Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РЕСПУБЛИКИ КАРЕЛИЯ

 

НАДЗОРНАЯ ПРАКТИКА

ВЕРХОВНОГО СУДА РЕСПУБЛИКИ КАРЕЛИЯ

ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ

 

1. Вывод суда первой инстанции о том, что договор приватизации жилого помещения заключен в соответствии с действующим законодательством, основан на неправильном применении норм материального права.

 

С. обратилась в суд с иском к П., Администрации г. Петрозаводска о признании недействительным договора передачи (приватизации) квартиры в собственность. В обоснование своих требований указала, что 4 марта 1993 года была приватизирована трехкомнатная квартира в г. Петрозаводске ее бабушкой, ответчицей по делу, и отцом истицы С. В момент приватизации истица являлась несовершеннолетней, но в договор приватизации не была включена. О том, что ее право на участие в приватизации нарушено, ей стало известно в 2005 году после смерти отца.

Решением Петрозаводского городского суда в удовлетворении иска отказано.

В кассационном порядке дело не рассматривалось.

Президиум Верховного суда Республики Карелия отменил судебное решение ввиду существенного нарушения норм материального и процессуального права, указав следующее.

Суд, отказывая в удовлетворении иска, исходил из того, что на момент приватизации спорной квартиры редакция статьи 2 Закона РСФСР "О приватизации жилищного фонда в РСФСР" от 4 июля 1991 года, не содержала указания на участие несовершеннолетних лиц в договоре приватизации. Изменения и дополнения в указанный Закон с требованием о включении несовершеннолетних лиц, совместно проживающих, в договор приватизации жилых помещений законодателем внесены Федеральным законом от 11 августа 1994 года N 26-ФЗ. Поэтому суд пришел к выводу о том, что договор приватизации спорной квартиры был заключен в соответствии с действующим законодательством. Кроме того, суд указал в решении, что не представлено доказательств, свидетельствующих о нарушении данной сделкой прав истицы.

Однако с такими выводами суда согласиться нельзя.

Действительно, действовавшая на момент совершения договора приватизации редакция статьи 2 Закона РСФСР от 4 июля 1991 года "О приватизации жилищного фонда в РСФСР" предусматривала, что граждане, занимающие жилые помещения в домах государственного и муниципального жилищного фонда по договору найма или аренды, вправе с согласия всех совместно проживающих совершеннолетних членов семьи приобрести эти помещения в собственность, в том числе совместную, долевую, на условиях, предусмотренных настоящим Законом, иными нормативными актами РСФСР и республик в составе РСФСР.

Вместе с тем, статья 53 Жилищного кодекса РСФСР наделяла всех членов семьи, в том числе и несовершеннолетних, равными правами, вытекающими из договора найма жилого помещения. Поэтому в случае бесплатной приватизации занимаемого жилого помещения несовершеннолетние лица, проживающие совместно с нанимателем и являющиеся членами его семьи либо бывшими членами семьи, наравне с совершеннолетними пользователями вправе стать участниками общей собственности на это помещение.

Также в соответствии с пунктом 7 Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 8 от 24.08.1993 г. "О некоторых вопросах применения судами Закона РФ "О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации" поскольку несовершеннолетние лица, проживающие совместно с нанимателем и являющиеся членами его семьи либо бывшими членами семьи согласно ст. 53 Жилищного кодекса РСФСР имеют равные права, вытекающие из договора найма, они в случае бесплатной приватизации занимаемого помещения наравне с совершеннолетними пользователями вправе стать участниками общей собственности на это помещение.

Как видно из материалов дела, на момент приватизации квартиры С., 1982 года рождения, проживала в квартире вместе с нанимателями П. и С., была зарегистрирована в квартире с 1991 года, следовательно, в силу ст. 53 Жилищного кодекса РСФСР истица приобрела право пользования спорной квартирой.

Таким образом, выводы суда об отсутствии в действовавшем законодательстве указания на участие несовершеннолетних в договоре приватизации основаны на неправильном толковании указанных законов, в связи с чем судебное постановление нельзя признать законным.

Кроме того, согласно ст. 133 Кодекса о браке и семье РСФСР, действовавшей на момент договора приватизации, сделки от имени несовершеннолетних детей совершали их законные представители, то есть родители. Из заявления же о передаче квартиры в собственность видно, что от имени несовершеннолетней истицы действовала бабушка, ответчица по делу, которая указала в заявлении, что внучка не участвует в приватизации. Родители истицы от ее имени заявлений об отказе участвовать в приватизации не подавали.

Также вывод суда о том, что договор приватизации не нарушает прав и интересов истицы, не основан на материалах дела. Данное обстоятельство, имеющее существенное значение для разрешения спора, судом не установлено.

При таких обстоятельствах решение суда отменено и дело направлено на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

 

2. В соответствии с нормами Трудового кодекса РФ (ст. ст. 126, 127 ТК РФ) замена неиспользованного отпуска денежной компенсацией производится только в случае прекращения трудовых отношений с работником, либо по соглашению сторон.

 

О. обратилась в суд с иском о взыскании с Отдела вневедомственной охраны при УВД г. Петрозаводска денежной компенсации за дополнительный отпуск за 2003-2005 г. г., в предоставлении которого работодателем было отказано.

Решением мирового судьи судебного участка N 4 г. Петрозаводска РК исковые требования удовлетворены. Суд взыскал с ответчика в пользу истицы компенсацию за неиспользованный дополнительный отпуск.

В апелляционном порядке дело не рассматривалось.

Президиум Верховного суда Республики Карелия отменил решение мирового судьи, указав следующее.

Судом установлено, что в соответствии с Отраслевым тарифным соглашением по организациям, учреждениям, подразделениям и органам внутренних дел Республики Карелия на 2003-2005 годы сотрудникам предоставляется дополнительный ежегодный оплачиваемый отпуск от 3 до 15 календарных дней в зависимости от стажа непрерывной работы в системе МВД России. Также судом установлено, что О. работает в Отделе вневедомственной охраны при УВД г. Петрозаводска в должности бухгалтера с 1994 года; имеет необходимый стаж непрерывной работы, дающий право на предоставление дополнительного отпуска: в 2003 г. - 3 дня, в 2004 г. - 5 дней, в 2005 г. - 5 дней. В период 2003-2005 г. г. дополнительный оплачиваемый отпуск истице не предоставлялся, денежная компенсация - не выплачивалась.

При вынесении решения мировой судья сослался на ст. 48 Трудового кодекса РФ, указав, что действие указанного Отраслевого соглашения распространяется на ответчика, и пришел к выводу о необходимости взыскания денежной компенсации в пользу истицы, так как дополнительный оплачиваемый отпуск ей предоставлен не был.

Однако с данным выводом суда согласиться нельзя.

В соответствии с нормами Трудового кодекса РФ (ст. ст. 126, 127 ТК РФ) замена неиспользованного отпуска денежной компенсацией производится в строго определенных законом случаях, а именно - при прекращении трудовых отношений с работником либо по соглашению сторон трудового договора. Иных оснований для замены отпуска денежной компенсацией законом не предусмотрено.

С учетом установленного судом факта наличия трудовых отношений О. с ответчиком, а также отсутствия согласия работодателя на выплату денежной компенсации неиспользованного дополнительного отпуска, правовые основания для взыскания указанной компенсации у мирового судьи отсутствовали.

С учетом изложенного истица в соответствии со ст. 116 Трудового кодекса РФ и Отраслевым тарифным соглашением по организациям, учреждениям, подразделениям и органам внутренних дел Республики Карелия на 2003-2005 годы имеет право только на предоставление дополнительного оплачиваемого отпуска в натуре.

При таких обстоятельствах мировым судьей при рассмотрении данного дела допущены существенные нарушения норм материального права, в связи с чем принятое судебное постановление отменено и судом надзорной инстанции принято новое решение об отказе в иске.

 

3. В случае отказа в передаче собственнику вещественных доказательств по уголовному делу данный вопрос должен разрешаться в порядке уголовного судопроизводства.

 

Я. обратился в суд с иском к Министерству внутренних дел РК о возложении обязанности выдать транспортное средство и документы на него по тем основаниям, что в ноябре 2004 года действующий от имени истца С. приобрел для него транспортное средство Тойота. При оформлении на Прионежском посту Петрозаводской таможни выяснилось, что документы, которые оформлялись на территории Республики Беларусь, имеют оттиск печати, изъятой из обращения. Данный факт послужил основанием для возбуждения уголовного дела. В ходе следствия выяснилось, что транспортное средство имеет идентификационный номер, нанесенный с нарушением технологии, применяемой предприятием-изготовителем, а также была установлена непричастность истца и С. к внесению изменений в идентификационный номер и таможенные документы. В последующем было вынесено постановление о приостановлении предварительного следствия в связи с тем, что подозреваемый не был установлен. При этом договор купли-продажи, на основании которого истцом приобретено транспортное средство, никем не оспорен, таможенные платежи уплачены в полном объеме, однако документы на автомобиль истцу не возвращены, использовать его он не имеет возможности. В связи с изложенным истец просил обязать ответчика выдать автомобиль и документы, подтверждающие право собственности на данное транспортное средство.

Решением Петрозаводского городского суда иск удовлетворен. Суд обязал ответчика выдать истцу транспортное средство Тойота и документы, подтверждающие его право собственности на указанное транспортное средство.

Судом кассационной инстанции дело не рассматривалось.

Президиум Верховного суда Республики Карелия отменил решение суда в связи с существенным нарушением норм процессуального права, указав следующее.

Суд рассмотрел данное заявление в порядке гражданского судопроизводства.

Однако с данными действиями суда согласиться нельзя.

Согласно пункту 1 части 1 статьи 134 Гражданского процессуального кодекса РФ судья отказывает в принятии искового заявления в случае, если заявление рассматривается и разрешается в ином судебном порядке.

Судом установлено, что испрашиваемое истцом транспортное средство, а также документы на него, были приобщены к уголовному делу в качестве вещественных доказательств.

Приобщение вышеуказанных доказательств производилось на основании положений статей 81, 82 Уголовно-процессуального кодекса РФ посредством вынесения следователем постановления.

В силу части 1 статьи 125 Уголовно-процессуального кодекса РФ постановления дознавателя, следователя, прокурора об отказе в возбуждении уголовного дела, о прекращении уголовного дела, а равно иные их решения и действия (бездействие), которые способны причинить ущерб конституционным правам и свободам участников уголовного судопроизводства либо затруднить доступ граждан к правосудию, могут быть обжалованы в районный суд по месту производства предварительного расследования.

Таким образом, в случае отказа в передаче собственнику вещественных доказательств на хранение, данный вопрос должен разрешаться в порядке уголовного судопроизводства, в связи с чем в принятии настоящего искового заявления следовало отказать.

Принимая во внимание положения статьи 220 Гражданского процессуального кодекса РФ, Президиум отменил решение Петрозаводского городского суда и прекратил производство по делу.

 

4. Договор социального найма может быть расторгнут только в случае, если наниматель или член его семьи выехали на иное постоянное место жительства и тем самым добровольно отказались от своих прав и обязанностей (ч. 3 ст. 83 ЖК РФ).

 

Прокурор г. Петрозаводска обратился в суд в интересах муниципального образования "Город Петрозаводск" к С. с иском о признании договора найма жилого помещения расторгнутым по тем основаниям, что ответчица зарегистрирована в общежитии в г. Петрозаводске с 16 сентября 1981 года. На основании распоряжения Главы самоуправления г. Петрозаводска данное общежитие передано ОАО "БОП" в муниципальную собственность. С. выехала из общежития, проживает по другому адресу, лицевой счет на нее отсутствует. В связи с этим прокурор г. Петрозаводска просил суд на основании ст. ст. 67, 83 и 101 Жилищного кодекса РФ признать расторгнутым договор найма специализированного жилого помещения.

Решением Петрозаводского городского суда иск удовлетворен. Суд признал договор найма специализированно жилого помещения в общежитии с С. расторгнутым.

В кассационном порядке дело не рассматривалось.

Президиум Верховного Суда Республики Карелия отменил решение суда по следующим основаниям.

Судом установлено, что ответчица С. зарегистрирована в общежитии в г. Петрозаводске с 16 сентября 1981 года, проживала в общежитии до 1996 года, общежитие получено в связи с работой. На основании распоряжения Главы самоуправления г. Петрозаводска данное общежитие передано ОАО "БОП" в муниципальную собственность. С. выехала из общежития в 1996 году, проживает по другому адресу.

В соответствии со ст. 7 ФЗ "О введении в действие Жилищного кодекса РФ" от 29.12.2004 года к отношениям по пользованию жилыми помещениями, которые находились в жилых домах, принадлежавших государственным или муниципальным предприятиям либо государственным или муниципальным учреждениям и использовавшихся в качестве общежитий, и переданы в ведение органов местного самоуправления, применяются нормы Жилищного кодекса Российской Федерации о договоре социального найма.

Суд, удовлетворяя заявление прокурора г. Петрозаводска, применил положения ЖК РФ о договоре найма специализированного жилого помещения. Как следует из приведенной выше нормы действующего законодательства, при разрешении данного спора надлежит руководствоваться нормами ЖК РФ о договоре социального найма.

Согласно ч. 3 ст. 83 ЖК РФ в случае выезда нанимателя и членов его семьи в другое место жительства договор социального найма жилого помещения считается расторгнутым со дня выезда.

В силу ст. 71 ЖК РФ временное отсутствие нанимателя жилого помещения по договору социального найма не влечет за собой изменение его прав и обязанностей по договору социального найма.

Из смысла ч. 3 ст. 83 ЖК РФ следует, что договор социального найма может быть расторгнут в случае, если наниматель или член его семьи выехали на иное постоянное место жительства и тем самым добровольно отказались от своих прав и обязанностей.

Для правильного разрешения спора суду следовало предложить заинтересованной стороне представить дополнительные доказательства того, выехала ли ответчица из спорного жилого помещения на другое постоянное место жительства.

В связи с тем, что суд первой инстанции неправильно определил обстоятельства, имеющие значение для дела, что повлекло нарушение судом норм материального права, решение суда отменено, а дело направлено на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

 

5. Решение суда апелляционной инстанции отменено в связи с неправильным применением норм Закона РФ "О защите прав потребителей".

 

А. обратился в суд с иском к индивидуальному предпринимателю К. о защите прав потребителей по тем основаниям, что истец 1 апреля 2005 года приобрел в магазине ответчика мобильный телефон Sony-Ericsson. В процессе эксплуатации в телефоне обнаружились недостатки. Заявленное потребителем требование о расторжении договора купли-продажи ответчик исполнить отказался, в связи с чем истец просил расторгнуть договор купли-продажи, взыскать с ответчика стоимость товара, неустойку за просрочку выполнения требования потребителя на момент вынесения решения суда, компенсацию морального вреда, а также штраф.

Решением мирового судьи судебного участка N 2 г. Петрозаводска РК иск удовлетворен.

Апелляционным решением Петрозаводского городского суда решение мирового судьи отменено и по делу вынесено новое решение об отказе в удовлетворении иска.

Суд надзорной инстанции отменил апелляционное решение суда ввиду существенного нарушения судом норм материального права, указав следующее.

Суд апелляционной инстанции, отказывая в удовлетворении иска, пришел к выводу о том, что требование истца о замене товара ненадлежащего качества ответчик должен был исполнить в течение двадцати дней, поскольку для выявления причин неисправности мобильного телефона требовались специальные познания и дополнительная проверка.

Однако данный вывод суда нельзя признать правомерным.

Согласно части 1 статьи 18 Закона РФ "О защите прав потребителей" потребитель, которому продан товар ненадлежащего качества, если оно не было оговорено продавцом, вправе по своему выбору потребовать: безвозмездного устранения недостатков товара или возмещения расходов на их исправление потребителем или третьим лицом; соразмерного уменьшения покупной цены; замены товара на товар аналогичной марки (модели, артикула) с соответствующим перерасчетом покупной цены. Потребитель вместо предъявления этих требований вправе отказаться от исполнения договора купли-продажи и потребовать возврата уплаченной за товар денежной суммы.

Как следует из материалов дела, истец 17 марта 2006 года обратился к ответчику с требованием о замене приобретенного товара или выплате покупной цены в связи с тем, что неоднократно телефон сдавался в ремонт и в нем были выявлены недостатки: не работал ИК-порт, имелось тусклое изображение на дисплее, не работала видеокамера.

В силу части 1 статьи 21 Закона РФ "О защите прав потребителей" в случае обнаружения потребителем недостатков товара и предъявления требования о его замене продавец обязан заменить такой товар в течение семи дней со дня предъявления указанного требования потребителем, а при необходимости дополнительной проверки качества такого товара продавцом - в течение двадцати дней со дня предъявления указанного требования.

В соответствии со статьей 23 Закона РФ "О защите прав потребителей" в случае невыполнения требований потребителя в сроки, предусмотренные вышеназванной статьей, потребитель вправе по своему выбору предъявить иные требования, установленные статьей 18 данного Закона.

Таким образом, поскольку требование истца о замене товара ненадлежащего качества не было исполнено в течение семи дней, а ответчиком не представлено объективных доказательств, свидетельствующих о том, что проводилась дополнительная проверка качества товара, то потребитель в соответствии с вышеуказанной нормой Закона РФ "О защите прав потребителей" был вправе предъявить требование о расторжении договора купли-продажи и возврате уплаченной за товар денежной суммы.

При таких обстоятельствах мировой судья правомерно удовлетворил заявленные исковые требования, в связи с чем апелляционное решение Петрозаводского городского суда отменено как постановленное с существенным нарушением норм материального права, а решение мирового судьи оставлено в силе.

 

6. Вывод суда апелляционной инстанции о том, что совершение ДТП на платной автостоянке не является страховым случаем, не соответствует нормам Федерального закона "Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств".

 

Я. обратился в суд с иском к Открытому страховому акционерному обществу "РЕСО-Гарантия", ответчику К. о возмещении ущерба по тем основаниям, что водитель К., управляя автомобилем "Фольксваген МАН", совершил наезд на принадлежащий истцу автомобиль "Мазда", в результате чего автомобиль истца получил технические повреждения. В связи с этим истец просил взыскать с ответчиков стоимость восстановительного ремонта автомобиля, расходы по оценке стоимости автомобиля.

Решением мирового судьи судебного участка N 4 г. Петрозаводска РК исковые требования удовлетворены, с ответчиков, ОСАО "РЕСО-Гарантия" и К., в пользу истца взыскан материальный ущерб.

Апелляционным решением Петрозаводского городского суда решение мирового судьи отменено. Вынесено новое решение о взыскании с ответчика К. в пользу истца материального ущерба. В остальной части иска отказано.

Президиум Верховного Суда Республики Карелия отменил апелляционное решение суда по следующим основаниям.

Отменяя решение мирового судьи, суд апелляционной инстанции исходил из того, что место дорожно-транспортного происшествия (платная автостоянка) является внутренней территорией организации, в связи с чем данное происшествие не является страховым случаем. При этом суд мотивировал свой вывод тем, что эта территория находится на праве аренды у ПМУП "ГДЭУ-плюс" для эксплуатации платной автомобильной стоянки, специально для этого оборудована, имеет ограду по периметру, контролируемый и осуществляемый исключительно через ворота въезд, ограниченный специальным дорожным знаком скоростной режим и используется исключительно по целевому назначению.

С таким выводом суда апелляционной инстанции согласиться нельзя.

В соответствии с пунктом 2 статьи 6 Федерального закона "Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств" к страховому риску по обязательному страхованию относится наступление гражданской ответственности по обязательствам, возникающим вследствие причинения вреда жизни, здоровью или имуществу потерпевших при использовании транспортного средства на территории РФ, за исключением случаев возникновения ответственности вследствие, в частности, причинения вреда при движении транспортного средства по внутренней территории организации.

При этом платную автомобильную стоянку нельзя признать внутренней территорией организации, поскольку данная территория не прилегает к зданию организации, используется исключительно для охраны автомобилей и не предназначена для движения транспортных средств в целях обеспечения деятельности организации.

Принимая во внимание вышеизложенное, Президиум пришел к выводу, что у суда апелляционной инстанции не имелось правовых оснований для отмены решения мирового судьи, в связи с чем апелляционное решение Петрозаводского городского суда по настоящему делу отменено, а решение мирового судьи - оставлено в силе.

 

Судебная коллегия по гражданским делам

Верховного Суда Республики Карелия

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь