Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

БЕЛГОРОДСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

ОБЗОР СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ

ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ ЗА ДЕКАБРЬ 2006 ГОДА

 

Процессуальные вопросы

 

Досудебное производство

 

Постановление суда об отказе в удовлетворении ходатайства следователя об избрании несовершеннолетнему обвиняемому меры пресечения в виде заключения под стражу признано законным и обоснованным (ст. 108 УПК РФ)

 

Постановлением Прохоровского районного суда отказано в удовлетворении ходатайства следователя об избрании обвиняемому С. меры пресечения в виде заключения под стражу.

Кассационная инстанция посчитала постановление суда законным и обоснованным.

Из исследованных в судебном заседании материалов, получивших надлежащую оценку судом, следует, что С., несмотря на совершение тяжкого преступления, в котором он обвиняется органами следствия, является несудимым, учится в 11 классе школы-гимназии, удовлетворительно характеризуется по месту жительства и учебы, проживает вместе с родителями, занимается спортом.

Законный представитель несовершеннолетнего заявил, что он примет все меры по недопущению совершения сыном правонарушений, возьмет его поведение на более строгий контроль.

Изложенные обстоятельства обоснованно позволили суду прийти к выводу, что представленные суду материалы не дают достаточных оснований полагать, что обвиняемый, находясь на свободе, может продолжить заниматься преступной деятельностью.

 

Постановление об избрании обвиняемому меры пресечения в виде заключения под стражу отменено как постановленное без учета обстоятельств, предусмотренных ст. ст. 99 и 108 УПК РФ - состояние здоровья (ст. 108 УПК РФ)

 

Постановлением Валуйского районного суда избрана мера пресечения в виде заключения под стражу в отношении Л., подозреваемого в совершении преступления, предусмотренного ст. 161 ч. 2 п. "г" УК РФ.

Отменяя постановление, судебная коллегия облсуда указала следующее.

Как видно из материалов дела, суду стороной защиты были представлены данные о том, что Л. является инвалидом 2-й группы, причем - инвалидом с детства. В материалах имеется заключение врача специалиста психиатра, который указывает диагноз Л.: "расстройство личности травматической этиологии, психоорганический синдром" и ему было рекомендовано лечение в стационарных условиях Белгородской ОКПБ, и ксерокопия документа подтверждающего, что Л. действительно является инвалидом 2-й группы. В этом документе прямо указано, что "труд в специально созданных условиях".

Разрешая ходатайство органов предварительного следствия об избрании меры пресечения и определения ее вида подозреваемому, суд не обсудил состояние здоровья Л. и оценку в постановлении представленным данным не дал.

Допущенное судом нарушение уголовно-процессуального закона судебная коллегия признала существенным, влекущим в соответствии со ст. 381 УПК РФ отмену судебного решения.

 

Судебное производство

 

Приговор суда может быть основан лишь на тех доказательствах, которые были исследованы в судебном заседании (ст. 240 УПК РФ)

 

Приговором Октябрьского районного суда г. Белгорода Р. осужден по ст. 166 ч. 1 УК РФ к лишению свободы. Ему назначены принудительные меры медицинского характера в виде амбулаторного принудительного наблюдения и лечения у психиатра.

Дело рассмотрено в особом порядке.

Судебная коллегия по уголовным делам облсуда, изменяя приговор, указала следующее.

Из приговора подлежит исключению указание о назначении Р. принудительных мер медицинского характера в виде амбулаторного принудительного наблюдения и лечения у психиатра.

Согласно ст. 240 ч. 3 УПК РФ, приговор суда может быть основан лишь на тех доказательствах, которые были исследованы в судебном заседании.

Заключение амбулаторной комплексной судебной психолого-психиатрической экспертизы о нуждаемости Р. в назначении принудительных мер медицинского характера в судебном заседании не исследовалось, поэтому суд необоснованно назначил ему лечение.

 

Установление умысла относится к числу обстоятельств, подлежащих обязательному доказыванию по уголовному делу (ст. 73 УПК РФ)

 

Приговором Ровеньского районного суда К. осужден по ч. 1 ст. 201 УК РФ к штрафу в доход государства.

Приговор отменен по следующим основаниям.

В соответствии с ч. 3 ст. 25 УК РФ преступление признается совершенным с косвенным умыслом, если лицо осознавало общественную опасность своих действий (бездействия), предвидело возможность наступления общественно опасных последствий, не желало, но сознательно допускало эти последствия либо относилось к ним безразлично.

Признавая генерального директора ОАО "Ровенькиагроснаб" К. виновным в использовании своих полномочий вопреки законным интересам этой организации и в целях извлечения выгод и преимущества для себя, что повлекло причинение существенного вреда правам и законным интересам граждан, суд в приговоре указал, что данное преступление совершено им с косвенным умыслом, с целью извлечения выгод и преимуществ для себя.

По смыслу ст. 201 УК РФ субъективная сторона данного преступления характеризуется только прямым умыслом и специальной целью.

Таким образом, изложенные в приговоре выводы суда относительно установления умысла содержат существенные противоречия, которые повлияли на решение вопроса о виновности осужденного.

 

Основанием отмены приговора послужило назначение явно несправедливого наказания вследствие мягкости (ст. 383 УПК РФ)

 

Приговором Губкинского городского суда Ш. осужден за 12 эпизодов краж чужого имущества по ч. 3 ст. 158 УК РФ к лишению свободы на 2 года 6 месяцев.

Кассационная инстанция облсуда отменила приговор ввиду несправедливости назначенного наказания вследствие чрезмерной мягкости.

Как видно из исследованных в судебном заседании материалов дела и установлено приговором, Ш., имея не снятую и непогашенную судимость за корыстные преступления, после отбытия наказания вновь совершил 12 краж чужого имущества с проникновением в жилище, относящихся к категории тяжких преступлений. По месту жительства Ш. характеризуется отрицательно, неоднократно привлекался к административной ответственности за появление в общественных местах в алкогольном опьянении и за проживание без регистрации, мер к возмещению материального ущерба, причиненного кражами, не принимал.

При таких обстоятельствах назначение Ш. наказания в минимальных размерах санкции ч. 3 ст. 158 УК РФ признано кассационной инстанцией явно несправедливым вследствие мягкости.

 

Обвинительный приговор не может быть основан на предположениях (ст. 302 УПК РФ)

 

Приговором Губкинского городского суда Ж. осужден по ст. ст. 150 ч. 4, 161 ч. 2 п.п. "а, г" УК РФ к лишению свободы.

Президиум, изменяя приговор, указал следующее.

Приговором суда Ж. признан виновным в вовлечении несовершеннолетнего К. в совершение тяжкого преступления.

В обоснование вывода о виновности Ж. в вовлечении несовершеннолетнего в совершение преступления, суд в приговоре сослался на признательные показания подсудимых об осведомленности Ж. о возрасте К.

Ж. в судебном заседании пояснил, что о возрасте К. не знал, думал, что тот совершеннолетний, так как учится в вечерней школе.

Из показаний К. видно, что Ж. не спрашивал сколько ему лет, о возрасте знал примерно.

Этим показаниям в приговоре оценки не дано.

В соответствии со ст. 302 ч. 4 УПК РФ обвинительный приговор не может быть основан на предположениях и постановляется лишь при условии, что в ходе судебного разбирательства виновность подсудимого в совершении преступления подтверждена совокупностью исследованных судом доказательств.

 

При особом порядке судебного разбирательства верхний предел санкции статьи определяется двумя третями максимального срока наказания, предусмотренного за данное преступление (ст. 316 УПК РФ)

 

Приговором Белгородского районного суда С. осужден по ст. 111 ч. 3 п. "а" УК РФ, ст. 109 ч. 1 УК РФ к лишению свободы на 8 лет 6 месяцев.

Президиум облсуда изменил приговор по следующим основаниям.

В соответствии со ст. 62 УК РФ при наличии смягчающих обстоятельств, предусмотренных п. п. "и", "к" ч. 1 ст. 61 УК РФ, и отсутствии отягчающих обстоятельств срок или размер наказания не могут превышать максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части УК РФ.

В качестве обстоятельств, смягчающих наказание С., суд учел противоправное поведение потерпевшего, его явку с повинной, наличие на иждивении малолетних детей, частичное добровольное возмещение ущерба потерпевшей.

Обстоятельств, отягчающих наказание, не установлено.

При таких данных наказание С. в виде лишения свободы по ст. 109 ч. 1 УК РФ не может превышать 1 год 6 месяцев. Из приговора следует, что С. по ст. 109 ч. 1 УК РФ назначено наказание, превышающее максимальный срок, установленный ст. 62 УК РФ.

Президиум смягчил назначенное осужденному наказание.

 

Совершение преступления на территории РФ иностранным гражданином, впоследствии оказавшимся за ее пределами, обоснованно признано препятствием для рассмотрения уголовного дела судом, в связи с чем оно возвращено прокурору (ст. 237 УПК РФ)

 

Уголовное дело в отношении С., обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 166 УК РФ, по итогам предварительного слушания возвращено прокурору в порядке ст. ст. 237 ч. 1 и 458 УПК РФ.

Постановление признано законным и обоснованным.

В соответствии со ст. 458 УПК РФ в случае совершения преступления на территории Российской Федерации иностранным гражданином, впоследствии оказавшимся за ее пределами, и невозможности производства процессуальных действий с его участием на территории РФ, все материалы возбужденного и расследуемого уголовного дела передаются в Генеральную прокуратуру, которая решает вопрос об их направлении в компетентные органы иностранного государства для осуществления уголовного преследования.

Конвенцией о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам от 22 января 1993 года, участниками которой являются Российская Федерация и Украина, предусмотрено осуществление уголовного преследования лица, являющегося гражданином Украины, совершившего преступление на территории РФ и оказавшегося впоследствии на территории Украины только компетентными органами Украины.

Из материалов дела видно, что С. является гражданином Украины и в октябре 2006 года выдворен за пределы Российской Федерации в Украину.

При таких данных суд правильно пришел к выводу, что нахождение в настоящее время С. в Украине является препятствием к рассмотрению дела судом, поэтому с учетом требований ст. 458 УПК РФ и положений Минской Конвенции от 22.01.1993 уголовное дело подлежит возвращению прокурору района для решения вопроса о его направлении в компетентные органы Украины.

 

Отсутствие в обвинительном заключении данных о судимости обвиняемого признано существенным нарушением уголовно-процессуального закона, повлекшим возвращение уголовного дела прокурору (ст. 237 УПК РФ)

 

Постановлением Старооскольского городского суда уголовное дело по обвинению Н. в совершении преступления, предусмотренного ст. 158 ч. 2 п. "в" УК РФ, возвращено Старооскольскому городскому прокурору.

В кассационном представлении государственный обвинитель просил постановление отменить, т.к. нарушений уголовно-процессуального закона влекущих возвращение дела прокурору не допущено.

Кассационная инстанция облсуда не нашла оснований для удовлетворения представления по следующим основаниям.

Суд первой инстанции обоснованно пришел к выводу о том, что уголовно-процессуальный закон не допускает совершение каких-либо следственных действий после составления обвинительного акта, а также обязывает дознавателя указать дату составления обвинительного акта (ч. 1 ст. 225 УПК РФ). В нарушение ч. 2 ст. 225 УПК РФ дознаватель не сделал отметку в протоколе об ознакомлении обвиняемого и его защитника с обвинительным актом.

Несостоятельным является довод представления о том, что данные о прошлых судимостях обвиняемого не имеют существенного значения.

В п. 14 Постановления Верховного Суда РФ от 5 марта 2004 года N 1 "О применении судами норм уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации" содержится разъяснение, что под допущенными при составлении обвинительного акта нарушениями требований уголовно-процессуального закона следует понимать такие нарушения, изложенных в ст. ст. 220, 225 УПК РФ положений, которые исключают принятие судом решения по существу дела. Одним из таких оснований является отсутствие указаний на прошлые судимости обвиняемого.

 

Суд вправе прекратить уголовное дело за примирением сторон только после исследования всех обстоятельств, предусмотренных ст. 76 УК РФ.

Постановление о прекращении уголовного дела должно быть законным, обоснованным и мотивированным.

Невыполнение данных требований закона повлекло отмену постановления (ст. 25 УПК РФ)

 

Постановлением Валуйского районного суда уголовное дело в отношении Д., обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ст. 264 ч. 1 УК РФ, прекращено в соответствии со ст. ст. 25, 27 УПК РФ, в связи с примирением сторон.

Президиум, отменяя постановление, указал следующее.

По смыслу закона (ст. 25 УПК РФ) необходимыми условиями для примирения являются добровольность заявления потерпевшего о примирении с лицом, причинившим ему вред, а также возмещение ему последним причиненного ущерба или заглаживание вреда иным способом.

В соответствии со ст. 52 Конституции РФ права потерпевших от преступлений охраняются законом. Государство обеспечивает потерпевшим доступ к правосудию и компенсацию причиненного ущерба.

Из протокола с/з видно, что ни потерпевший, ни его законный представитель в судебном разбирательстве не участвовали. Потерпевшему не разъяснялись последствия прекращения уголовного дела и уголовного преследования в отношении Д. в порядке ст. 25 УПК РФ, ст. 76 УК РФ. Также судом не исследовалось добровольно ли потерпевшим подано заявление о примирении с лицом, причинившим ему вред, и каким образом Д. возместил причиненный вред здоровью О.

Заявление О. о прекращении уголовного дела и уголовного преследования в отношении Д., исследованное в судебном заседании, не является бесспорным основанием для прекращения уголовного дела в соответствии со ст. 25 УПК РФ.

В заявлении нет данных, каким образом Д. примирился с потерпевшим и в каком размере возместил причиненный ему вред.

Согласно ст. 1101 ч. 1 ГК РФ, компенсация морального вреда осуществляется в денежной форме.

 

Несоблюдение процедуры уголовного судопроизводства повлекло нарушение гарантированных законом прав осужденного (ст. 399 УПК РФ)

 

Постановлением Старооскольского районного суда отменено условное осуждение в отношении Г., назначенное по приговору Старооскольского районного суда от 19.09.2003, которым он осужден по ст. 111 ч. 1 УК РФ к лишению свободы сроком на 3 года условно с испытательным сроком 3 года.

Постановление отменено по следующим основаниям.

При решении вопроса об отмене условного осуждения порядок рассмотрения дела регламентируется ч. 7 ст. 399 УПК РФ.

Установленный процессуальным законом порядок рассмотрения дела был нарушен, т.к. осужденный Г. был лишен возможности дать объяснения после оглашения материалов дела.

Согласно ст. ст. 379, 381 УПК РФ, допущенные нарушения служат основанием для отмены постановления в кассационном порядке.

 

Вопросы применения норм материального права

 

При решении вопроса о наличии в действиях лица, совершившего кражу, признака незаконного проникновения в жилище необходимо установить с какой целью виновный оказался в жилище и когда у него возник умысел на завладение чужим имуществом (ст. 158 УК РФ)

 

Приговором Корочанского районного суда С. осужден по ст. 158 ч. 3 УК РФ к лишению свободы.

Приговор постановлен в особом порядке.

Приговор отменен по следующим основаниям.

Согласно ст. 316 УПК РФ, если судья придет к выводу, что обвинение с которым согласился подсудимый обоснованно, подтверждается доказательствами, собранными по уголовному делу, то он постановляет обвинительный приговор.

Вывод суда об обоснованности обвинения и подтверждении его доказательствами, собранными по уголовному делу не бесспорен.

По смыслу уголовного закона (ст. 158 УК РФ), решая вопрос о наличии в действиях лица, совершившего кражу, признака незаконного проникновения в жилище, необходимо выяснить с какой целью виновный оказался в жилище, а также когда у него возник умысел на завладение чужим имуществом. Если лицо находилось там правомерно, не имея преступного намерения, но затем совершило кражу, в его действиях указанный признак отсутствует.

Органами предварительного следствия установлено, что С. ранее неоднократно бывал в доме П.А., знал расположение комнат. В день совершения преступления он также неоднократно заходил в дом и ему никто не препятствовал в этом, в том числе и хозяйка дома - П.Б.

Увидев, что в доме спит П.В., рядом с которым на полу лежал сотовый телефон, С. тайно похитил его.

Квалификация действий С. по ч. 3 ст. 158 УК РФ неубедительна.

 

При признании рецидива преступлений не могут учитываться судимости за преступления, осуждение по которым признавалось условным, если условное осуждение не отменялось и лицо не направлялось для отбывания наказания в места лишения свободы (ст. 18 УК РФ)

 

Приговором Старооскольского городского суда С., ранее судимый, осужден по ст. 161 ч. 1 УК РФ к лишению свободы.

Дело рассмотрено в особом порядке.

Президиум облсуда изменил приговор по следующим основаниям.

В приговоре суд признал в качестве отягчающего наказание обстоятельства рецидив преступлений, поскольку С. совершил преступление, за которое он осуждается настоящим приговором, в период испытательного срока по приговору от 04.03.2005.

В соответствии со ст. 18 ч. 4 УК РФ при признании рецидива преступлений не учитываются судимости за преступления, осуждение за которые признавалось условным, если условное осуждение не отменялось и лицо не направлялось для отбывания наказания в места лишения свободы.

С. условное осуждение по приговору от 04.03.2005 не отменялось и он не направлялся для отбывания наказания в места лишения свободы.

Судимость С. от 25.01.1999 не влечет за собой признания рецидива преступлений, поскольку преступления, за которые С. осужден данным приговором, были совершены им в несовершеннолетнем возрасте.

 

Положение ст. 88 ч. 6.1 УК РФ - определяющие низший предел наказания, предусмотренный соответствующей статьей Особенной части УК РФ при назначении несовершеннолетнему осужденному наказания в виде лишения свободы за совершение тяжкого либо особо тяжкого преступления, являются обязательными для суда (ст. 88 УК РФ)

 

Постановлением Алексеевского районного суда частично удовлетворено ходатайство осужденного З., родившегося <...>, о проведении в соответствие с действующим законодательством приговоров Октябрьского районного суда г. Белгорода от 10.09.2002 и Свердловского районного суда г. Белгорода от 30.07.2004.

Президиум облсуда, изменяя постановление, указал следующее.

Федеральным законом N 162-ФЗ от 08.12.2003 "О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс РФ" ст. 88 УК РФ дополнена частью 6.1, согласно которой при назначении несовершеннолетнему осужденному наказания в виде лишения свободы за совершение тяжкого либо особо тяжкого преступления низший предел наказания сокращается наполовину.

З. на момент совершения преступления по приговору от 10.09.2002 являлся несовершеннолетним. Приговором ему было назначено наказание за преступление, предусмотренное ст. 162 ч. 1 УК РФ в виде лишения свободы на 3 года (условно с испытательным сроком 2 года), т.е. в минимальных пределах санкции статьи УК РФ, по которой он осужден.

Отказывая в удовлетворении ходатайства З. в части применения правил ст. 88 ч. 6.1 УК РФ, суд в постановлении указал, что это прерогатива суда, рассматривающего уголовное дело по существу.

Между тем ст. 88 ч. 6.1 УК РФ устанавливает обязательные для суда и др. правоприменительных органов и должностных лиц норму права, определяющую низший предел наказания, предусмотренный соответствующей статьей Особенной части УК РФ при назначении несовершеннолетнему осужденному наказания в виде лишения свободы за совершение тяжкого либо особо тяжкого преступления.

При таких обстоятельствах президиум снизил назначенное З. наказание.

 

Ошибочное толкование закона при приведении приговора в соответствие с новым уголовным законодательством повлекло ухудшение положения осужденного (ст. 10 УК РФ)

 

Постановлением Валуйского районного суда приговоры Подольского городского суда Московской области от 1998 года и 2000 года приведены в соответствие с действующим законодательством.

Президиум облсуда изменил постановление по следующим основаниям.

При приведении приговоров в соответствие с действующим законодательством суд переквалифицировал действия осужденного на ст. ст. 162 ч. 2, 166 ч. 2 УК РФ в редакции ФЗ от 08.12.2003, поскольку новый закон улучшает положение осужденного, однако срок наказания не снизил, указав в постановлении, что наказание назначено в пределах санкции статей и снижению не подлежит.

Такое толкование судом закона не является бесспорным, поскольку не учитывает устанавливаемую новым законом юридическую оценку деяния, как менее тяжкого и влечет фактическое ухудшение положения осужденного, при этом не принято во внимание и то обстоятельство, что наказание осужденному назначалось по приговорам с учетом более высокой степени общественной опасности деяния и лица его совершившего.

 

Отсутствие в приговоре оценки законности проведения сотрудниками УФСКН РФ оперативно-розыскного мероприятия "проверочная закупка" повлекло его отмену (ст. 228.1 УК РФ)

 

Приговором Свердловского районного суда г. Белгорода К. и Б. осуждены по ч. 5 ст. 33, ст. 228 ч. 2 УК РФ к лишению свободы.

Приговор отменен по следующим основаниям.

Из материалов дела следует, что 18 февраля 2005 года к Б. обратился В. с просьбой оказать содействие в приобретении наркотического средства - марихуаны для Р. и М., являвшихся работниками УФСКН РФ. С этой целью Б. обратился к К., которая согласилась ему помочь и приобрела, за деньги полученные от Б., у не установленных следствием лиц наркотическое средство - марихуану (высушенную) массой 12,3 грамма. Данное наркотическое средство было передано В., который затем отдал его работникам УФСКН РФ Р. и М.

В соответствии со ст. 2 ФЗ РФ от 12.08.1995 "Об оперативно-розыскной деятельности в РФ" после проведения оперативных мероприятий и проверочной закупки наркотических средств у осужденных и выявлении наличия преступления работники УФСКН РФ были обязаны пресечь дальнейшие преступные действия осужденных.

Однако, 23 февраля 2005 года Р. и М. повторно была проведена проверочная закупка с участием тех же лиц, что и 18 февраля 2005 года, в ходе которой ими приобретено наркотическое средство - марихуана (высушенная) массой 171,1 грамма.

Данное обстоятельство не получило соответствующей оценки в приговоре суда.

При проведении оперативно-розыскных мероприятий и проверочной закупки с целью выявления лиц, занимающихся незаконным сбытом наркотических средств, работники УФСКН РФ по Белгородской области 18 и 23 февраля 2005 года обратились к несовершеннолетнему В. с просьбой приобрести для них наркотические средства.

Оценка законности проведения оперативно-розыскных мероприятий в том числе в отношении несовершеннолетнего В. в приговоре не дана.

Кроме того, в судебном заседании и Б., и В. заявили о шантаже и угрозах в их адрес со стороны работников УФСКН РФ, проводивших оперативно-розыскные мероприятия.

Проверка этих заявлений органами прокуратуры не проводилась, оценка этим заявлениям судом не дана.

 

Вывод о признании причиненного кражей ущерба значительным должен быть основан на исследованных в судебном заседании доказательствах и мотивирован в приговоре (ст. 158 УК РФ)

 

Приговором Прохоровского районного суда Ш. осужден по ст. 158 ч. 2 п.п. "б, в" УК РФ к лишению свободы.

Дело рассмотрено в особом порядке.

Президиум облсуда, отменяя приговор, указал следующее.

Согласно приговору Ш. совершил кражу из сарая 39 листов оцинкованного железа стоимостью 2547 руб. 19 коп., чем причинил значительный ущерб К.

Вместе с тем, из материалов дела видно, что размер похищенного надлежащим образом не определен, материальное положение потерпевшей вообще не исследовалось. Не установлено, в какой степени причиненный от кражи ущерб повлиял на имущественное положение К.

При таких данных квалификация действий Ш. по п. "в" ч. 2 ст. 158 УК РФ не является бесспорной.

 

Приговор по уголовному делу за преступление против жизни должен содержать правовую оценку действиям потерпевшего, поскольку с установлением данного обстоятельства материальный закон связывает вопросы назначения наказания (ст. 61 УК РФ)

 

Приговором Валуйского районного суда С. осужден по ч. 1 ст. 105 УК РФ к лишению свободы на 10 лет в ИК строгого режима.

Президиум облсуда, изменяя приговор, указал следующее.

В соответствии со ст. 6 УК РФ наказание и иные меры уголовно-правового характера, применяемые к лицу, должны быть справедливыми, т.е. соответствовать характеру и степени общественной опасности преступления, обстоятельствам его совершения и личности виновного.

При назначении С. наказания суд обстоятельствами смягчающими наказание признал: явку с повинной, положительную характеристику осужденного.

Судом установлено, что непосредственной причиной совершенного С. преступления явилось нанесение ему потерпевшим нескольких ударов, в результате чего ему были причинены телесные повреждения. То есть в данном случае имело место противоправное поведение потерпевшего, которое в соответствии с п. "з" ч. 1 ст. 61 УК РФ признается обстоятельством, смягчающим наказание.

Суд в нарушение требований ст. 60 УК РФ данное обстоятельство смягчающим наказание не признал, что повлияло на размер назначенного С. наказания.

 

Хищение у гражданина паспорта и других важных личных документов и последующее их уничтожение квалифицируется по ч. 2 ст. 325 УК РФ и дополнительной квалификации по другим статьям УК РФ не требует (ст. 325 УК РФ)

 

Приговором Октябрьского районного суда г. Белгорода Н. осужден по ст. ст. 325 ч. 1, 325 ч. 2, 158 ч. 2 п.п. "б, в, г" УК РФ к лишению свободы условно.

Президиум облсуда изменил приговор по следующим основаниям.

Как установлено судом, 12 октября 2000 года Н. похитил у К. принадлежащие ему паспорт, водительское удостоверение и временное разрешение, которые 17 октября уничтожил с целью сокрытия следов преступления.

Данные действия Н. квалифицированы по ст. 325 ч. 2 УК РФ, как похищение у гражданина паспорта и других важных личных документов, и по ст. 325 ч. 1 УК РФ, как уничтожение официальных документов.

По смыслу закона похищение у гражданина паспорта и других важных личных документов и последующее их уничтожение квалифицируется по ст. 325 ч. 2 УК РФ и дополнительной квалификации по другим статьям УК РФ не требует, поскольку составом хищения охватывается и последующее распоряжение похищенным имуществом (либо документами), в том числе и уничтожение.

Президиум постановил: в части осуждения его по ст. 325 ч. 1 УК РФ приговор отменить и уголовное преследование Н. прекратить за отсутствием состава преступления.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь