Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ПРЕЗИДИУМ ЯРОСЛАВСКОГО ОБЛАСТНОГО СУДА

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 6 декабря 2006 г. N 44-Г-177/06

 

Президиум Ярославского областного суда рассмотрел истребованное по надзорной жалобе П. дело по иску Ф. и В. к П., А. и МУ "Управление муниципального имущества администрации Угличского муниципального округа" о признании договора приватизации квартиры недействительным в части.

Заслушав доклад судьи областного суда, пояснения Ф., президиум

 

установил:

 

14 февраля 1993 г. между фондом имущества г. Углича, с одной стороны, и супругами П. и Н., с другой стороны, был заключен договор на приобретение последними в совместную собственность четырехкомнатной квартиры в доме микрорайона <...> в порядке приватизации.

13 июля 1997 г. Н. скончалась. При принятии наследства в январе 1998 г. ее наследники заключили соглашение об определении долей, по которому доли П. и Н. в праве собственности на квартиру признавались равными, т.е. в размере 1/2 доли. Наследство приняли П. как переживший супруг, сын Т., дочь М. Мать умершей С. отказалась от своей доли в пользу М.

В сентябре 2001 г. П., М. и Т. получили свидетельства о госрегистрации права на недвижимое имущество в размере соответственно 5/8, 2/8 и 1/8 доли в праве общей собственности на спорную квартиру.

В марте 2005 г. М. и Ф. обратились в суд с иском к П., Т., В. о признании договора приватизации недействительным, ссылаясь на то, что на день заключения договора приватизации в спорной квартире, кроме супругов П. и Н., а также С., без регистрации проживала семья, состоящая из супругов М. и Б. и их в то время несовершеннолетних детей - В., <...> г. рождения, и Ф., <...> г. рождения. Семья в 1991 г. из спорной квартиры выписалась, зарегистрировалась в доме по ул. <...> с целью постановки на учет нуждающихся в улучшении жилищных условий по месту работы Б., однако из спорной квартиры никогда не выезжала.

В январе 2006 г. в суд поступило исковое заявление В. и Ф. к П., Т., М., управлению муниципальным имуществом администрации УМО и третьим лицам - Б. и С. о признании договора приватизации от 04.02.1993, свидетельств о праве собственности, свидетельств о праве на наследство недействительными в части, ссылались на то, что на момент приватизации были несовершеннолетними, их права на участие в приватизации были нарушены, о нарушении своих прав они узнали только после обращения П. в 2004 г. в суд с иском о разделе жилой площади.

В ходе рассмотрения дела от М. поступило заявление об отказе от иска.

Ф. иск поддержала.

Представитель В. по доверенности Д. иск поддержала, просила суд восстановить В. срок исковой давности, ссылаясь на то, что В. о приватизации узнал лишь после обращения П. в суд с иском о разделе жилой площади в 2004 г.

П. иск не признал, полагая, что истцы права на участие в приватизации не имели, просил применить срок исковой давности.

Представитель управления муниципальным имуществом УМО по доверенности И. иск не признала.

Решением Угличского районного суда Ярославской области от 13 февраля 2006 г. с учетом исправлений, внесенных определением Угличского районного суда от 30 марта 2006 г., иск Ф. и В. удовлетворен, постановлено:

- восстановить В. срок исковой давности для обращения в суд с иском о признании сделки недействительной в части;

- признать право Ф. и В. на жилую площадь в квартире дома м/р-на <...> по состоянию на 04.02.1993;

- признать договор на приобретение квартиры дома м/р-на <...>, заключенный 04.02.1993 между фондом имущества г. Углича, с одной стороны, и П. и Н., недействительным в части;

- включить Ф. и В. в число собственников квартиры дома м/р-на <...>;

- признать за П., Н., Ф. и В. за каждым право собственности на 1/4 долю квартиры дома <...>;

- признать соглашение об определении долей от 26.01.1998 недействительным в части, признав по нему за П., Н., Ф. и В. доли на квартиру дома <...> в размере 1/4 за каждым;

- признать свидетельство о праве на наследство по закону, выданное 31.01.1998 нотариусом К., недействительным в части, признав, что наследственное имущество состоит из 1/4 доли квартиры дома <...> и что П., М. и Т. являются наследниками соответственно 1/16, 2/16 и 1/16 доли на указанную выше квартиру;

- признать свидетельство о госрегистрации права, серия <...>, выданное <...> П., свидетельство, серия <...>, выданное <...> Т., и свидетельство, серия <...>, выданное <...> М., недействительными в части, признав за П., Т. и М. право собственности на квартиру дома <...> в размере соответственно 5/16, 1/16 и 2/16 долей.

В кассационном порядке дело не рассматривалось.

В надзорной жалобе П. просит об отмене решения, ссылаясь на существенное нарушение судом норм материального и процессуального права.

Дело истребовано в Ярославский областной суд.

В соответствии со ст. 387 ГПК РФ основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в порядке надзора являются существенные нарушения норм материального или процессуального права.

Дело надлежит передать для рассмотрения по существу в президиум Ярославского областного суда в связи с существенным нарушением судом норм материального и процессуального права.

Удовлетворяя исковые требования, суд исходил из того, что на момент заключения П. и Н. договора приватизации спорной квартиры истцы имели право на участие в приватизации, поскольку проживали с рождения на спорной жилой площади. При этом отсутствие регистрации на данной жилой площади правового значения не имеет. На момент приватизации истцы были несовершеннолетними, в их интересах в силу закона должны были выступать их родители как законные представители, в силу ст. 133 КоБС РСФСР отказ от участия в приватизации несовершеннолетних мог иметь место только с согласия органов опеки и попечительства. Такое согласие получено не было.

С учетом указанных обстоятельств суд пришел к выводу о том, что договор приватизации в части лишения истцов права на бесплатную передачу занимаемого жилого помещения в собственность не соответствует закону и может быть изменен путем включения истцов в число собственников квартиры.

Обсуждая заявление П. о применении срока исковой давности, суд, учитывая положения ч. 1 ст. 181 ГК РФ, ст. 10 Федерального закона "О введении в действие части первой Гражданского кодекса РФ", ст. 42 Основ гражданского законодательства ССР и республик, пришел к выводу о том, что срок исковой давности следует исчислять с момента достижения истцами совершеннолетнего возраста. При этом суд исходил из того, что Ф. срок исковой давности пропущен не был, а В. пропущен по уважительным причинам, поскольку он проходил службу в армии и не имел возможности самостоятельно или при помощи представителя защитить свои права и интересы. Срок исковой давности В. суд восстановил.

Приведенные в решении суждения относительно начала течения срока исковой давности не основаны на законе.

Действительно, на момент заключения договора приватизации спорной квартиры истцы были малолетними и полной гражданской дееспособностью, а также гражданской процессуальной дееспособностью не обладали.

Вместе с тем указанное обстоятельство не свидетельствует о том, что срок исковой давности должен исчисляться с момента достижения ими совершеннолетнего возраста.

В соответствии со ст. 28 ГК за несовершеннолетних, не достигших 14 лет (малолетних), сделки, за исключением указанных в пункте 2 названной статьи, могут совершать от их имени только родители, усыновители или опекуны.

В силу ч. 4 ст. 37 ГПК РФ права, свободы и законные интересы несовершеннолетних, не достигших возраста 14 лет, защищают в процессе их законные представители - родители, усыновители, опекуны или иные лица, которым это право предоставлено федеральным законом.

Таким образом, защищать права малолетних, в том числе и путем обращения в суд, имеют право и обязаны их законные представители.

Вместе с тем судом первой инстанции установлено, что на момент заключения договора приватизации квартиры истцы Фомичевы, являясь малолетними, имели право пользования спорным жилым помещением, а поэтому имели равное с нанимателем и членами его семьи право на участие в приватизации. Их законные представители - родители М. и Б. не приняли мер к реализации права своих малолетних детей на участие в приватизации, что повлекло нарушение их жилищных и имущественных прав. Самостоятельно реализовать свои права в силу малолетнего возраста истцы не могли.

С учетом изложенного выводы суда о том, что началом течения срока исковой давности является момент достижения истцами совершеннолетнего возраста, являются ошибочными, однако установленные судом обстоятельства свидетельствуют об уважительности причин пропуска истцами срока исковой давности.

Таким образом, допущенная судом первой инстанции ошибка в применении норм материального права, касающихся начала течения срока исковой давности, не влечет отмены правильного по существу решения суда.

Руководствуясь п. 1 ст. 390 ГПК РФ, президиум

 

постановил:

 

Решение Угличского районного суда Ярославской области от 13 февраля 2006 г. оставить без изменения, а надзорную жалобу П. - без удовлетворения.

 

Председатель

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь