Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ПЕНЗЕНСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 28 ноября 2006 г. по делу N 33-2435

 

Судья: Захаров В.В.

 

28 ноября 2006 года судебная коллегия по гражданским делам Пензенского областного суда в составе:

 

    председательствующего                                 Уткиной И.В.

    и судей                           Кузнецовой Т.А., Моисеевой Л.Т.,

 

заслушав в открытом судебном заседании по докладу судьи Кузнецовой Т.А. дело по кассационной жалобе С. на решение Ленинского районного суда г. Пензы от 16 октября 2006 года, которым постановлено:

Исковые требования С. к Л. оставить без удовлетворения.

Взыскать с С. в пользу Л. расходы по оплату услуг представителя в сумме 1000 руб.,

 

установила:

 

С. обратился в суд с иском к Л. о взыскании долга, указывая в обоснование своих требований, что 05.05.2003 г. по просьбе своего дальнего родственника Л. он снял со сберегательной книжки денежные средства в сумме 77500 руб. и передал ему в долг на 3 месяца. Эта сделка была заключена в сложный для истца период, когда у него умер сын и после того, как у него обнаружили рак. Позднее, как бы желая помочь истцу в горе, Л. включил истца в заявку на получение патента. Ответчик заявил, что патент - это и есть деньги, а от реализации патента истец будет получать проценты. 25.10.2004 ответчик предложил истцу подписать соглашение по передаче прав на продажу патента. Через два с половиной года истец понял, что стал жертвой обмана, ответчик же перестал с ним общаться. Таким образом, ответчик заранее, по мнению истца, не собирался возвращать денежные средства, взятые в долг, поэтому придумал ход с патентом. Истец в установленный срок заявление подать не успел, поскольку Л. обещал, что вот-вот вернет деньги, и протянул время, истец просил восстановить срок исковой давности и удовлетворить исковое заявление.

В ходе судебного разбирательства истец и его представитель на основании доверенности К. исковые требования уточнили, просили взыскать долг, возникший на основании договора займа с ответчиком.

Ответчик и его представитель на основании доверенности Симонова Т.В., не соглашаясь с иском, в возражениях указали, что у суда не имеется оснований для восстановления срока исковой давности, в связи с чем в иске следует отказать. Денежные средства передавались в качестве материальной помощи автору изобретения с условием включения С. в патент в качестве сопатентообладателя, никакого соглашения о передаче денег в долг между сторонами не было. Истец понимал содержание заключенного соглашения, поскольку на следующий день распорядился своими правами, включив их в завещание. Свои обязательства ответчик перед истцом выполнил, включил его в заявку на патент. Были и другие граждане, которые также оказывали ответчику материальную помощь в обмен на выгоду от последующего использования патента. Ответчик является подполковником запаса ВВС, в прошлом инженер-испытатель. Изготовленная на основании изобретений автора модель уже оценена летным составом в/ч 74386, имеет большое значение для авиации, о чем свидетельствуют представленные ответчиком документы. Истец вместе с ответчиком принимал на себя риск того, что патент вообще не будет выдан, а также риск того, что сразу патент может быть и не реализован. Также в случае отказа в иске просили взыскать расходы на оплату услуг представителя в сумме 3000 руб.

Ленинский районный суд г. Пензы в удовлетворении иска отказал, постановив вышеуказанное решение

В кассационной жалобе, не соглашаясь с решением, С. просит решение отменить, указывая, что судом были неправильно определены обстоятельства, имеющие значение для дела; неверно применены нормы материального права, а именно, суд не применил закон, подлежащий применению (ст. 203 ГК РФ о перерыве течения срока исковой давности); нарушены его процессуальные права.

В возражениях на жалобу представитель Л. - адвокат Симонова Т.В. (действующая по ордеру и доверенности) указывает, что считает решение законным и обоснованным, а кассационную жалобу истца не подлежащей удовлетворению, поскольку оснований для отмены решения суда в кассационной инстанции, предусмотренных ст. 362 ГПК РФ, не имеется.

Проверив материалы дела, заслушав объяснения С., поддержавшего доводы жалобы и просившего об отмене решения, адвоката Симоновой Т.В. - представителя ответчика, действующей по ордеру и доверенности (в деле), полагавшей решение суда законным и обоснованным, а жалобу - не подлежащей удовлетворению, обсудив доводы жалобы и возражений на нее, судебная коллегия не находит оснований к отмене решения по следующим основаниям.

Отказывая в удовлетворении иска С., суд признал установленным и исходил из того, что между сторонами сложились определенные договорные отношения, связанные с приобретением истцом прав патентообладателя. Доказательств же того, что 77500 руб. передавались истцом ответчику именно в долг с условием возврата по истечении 3-х месяцев, что между сторонами был заключен договор займа с условиями, на которые истец указывает, как на основания для удовлетворения своих требований, суду не представлено и не добыто.

Судебная коллегия находит данный вывод суда правильным, соответствующим закону и фактическим обстоятельствам дела.

Так, в силу ч. 1 ст. 807 ГК РФ по договору займа одна сторона (заимодавец) передает в собственность другой стороне (заемщику) деньги или другие вещи, определенные родовыми признаками, а заемщик обязуется возвратить заимодавцу такую же сумму денег (сумму займа) или равное количество других полученных им вещей того же рода и качества. Договор займа считается заключенным с момента передачи денег или других вещей.

Согласно ст. 808 ГК РФ договор займа между гражданами должен быть заключен в письменной форме, если его сумма превышает не менее чем в десять раз установленный законом минимальный размер оплаты труда, а в случае, когда заимодавцем является юридическое лицо, - независимо от суммы.

В подтверждение договора займа и его условий может быть представлена расписка заемщика или иной документ, удостоверяющие передачу ему заимодавцем определенной денежной суммы или определенного количества вещей.

В соответствии с ч. 1 ст. 810 ГК РФ заемщик обязан возвратить заимодавцу полученную сумму займа в срок и в порядке, которые предусмотрены договором займа.

В случаях, когда срок возврата договором не установлен или определен моментом востребования, сумма займа должна быть возвращена заемщиком в течение тридцати дней со дня предъявления заимодавцем требования об этом, если иное не предусмотрено договором.

Согласно ст. 56 ГПК РФ каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом.

В соответствии с Федеральным законом от 29.04.2002 N 42-ФЗ минимальный размер оплаты труда на 05.05.2003 составлял 450 руб.

Однако требования об обязательной письменной форме договора займа, в котором содержались бы условия и порядок возврата переданных сумм, как установлено по делу, соблюдены не были. Истцом представлена лишь справка ГБ "Тарханы" о том, что 05.05.2003 со счета С. была снята денежная сумма в размере 77500 руб.

Согласно же ч. 1 ст. 162 ГК РФ несоблюдение простой письменной формы сделки лишает стороны права в случае спора ссылаться в подтверждение сделки и ее условий на свидетельские показания, но не лишает их права приводить письменные и другие доказательства.

Доказательств, что 77500 руб. передавались именно в долг с условием возврата по истечении 3-х месяцев не представлено.

Доводы же истца о том, что указанная денежная сумма, действительно, передавалась ответчику, подтверждаются пояснениями самого ответчика.

Материалами дела установлено, что 01.09.2003 г. состоялось решение о выдаче патента на изобретение "Способ обучения пилота посадке самолета в сложных метеорологических условиях", автором которого зарегистрирован Л.В., а патентообладателями - Л. и С. Впоследствии на указанное изобретение был выдан патент с указанием тех же патентообладателей (л.д. 12).

Исследовав собранные по делу материалы, суд, при таких обстоятельствах, сделал обоснованный вывод о том, что между сторонами сложились определенные договорные отношения, связанные с приобретением истцом прав патентообладателя.

Согласно ч. 3 ст. 10 ГК РФ в гражданских правоотношениях действует презумпция добросовестности и разумности действий сторон.

Истцом в исковом заявлении указывается, что первоначально ответчик как бы желал сделать ему доброе дело и включил его в патент в качестве патентообладателя. Однако доказательств, свидетельствующих о нематериальной заинтересованности ответчика Л. в совершении такого действия и совершении им данных действий безвозмездно, истцом не представлено. Как усматривается по делу, заинтересованность Л. была связана именно с получением им от истца 77500 руб., которые, как пояснил суду ответчик, были израсходованы на составление заявки, оформление С. в качестве патентообладателя и на написание программного продукта по изобретению. При этом, исходя из презумпции добросовестности и разумности, предполагалось, что ответчик действовал возмездно, доказательств обратного стороной истца в нарушение ст. 56 ГПК РФ не представлено. Более того, материалы дела свидетельствуют о том, что уже на следующий день после передачи денег 06.05.2003 С. распорядился своими правами патентообладателя и написал завещание (копия имеется в деле), в котором среди прочего имущества, отдельно указал порядок распоряжения данными правами по патенту на изобретение N 200 21 33 019, который в установленном порядке еще и не был выдан. Решение о выдаче патента было принято Роспатентом только 01.09.2003 (л.д. 6). Таким образом, суду не представлено данных о том, что истец не понимал характера и природы совершаемой 05.05.2003 сделки.

О том, что между сторонами сложились иные отношения, не связанные с договором займа, как правильно признал суд, косвенно свидетельствуют и дальнейшие действия С. по заключению спустя почти 1,5 года соглашения от 25.10.2004 о правах на продажу лицензий по использованию изобретений, согласно которому С. полагалось 5% соответствующих доходов (л.д. 13). Довод истца о том, что данное соглашение нельзя учитывать, поскольку оно утратило силу, судом обоснованно не принят во внимание, при этом суд правильно указал, что оценке подлежит, в первую очередь, характер правоотношений, возникших между сторонами в мае 2003 года, а не в настоящее время.

Правильная оценка дана судом и доводу истца о том, что в настоящее время названный патент прекратил действие. При этом суд указал, что действие его при устранении препятствующих тому обстоятельств, может быть восстановлено, что истцом и не оспаривается, и что непосредственно следует из представленных им же документов.

В ст. 7, 8 Патентного закона РФ предусмотрена возможность оказания материальной помощи автору изобретения с последующим оформлением патента на всех указанных лиц. Истец С. в судебном заседании не отрицал, что прав авторства на указанное изобретение не имеет.

Кроме того, судом обоснованно отказано в удовлетворении иска и за пропуском С. срока исковой давности, о чем заявлено второй стороной в споре (в возражениях ответчика на иск). Фактически это не отрицалось и самим истцом. Денежные средства были переданы 05.05.2003, срок их возврата, о котором указывает истец, наступил еще 05.08.2003. Истечение срока исковой давности, о применении которой заявлено стороной в споре, является основанием к вынесению судом решения об отказе в иске.

Доводы кассационной жалобы истца о том, что суд не применил ст. 203 ГК РФ о перерыве течения срока исковой давности, не могут быть приняты во внимание, поскольку они противоречат закону и фактическим обстоятельствам дела. Исковая давность по конкретному нарушенному праву прерывается предъявлением иска в защиту именно этого права. Истец же обращался в суд с другим иском, не содержащим требования о взыскании вышеназванного долга по договору займа.

Вопрос об уважительности пропуска срока исковой давности истцом, судом тщательно исследовался, однако доказательству тому суду не представлено и не добыто, поэтому ссылка кассатора на наличие уважительных причин пропуска срока несостоятельна.

Противоречит протоколу судебного заседания и довод истца в жалобе о том, что суд не дал ему возможность объяснить происхождение сделанного им завещания. Как истцу, так и ответчику судом были разъяснены их процессуальные права и обязанности, у них выяснялся вопрос о наличии заявлений и ходатайств, они давали по иску пояснения суду. Не приносились истцом и замечания на протокол судебного заседания с указанием на допущенные в нем неточности или на его неполноту в соответствии со ст. 231 ГПК РФ, хотя такое право было разъяснено (л.д. 81 об.). Таким образом, процессуальные права истца нарушены не были.

Всем доказательствам по делу в их совокупности судом дана правильная оценка. Оснований сомневаться в правильности этой оценки у судебной коллегии не имеется.

Выводы суда мотивированы, основаны на полно и всесторонне исследованных обстоятельствах дела, материальный закон применен и истолкован судом правильно. Нарушений норм процессуального закона не установлено.

Изложенное в жалобе не опровергает выводы суда, так как приведенные в ней обстоятельства не опровергают установленного судом в совокупности всех доказательств, не основаны на правильном толковании закона либо не имеют правового значения для данного дела и направлены на переоценку установленного судом.

Оснований к отмене решения не имеется.

Исходя из изложенного и руководствуясь ст. ст. 360, 361 ГПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

решение Ленинского районного суда г. Пензы от 16 октября 2006 года оставить без изменения, кассационную жалобу С. - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь