельный участок, на котором располагается многоквартирный дом, находящийся на территории Ленинского района. Согласно ст. 30 ГПК РФ иски о правах на земельные участки предъявляются в суд по месту нахождения этих участков.

К. оспорил в суде бездействие органов местного самоуправления по предоставлению ему как инвалиду-чернобыльцу в течение 3 месяцев жилого помещения и просил обязать администрацию Ленинского района предоставить бесплатно благоустроенное жилое помещение на семью из 3 человек, отвечающее установленным санитарным и техническим требованиям, с учетом его права на дополнительную площадь.

Решением Ленинского районного суда от 26 мая 2005 г. заявление оставлено без удовлетворения.

Определением судебной коллегии от 5 июля 2005 г. решение Ленинского суда отменено, заявление К. оставлено без рассмотрения.

Согласно содержанию заявления, объяснений заявителя, К. обратился в суд о защите имущественного права - обеспечения жилым помещением, это и является предметом разбирательства.

В соответствии со ст. 14 Закона РФ от 15.05.1991 N 1244-1 (в редакции от 29.12.2004) "О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС" обеспечение нуждающихся в улучшении жилищных условий граждан, подвергшихся воздействию радиации, вставших на учет до 1 января 2005 года, жилой площадью производится в размерах и порядке, установленных Правительством Российской Федерации. Нуждающиеся в улучшении жилищный условий, вставшие на учет после 1 января 2005 года, обеспечиваются жилой площадью в соответствии с жилищным законодательством Российской Федерации.

Согласно постановлению Правительства РФ от 29 декабря 2004 г. N 866 основной формой обеспечения жильем граждан, которые имеют право на обеспечение жильем за счет средств федерального бюджета, является предоставление им субсидий на приобретение жилья (сертификатов).

Учитывая положения ст. 255 ГПК РФ о предмете разбирательства в порядке главы 25 ГПК РФ, коллегия признала наличие по данному делу спора о праве, подлежащем разрешению в исковом производстве с исследованием всех значимых обстоятельств и определением соответствующего круга участников производства.

В соответствии с п. 10 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 20 января 2003 г. N 2 "О некоторых вопросах, возникших в связи с принятием и введением в действие Гражданского процессуального кодекса РФ", если наличие спора о праве, подведомственном суду, выяснится при рассмотрении дела в порядке производства по делам, возникающим из публичных правоотношений, то суд на основании части 4 статьи 1 ГПК РФ применяет норму, регулирующую сходные отношения в особом производстве (часть 3 статьи 263 ГПК РФ), и выносит определение об оставлении заявления без рассмотрения, в котором разъясняет заявителю и другим заинтересованным лицам их право разрешить спор в порядке искового производства.

М. обратился в суд с заявлением о восстановлении срока для предъявления исполнительного документа к исполнению. Указал, что в соответствии с условиями мирового соглашения, заключенного им с ответчиком 11.06.1997, АО в срок до 11.08.1997 обязано было предоставить ему благоустроенную комнату. Своевременно предъявить исполнительный лист к исполнению он не мог по уважительным причинам, в связи с отбыванием наказания в местах лишения свободы.

Определением Октябрьского районного суда от 18 апреля 2005 г. заявление удовлетворено.

Определением судебной коллегий от 24 мая 2005 г. определение районного суда отменено с направлением дела на новое судебное рассмотрение.

Удовлетворяя ходатайство М., суд исходил из того, что срок на предъявление исполнительного документа к исполнению (3 года) М. пропущен по уважительным причинам, поэтому восстановил его в соответствии с ч. 2 ст. 432 ГПК РФ, ст. ст. 14, 16 ФЗ от 21.07.1997 "Об исполнительном производстве". Однако материалами дела этот вывод не подтверждается.

Установлено, что мировое соглашение, утвержденное определением суда от 11.06.1997, М. к исполнению не предъявлялось более 8 лет, за это время он дважды отбывал наказание по приговору суда в местах лишения свободы и каждый раз освобождался условно-досрочно. После первого освобождения срок для предъявления исполнительного документа к исполнению еще не истек, после второго освобождения исполнительный документ предъявлен к исполнению по истечении почти 1,5 лет.

Поскольку срок восстановлен без исследования и оценки данных обстоятельств, судебная коллегия не согласилась с выводом суда об уважительных причинах пропуска срока.

С. обратился в суд с иском к бывшей жене о признании своей несовершеннолетней дочери, 2001 г.р., не приобретшей права на жилую площадь в квартире, в которой она прописана, но никогда не проживала, просил снять ее с регистрационного учета. В ходе судебного разбирательства С. заявил ходатайство о приостановлении производства по данному делу в связи с тем, что он обратился с иском в Октябрьский суд об определении места жительства ребенка, так как брак расторгнут.

Определением Ленинского районного суда от 3 июня 2005 г. производство по данному делу приостановлено в связи с невозможностью его рассмотрения до разрешения другого дела, рассматриваемого в гражданском, административном или уголовном судопроизводстве (абз. 5 ст. 215 ГПК РФ).

Судебная коллегия определением от 19 июля 2005 г. отменила определение Ленинского суда. Указала, что рассматриваемые Ленинским и Октябрьским районными судами дела не взаимосвязаны друг с другом. Имеют разный предмет спора и разные правовые последствия. Оснований для приостановления производства по делу не имелось.

Администрация Тужинского района обратилась в суд с иском о признании Х. утратившим право на жилую площадь в служебном жилом помещении. Указала, что служебная квартира предоставлена врачу больницы Ш., вместе с ней вселился муж. В настоящее время их брак расторгнут, Х. в квартире не проживает, но с регистрационного учета не снялся.

Определением Яранского районного суда от 16 июня 2005 г. производство по делу прекращено. Суд указал, что действиями ответчика права администрации не нарушены. Имеет место нарушение прав Ш., которая с иском обращаться не намерена.

Определением судебной коллегии от 26 июля 2005 г. определение районного суда отменено, материалы дела направлены в районный суд для рассмотрения по существу.

Производство по делу прекращено со ссылкой на ст. 220, ч. 1, п. 1, ст. 221 ГПК РФ.

Часть 1 п. 1 ст. 220 ГПК РФ предусматривает прекращение производства по делу в случае, если дело не подлежит рассмотрению и разрешению в суде в порядке гражданского производства по основаниям, предусмотренным п. 1 ч. 1 ст. 134 ГПК РФ.

Часть 1 п. 1 ст. 134 ГПК РФ содержит несколько оснований для прекращения производства по делу. Однако судом не указано конкретно, что послужило основанием для прекращения производства.

Из материалов дела видно, что администрация района обратилась в суд за защитой своих прав как собственник жилого помещения. Вывод суда о том, что права администрации не нарушены, может быть сделан только при рассмотрении дела по существу.

Р. обратилась в суд с иском к С. о снятии с регистрационного учета несовершеннолетних детей супруги умершего сына и С., как никогда не проживавших в квартире и не приобретших права пользования жилой площадью.

Кирово-Чепецкий районный суд определением от 30 мая 2005 г. производство по делу прекратил, указав, что требования, заявленные Р. о снятии с регистрационного учета, фактически являются требованиями о расторжении договора найма жилого помещения. С данным иском может обратиться только наймодатель, каковым Р. не является.

Судебная коллегия определением от 16 июня 2005 г. отменила определение районного суда, направила дело для рассмотрения по существу. Указала, что из искового заявления следует, что кроме требований о снятии с регистрационного учета Р. заявлены требования о признании несовершеннолетних детей не приобретшими право пользования жилым помещением, поэтому Р. вправе обратиться с данным иском в суд в защиту интересов своей несовершеннолетней внучки как заинтересованное лицо.

 

Судебная коллегия

по гражданским делам

Кировского областного суда

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь