Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ПРЕЗИДИУМ СВЕРДЛОВСКОГО ОБЛАСТНОГО СУДА

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

 

от 20 декабря 2006 г. Дело N 44-Г-220/2006

Президиум Свердловского областного суда в составе:

 

    председательствующего                         Дементьева А.А.,

    членов президиума                                Крутько Г.А.,

                                                   Хрущелева В.В.,

                                                    Худякова В.Н.,

                                                    Курченко В.Н.,

                                                    Кризского Г.И.

 

с участием заместителя прокурора Свердловской области Понасенко О.Ю., рассмотрев по надзорной жалобе К. гражданское дело по иску К. к Ш. о восстановлении на работе, взыскании среднего заработка за время вынужденного прогула, изменении трудового договора, взыскании суммы недоплаченного единовременного пособия в связи с рождением ребенка, о компенсации морального вреда,

 

установил:

 

13.06.2006 К. обратилась в суд с иском к Ш. о восстановлении на работе в должности заведующей производством в ресторане-пабе, взыскании с ИП Ш. заработной платы за время вынужденного прогула начиная с 21.03.2006 по день вынесения судебного решения, недоплаченного единовременного пособия в связи с рождением ребенка в сумме 1200 руб., компенсации морального вреда в сумме 10 тыс. рублей.

В обоснование требований истец указала, что в августе 2004 года была принята на работу в ресторан с заключением 01.12.2004 трудового договора с ИП Ш. С ноября 2005 г. по март 2006 г. находилась в отпуске по беременности и родам. В связи с рождением ребенка ответчик выплатил единовременное пособие в сумме 8000 рублей (без учета районного коэффициента). Оставшуюся сумму (1200 руб.) ей не выплатили. При обращении в марте 2006 года с заявлением о предоставлении отпуска по уходу за ребенком и о выплате задолженности по пособию ей было разъяснено, что все кадровые вопросы в настоящее время решают сотрудники ООО "Реста Менеджмент". Директор по персоналу названного общества Л. заявила ей, что ИП Ш. находится в стадии прекращения деятельности, все ее работники уволены, и истец также должна написать заявление об увольнении по собственному желанию, что пособие можно получить в органах социальной защиты, а в случае отказа написать заявление в добровольном порядке последует увольнение за невыход на работу. После продолжительной беседы она вынуждена была написать под диктовку заявление об увольнении по собственному желанию. В результате таких действий работодателя она лишилась ежемесячного пособия на период отпуска по уходу за ребенком, выплачиваемого органами социальной защиты лишь уволенным в связи с ликвидацией предприятия, из-за пережитого стресса ухудшилось ее здоровье, ей причинен моральный вред.

В судебном заседании истец и ее представитель с учетом представленных сведений о прекращении деятельности Ш. в качестве индивидуального предпринимателя с 25.07.2006 настаивали на рассмотрении иска к Ш. как физическому лицу, ссылаясь на различия между организацией и индивидуальным предпринимателем, обязанность ответчика как физического лица отвечать по своим долгам принадлежащим ему имуществом. Уточнив исковые требования, просили восстановить истца на работе у ИП Ш. в ресторане в должности заведующей производством с 21.03.2006, взыскать заработную плату за время вынужденного прогула с 21.03.2006 по 25.06.2006 из расчета 8000 рублей, сумму недоплаченного пособия 1200 руб., судебные расходы, внести изменения в трудовой договор в связи с ликвидацией ИП, взыскать моральный вред в сумме 10000 рублей.

Ответчик Ш. и представитель третьего лица - ООО "Реста Менеджмент" - в судебное заседание не явились.

Определением Кировского районного суда г. Екатеринбурга от 28.07.2006, оставленным без изменения определением судебной коллегии по гражданским делам Свердловского областного суда от 24.08.2006, производство по делу прекращено в связи с прекращением ИП Ш. своей деятельности.

В надзорной жалобе К. просит отменить определения суда и судебной коллегии, ссылаясь на допущенные при рассмотрении дела существенные нарушения норм материального и процессуального права.

Определением судьи областного суда Худякова В.Н. от 07.11.2006 возбуждено надзорное производство, дело передано для рассмотрения по существу в суд надзорной инстанции - президиум Свердловского областного суда.

 

Заслушав доклад судьи Свердловского областного суда Шестаковой С.А., пояснения представителя ответчика Ш. - С. (по нотариально удостоверенной доверенности от 04.12.2006), возражавшей против удовлетворения надзорной жалобы, заключение заместителя прокурора Свердловской области Понасенко О.Ю., полагающего, что производство по делу прекращено незаконно, президиум считает определение суда и определение судебной коллегии незаконными и подлежащими отмене с направлением дела на новое рассмотрение по существу в суд первой инстанции по следующим основаниям.

 

Прекращая производство по делу по аналогии закона - абз. 7 ст. 220 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, суды указали, что в силу п. 9 ст. 22.3 Федерального закона "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей" государственная регистрация физического лица в качестве индивидуального предпринимателя утрачивает силу после внесения об этом записи в Единый государственный реестр индивидуальных предпринимателей. Согласно выписке из Единого государственного реестра индивидуальных предпринимателей, ИП Ш. прекратила свою деятельность в связи с принятием ею соответствующего решения. Поэтому к Ш. после прекращения ее деятельности как индивидуального предпринимателя не могут быть заявлены требования как к работодателю, поскольку в качестве последнего она не осуществляет деятельность, на основании которой истец состояла в трудовых отношениях с ИП Ш.

Однако такие выводы ошибочны.

Статьей 220 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации предусмотрен исчерпывающий перечень оснований для прекращения производства по делу ввиду невозможности его рассмотрения по существу, в том числе в случаях, если после смерти гражданина, являющегося одной из сторон по делу, спорное правоотношение не допускает правопреемство или ликвидация организации, являвшейся одной из сторон по делу, завершена, поскольку согласно ст. 61 Гражданского кодекса Российской Федерации ликвидация юридического лица влечет его прекращение без перехода прав и обязанностей в порядке правопреемства к другим лицам.

Ответчиком по настоящему спору является не юридическое лицо, а гражданин, осуществлявший на дату предъявления иска предпринимательскую деятельность и прекративший ее в период рассмотрения гражданского дела.

В силу положений ст. 23 - 24 Гражданского кодекса Российской Федерации утрата гражданином государственной регистрации в качестве индивидуального предпринимателя лишает его права осуществлять предпринимательскую деятельность, но не освобождает от обязанности отвечать по своим обязательствам всем принадлежащим ему имуществом, за исключением имущества, на которое в соответствии с законом не может быть обращено взыскание.

При этом в соответствии с пунктом 4 ст. 25 Гражданского кодекса Российской Федерации даже в случае утраты регистрации в качестве индивидуального предпринимателя по решению суда о признании несостоятельным (неспособным удовлетворить требования кредиторов) сохраняют силу требования граждан, перед которыми лицо, объявленное банкротом, несет ответственность за причинение вреда жизни или здоровью, а также иные требования личного характера.

Таким образом, правовые последствия ликвидации юридического лица и утраты гражданином регистрации в качестве индивидуального предпринимателя в силу общих норм гражданского права неравнозначны.

Согласно положениям ст. 36, 37 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации утрата гражданином статуса индивидуального предпринимателя (в отличие от ликвидации юридического лица) не лишает его процессуальной правоспособности и дееспособности при рассмотрении гражданского дела.

В заседании суда надзорной инстанции представитель ответчика настаивала на законности прекращения производства по настоящему делу на основании ст. 81 Трудового кодекса Российской Федерации. Одновременно она не оспаривала того обстоятельства, что действительным основанием расторжения трудового договора явилось не собственное желание истца, а прекращение предпринимательской деятельности работодателя. Дополнительно пояснила, что в связи с утратой Ш. статуса индивидуального предпринимателя ресторан продолжает работать под управлением ООО "Реста Менеджмент", увольнение истца не связано со сменой собственника ресторана, поскольку Ш. его собственником не являлась (подтверждающие документы в материалах дела отсутствуют).

Вместе с тем президиум полагает, что специальные нормы Трудового кодекса Российской Федерации также не содержат препятствий для разрешения по существу заявленных требований о признании увольнения незаконным.

При этом в соответствии со ст. 261 Трудового кодекса Российской Федерации расторжение трудового договора с женщинами, имеющими детей в возрасте до трех лет, по инициативе работодателя не допускается (за исключением увольнения по основаниям, предусмотренным пунктами 1, 5 - 8, 10 или 11 части первой статьи 81 или пунктом 2 статьи 336 настоящего Кодекса).

Согласно пункту 28 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17.03.2004 N 2 "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации", если работодателем являлось физическое лицо, зарегистрированное в качестве индивидуального предпринимателя, то трудовой договор с работником может быть расторгнут по пункту 1 статьи 81 Кодекса, в частности, когда прекращается деятельность работодателя - физического лица на основании им самим принятого решения, вследствие признания его несостоятельным (банкротом) по решению суда (пункт 1 статьи 25 Гражданского кодекса Российской Федерации), в связи с истечением срока действия свидетельства о государственной регистрации, отказом в продлении лицензии на определенные виды деятельности.

В силу положений части 5 ст. 394 Трудового кодекса Российской Федерации в случае признания формулировки причины увольнения неправильной или не соответствующей закону суд, рассматривающий индивидуальный трудовой спор, обязан изменить ее и указать в решении причину и основания увольнения в точном соответствии с формулировкой настоящего Кодекса или иного федерального закона.

Таким образом, заявленный иск подлежал рассмотрению, оснований для прекращения производства по делу в связи утратой Ш. статуса индивидуального предпринимателя у суда не имелось.

Ввиду незаконности обжалуемых судебных постановлений они в силу ст. 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации подлежат отмене с направлением дела на новое рассмотрение по существу в суд первой инстанции.

Руководствуясь ст. 386 - 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, президиум

 

постановил:

 

определение Кировского районного суда г. Екатеринбурга от 28.07.2006 и определение судебной коллегии по гражданским делам Свердловского областного суда от 24.08.2006 отменить, дело направить на новое рассмотрение по существу в Кировский районный суд г. Екатеринбурга.

 

Председательствующий

ДЕМЕНТЬЕВ А.А.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь