Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

КЕМЕРОВСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

СПРАВКА

от 26 декабря 2006 г. N 01-19/693

 

СПРАВКА О РАССМОТРЕНИИ СУДАМИ КЕМЕРОВСКОЙ ОБЛАСТИ

ГРАЖДАНСКИХ ДЕЛ ПО ЗАЯВЛЕНИЯМ ПРОКУРОРОВ В ЗАЩИТУ

ЖИЛИЩНЫХ ПРАВ ДЕТЕЙ-СИРОТ И ДЕТЕЙ, ОСТАВШИХСЯ

БЕЗ ПОПЕЧЕНИЯ РОДИТЕЛЕЙ

 

Справка подготовлена по заданию Верховного Суда Российской Федерации от 13 сентября 2006 года за N ОСП-2006 на основании анализа гражданских дел, рассмотренных судами Кемеровской области за период с 2005 года по первое полугодие 2006 года.

В статье 3 Конвенции о правах ребенка, одобренной Генеральной Ассамблеей ООН 20 ноября 1989 года, вступившей в силу для России с 15 сентября 1990 года указано, что во всех действиях в отношении детей независимо от того, предпринимаются они государственными или частными учреждениями, занимающимися вопросами социального обеспечения, судами, административными или законодательными органами, первоочередное внимание уделяется наилучшему обеспечению интересов ребенка.

Государства - участники обязуются обеспечить ребенку такую защиту и заботу, которые необходимы для его благополучия, принимая во внимание права и обязанности его родителей, опекунов или других лиц, несущих за него ответственность по закону, и с этой целью принимают все соответствующие законодательные и административные меры.

Конвенция о правах ребенка прямо называет того, кто выступает гарантом любых прав несовершеннолетнего. Данная обязанность возлагается на государство.

Один из принципов, закрепленных в Конвенции о правах ребенка, гласит, что ребенок должен пользоваться благами социального обеспечения. Ребенку должно принадлежать право на надлежащее питание, жилище, развлечения и медицинское обслуживание.

Часть 1 статьи 38 Конституции Российской Федерации провозглашает, что материнство и детство, семья находятся под защитой государства.

В силу пункта 2 статьи 5 Федерального закона "Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации" к полномочиям органов государственной власти субъектов Российской Федерации на осуществление гарантий прав ребенка в Российской Федерации относится реализация государственной политики в интересах детей, решение вопросов социальной поддержки и социального обслуживания детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей (за исключением детей, обучающихся в федеральных образовательных учреждениях), безнадзорных детей, детей-инвалидов.

На обобщение судебной практики в Кемеровский областной суд поступило из 19 городских (районных) судов области всего 79 гражданских дел по заявлениям прокуроров, поданных в защиту жилищных прав детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, рассмотренных в 2005 году и в первом полугодии 2006 года.

Из числа поступивших дел в 2005 году рассмотрено - 46 дел, в первом полугодии 2006 года - 33 дела.

Все поступившие дела были изучены. По 58 делам производство закончилось вынесением решения, по 21 делам - вынесением определения:

1. О прекращении производства по делу (статья 220 ГПК РФ),

а) в связи с отказом истца от иска - 9 дел,

б) в связи с заключением сторонами мирового соглашения - 4 дела.

2. Об оставлении заявления без рассмотрения (статья 222 ГПК РФ) - 8 дел.

Большинство поступивших дел с вынесением решения рассмотрены с соблюдением сроков, предусмотренных статьей 154 ГПК РФ:

В срок до 2 месяцев - 64 дела.

В срок свыше 2 месяцев - 15 дел.

Из 58 дел, рассмотренных с вынесением решения, частично были удовлетворены требования истцов по 3 делам, отказано в удовлетворении требований по 2 делам, остальные удовлетворены в полном объеме, т.е. по 53 делам.

В кассационном порядке рассмотрено 6 дел. Из них по 6 делам решения оставлены без изменения.

Кроме того, в соответствии со статьей 371 ГПК РФ прокурорами в кассационном порядке приносились частные представления на определения, вынесенные судами по делам, связанным с защитой жилищных прав детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, в частности: на 4 определения об отказе в принятии искового заявления (2 - в 2005 году и 2 - в 2006 году); 8 определений о возвращении искового заявления прокурору (5 - в 2005 году и 3 - в 2006 году); 3 определения об оставлении заявления без рассмотрения (в 2006 году); 2 определения об оставлении заявления без движения (1 - в 2005 году и 1 - в 2006 году).

Во всех случаях представления были удовлетворены, определения отменены с направлением материалов на новое рассмотрение вопроса в суд первой инстанции.

Статья 10 Федерального закона "О дополнительных гарантиях по социальной поддержке детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей" предусматривает, что за защитой прав детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, помимо иных лиц вправе обратиться прокурор.

В соответствии с частью 1 статьи 45 ГПК РФ прокурор вправе обратиться в суд с заявлением в защиту прав, свобод и законных интересов граждан, неопределенного круга лиц или интересов Российской Федерации, субъектов Российской Федерации, муниципальных образований. При этом заявление в защиту прав, свобод и законных интересов гражданина может быть подано прокурором только в случае, если гражданин по состоянию здоровья, возрасту, недееспособности и другим уважительным причинам не может сам обратиться в суд.

Обобщение судебной практики показало, что вопрос обоснованности обращения в суд прокурора за защитой жилищных прав детей-сирот вызывает у судей некоторые затруднения.

Как уже отмечено выше, судом кассационной инстанции в период 2005 - 2006 г.г. отменены:

- 4 определения об отказе в принятии искового заявления прокурора;

- 8 определений о возвращении искового заявления прокурору;

- 2 определения об оставлении искового заявления прокурора без движения;

- 3 определения об оставлении искового заявления прокурора без рассмотрения.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Кемеровского областного суда от 05.10.05 отменено определение судьи Центрального районного суда города Новокузнецка от 19.08.05, которым прокурору Кузнецкого района города Новокузнецка отказано в принятии искового заявления в интересах Б.А. о предоставлении жилого помещения.

Отказывая в принятии искового заявления, суд сослался на пункт 1 части 1 статьи 134 ГПК РФ, при этом указал в определении, что из заявления прокурора и приложенных к нему документов не усматривается обстоятельств и доказательств невозможности личного обращения гражданина в суд.

Однако основаниями для отказа в принятии искового заявления, названными в пункте 1 части 1 статьи 134 ГПК РФ, являются случаи, когда заявление не подлежит рассмотрению и разрешению в порядке гражданского судопроизводства, поскольку заявление рассматривается и разрешается в ином судебном порядке; заявление предъявлено в защиту прав, свобод или законных интересов другого лица государственным органом, органом местного самоуправления, организацией или гражданином, которым ГПК РФ или другими федеральными законами не предоставлено такое право; в заявлении, поданном от своего имени, оспариваются акты, которые не затрагивают права, свободы или законные интересы заявителя.

Указанные же судом мотивы (отсутствие доказательств невозможности личного обращения в суд) в силу статьи 136 ГПК РФ являются основаниями для оставления заявления прокурора без движения, а не отказа в принятии заявления.

Кроме того, судебная коллегия обратила внимание на тот факт, что в заявлении прокурора указывается на то, что Б.А. обучался в учреждении для умственно-отсталых детей и по состоянию здоровья нуждается в правовой защите государства. Эти обстоятельства судьей не проверены и оценка им не дана.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Кемеровского областного суда от 24.03.06 отменено определение Беловского городского суда от 14.12.05, которым прокурору Беловского района возвращено исковое заявление, поданное в интересах Ж.Н., Ж.В., Ж.Е., Ж.А. о предоставлении жилого помещения.

Суд возвратил иск прокурору, сославшись на то, что им не указано законных оснований, дающих право прокурору предъявить иск в интересах Ж-ых.

Отменяя данное определение, судебная коллегия указала, что нарушения, на которые сослался суд, не являются основанием для возвращения заявления. Указанные судом недостатки, в соответствии с положениями статьи 136 ГПК РФ, являются основаниями для оставления заявления без движения.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Кемеровского областного суда от 06.09.06 отменено определение Центрального районного суда города Новокузнецка от 04.05.06, которым исковое заявление прокурора Кузнецкого района города Новокузнецка в интересах К.П. о предоставлении жилого помещения оставлено без рассмотрения.

В обоснование определения суд, ссылаясь на пункт 3 статьи 222 ГПК РФ (заявление подписано или подано лицом, не имеющим полномочий на его подписание или предъявление иска), указал, что прокурор подал иск в силу ч. 1 статьи 45 ГПК РФ, однако К.П. является совершеннолетним, прокурор не мотивировал подачу иска от своего имени и не указал, в силу каких причин К.П. не может подать иск сам.

Судебная коллегия, отменяя определение, указала, что в исковом заявлении прокурор, ссылаясь на Федеральный закон от 21.12.96 N 159-ФЗ и статью 45 ГПК РФ, мотивировал свое обращение в суд в интересах К.П. тем, что он в возрасте до 18 лет остался без попечения родителей, имеет дополнительные гарантии по социальной поддержки, то есть предъявление прокурором иска обусловлено законом и социальным статусом лица из числа детей-сирот, в силу чего это лицо (К.П.В.) нуждается в правовой защите со стороны государства.

Кроме того, в исковом заявлении прокурора указано, что с июля 2000 года до 31.08.05 К.П. находился на воспитании в МОУ "Специальная (коррекционная) общеобразовательная школа-интернат N 68 для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, VIII вида", то есть в специальном детском учреждении. Суд не обратил внимания на данное обстоятельство, а в представлении прокурора указывается, что это учреждение для умственно-отсталых детей, то есть и по состоянию здоровья К.П. нуждается в правовой защите государства.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Кемеровского областного суда от 03.08.05 отменено определение Крапивинского районного суда от 27.06.05, которым оставлено без движения заявление прокурора Крапивинского района в интересах Ю.А. о предоставлении жилого помещения.

Оставляя заявление прокурора Крапивинского района без движения, суд сослался в определении на то, что оно не соответствует требованию статей 131, 132 ГПК РФ. К заявлению не приложены акты обследования жилого помещения, отсутствует справка о том, что Ю.А. проживает на территории Банновской сельской администрации у своих родственников, отсутствует справка о том, что Ю.А. окончил свое пребывание в детском доме "Лесная сказка", не указан в заявлении в качестве 3-го лица начальник участка ЖКХ, а также что к исковому заявлению не приложены доказательства невозможности обращения в суд самого Ю.А.

Судебная коллегия, отменяя определение, указала, что данные выводы суда не являются достаточно объективными.

Так, из копии свидетельства о рождении Ю.А., приложенной к заявлению прокурора, усматривается, что на момент подачи заявления в суд Ю.А. являлся несовершеннолетним. Следовательно, прокурор района вправе был обратиться с заявлением в суд с защитой его интересов.

Из справки администрации МО Крапивинского района усматривается, что квартира в селе <...>, закрепленная за выпускником детского дома Ю.А., непригодна для проживания.

Получить иные доказательства, необходимые для разрешения данного спора по существу, в том числе и данные, конкретно подтверждающие состояние спорного жилого помещения, привлечь к участию в деле заинтересованных лиц в деле суд может в соответствии с требованиями статьи 150 ГПК РФ при подготовке дела к судебному разбирательству. Таким образом, оснований для оставления заявления без движения у суда не имелось.

Между тем, в судебной практике Кемеровской области встречаются и случаи обоснованного отказа в принятии искового заявления прокурора, обратившегося в суд за защитой жилищных прав детей-сирот.

По делу по иску прокурора Центрального района г. Кемерово в интересах несовершеннолетнего К.А. к администрации г. Кемерово о предоставлении жилого помещения Центральным районным судом г. Кемерово было отказано в принятии искового заявления.

Прокурор Центрального района г. Кемерово в интересах несовершеннолетнего К.А. обратился в суд с иском и просил обязать Администрацию г. Кемерово предоставить К.А., 1988 года рождения, вне очереди благоустроенное жилое помещение, отвечающее санитарным и техническим требованиям, не менее социальной нормы жилой площади на одного человека. Требования мотивированы тем, что К.А. является лицом, оставшимся без попечения родителей и выпускником МОУ "Детский дом N 2" г. Кемерово, в котором находился на полном государственном обеспечении. К.А. не имеет закрепленного за ним жилья, проживает без регистрации по адресу: <...>.

В обоснование своих требований прокурор сослался на пункт 3 статьи 8 Федерального закона "О дополнительных гарантиях по социальной поддержке детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей" и статью 3 Закона Кемеровской области "О защите жилищных прав детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей".

Отказ в принятии искового заявления суд мотивировал, сославшись на часть 2 статьи 37 ГПК РФ, согласно которой несовершеннолетний может лично осуществлять свои процессуальные права и процессуальные обязанности в суде со времени вступления в брак или объявления его полностью дееспособным (эмансипации).

Как видно из материалов гражданского дела, распоряжением управления образования администрации г. Кемерово N 616 от 13.06.2001 отменена опека над несовершеннолетним К.А. в связи с определением его в детское государственное учреждение на полное государственное обеспечение, и он помещен в МОУ "Детский дом N 2". 19 декабря 2005 года К.А. был отчислен из числа воспитанников указанного детского дома в связи с его трудоустройством в ООО "Хрустальный" и вступлением в брак.

Распоряжением управления образования администрации г. Кемерово N 281 от 01.03.2006 несовершеннолетнему К.А. снижен брачный возраст на 3 месяца для вступления в брак с Б.Ю., который был зарегистрирован 24.03.2006. 12.03.2006 у него родился ребенок - дочь К.И..

При таких обстоятельствах суд пришел к верному выводу, что он, являясь эмансипированным, может лично осуществлять свои процессуальные права и выполнять процессуальные обязанности, а прокурор не представил суду достаточных доказательств того, что К.А. по возрасту, материальному положению, по статусу социально незащищенной категории лиц лично не может защищать свои интересы в суде.

Суд правильно не принял во внимание такие основания для обращения в суд прокурора по данному делу, как несовершеннолетний возраст и недееспособность К.А. по указанным выше основаниям, и обоснованно отказал в принятии искового заявления в силу того, что заявление предъявлено в защиту прав, свобод или законных интересов другого лица государственным органом, органом местного самоуправления, организацией или гражданином, которым ГПК РФ и другими федеральными законами не предоставлено такое право (п. 1 ч. 1 статьи 134 ГПК РФ).

Все дела, поступившие на изучение, по предмету иска можно разделить на четыре категории.

Судами рассматривались следующие споры, связанные с защитой жилищных прав детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей:

- о предоставлении жилого помещения в порядке, предусмотренном статьей 8 Федерального закона "О дополнительных гарантиях по социальной поддержке детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей" - 65 дел;

- о выселении лица за отсутствием у него права пользования жилым помещением, закрепленным за ребенком-сиротой, оставшимся без попечения родителей, а также о признании права пользования жилым помещением и вселении ребенка-сироты - 9 дел;

- о понуждении муниципальных органов в постановке на регистрационный учет по месту жительства (закрепления за ребенком-сиротой жилой площади) либо по месту его временного пребывания - 2 дела;

- о взыскании денежных средств, направленных на приобретение жилого помещения - 2 дела.

При рассмотрении дел данной категории суды руководствовались следующими нормами действующего законодательства:

Жилищным кодексом РФ (частью 1 и частью 2 статьи 50, пунктом 2 части 2 статьи 57 ЖК РФ); Федеральным законом от 21.12.1996 N 159-ФЗ "О дополнительных гарантиях по социальной поддержке детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей" (статьей 8); Законом Кемеровской области от 16.05.2006 N 67-ОЗ "О дополнительных гарантиях жилищных прав детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей" (до 16.05.2006 на территории Кемеровской области действовал Закон от 26.03.2001 N 28-ОЗ "О защите жилищных прав детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей"; постановлением Коллегии Администрации Кемеровской области от 10.08.2006 N 165 "Об утверждении порядка предоставления жилых помещений детям-сиротам и детям, оставшимся без попечения родителей, а также лицам из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей"; Законом Кемеровской области от 14.11.2005 N 124-ОЗ "О наделении органов местного самоуправления отдельными государственными полномочиями Кемеровской области в сфере образования и социальной поддержки детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей"; постановлением Кемеровского городского Совета народных депутатов от 28.10.2005 N 274 "Об утверждении учетной нормы площади жилого помещения и нормы предоставления площади жилого помещения по договору социального найма".

Полномочия органов государственной власти Российской Федерации и органов государственной власти субъекта РФ на осуществлении гарантии прав ребенка регулируются положениями статьи 5 Федерального закона от 24.07.1998 N 124-ФЗ "Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации". В частности, вопросы социальной поддержки и социального обслуживания детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, являются предметом ведения органов государственной власти субъектов РФ.

В соответствии с пунктом 3 части 1 статьи 8 Федерального закона "О дополнительных гарантиях по социальной поддержке детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей" дополнительные гарантии прав детей-сирот на имущество и жилое помещение устанавливаются законодательством субъектов Российской Федерации и относятся к расходным обязательствам субъектов Российской Федерации.

Согласно статье 4 Закона Кемеровской области "О дополнительных гарантиях жилищных прав детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей" расходы на реализацию мер по обеспечению дополнительных гарантий жилищных прав детей-сирот производятся за счет и в пределах средств, предусмотренных на указанные цели законом об областном бюджете на соответствующий финансовый год. Средства на приобретение жилых помещений, предоставляемых по договорам социального найма детям-сиротам и детям, оставшихся без попечения родителей, выделяются из областного бюджета местным бюджетам в виде целевой субвенции.

Непосредственное обеспечение детей-сирот жилой площадью возлагается Федеральным законом от 21.12.1996 N 159-ФЗ на органы исполнительной власти по месту жительства (месту временного пребывания) детей-сирот. Аналогично, Законом Кемеровской области от 14.11.2005 N 124-ОЗ "О наделении органов местного самоуправления отдельными государственными полномочиями Кемеровской области в сфере образования и социальной поддержки детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей" органы местного самоуправления наделены полномочиями по обеспечению жилищных прав детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей.

В соответствии с пунктом 2 части 1 статьи 8 Федерального закона от 21.12.1996 N 159-ФЗ дети-сироты обеспечиваются жилой площадью не ниже установленных социальных норм вне очереди.

Согласно пункту 2 части 2 статьи 57 Жилищного кодекса РФ детям-сиротам и детям, оставшимся без попечения родителей, лицам из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, по окончании их пребывания в образовательных и иных учреждениях, в том числе в учреждениях социального обслуживания, в приемных семьях, детских домах семейного типа, при прекращении опеки (попечительства), а также по окончании службы в Вооруженных Силах Российской Федерации или по возвращении из учреждений, исполняющих наказание в виде лишения свободы, жилые помещения по договорам социального найма предоставляются вне очереди.

Статья 50 Жилищного кодекса РФ определяет норму предоставления площади жилого помещения по договору социального найма.

Как указано в части 1 вышеприведенной статьи, нормой предоставления площади жилого помещения по договору социального найма является минимальный размер площади жилого помещения, исходя из которого определяется размер общей площади жилого помещения, предоставляемого по договору социального найма.

Частью 2 статьи 50 Жилищного кодекса РФ предусмотрено, что норма предоставления устанавливается органом местного самоуправления в зависимости от достигнутого в соответствующем муниципальном образовании уровня обеспеченности жилыми помещениями, предоставляемыми по договорам социального найма, и других факторов.

Из постановления Коллегии Администрации Кемеровской области от 10.08.2006 N 165 "Об утверждении порядка предоставления жилых помещений детям-сиротам и детям, оставшимся без попечения родителей, а также лицам из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей" следует, что жилые помещения, предоставляемые детям-сиротам и детям, оставшимся без попечения родителей, состоящим на учете, по договорам социального найма должны соответствовать норме предоставляемой площади жилого помещения, установленной органами местного самоуправления, а также санитарным и техническим требованиям, быть благоустроенными применительно к условиям населенного пункта.

Постановлением Кемеровского городского Совета народных депутатов от 28.10.2005 N 274 установлена норма предоставления площади жилого помещения по договору социального найма в городе Кемерово в размере 14 кв. м общей площади на одного человека.

По ранее действующему законодательству постановлением Совета народных депутатов Кемеровской области от 06.02.1985 норма предоставления площади жилого помещения по договору социального найма была установлена в размере 8,5 кв. м.

Как показало обобщение судебной практики, в большинстве случаев все заявленные исковые требования судами удовлетворялись. При этом суды в основном правильно применяли нормы материального и процессуального права при разрешении данных споров.

Так, Кемеровским районным судом рассмотрено дело по иску прокурора Кемеровского района в интересах Н. к администрации Кемеровского района о предоставлении жилого помещения.

Прокурор Кемеровского района обратился в интересах Н. в суд с иском к администрации Кемеровского района о предоставлении жилого помещения, мотивируя требования тем, что Н. - ребенок, оставшийся без попечения родителей, т.к. его родители были лишены родительских прав, находился на воспитании в муниципальном районном детском доме-школе. В настоящее время является выпускником детского дома, обучается в ПУ N 63, которое оканчивает 30.06.2005, и временно проживает в общежитии училища. На момент устройства в детский дом жилья, подлежащего закреплению, Н. не имел, зарегистрирован по месту жительства в детском доме.

В соответствии с распоряжением Главы администрации Кемеровского района N 366-р от 24.02.2005 он поставлен на учет граждан, нуждающихся в улучшении жилищных условий, включен в список на получение жилья во внеочередном порядке, но жилье ему до сих пор не предоставлено.

В обоснование требований прокурор ссылался на пункт 1 статьи 8 Федерального закона "О дополнительных гарантиях по социальной защите детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей", согласно которому дети-сироты и дети, оставшиеся без попечения родителей, не имеющие закрепленного жилого помещения, после окончания пребывания в образовательном учреждении, а также в учреждениях всех видов профессионального образования обеспечиваются органами исполнительной власти по месту жительства вне очереди жилой площадью не ниже установленных социальных норм. Аналогичное требование содержится в статье 2 Закона Кемеровской области "О защите жилищных прав детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей".

В связи с чем просил суд обязать администрацию Кемеровского района предоставить Н. жилое помещение, отвечающее санитарным и техническим требованиям, не менее нормы предоставления жилья в Кемеровской области - 8,5 кв. м.

Решением Кемеровского районного суда на администрацию Кемеровского района возложена обязанность по предоставлению Н. жилого помещения, отвечающего санитарным и техническим требованиям, не менее нормы предоставления жилья в Кемеровской области 8,5 кв. м.

Как видно из материалов дела, несовершеннолетний Н. в 1996 году был помещен в Березовский детский дом - школу, так как остался без попечения родителей. Жилого помещения, подлежащего закреплению, Н. не имел.

В феврале 2003 года администрация детского дома - школы обратилась с ходатайством в администрацию Кемеровского района о предоставлении жилого помещения выпускникам детского дома - школы, в том числе и Н., который зарегистрирован в селе Березово по месту нахождения детского дома - школы<...> где находился на полном государственном обеспечении. По окончании пребывания в детском доме Н. обучался в профессиональном техническом училище N 63 г. Кемерово в период с 01.09.2003 по 30.06.2005.

С учетом изложенного, суд, исходя из требований п. п. 24 п. 2 статьи 26.3 Федерального закона "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов РФ" от 06.10.1999 N 184-ФЗ, Федерального закона "О дополнительных гарантиях по социальной поддержке детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей от 21.12.1996 N 159-ФЗ, Закона Кемеровской области "О защите жилищных прав детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей" от 26.03.2001, статьями 49, 57 Жилищного кодекса РФ обоснованно пришел к выводу, что администрация Кемеровского района обязана предоставить Н. жилое помещение, отвечающее санитарным и техническим требованиям, не менее нормы предоставления жилья в Кемеровской области.

Кроме того, прокурор города Тайги обратился в интересах Ч.С. в суд с иском к администрации г. Тайги о предоставлении жилого помещения.

Требования мотивировал тем, что согласно решению Тайгинского городского Совета народных депутатов от 15.05.1998 Ч.С. 1985 года рождения, был помещен в государственное воспитательное учреждение. Его родители: мать - Ч.Р. и отец Ч.В. были лишены родительских прав в отношении его на основании решений Тайгинского городского суда соответственно от 07.12.1998 и от 23.07.1997.

При направлении в государственное учреждение Ч.С., закрепленного за ним жилого помещения не имел.

Распоряжением администрации г. Тайги от 21.12.1998 Ч.С., как ребенок, оставшийся без попечения родителей, был поставлен на регистрационный учет на получение жилья.

До 2000 года он находился в школе-интернате N 23 для слепых и слабовидящих детей города Полысаево.

По окончании детского учреждения Ч.С. вернулся в город Тайгу, где проживает в квартире N 4, расположенной в ветхом доме по <...>, на основании договора краткосрочного найма, заключенного на срок до 01.10.2005.

Предъявление иска в интересах Ч.С. прокурор обосновал тем, что Ч.С. является инвалидом 3-й группы по зрению, в силу чего не может самостоятельно защищать свои права.

Решением Тайгинского городского суда на администрацию г. Тайги возложена обязанность предоставить Ч.С. и его жене Ч.Н. пригодное для проживания изолированное жилое помещение, отвечающее установленным санитарным и техническим нормам, расположенное в черте г. Тайги, размером не менее 17 кв. м жилой площади.

Судебной коллегией по гражданским делам Кемеровского областного суда данное решение оставлено без изменения, поскольку суд правильно сделал вывод о том, что требования истца обоснованы и подлежат удовлетворению.

Однако суд, удовлетворяя исковые требования и возлагая обязанность на администрацию г. Тайги, предоставить Ч.С. и его жене Ч.Н. пригодное для проживания благоустроенное жилое помещение, отвечающее санитарным и техническим нормам, расположенное в городе Тайге, размером не менее 17 кв. м, а также судебная коллегия по гражданским делам Кемеровского областного суда, проверяя законность и обоснованность решения суда и оставляя его без изменения, пришли к выводу о необходимости предоставления жилого помещения и жене Ч.С. - Ч.Н.

Между тем, такое разрешение спора в этой части вызывает определенные сомнения, поскольку в соответствии с пунктом 3 статьи 8 Федерального закона "О дополнительных гарантиях по социальной защите детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей" жилое помещение должно предоставляться вне очереди органами исполнительной власти детям-сиротам и детям, оставшимся без попечения родителей, не имеющим закрепленного за ними жилого помещения.

Данная норма действующего законодательства не распространяется на граждан, совместно проживающих с этой категорией лиц.

Судами Кемеровской области также разрешались споры о выселении из жилых помещений, закрепленных за детьми-сиротами и детьми, оставшимися без попечения родителей, лиц, не имеющих права пользования этими жилыми помещениями, но проживающих в них, а также о признании за детьми-сиротами и детьми, оставшимися без попечения родителей, права пользования жилыми помещениями и их вселении.

Так, Ленинским районным судом Кемеровской области рассмотрено дело по иску прокурора Ленинского района г. Кемерово в защиту прав С.А.В. к С.В., С.М., администрации г. Кемерово, ООО "Шалготарьян" о выселении семьи С. из жилого помещения, расположенного в городе Кемерово по <...> и вселении в данное жилое помещение С.А.В.

Прокурор с вышеуказанными требованиями обратился в суд в защиту прав С.А.В., 1986 года рождения, инвалида 2-й группы с детства.

Требования мотивированы тем, что несовершеннолетний С.А.В. после смерти матери С.А.П., умершей 18.07.1996, стал проживать в квартире по адресу: <...> города Кемерово с бабушкой Г., являющейся нанимателем указанного жилого помещения и его опекуном; зарегистрирован по данному адресу с 10.02.1994 по настоящее время, как внук нанимателя.

В связи со смертью Г., умершей 19.09.1995, на основании распоряжения администрации города Кемерово N 536 от 07.12.1995 несовершеннолетний С.А.В. был направлен в детское государственное учреждение "Специальная (коррекционная) школа-интернат N 27 VIII вида" (с группами для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей), за ним была закреплена жилая площадь по вышеуказанному адресу. Впоследствии на основании распоряжения управления образования администрации города Кемерово N 812 от 13.05.2003 он был определен в интернат для психохроников, с закреплением за ним того же жилого помещения по адресу: город Кемерово<...>.

На период отсутствия С.А.В., на указанное жилое помещение администрацией города Кемерово 23.04.1997 был выдан ордер РЭУ-5 города Кемерово (временное закрепление), которое было предоставлено во временное пользование семье дворника РЭУ-5 С.В. и ее детям.

Кроме того, администрация г. Кемерово 01.10.2001 заключила договор о передаче специализированного жилого помещения в безвозмездное пользование ООО "Шалготорьян", сроком с 01.10.2001 по 01.10.2002. Этого же числа ООО "Шалготорьян" заключило договор краткосрочного найма специализированного жилого помещения со С.В. 19.09.2005 Комитет по жилищным вопросам администрации г. Кемерово направил в адрес директора ООО "Шалготорьян" уведомление о том, что после возвращения С.А.В. из интерната 17.06.2005 действие указанного выше договора прекращается и лицам, проживающим в спорном жилом помещении, был предоставлен срок для его освобождения до 01.10.2005, однако добровольно освободить жилое помещение семья С.В. отказалась.

При таких обстоятельствах, удовлетворяя требования прокурора, суд обоснованно сослался на положения статьи 47 и пункт 3 статьи 60 Жилищного кодекса РФ и пришел к правильному выводу, что проживание семьи С.В. в жилом помещении, расположенном в г. Кемерово по <...> носило временный характер, так как комната была предоставлена на период временного отсутствия С.А.В. в целях сохранения жилого помещения, закрепленного за несовершеннолетним ребенком-сиротой. В связи с чем суд обоснованно указал, что С.В. и члены ее семьи самостоятельного права на спорное жилое помещение не приобрели и подлежат выселению.

Заводским районным судом города Новокузнецка рассмотрено дело по иску прокурора Новоильинского района города Новокузнецка в интересах несовершеннолетнего О.Д. к М. о выселении.

Требования прокурора мотивированы тем, что отец О.Д., 1990 года рождения - О.С., осужден приговором Заводского районного суда города Новокузнецка от 28.01.2004 и находится в местах лишения свободы, мать - О.А. лишена родительских прав. В соответствии с Приказом N 27 от 22.01.2004 администрации Заводского района города Новокузнецка несовершеннолетний О.Д. определен в детское воспитательное учреждение и содержится в СРЦН "Алые паруса". Гарантийным письмом отдела образования Заводского района г. Новокузнецка от 24.10.2003 за ним закреплено право на жилое помещение, расположенное по адресу: город Новокузнецк<...>. Ответчица - М. вселилась в спорное жилое помещение без законных оснований, не являясь членом семьи указанных лиц. Согласия на временное проживание М. О-вы не давали.

При разрешении спора суд руководствовался положениями статей, применяемых к договору социального найма жилого помещения, частью 1 статьи 63 и частью 1 статьи 70 Жилищного кодекса РФ.

Удовлетворяя исковые требования прокурора, суд правильно сделал вывод о том, что ответчица М. проживает в спорном жилом помещении незаконно, без регистрации и оформления договора социального найма, не являясь членом семьи О-ых, что противоречит требованиям статьи 63 и статьи 70 Жилищного кодекса РФ. В связи с чем обосновано решение суда о выселении М. из указанного помещения без предоставления другого жилого помещения, поскольку ее проживание в данном жилом помещении является незаконным.

Судами Кемеровской области рассматривались и гражданские дела о понуждении муниципальных органов к постановке детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, на регистрационный учет по месту жительства либо по месту временного пребывания.

Примером может служить дело по заявлению прокурора Рудничного района города Кемерово, предъявленное в интересах несовершеннолетнего Д.Р., 1993 года рождения, к Д.Ю., ОВД Рудничного района города Кемерово, отделу опеки и попечительства администрации города Кемерово о признании права пользования жилым помещением, о понуждении к регистрации по месту жительства, закреплении за несовершеннолетним жилого помещения, рассмотренное Рудничным районным судом города Кемерово.

Требования прокурора мотивированы тем, что Д.Ю. является собственником жилого дома по <...> города Кемерово на основании договора купли-продажи от 03.09.2005. Вместе с собственником в доме в качестве члена семьи с 1995 года проживает его несовершеннолетний сын - Д.Р., который в соответствии со статьей 292 ГК РФ приобрел право пользования жилым помещением.

В нарушение статьи 3 Закона РФ "О праве граждан РФ на свободу передвижения, регистрации и снятия граждан РФ с регистрационного учета по месту пребывания и по месту жительства в пределах РФ" несовершеннолетний Д.Р. проживал в указанном доме без регистрации по месту жительства. Решением суда от 20.09.2005 Д.Ю. лишен родительских прав в отношении своего сына Д.Р., ребенок помещен в детское учреждение. В нарушение пункта 1 статьи 148 СК РФ и статьи 8 ФЗ "О дополнительных гарантиях детям-сиротам и детям, оставшимся без попечения родителей" право пользования жилым помещением за несовершеннолетним Д.Р. не закреплено по причине отсутствия регистрации по месту жительства. Д.Ю. принимаются конкретные меры по продаже дома.

В судебном заседании прокурор Рудничного района г. Кемерово отказался от иска в связи с тем, что ответчиком Д.Ю. исковые требования удовлетворены в добровольном порядке, а отношения по закреплению органами опеки жилого помещения за несовершеннолетним нормами гражданского законодательства не урегулированы.

Суд в силу статьи 39 Гражданского процессуального кодекса РФ принял отказ от иска и производство по делу прекратил.

Принимая отказ истца от иска, суд указал, что заявленный отказ от иска прокурора Рудничного района г. Кемерово не противоречит закону и не нарушает права и законные интересы других лиц.

Однако обоснованность данного вывода суда вызывает определенные сомнения.

Так, из материалов гражданского дела усматривается, что доказательства, подтверждающие добровольное исполнение ответчиком обязательств по иску - регистрация несовершеннолетнего Д.Р. в доме, отсутствуют.

Кроме того, нельзя признать обоснованным и вывод суда о том, что отношения по закреплению за несовершеннолетним жилого помещения гражданским законодательством не регулируются.

Из искового заявления следует, что прокурором предъявлен иск по основаниям, предусмотренным пунктом 1 статьи 148 Семейного кодекса РФ, статьей 3 Закона РФ "О праве граждан РФ на свободу передвижения, регистрации и снятия граждан РФ с регистрационного учета по месту пребывания и по месту жительства в пределах РФ", статьей 8 ФЗ "О дополнительных гарантиях по социальной защите детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей", предусматривающих, что дети-сироты и дети, оставшиеся без попечения родителей, а также дети, находящиеся под опекой (попечительством), имевшие закрепленное жилое помещение, сохраняют на него право на весь период пребывания в образовательном учреждении или учреждении социального обслуживания населения, а также в учреждениях всех видов профессионального образования независимо от форм собственности, на период службы в рядах Вооруженных Сил Российской Федерации, на период нахождения в учреждениях, исполняющих наказание в виде лишения свободы.

Действующее законодательство закрепляет обязанность органов опеки и попечительства защищать права и законные интересы детей, недееспособных граждан, содействовать защите прав ограниченно дееспособных, а также дееспособных граждан, которые по состоянию здоровья не могут самостоятельно осуществлять и защищать свои права и исполнять обязанности (ст. ст. 34, 41 ГК; ст. ст. 56, 148 СК; п. 2 ст. 8 ФЗ "О дополнительных гарантиях по социальной защите детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей").

Однако судом при вынесении определения не были учтены положения вышеуказанных норм материального права.

В судебной практике Кемеровской области встречаются единичные случаи рассмотрения исков прокуроров, направленных в защиту детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, о взыскании денежных средств на приобретение жилого помещения для данной категории лиц.

Тяжинским районным судом Кемеровской области рассмотрено дело по иску прокурора Тяжинского района в интересах Б.Е. к администрации Тяжинского района о взыскании компенсации расходов, связанных с приобретением жилого помещения.

Поводом к обращению в суд послужило то обстоятельство, что Б.Е., 1987 года рождения, являясь ребенком, оставшимся без попечения родителей, с сентября 1994 года находилась на воспитании в Итатской специальной (коррекционной) школе-интернате VIII вида. 19.06.2003, окончив обучение в указанной школе, Б.Е. осталась проживать в школе-интернате по причине отсутствия у нее жилого помещения. При направлении Б.Е. в государственное учреждение закрепленного за ней жилого помещения не имелось. Местом первичного выявления несовершеннолетней Б.Е. является поселок Итатский Тяжинского района Кемеровской области. 12.08.2003 Тяжинским районным судом утверждено мировое соглашение, заключенное между администрацией Тяжинского района и прокурором района, по условиям которого администрация Тяжинского района обязалась в срок до 12.09.2003 предоставить Б.Е. жилое помещение, отвечающее санитарным и техническим требованиям, пригодное для проживания. Однако администрацией Тяжинского района не выполнены условия мирового соглашения.

С 01.09.2003 Б.Е. обучается в профессиональном лицее N 79 ПГТ Тяжинского района. 03.10.2005 ею приобретено на личные сбережения жилое помещение в виде дома и земельного участка по цене 30000 рублей, из них - земельный участок стоимостью 1000 рублей, дом - 29000 рублей.

В связи с чем прокурор просил суд обязать администрацию Тяжинского района Кемеровской области компенсировать Б.Е. расходы, связанные с приобретением жилого помещения.

В судебном заседании сторонами было заключено мировое соглашение, по условиям которого администрация Тяжинского района Кемеровской области в срок до 01.07.2006 выплачивает в добровольном порядке Б.Е. 29000 рублей в виде компенсации расходов, связанных с приобретением жилого помещения.

Условия утвержденного мирового соглашения не противоречат требованиям действующего законодательства.

В силу части 1 статьи 8 ФЗ "О дополнительных гарантиях по социальной поддержке детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей" дети-сироты и дети, оставшиеся без попечения родителей, а также дети, находящиеся под опекой (попечительством), не имеющие закрепленного жилого помещения, после окончания пребывания в образовательном учреждении или учреждении социального обслуживания, а также в учреждениях всех видов профессионального образования, либо по окончании службы в рядах Вооруженных Сил Российской Федерации, либо после возвращения из учреждений, исполняющих наказание в виде лишения свободы, обеспечиваются органами исполнительной власти по месту жительства вне очереди жилой площадью не ниже установленных социальных норм.

Дополнительные гарантии прав детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, на имущество и жилое помещение устанавливаются законодательством субъектов Российской Федерации и относятся к расходным обязательствам субъектов Российской Федерации.

Согласно пункту 2 статьи 4 Закона Кемеровской области от 26.03.2001 N 28-ОЗ "О защите жилищных прав детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей", действовавшего на период рассмотрения дела, при отсутствии необходимого жилого фонда детям-сиротам и детям, оставшимся без попечения родителей, может предоставляться целевая безвозвратная ссуда на приобретение жилого помещения жилой площадью не ниже установленных социальных норм за счет средств бюджета Кемеровской области. При этом расходы на реализацию мер по обеспечению жилищных прав детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, производятся за счет средств местных бюджетов с последующей компенсацией из областного бюджета.

Поскольку Б.Е. жилое помещение было приобретено на собственные сбережения, то органами местного самоуправления ей должна быть выплачена денежная компенсация произведенных расходов.

Подводя итоги обобщения судебной практики, хочется отметить, что судами очень часто неверно определяется статус детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей. В целом судами при рассмотрении и разрешении данной категории споров правильно применяются нормы материального и процессуального права.

 

Судебная коллегия по гражданским делам

Кемеровского областного суда

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь