Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

СВЕРДЛОВСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

от 8 декабря 2006 г. Дело N 22-12076/2006

Судебная коллегия по уголовным делам Свердловского областного суда в составе:

 

    председательствующего                           Шурыгина Г.С.,

    судей                                         Прохоровой Л.М.,

                                                    Русановой И.Л.

 

рассмотрела в судебном заседании 8 декабря 2006 года дело по кассационным жалобам адвоката Рибинской И.В. и законного представителя Л. в интересах К. на постановление судьи Орджоникидзевского районного суда г. Екатеринбурга от 13 сентября 2006 года, которым

К., ранее освобождавшийся от уголовной ответственности за совершение общественно опасного деяния, предусмотренного п. "б", "в", "г" ч. 2 ст. 162, п. "г", "д" ч. 2 ст. 206 Уголовного кодекса Российской Федерации, в состоянии невменяемости постановлением судьи Железнодорожного районного суда г. Екатеринбурга от 30 апреля 2003 года,

освобожден от уголовной ответственности за совершение общественно опасных деяний, предусмотренных ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 105 Уголовного кодекса Российской Федерации, ч. 4 ст. 111 Уголовного кодекса Российской Федерации, в состоянии невменяемости; к нему применены принудительные меры медицинского характера в виде принудительного лечения в психиатрическом стационаре специализированного типа с интенсивным наблюдением.

Взыскано с его родителей Л. и В. в пользу потерпевшего Г. 200000 рублей, потерпевшей Н. - 30000 рублей компенсации морального вреда.

Заслушав доклад судьи Русановой И.Л., выступление помощника прокурора Орджоникидзевского района г. Екатеринбурга Давлетяровой И.В., просившей постановление суда оставить без изменения, возражения защитника Рибинской И.В., полагавшей, что постановление судьи необходимо отменить по доводам кассационной жалобы, судебная коллегия

 

УСТАНОВИЛА:

 

постановлением суда К. освобожден от уголовной ответственности за совершение общественно опасных деяний, предусмотренных ч. 4 ст. 111, ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 105 Уголовного кодекса Российской Федерации, в состоянии невменяемости; ему назначены принудительные меры медицинского характера в виде принудительного лечения в психиатрическом стационаре специализированного типа с интенсивным наблюдением.

В кассационной жалобе защитник ставит вопрос об отмене постановления судьи и прекращении производства по делу, поскольку в судебном заседании не нашло подтверждения то обстоятельство, что К. совершил общественно опасное деяние, предусмотренное ч. 4 ст. 111 Уголовного кодекса Российской Федерации, умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека, повлекшего по неосторожности смерть потерпевшего. Указывает, что судом необоснованно показания К. признаны доказательствами и положены в основу постановления; других доказательств, указывающих на то, что данное деяние совершено К., органами предварительного расследования не представлено. Также судом действия К. в отношении потерпевшей Н. необоснованно квалифицированы по ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 105 Уголовного кодекса Российской Федерации как покушение на умышленное убийство, поскольку ничто не препятствовало К. окончить данное преступление. Считает, что в данном случае К. совершено общественно опасное деяние, предусмотренное ч. 1 ст. 115 Уголовного кодекса Российской Федерации, которое относится к категории небольшой тяжести. Также суд в нарушение норм ст. 442, 443 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации разрешил гражданский иск, взыскав с родителей К. в пользу потерпевших в возмещение причиненного морального вреда.

В жалобе законный представитель К. - его мать Л. просит постановление суда отменить, производство по делу прекратить. Жалоба содержит те же доводы, которые изложены в жалобе адвоката Рибинской И.В.

В возражениях государственный обвинитель и потерпевший Г. просят постановление суда оставить без изменения, жалобы защитника и законного представителя К. - без удовлетворения.

 

Проверив представленные материалы, обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия находит постановление суда подлежащим отмене в части гражданского иска.

Выводы суда о том, что общественно опасные деяния, запрещенные уголовным законом, совершены К., соответствуют фактическим обстоятельствам дела, основаны на исследованных в судебном разбирательстве доказательствах, которым суд в постановлении дал надлежащую юридическую оценку.

Судом обоснованно признаны достоверными и положены в основу постановления показания свидетелей П. и О., пояснивших, что они вместе с сотрудниками милиции участвовали в качестве понятых при осмотре места происшествия в парковой зоне парка "Победы", где К. показал беговую дорожку, на которой встретил бегущую женщину, рассказал, что брызнул ей в лицо из газового баллончика, угрожал ножом, требуя, чтобы та не кричала. Затем нанес удар в лицо - женщина упала; он оттащил ее в лес, нанес несколько ударов ногами по телу и лицу, заставил ее раздеться. Затем снял с ее руки часы, засунул ей в рот и ушел.

Показания свидетелей последовательны, логичны, согласуются с их показаниями, данными в ходе предварительного расследования, показаниями потерпевшего Г., пояснившего, что 9 сентября 2005 года его жена совершала пробежку в парке "Победы" около 19:00. Жена длительное время не возвращалась домой, поэтому они с сыном пошли ее искать. 10 сентября с помощью родственника - брата жены нашли ее мертвой в лесном массиве парка "Победы".

Свидетель Ф. подтвердил показания потерпевшего, показал суду, что 10 сентября 2005 года он принимал участие в поисках своей сестры, которая вечером 9 сентября 2005 года ушла на пробежку в парк "Победы" и не вернулась. Метрах в 400 от домика лесника в лесном массиве нашли ее обнаженный труп.

Согласно заключению судебно-медицинской экспертизы, телесные повреждения, обнаруженные у потерпевшей Р., их характер, локализация и степень тяжести соответствуют обстоятельствам, установленным в судебном заседании.

Также в судебном заседании был установлен факт нападения К. на потерпевшую Н., которая показала, что 1 ноября 2005 года, около 21:50, когда она шла в районе "Диагностического центра", на нее напал К., который схватил ее за шею левой рукой, а правой стал брызгать из газового баллончика в лицо. Она присела и стала закрывать лицо руками, К. продолжал брызгать в лицо, пытаясь попасть между пальцами; она нанесла ему удар в пах, после чего К. достал молоток, которым нанес ей несколько ударов по голове; она закрывала голову руками - удары сыпались непрерывно по рукам, она стала кричать, звать на помощь. Затем К. потащил ее во двор. Она увидела своего знакомого А., крикнула его по имени, он накинулся на К., задержал его. Проходивший мимо мужчина с собакой оказал ей помощь, увел ее в травмпункт. На руках у нее были многочисленные ушибы и ссадины.

Свидетель А. подтвердил показания потерпевшей Н., добавив, что когда он задержал К., тот сказал ему, что хотел убить Н. С места происшествия сотрудники милиции изъяли молоток, газовый баллончик.

Согласно заключению судебно-медицинской экспертизы, телесные повреждения, обнаруженные у потерпевшей Н., их характер, локализация и степень тяжести соответствуют обстоятельствам, установленным в судебном заседании.

Из заключения судебно-психиатрической экспертизы К. усматривается, что он страдает хроническим душевным расстройством в форме шизофрении, которое лишает его способности осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими. К. нуждается в принудительном лечении в стационаре специализированного типа с интенсивным наблюдением.

Судом установлено, что К. совершены общественно опасные деяния в отношении потерпевшей Р., предусмотренные ч. 4 ст. 111 Уголовного кодекса Российской Федерации, и в отношении потерпевшей Н., предусмотренные ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 105 Уголовного кодекса Российской Федерации.

Деяния совершены К. в состоянии невменяемости, в связи с чем в соответствии со ст. 21 Уголовного кодекса Российской Федерации он подлежит освобождению от уголовной ответственности.

Доводы защитника и законного представителя Л. о том, что в судебном заседании не добыто доказательств того, что именно К. совершено общественно опасное деяние, предусмотренное ч. 4 ст. 111 Уголовного кодекса Российской Федерации, в отношении потерпевшей Р. опровергаются вышеизложенными доказательствами, которые были исследованы судом и которым суд дал надлежащую оценку.

Доводы защиты о том, что в отношении потерпевшей Н. было совершено общественно опасное деяние, предусмотренное ч. 1 ст. 115 Уголовного кодекса Российской Федерации, также опровергаются показаниями потерпевшей, свидетелей. Деяние не было доведено до конца по не зависящим от К. обстоятельствам, так как его действия были пресечены свидетелем Г.

Нанесение многочисленных ударов молотком в жизненно важный орган - голову, женщине, которая лишена возможности сопротивляться, поскольку ее глаза забрызганы газом из баллончика, свидетельствует о характере посягательства.

Вместе с тем судебная коллегия считает обоснованным довод защиты о невозможности рассмотрения гражданского иска при производстве о применении принудительных мер медицинского характера.

В соответствии со ст. 443 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации рассмотрение гражданского иска в данном случае производится в порядке гражданского судопроизводства.

На основании изложенного и руководствуясь ст. 377, 378 и 388, 444 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

 

ОПРЕДЕЛИЛА:

 

постановление Орджоникидзевского районного суда г. Екатеринбурга от 13 сентября 2006 года в отношении К. в части гражданского иска отменить.

Дело в этой части направить на новое судебное разбирательство в порядке гражданского судопроизводства.

В остальной части постановление оставить без изменения.

Жалобу защитника и законного представителя удовлетворить частично.

 

Председательствующий

ШУРЫГИН Г.С.

 

Судьи

ПРОХОРОВА Л.М.

РУСАНОВА И.Л.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь