Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ПЕНЗЕНСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 5 декабря 2006 г. по делу N 33-2464

 

Судья: Пшечук Н.А.

 

5 декабря 2006 года судебная коллегия по гражданским делам Пензенского областного суда в составе:

 

    председательствующего                                    Смирновой Л.А.

    и судей                                    Зыковой Л.Н. и Фроловой Т.А.

 

заслушали в открытом судебном заседании по докладу Смирновой Л.А. дело по кассационной жалобе В. на решение Кузнецкого городского суда Пензенской области от 30 октября 2006 года, которым постановлено:

В удовлетворении иска В. к ООО "Издательский дом "Веста" и М. о защите чести, достоинства и деловой репутации, взыскании денежной компенсации морального вреда - отказать.

Проверив материалы дела, заслушав объяснения М., представителя ООО "Издательский дом "Веста" Ч., судебная коллегия

 

установила:

 

В. обратилась в суд с иском к АНО "Любимая газета" и М. о защите чести, достоинства и деловой репутации, взыскании денежной компенсации морального вреда в связи с публикацией в "Любимой газете - Заречный" 17.08.2005 г. в номере N 33(329) статьи под названием "Кому вольготно, весело живется на Руси?" (по письму в ЛГ постоянного читателя М.), в которой, по ее утверждению, были изложены несоответствующие действительности сведения о незаконности получения ею муниципального жилья с использованием служебного положения - мирового судьи судебного участка N 2 г. Заречного.

По ходатайству истца определением суда от 29.08.06 г. была произведена замена ответчика АНО "Любимая газета" на ООО "Издательский дом "Веста".

В ходе судебного разбирательства истица уточнила требования, указав в заявлении, что 17 августа 2005 года в газете "Любимая - газета Заречный" за N 33(329) редакция газеты незаконно опубликовала письмо М. с редакционным комментарием, заголовком и карикатурным изображением символа правосудия. В статье указаны сведения о фактах, событиях и обстоятельствах частной жизни ее и ее близких родственников, сведения о наличии в собственности квартир, о профессиональных занятиях, биографические сведения, сведения о родственниках, об их имущественном положении, которые касались специально охраняемой законом тайны и входили в перечень сведений конфиденциального характера. Право на частную жизнь, прежде всего, предусмотрено ст. 23 Конституции РФ, которая также означает предоставленную человеку и гарантированную государством возможность контролировать информацию о себе, препятствовать разглашению сведений личного характера. Ответчиками по делу были нарушены ст. ст. 4, 42 Закона РФ "О средствах массовой информации".

Публикация статьи в целом направлена на подрыв ее авторитета и престижа, как лица, осуществляющего на период публикации правосудие. В ней содержится негативная информация о ней в форме утверждений о нарушении действующего законодательства и принципов морали.

Текст письма М. завершается рядом вопросов, смысл которых сводится к тому, что действия В. при получении муниципального жилья нарушают действующее законодательство и принципы морали. Таким образом, письмо М. было опубликовано в газете "Любимая газета - Заречный" как пример противоправного поведения мирового судьи В. занимавшейся такими же махинациями с квартирами, как и те судьи, в отношении которых был вынесен обвинительный приговор за махинациями с квартирами Бутырским судом г. Москвы. В статье "Кому вольготно, весело живется на Руси?" содержится негативная информация о ней, ее деятельности, о ее личных, деловых, моральных качествах, а именно: что она использовала свое служебное положение в качестве мирового судьи не в целях обеспечения нормального функционирования суда, а в личных корыстных целях, что равнозначно обвинению в нарушении принципов деловой этики и морали; она, пользуясь служебным положением мирового судьи, получила две квартиры неблаговидными целями, не с целью обеспечения нормальной деятельности суда вследствие улучшения своих жилищных условий, а из корысти; также она не проживает и не проживала во второй полученной квартире, ее родственники проживают там же, где и жили ранее, до получения ею первой и второй квартиры, а это утверждение равнозначно обвинению ее в действиях, сопряженных с совершением тяжкого преступления - мошенничества (п. 3, 4 ст. 169 УК РФ), так как вторая трехкомнатная квартира была, как логически следует, получена ею не для проживания в улучшенных жилищных условиях, а для иных целей и т.д. при отсутствии обвинительного приговора, вступившего в законную силу, такая информация распространенная СМИ, в силу действующего конституционного принципа презумпции невиновности откровенно дискредитирует и порочит ее честь, достоинство и деловую репутации.

Просила признать несоответствующими действительности сведения, порочащими честь, достоинство и деловую репутацию В. в период исполнения ею обязанностей мирового судьи судебного участка N 2 г. Заречного Пензенской области, опубликованные в статье "Кому вольготно, весело живется на Руси?"; обязать ООО "Издательский дом "Веста" и редакцию газеты "Любимая газета - Заречный" опубликовать опровержение не соответствующих действительности и порочащих ее честь, достоинство и деловую репутацию сведений, изложенных в статье "Кому вольготно, весело живется на Руси?" в номере N 33(329) от 17 августа 2005 года, путем опубликования в ближайшем номере газеты "Любимая газета - Заречный" опровержения следующего содержания: "Считать не соответствующими действительности сведения о незаконности получения муниципального жилья в связи с использованием служебного положения мировым судьей судебного участка N 2 г. Заречного Пензенской области В., опубликованные в статье "Кому вольготно, весело живется на Руси" в номере 33 (329) от 17 августа 2005 года; Взыскать в ее пользу компенсацию морального вреда за незаконную публикацию сведений конфиденциального характера и не соответствующих действительности и порочащих ее честь, достоинство и деловую репутацию сведений с ответчика ООО "Издательский дом "Веста" и ответчика М. в сумме по 50000 рублей с каждого.

Кузнецкий городской суд Пензенской области постановил вышеуказанное решение.

В кассационной жалобе В. просит отменить решение суда, считая его незаконным, постановленным с нарушением норм материального и процессуального права, судом искажены предмет спора и его обоснования истцом. Само изложение решения неконкретно, не мотивированно не дана юридическая оценка обстоятельствам непосредственно касающихся предмета спора: как в части иска о защите чести, достоинства, деловой репутации и компенсации морального вреда, так и в части нарушения ответчиками ее нематериальных благ, связанных с неприкосновенностью частной жизни.

Распространение указанной информации, касающейся ее личной жизни, нарушало положение ч. 1 ст. 24 Конституции РФ, в связи с чем, подлежала защите в порядке ст. 150 ГК РФ и предусматривала ответственность за нарушение данного нематериального права - взыскание компенсации морального вреда. Данный факт нарушения ее личных неимущественных прав судом вообще не был разрешен по существу. Ее объяснения в решении в этой части искажены. Суд самостоятельно не пожелал применить закон, подлежащий применению по делу, а именно ст. 150 ГК РФ и ст. 24 ч. 1, ст. 23 Конституции РФ. Она своего согласия на распространение сведений о своей личной жизни не давала.

В решении отсутствует правовой анализ спорной публикации в целом. А вывод суда сводится лишь к перечислению отдельно взятых предложений из опубликованного письма М.

Решение суда не отвечает требованиям законности и обоснованности и не дает достаточно убедительного ответа по существу спора; в нем не раскрыт характер спорных правоотношений, не четко сформулированы и искажены требования истца, отсутствует анализ доказательств, их оценка и юридическая квалификация установленных фактов.

Суд безосновательно не принял во внимание заключение специалистов в области лингвистики (текстологии) и психологии и дал ему неправильную оценку.

Судом грубо нарушены нормы процессуального права, нарушен принцип равноправия и состязательности сторон. В судебное заседание был представлен ответ из Средне-Волжского управления "Росохранкультуры" по надзору за законодательством в сфере массовых коммуникаций от 23.10.2006 г. и предупреждение указанного органа в адрес редакции "Любимая газета - Заречный" в связи с публикацией спорной статьи о недопустимости нарушения законодательства РФ. Однако судья, в нарушение ст. ст. 35, ч. ч. 3 - 5 ст. 67 ГПК РФ отказала ей и представителю ответчика в истребовании доказательств из Средне-Волжского управления "Росохранкультуры" и вызове свидетелей из данного госоргана, которые могли свидетельствовать о действительном существовании данного доказательства по делу, подтверждающего нарушение ответчиками ее конституционных прав на неприкосновенность частной жизни.

Судом дано неправильное толкование положениям ст. 152 ГК РФ и ст. 150 ГК РФ.

Кроме того, судьей в нарушение ст. 60 ГПК РФ была истребована из Пензенского областного суда копия решения квалификационной коллегии судей Пензенской области от 25 мая 2006 года о досрочном прекращении ее полномочий судьи, которое в установленном законом порядке обжаловалось ею в Верховном Суде РФ г. Москвы и не относилось к предмету данного спора и никакого правового значения по делу не имело (исходя из разъяснения п. 7 абз. 4 Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 3 от 24.02.2005 г.).

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, заслушав объяснения лиц, явившихся в заседание кассационной инстанции, судебная коллегия не находит оснований для отмены решения суда и удовлетворения жалобы.

В соответствии со статьей 23 Конституции Российской Федерации каждый имеет право на защиту своей чести и доброго имени. Статьей 29 Конституции Российской Федерации каждому гарантируется свобода мысли и слова, а также свобода массовой информации.

В силу ст. 150 ГК РФ жизнь и здоровье, достоинство личности, личная неприкосновенность, честь и доброе имя, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна, право свободного передвижения, выбора места пребывания и жительства, право на имя, право авторства, иные личные неимущественные права и другие нематериальные блага, принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона, неотчуждаемы и непередаваемы иным способом. В случаях и в порядке, предусмотренных законом, личные неимущественные права и другие нематериальные блага, принадлежавшие умершему, могут осуществляться и защищаться другими лицами, в том числе наследниками правообладателя. Нематериальные блага защищаются в соответствии с настоящим Кодексом и другими законами в случаях и в порядке, ими предусмотренных, а также в тех случаях и тех пределах, в каких использование способов защиты гражданских прав (статья 12) вытекает из существа нарушенного нематериального права и характера последствий этого нарушения.

Согласно ст. 151 ГК РФ, если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда. При определении размеров компенсации морального вреда суд принимает во внимание степень вины нарушителя и иные заслуживающие внимания обстоятельства. Суд должен также учитывать степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями лица, которому причинен вред.

В соответствии со ст. 152 ГПК РФ гражданин вправе требовать по суду опровержения порочащих его честь, достоинство или деловую репутацию сведений, если распространивший такие сведения не докажет, что они соответствуют действительности. По требованию заинтересованных лиц допускается защита чести и достоинства гражданина и после его смерти. Гражданин, в отношении которого распространены сведения, порочащие его честь, достоинство или деловую репутацию, вправе наряду с опровержением таких сведений требовать возмещения убытков и морального вреда, причиненных их распространением.

Пунктами 7 и 9 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24 февраля 2005 года, N 3 "О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц" разъяснено о том, что по делам данной категории необходимо иметь в виду, что обстоятельствами, имеющими в силу статьи 152 Гражданского кодекса Российской Федерации значение для дела, которые должны быть определены судьей при принятии искового заявления и подготовке дела к судебному разбирательству, а также в ходе судебного разбирательства, являются: факт распространения ответчиком сведений об истце, порочащий характер этих сведений и несоответствие их действительности. При отсутствии хотя бы одного из указанных обстоятельств иск не может быть удовлетворен судом.

Под распространением сведений, порочащих честь и достоинство граждан или деловую репутацию граждан и юридических лиц, следует понимать опубликование таких сведений в печати, трансляцию по радио и телевидению, демонстрацию в кинохроникальных программах и других средствах массовой информации, распространение в сети Интернет, а также с использованием иных средств телекоммуникационной связи, изложение в служебных характеристиках, публичных выступлениях, заявлениях, адресованных должностным лицам, или сообщение в той или иной, в том числе устной, форме хотя бы одному лицу. Сообщение таких сведений лицу, которого они касаются, не может признаваться их распространением, если лицом, сообщившим данные сведения, были приняты достаточные меры конфиденциальности, с тем, чтобы они не стали известными третьим лицам.

Не соответствующими действительности сведениями являются утверждения о фактах или событиях, которые не имели места в реальности во время, к которому относятся оспариваемые сведения. Не могут рассматриваться как не соответствующие действительности сведения, содержащиеся в судебных решениях и приговорах, постановлениях органов предварительного следствия и других процессуальных или иных официальных документах, для обжалования и оспаривания которых предусмотрен иной установленный законами судебный порядок (например, не могут быть опровергнуты в порядке статьи 152 Гражданского кодекса Российской Федерации сведения, изложенные в приказе об увольнении, поскольку такой приказ может быть оспорен только в порядке, предусмотренном Трудовым кодексом Российской Федерации).

Порочащими, в частности, являются сведения, содержащие утверждения о нарушении гражданином или юридическим лицом действующего законодательства, совершении нечестного поступка, неправильном, неэтичном поведении в личной, общественной или политической жизни, недобросовестности при осуществлении производственно-хозяйственной и предпринимательской деятельности, нарушении деловой этики или обычаев делового оборота, которые умаляют честь и достоинство гражданина или деловую репутацию гражданина либо юридического лица.

В силу пункта 1 статьи 152 Гражданского кодекса Российской Федерации обязанность доказывать соответствие действительности распространенных сведений лежит на ответчике. Истец обязан доказать факт распространения сведений лицом, к которому предъявлен иск, а также порочащий характер этих сведений.

Проанализировав нормы действующего законодательства, доводы сторон, представленные ими доказательства и установленные фактические обстоятельства по делу в их совокупности, городской суд обоснованно отказал В. в удовлетворении исковых требований, поскольку в судебном заседании было установлено о соответствии действительности, распространенных ответчиками сведений о том, что В. в период ее работы мировым судьей г. Заречного дважды была обеспечена муниципальным жильем. Ею были получены две квартиры - двухкомнатная и трехкомнатная в г. Заречном, которые впоследствии были приватизированы: трехкомнатная ею, а двухкомнатная ее отцом. Данные обстоятельства сама истица, а также ее представитель В. в судебном заседании не отрицали. Не отрицали они и факт регистрации в двухкомнатной квартире ее родственников - отца и брата. В целом, как усматривается из исковых заявлений и объяснений в суде, истицей оспаривается якобы утверждение ответчиками в спорной статье, что эти действия В. носили незаконный характер с использованием служебного положения - мирового судьи судебного участка N 2 г. Заречного, что не соответствует, по ее мнению, действительности, и являются порочащими честь и достоинство истицы.

Вместе с тем, проанализировав статью в целом, название статьи, редакторскую врезку, письмо М., суд пришел к правильному выводу о том, что утверждений о незаконности получения жилья В. в период исполнения ею обязанностей мирового судьи статья не содержит. Допущенная автором письма М. неточность в указании дат получения и приватизации квартир не влияет на сущность изложенных, соответствующих действительности сведений.

Полемика в статье по вопросу законности получения жилья истицей изложена ответчиками в виде вопросов и обращения с этими вопросами к квалификационной коллегии судей Пензенской области, а не утверждения, в форме открытой дискуссии по вопросу, представляющему общественный интерес в связи с существующей жилищной проблемой в г. Заречном, и о имеющихся случаях допускаемых должностными лицами злоупотреблений в этой области, что не может быть предметом судебной защиты в порядке ст. 152 ГК РФ.

Пунктом 8 Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 3 от 24.02.2005 г. "О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц" разъяснено, что судам необходимо отграничивать дела о защите чести, достоинства и деловой репутации (статья 152 ГК РФ) от дел о защите других нематериальных благ, перечисленных в ст. 150 этого же Кодекса, нарушенных в связи с распространением о гражданине сведений, неприкосновенность которых специально охраняется Конституцией РФ и законами, и распространение которых может причинить моральный вред даже в случае, когда эти сведения соответствуют действительности и не порочат честь, достоинство и деловую репутацию истца.

В частности, при разрешении споров, возникающих в связи с распространением информации о частной жизни гражданина, необходимо учитывать, что в случае, когда имело место распространение без согласия истца или его законных представителей соответствующих действительности сведений о его частной жизни, на ответчика может быть возложена обязанность компенсировать моральный вред, причиненный распространением такой информации (статьи 15, 151 ГК РФ).

Поскольку, по утверждению истицы, в оспариваемой статье были распространены сведения, касающиеся ее частной, (личной) жизни, но судом установлено, что эти сведения соответствуют действительности, городской суд обоснованно отказал ей в судебной защите в порядке ст. 152 ГК РФ, на чем она настаивала в исковом заявлении и в судебном заседании. О защите своих личных неимущественных прав, перечисленных в статье 150 ГК РФ, способом, предусмотренным ст. 151 ГК РФ она не заявляла. Суд, в соответствии с положением ст. 196 ГПК РФ принимает решение лишь по заявленным истцом требованиям. За пределы заявленных требований суд может выйти лишь в случаях, предусмотренных федеральным законом. Соответствующий федеральный закон, который предоставлял бы суду право выйти за пределы заявленных истцом требований по делам о защите чести, достоинства и деловой репутации, отсутствует. В связи с чем, нельзя признать убедительными доводы кассационной жалобы о незаконности решения, по тем основаниям, что суд оставил эти требования без рассмотрения и не применил закон, подлежащий применению, а именно ст. 150 ГК РФ, самостоятельно.

Поскольку предупреждение от 23.10.2006 г. Средне-Волжского управления Федеральной службы по надзору за соблюдением законодательства в сфере массовых коммуникаций и охране культурного наследия (л.д.219) представлено в суд истицей, в подтверждение того, что статья содержит конфиденциальную информацию о ней и ее близких родственниках, чем нарушена неприкосновенность частной жизни ее и ее родственников, но требований о защите своих прав в порядке, предусмотренном ст. 150 и 151 ГК РФ, она не предъявляла и они не были предметом судебного исследования и оценки, то данное доказательство и его исследование не имеет правового значения и его наличие или отсутствие не влияет на законность постановленного по делу решения.

Нарушение судом процессуальных норм, а также принципа равноправия и состязательности сторон по делу не установлено.

Ссылка в жалобе на то, что суд в нарушение требований ст. 60 ГПК РФ истребовал решение квалификационной коллегии судей Пензенской области от 25 мая 2006 года о досрочном прекращении полномочий истицы в должности мирового судьи, также не свидетельствует о незаконности решения и не может влечь его отмену, поскольку, несмотря на то, что решение квалификационной коллегии и имеется в материалах дела, судом данный документ не использовался в качестве доказательства по делу и ссылка в решении суда на него отсутствует.

Всем собранным доказательствам и установленным фактическим обстоятельствам по делу, в том числе и заключению специалистов в области лингвистики (текстологии) и психологии, на что имеется ссылка в кассационной жалобе, суд дал надлежащую правовую оценку, подробно изложенную в решении, с которой судебная коллегия соглашается в полном объеме, по основаниям, в нем изложенным.

Кроме того, следует отметить, что для установления наличия в тексте статьи в целом указанных истицей, по ее мнению, порочащих ее сведений, специальных познаний в какой-либо области науки, искусства, техники или ремесла не требуется, тем более статья ориентирована на массового читателя, и в расчете на среднестатистического гражданина, а не на специалистов в области лингвистики (текстологии) и психологии.

Суждение суда основано на объяснениях сторон, представленных доказательствах, правильно оцененных судом.

В решении приведено законодательство, которым руководствовался суд и установленные по делу обстоятельства.

Все юридически значимые обстоятельства определены судом правильно, исследованы полно и всесторонне, оценка доказательств произведена в соответствии с требованиями ст. 67 ГПК РФ, материальный закон применен и истолкован судом правильно, нормы процессуального права соблюдены.

Изложенное в кассационной жалобе, не опровергает выводы суда, так как приведенные в ней обстоятельства не отражают установленного судом в совокупности всех обстоятельств, и направлены на переоценку установленного судом в связи с неправильным толкованием норм материального и процессуального права, по основаниям, изложенным выше.

Иных доводов, свидетельствующих о незаконности решения жалоба не содержит.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 360 - 362 ГПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

решение Кузнецкого городского суда Пензенской области от 30 октября 2006 года оставить без изменения, кассационную жалобу В. - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь