Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ИНФОРМАЦИОННЫЙ БЮЛЛЕТЕНЬ

КАССАЦИОННОЙ И НАДЗОРНОЙ ПРАКТИКИ РАССМОТРЕНИЯ

ГРАЖДАНСКИХ И АДМИНИСТРАТИВНЫХ ДЕЛ СУДАМИ И МИРОВЫМИ СУДЬЯМИ

АРХАНГЕЛЬСКОЙ ОБЛАСТИ ЗА IV КВАРТАЛ 2006 ГОДА

(ИЗВЛЕЧЕНИЕ)

 

I. ПРИМЕНЕНИЕ НОРМ МАТЕРИАЛЬНОГО ПРАВА

 

1. ГРАЖДАНСКОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО

 

1.1. Сделки

 

Договор хранения

 

               Несоблюдение  гражданами  простой  письменной формы

               договора хранения  не свидетельствует об отсутствии

               сложившихся   между   ними   указанных   договорных

               отношений при наличии подтверждающих это надлежащих

               доказательств

 

Решением мирового судьи отказано в иске Д. к Н. о возмещении убытков в связи с утратой переданного на хранение последнему имущества.

По мнению мирового судьи, то обстоятельство, что между сторонами не был заключен договор хранения в письменной форме в соответствии с п. 1 ст. 887 ГК РФ, свидетельствует об отсутствии между сторонами договорных отношений, а иных оснований, в том числе предусмотренных п. 1 ст. 1064 ГК РФ, для возложения на Н. обязанности возместить причиненный вред не имеется.

Президиум областного суда указанное решение мирового судьи отменил по следующим основаниям.

По общему правилу несоблюдение формы сделки не свидетельствует о том, что стороны не вступили в договорные отношения. Несоблюдение сторонами сделки простой письменной формы лишает стороны в случае спора права ссылаться на свидетельские показания, но не лишает их права приводить письменные и иные доказательства (п. 1 ст. 162 ГК РФ).

Недействительность сделки как следствие несоблюдения простой письменной формы сделки наступает лишь в случае, прямо указанном в законе.

Глава 47 Гражданского кодекса РФ, регулирующая правоотношения, возникающие из договора хранения, такого указания не содержит.

Согласно материалам дела сами стороны не оспаривают наличие между ними договорных отношений по хранению спорного имущества.

При таких обстоятельствах выводы мирового судьи о неприменимости к спорным отношениям положений о договоре хранения признаны неверными.

Суду следовало обсудить, имеются ли установленные ст. 901 ГК РФ основания для возложения на Н. обязанности возместить причиненный поклажедателю ущерб, и при наличии к тому оснований определить размер ответственности хранителя применительно к правилам ст. 902 ГК РФ (постановление суда надзорной инстанции N 44г-162).

 

               При  взыскании  с  хранителя  вреда,   причиненного

               необеспечением сохранности  переданного на хранение

               имущества,  следует учитывать  остаточную стоимость

               поврежденного имущества

 

Р. обратился в суд с иском к ЗАО "Акционерная компания "Северцветмет" о взыскании ущерба, причиненного в результате ненадлежащего исполнения ответчиком договора хранения автомобиля.

В период действия договора хранения на платной автостоянке неизвестное лицо совершило поджог переданного на хранение автомобиля, в результате чего истцу причинен вред.

Судебная коллегия отменила решение районного суда, по которому с ответчика в пользу истца взыскана полная рыночная стоимость автомобиля, переданного по договору хранения.

Согласно статьям 891, 901 ГК РФ хранитель обязан принять все предусмотренные договором хранения меры, для того чтобы обеспечить сохранность переданной на хранение вещи. Хранитель отвечает за утрату, недостачу или повреждение вещей, принятых на хранение, по основаниям, предусмотренным статьей 401 ГК РФ.

Удовлетворяя требования истца, суд первой инстанции пришел к верному выводу о том, что ответчик не принял все меры для надлежащего исполнения обязательства по договору хранения, в связи с чем обоснованно возложил на ответчика обязанность по возмещению вреда, причиненного автомобилю истца.

Вместе с тем, взыскивая с ответчика полную рыночную стоимость поврежденного транспортного средства, суд первой инстанции не учел, что из пояснений представителя истца следует, что истец намерен использовать остатки автомобиля для восстановления транспортного средства. Отчет об оценке утилизационной стоимости (стоимости годных остатков) поврежденного автомобиля истца имеется в материалах дела.

Однако при вынесении решения судом вышеуказанным обстоятельствам не была дана соответствующая оценка, в связи с чем решение было признано незаконным и отменено (кассационное определение N 33-2303).

 

Договор займа

 

               В  случае   неисполнения   заемщиком   обязательств

               по возврату суммы займа  к установленному сторонами

               сроку  кредитор вправе требовать  уплаты  процентов

               по  договору займа и после истечения срока договора

               займа  до исполнения  заемщиком  своих обязательств

               по возврату суммы займа

 

Ф. обратился в суд с иском к П. о взыскании суммы займа и процентов по договору займа в общей сумме 323725 руб., обязательства по возврату которых ответчик в добровольном порядке отказывается исполнить.

Решением городского суда исковые требования удовлетворены частично: взыскано с ответчика 200000 рублей долга по договору займа, 6333 руб. 33 коп. процентов по договору займа.

Президиум отменил указанное решение в части отказа удовлетворения требований о взыскания процентов по договору займа за период после истечения срока договора.

Судом первой инстанции установлено, что 16 октября 2003 года ответчик взял у истца на срок до 17 октября 2004 года в долг 16000 долларов США. 18 октября 2004 года ответчик возвратил истцу 100000 руб., а 8 ноября 2004 года - 200000 руб.

Стороны согласовали, что остаток долга составил 200000 руб., которые передаются ответчику в долг на срок до 1 июля 2005 года с уплатой 19% годовых.

Руководствуясь ст. 810 ГК РФ, суд пришел к выводу, что ответчик не исполнил принятое на себя обязательство по возврату оставшейся части долга, поэтому взыскал с ответчика 200000 руб. основного долга и неуплаченные проценты по договору за период май - июнь 2005 года в сумме 6333 руб. 33 коп.

В отношении требования о взыскании процентов по договору займа за период с 1 июля 2005 года - суд отказал в его удовлетворении, указав на то, что действие соглашения о передаче 200000 рублей под 19 процентов годовых закончилось 30 июня 2005 года и доказательств о его продлении или заключении договора на новый срок не имеется.

Вместе с тем в соответствии с п. 1 ст. 809 ГК РФ, если иное не предусмотрено законом или договором займа, займодавец имеет право на получение с заемщика процентов на сумму займа в размерах и в порядке, определенных договором. При отсутствии в договоре условия о размере процентов их размер определяется существующей в месте жительства займодавца, а если займодавцем является юридическое лицо, в месте его нахождения ставкой банковского процента (ставкой рефинансирования) на день уплаты заемщиком суммы долга или его соответствующей части.

Согласно пункту 2 этой статьи при отсутствии иного соглашения проценты выплачиваются ежемесячно до дня возврата суммы займа.

Таким образом, истечение срока договора займа не является основанием для прекращения обязательств, вытекающих из договора займа, как по уплате основной суммы долга, так и процентов по нему.

Проценты по договору займа в отличие от процентов, взыскиваемых за неисполнение денежного обязательства по п. 1 ст. 395 ГК РФ, являются не дополнительным обязательством, а элементом главного обязательства по договору займа.

После окончания срока договора в случае просрочки уплаты суммы долга кредитор имеет право в соответствии с п. 2 ст. 809 ГК РФ требовать исполнения этого главного обязательства и в отношении основной суммы долга, и в отношении предусмотренных договором процентов (постановление суда надзорной инстанции N 44г-177).

 

Договор обязательного страхования гражданской

ответственности владельцев транспортных средств

 

               В  случае, если потерпевший обратился с требованием

               о выплате  страхового   возмещения  к  страховщику,

               взыскание     суммы     ущерба      непосредственно

               с  причинителя  вреда   осуществляется   лишь   при

               недостаточности установленных страховщиком пределов

               страховой суммы

 

С. обратился в суд с иском к МУП "Жилфонд" о возмещении материального ущерба в сумме 23458 руб., причиненного его автомобилю в результате ДТП по вине работника ответчика. Страховая компания, в которой была застрахована гражданская ответственность ответчика, выплатила ему 27151 руб. В то же время ремонт автомобиля обошелся ему в 50610 рублей, поэтому он просит взыскать с ответчика разницу в указанных суммах.

Определением мирового судьи к участию в деле в качестве соответчика привлечена страховая компания ООО "Росгосстрах-Северо-Запад".

Решением мирового судьи, оставленным без изменения судом апелляционной инстанции, взыскано с ответчика - МУП "Жилфонд" в пользу истца 23458 руб. 27 коп. в возмещение материального ущерба. В удовлетворении исковых требований к ООО "Росгосстрах-Северо-Запад" отказано.

Президиум областного суда признал незаконным указанные судебные постановления по следующим основаниям.

В соответствии с п. 1 ст. 1064 ГК РФ вред, причиненный личности или имуществу гражданина, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред. Законом обязанность возмещения вреда может быть возложена на лицо, не являющееся причинителем вреда.

Так, юридическое лицо либо гражданин возмещает вред, причиненный его работником при исполнении трудовых (служебных, должностных) обязанностей, что предусмотрено п. 1 ст. 1068 ГК РФ.

В то же время в силу п. 4 ст. 931 ГК РФ в случае, когда ответственность за причинение вреда застрахована, в силу того что ее страхование обязательно, а также в других случаях, предусмотренных законом или договором страхования такой ответственности, лицо, в пользу которого считается заключенным договор страхования, вправе предъявить непосредственно страховщику требование о возмещении вреда в пределах страховой суммы.

Как установлено судами по делу, страховая компания ООО "Росгосстрах-Северо-Запад" выплатила истцу страховое возмещение в размере 27151 руб. 73 коп., что свидетельствует о реализации истцом своего права выбора способа защиты гражданских прав путем предъявления требования о выплате возмещения вреда непосредственно к страховщику.

Согласно ст. 7 Федерального закона от 25.04.2002 N 40-ФЗ "Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств" страховая сумма, в пределах которой страховщик обязуется при наступлении каждого страхового случая (независимо от их числа в течение срока действия договора обязательного страхования) возместить потерпевшим причиненный вред, составляет 400 тысяч рублей, при этом в части возмещения вреда, причиненного имуществу одного потерпевшего, страховая сумма не должна превышать 120000 рублей.

Поскольку к страховой компании было предъявлено требование о выплате страхового возмещения, то лишь при его недостаточности для полного возмещения причиненного ущерба разница между страховым возмещением и фактическим размером ущерба (превышающим предел страховой суммы, установленной законом) может быть взыскана в силу статей 1064 и 1072 ГК РФ с причинителя вреда.

С учетом размера выплаченного истцу страхового возмещения (23458 руб.) и величины заявленных им исковых требований (50610 руб.) вышеуказанные требования материального закона не были учтены судами (постановление суда надзорной инстанции N 44г-158).

 

1.2. Защита прав потребителей

 

               В  случае   наличия  ненадлежащего  качества  части

               товаров,  входящих  в комплект  товаров,  проданных

               по  договору   купли-продажи,   покупатель   вправе

               отказаться  от  исполнения  договора  купли-продажи

               только  в  отношении  части  товаров  ненадлежащего

               качества

 

А. обратилась в суд с иском к частному предпринимателю об отказе от исполнения договора купли-продажи компьютерных комплектующих, заключенного сторонами 14 августа 2004 года, взыскании стоимости товара в сумме 23338 руб., неустойки и компенсации морального вреда.

В обоснование заявленных требований указала, что 14 августа 2004 года приобрела у ответчика компьютерные комплектующие с условием о рассрочке платежа. В ходе эксплуатации товара выявились недостатки: неравномерный звук работы вентилятора блока питания и самопроизвольная перезагрузка системы. В 2005 году ответчик по обращениям истицы дважды производил гарантийный ремонт товара, однако указанные недостатки появлялись вновь. 26 сентября 2005 года А. обратилась к ответчику с заявлением об отказе от исполнения договора купли-продажи и возврате уплаченной за товар суммы, однако в удовлетворении этих требований ей было отказано.

Решением мирового судьи в удовлетворении иска было отказано.

Апелляционным решением городского суда указанное решение отменено, принято новое решение, которым требования истца удовлетворены в полном объеме.

Президиум областного суда апелляционное решение по делу признал незаконным и отменил по следующим основаниям.

Удовлетворяя требования истца об отказе от исполнения спорного договора купли-продажи и взыскании всей уплаченной во исполнение данного договора суммы, суд апелляционной инстанции исходил из того, что ответчик не доказал, что заявленные потребителем недостатки возникли вследствие перечисленных указанной нормой обстоятельств.

Вместе с тем ст. 479 ГК РФ установлено, что договором купли-продажи может быть предусмотрена передача покупателю определенного набора товаров в комплекте (комплект товаров).

Из содержания договора купли-продажи следует, что истцом приобретен комплект отдельных товаров, цены на которые определены отдельно по каждому из наименований, входящих в комплект. В частности, в состав комплекта в числе прочих товаров входили монитор стоимостью 10310 руб., клавиатура стоимостью 230 руб. и мышь стоимостью 120 руб., к качеству которых истица претензий не предъявляла.

Применительно к положениям ч. 3 ст. 450 ГК РФ односторонний отказ от исполнения договора полностью или частично допускается, если это право предоставлено сторонам законом или соглашением сторон. В случае одностороннего отказа от исполнения договора полностью или в части договор считается соответственно расторгнутым или измененным.

Последствия несоблюдения продавцом требований к качеству отдельных товаров, входящих в комплект, установлены п. 4 ст. 475 ГК РФ. Согласно названной норме в случае ненадлежащего качества части товаров, входящих в комплект (ст. 479 ГК РФ), покупатель вправе осуществить права, предусмотренные пунктами 1 и 2 названной статьи (в том числе отказаться от исполнения договора купли-продажи), только в отношении этой части товаров.

Качество какого именно товара из проданного истице по спорному договору комплекта товаров является ненадлежащим, что повлекло за собой возникновение заявленных истцом недостатков, судом не установлено.

Таким образом, оснований для удовлетворения требований истца об отказе от исполнения договора в полном объеме, включая тот товар, качество которого потребителем не оспаривалось, и о взыскании всей уплаченной во исполнение этого договора суммы у суда не имелось (постановление суда надзорной инстанции N 44г-191).

 

1.3. Наследственное право

 

               Имущество,  полученное  одним из супругов  в период

               брака   по   безвозмездной   сделке,   в  частности

               приватизации,    является    его    собственностью,

               совместной собственностью  не является  и  подлежит

               включению в наследственную массу после его смерти

 

М. обратилась с исковым заявлением к М., Г. об исключении имущества в виде половины квартиры из наследственной массы.

В обоснование исковых требований М. указала, что 4 декабря 2005 года умер ее супруг М. В наследственную массу, оставшуюся после смерти супруга, включена квартира, которая была приватизирована М. по договору приватизации от 31.03.2005, в связи с чем истец полагала, что указанная квартира является общей собственностью супругов, нажитой ими во время брака.

Районный суд постановил решение, оставленное без изменения судебной коллегией, об отказе в удовлетворении исковых требований.

В соответствии со ст. 256 ГК РФ, ст. 36 СК РФ имущество, принадлежавшее каждому из супругов до вступления в брак, а также имущество, полученное одним из супругов во время брака в дар, в порядке наследования или по иным безвозмездным сделкам (имущество каждого из супругов), является его собственностью.

Судом установлено, что М. и М. в период брака 31 марта 2005 года приватизировали спорную квартиру по договору о безвозмездной передаче квартиры в собственность, собственником которой стал М., умерший 4 декабря 2005 года. М. от участия в приватизации квартиры отказалась.

При рассмотрении дела суд с учетом указанных обстоятельств, в соответствии с действующим законодательством пришел к правильному выводу, что это полученное супругом во время брака по безвозмездной сделке, в данном случае в порядке приватизации жилого помещения, имущество является собственностью данного супруга.

В соответствии со ст. 1 Закона РФ от 04.07.1991 N 1541-1 "О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации" приватизация жилых помещений - это бесплатная передача в собственность граждан Российской Федерации на добровольной основе занимаемых ими жилых помещений в государственном и муниципальном жилищном фонде.

На основании п. 2 ст. 432 ГК РФ безвозмездным признается договор, по которому одна сторона обязуется предоставить что-либо другой стороне без получения от нее платы или иного встречного предоставления.

Судом правильно указано, что приобретение квартиры в порядке приватизации является безвозмездной сделкой и в соответствии с положениями ст. 36 СК РФ данное имущество относится к собственности супруга, получившего такое имущество, и оснований для исключения указанного имущества из наследственной массы по указанным обстоятельствам не имеется (кассационное определение N 33-2798).

 

2. ТРУДОВОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО

 

Материальная ответственность работника

 

               Возложение на работников  материальной коллективной

               ответственности   допускается  только  при  наличии

               заключенного  между работодателем   и   работниками

               договора   о   полной   материальной   коллективной

               ответственности.

               Солидарная  ответственность   коллектива  (бригады)

               перед    работодателем     законодательством     не

               предусмотрена

 

Заочным решением мирового судьи удовлетворены исковые требования ЧП К. о взыскании с работников А., Т. и Х. материального ущерба, причиненного в результате совместных действий по хищению материальных ценностей при исполнении трудовых функций продавцов. Сумма ущерба взыскана с ответчиков солидарно.

Удовлетворяя заявленные требования, мировой судья исходил из того, что факт причинения совместными действиями ответчиков материального ущерба в указанном истцом размере нашел свое подтверждение в ходе рассмотрения дела, а в заключенных с ответчиками трудовых договорах содержится условие о том, что они несут полную материальную ответственность за сохранность вверенных им товарно-материальных ценностей.

Президиум областного суда признал незаконными выводы мирового судьи и отменил заочное решение.

В соответствии со ст. 242 ТК РФ материальная ответственность в полном размере причиненного работодателю ущерба может возлагаться на работника лишь в случаях, предусмотренных Трудовым кодексом РФ или иными федеральными законами.

Положения ч. 2 ст. 243 ТК РФ определяют круг лиц, с которыми могут быть заключены трудовые договоры, содержащие условие о возложении на работника полной материальной ответственности. Такое условие может содержаться только в трудовых договорах, заключаемых с заместителями руководителя организации и главными бухгалтерами.

Занимаемые ответчиками должности продавцов к числу таких должностей не относятся, в связи с чем включение в текст заключенного с ними трудового договора условия о материальной ответственности за сохранность товарно-материальных ценностей в полном размере не свидетельствует о том, что на ответчиков в установленном законом порядке была возложена полная материальная ответственность за ущерб, причиненный работодателю.

Полная коллективная (бригадная) материальная ответственность вводится в предусмотренных законом случаях распоряжением работодателя и возлагается на конкретный коллектив (бригаду) путем заключения письменного договора о полной коллективной (бригадной) материальной ответственности между работодателем и всеми членами коллектива (ст. 245 ТК РФ).

Из материалов дела не следует, что указанные требования закона работодателем были соблюдены.

Помимо изложенного, возлагая на ответчиков обязанность солидарно возместить причиненный работодателю ущерб, мировой судья не учел, что в силу п. 1 ст. 322 ГК РФ солидарная обязанность (ответственность) или солидарное требование возникает, если солидарная обязанность или требование предусмотрена договором или установлена законом, в частности при неделимости предмета обязательства.

Ни Трудовой кодекс РФ, ни Типовая форма договора о полной коллективной (бригадной) материальной ответственности, утвержденная Постановлением Министерства труда и социального развития РФ от 31.12.2002 N 85, не предусматривают солидарную ответственность коллектива (бригады) перед работодателем.

Удовлетворяя требования работодателя о возмещении ущерба, причиненного работниками при совместном выполнении отдельных видов работ, суд обязан определить размер ущерба, подлежащего возмещению каждым членом коллектива (бригады) в зависимости от степени вины каждого, иных заслуживающих внимания обстоятельств (постановление суда надзорной инстанции N 44г-167).

 

Гарантии при направлении работников в служебные командировки

 

               Суд необоснованно признал документы, представленные

               работником,      недопустимыми     доказательствами

               в   подтверждение   произведенных   командировочных

               расходов,   подлежащих  возмещению  в  соответствии

               со статьей 168 Трудового кодекса РФ

 

Решением мирового судьи были удовлетворены требования филиала ФГУП о взыскании с Т. задолженности по произведенным в период работы на предприятии в качестве водителя, но не подтвержденным командировочным расходам.

Президиум указанное решение отменил, обратив внимание, что согласно ст. 168 ТК РФ в случае направления в служебную командировку работодатель обязан возмещать работнику расходы по проезду, расходы по найму жилого помещения, дополнительные расходы, связанные с проживанием вне места постоянного жительства (суточные), иные расходы, произведенные работником с разрешения или ведома работодателя.

Как установлено в ходе рассмотрения дела, в августе 2004 года Т. на служебном автомобиле выезжал в командировку в г. Балаково Саратовской области для получения и доставки груза.

Для компенсации расходов по приобретению топлива, других необходимых расходов перед направлением в командировку Т. был получен аванс в сумме 26300 рублей.

Т. представил суду документы, свидетельствующие о произведенных им расходах в период нахождения в командировке.

Удовлетворяя заявленные работодателем требования, мировой судья указал, что допустимым доказательством факта несения работником расходов по приобретению топлива являются только кассовые чеки, а поскольку представленный Т. документ, свидетельствующий о приобретении им 1500 литров топлива, не является кассовым чеком, он не может быть принят в качестве доказательства по данному гражданскому делу.

Вместе с тем согласно статье 55 ГПК РФ доказательствами по делу являются полученные в предусмотренном законом порядке сведения о фактах, на основе которых суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования и возражения сторон, а также иных обстоятельств, имеющих значение для дела.

Эти сведения могут быть получены из объяснений сторон и третьих лиц, показаний свидетелей, письменных и вещественных доказательств, аудио- и видеозаписей, заключений экспертов.

Указанные средства доказывания не могут быть приняты судом для доказывания обстоятельств дела только в том случае, когда законом предусмотрены специальные средства доказывания (ст. 60 ГПК РФ).

Признавая представленный ответчиком документ, выданный оператором автозаправочной станции, недопустимым доказательством, мировой судья не указал, в соответствии с каким именно законом расходование выданных командированному сотруднику денежных средств должно быть подтверждено только кассовыми чеками и не может подтверждаться никакими другими доказательствами.

Документ, выданный оператором автозаправочной станции, содержит реквизиты АЗС, дату составления, подпись лица, его выдавшего, а также данные о количестве приобретенного топлива, цене за один литр и общей сумме покупки. Обстоятельства выдачи данного документа подтверждены как объяснениями ответчика, так и допрошенного в ходе судебного заседания свидетеля К., который вместе с ответчиком выезжал в командировку.

Суду также были представлены документы, из которых следует, что задание по командировке ответчиком выполнено.

Расчет стоимости пробега и расходования ГСМ на указанную поездку, произведенный истцом, свидетельствует о том, что 700 литров топлива, приобретение которых ответчиком подтверждено кассовым чеком, который принят истцом, явно не достаточно для того, чтобы совершить поездку по маршруту г. Мирный - г. Балаково - г. Мирный.

При таких обстоятельствах выводы мирового судьи о том, что указанный документ является недопустимым доказательством, не основаны на положениях действующего гражданского процессуального законодательства (постановление суда надзорной инстанции N 44г-180).

 

3. СЕМЕЙНОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО

 

Законный режим имущества супругов

 

               Течение  трехлетнего  срока  исковой  давности  для

               требований  о разделе имущества,  являющегося общей

               совместной собственностью  супругов,  брак  которых

               расторгнут,   следует   исчислять   не  со  времени

               прекращения брака,  а со дня, когда лицо узнало или

               должно было узнать о нарушении своего права

 

Х. обратился в суд с иском к Х. о разделе совместно нажитого имущества - квартиры, приобретенной в период брака, и признании права собственности на 2/3 доли в праве общей совместной собственности на квартиру.

Решением мирового судьи в удовлетворении иска отказано в связи с истечением срока исковой давности для заявленных требований.

Президиум указанное решение отменил по следующим основаниям.

Согласно пунктам 1 - 3, 7 ст. 38 СК РФ раздел общего имущества супругов может быть произведен как в период брака, так и после его расторжения по требованию любого из супругов. К требованиям супругов о разделе общего имущества применяется трехлетний срок исковой давности.

Судом установлено, что стороны состояли в зарегистрированном браке с 19 сентября 1992 года по 21 сентября 2002 года. В период брака стороны приобрели трехкомнатную квартиру, право собственности на которую было зарегистрировано 23 июня 2000 года за ответчиком.

Разрешая спор, суд исчислил трехгодичный срок исковой давности применительно к требованию о разделе общего имущества с момента расторжения брака - с 21 сентября 2002 года.

При этом суд не учел требований п. 1 ст. 200 ГК РФ и разъяснений, изложенных в п. 19 Пленума Верховного Суда РФ N 15 от 05.11.1998 "О применении судами законодательства при рассмотрении дел о расторжении брака", где указано, что течение трехлетнего срока исковой давности для требований о разделе имущества, являющегося общей совместной собственностью супругов, брак которых расторгнут, следует исчислять не со времени прекращения брака, а со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права.

Истец в ходе рассмотрения дела указывала, что при расторжении брака стороны решили добровольно разделить квартиру, однако, поскольку ответчик постоянно откладывал посещение нотариуса, она поняла, что он не намерен делить имущество. Наличие имевшейся указанной договоренности не оспаривал и ответчик (постановление суда надзорной инстанции N 44г-171).

 

               Раздел   совместно  нажитого   имущества   супругов

               производится в натуре  с учетом  интересов  каждого

               из супругов в том или ином имуществе.

               Неделимое   имущество   разделу   не   подлежит   и

               передается  одному  из супругов  с учетом  его доли

               в общем имуществе

 

Решением мирового судьи удовлетворены требования П. о разделе совместно нажитого имущества с П.: в ее собственность передана часть бытовых приборов и мебели, торговое оборудование, торговый павильон, расположенный в п. Плесецк, товарно-материальные ценности на сумму 167599 руб. В собственность ответчика передана часть мебели и бытовых приборов, автомашина, торговое оборудование, товарно-материальные ценности на сумму 789672 руб., общая стоимость имущества - 900867 руб.

Апелляционным решением районного суда вышеуказанное решение мирового судьи отменено и по делу вынесено новое решение, по которому за истцом признано право собственности на 1/2 автомашины, товарно-материальные ценности на сумму 478733 руб., 1/2 торгового оборудования, 1/2 торгового павильона, 1/2 двухкомнатной квартиры, расположенной в г. Архангельске, часть мебели и бытовых приборов, диван из набора мягкой мебели, телевизор, мебельную стенку, пылесос, электронагреватель, велотренажер, холодильник, стиральную машину, а также признана сумма общего долга по денежным обязательствам в размере 427494 руб. За ответчиком признано право собственности на 1/2 автомашины, товарно-материальные ценности на сумму 478733 руб., 1/2 торгового оборудования, 1/2 торгового павильона, 1/2 двухкомнатной квартиры, расположенной в г. Архангельске, часть мебели и бытовых приборов, а также сумму общего долга по денежным обязательствам в размере 441712 руб.

Президиум областного суда апелляционное решение районного суда отменил по следующим основаниям.

В соответствии с положениями статей 34, 36 и 39 СК РФ имущество, нажитое супругами во время брака, является их совместной собственностью. К общему имуществу супругов относится имущество, приобретенное за счет их общих доходов, при разделе такого имущества и определении долей в нем доли супругов признаются равными.

Принимая решение о разделе совместно нажитого имущества сторон, суд апелляционной инстанции пришел к правильному выводу о том, что в состав имущества, подлежащего разделу, включается общее имущество супругов, нажитое ими в период брака и имеющееся у них в наличии на время рассмотрения дела судом либо находящееся у третьих лиц, в т.ч. и общие долги, и исходил из равенства долей супругов в совместно нажитом имуществе.

В то же время судом апелляционной инстанции не учтено следующее.

Основания и порядок раздела имущества, находящегося в совместной собственности супругов, регламентируются ст. 38 СК РФ с соблюдением требований, изложенных в статьях 252 и 254 ГК РФ.

Из смысла указанных норм вытекает, что раздел имущества подразумевает выдел имущества в натуре. При этом закон не допускает раздела неделимой вещи.

Определив состав общего имущества, подлежащего разделу, суд должен определить доли, причитающиеся супругам, и какие конкретно предметы из состава общего имущества выделяются каждому супругу исходя из их интересов и интересов детей (кто из супругов более всего нуждается в данном имуществе исходя из состояния здоровья, профессиональной деятельности, для воспитания несовершеннолетних детей и т.д.). В случае, если в составе имущества имеется неделимая вещь, она передается одному из супругов в счет его доли, а при превышении доли в имуществе и невозможности ее увеличения за счет другого имущества в пользу другого супруга может быть присуждена соответствующая денежная компенсация.

Вместе с тем суд апелляционной инстанции произвел раздел имущества в натуре частично, а в оставшейся части определил только доли, приходящиеся сторонам в совместно нажитом имуществе.

Кроме этого, судом произведен раздел неделимой вещи - автомашины.

Произведя раздел предметов предпринимательской деятельности (торгового павильона, торгового оборудования и товарно-материальных ценностей, находящихся в магазине) в равных долях между супругами, суд не выяснил вопроса о том, кто занимается предпринимательской деятельностью и кто более нуждается в передаче указанного имущества, при этом само имущество в натуре не разделено.

В нарушение ст. 157 ГПК РФ состав товарно-материальных ценностей, их стоимость судом апелляционной инстанции в судебном заседании не исследовались (постановление суда надзорной инстанции N 44г-183).

 

4. ЖИЛИЩНОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО

 

Договор социального найма жилого помещения

 

               Поскольку  расходы по проведению восстановительного

               ремонта  полов  в  жилом  помещении   должен  нести

               наймодатель, а не наниматель, в случае произведения

               таких  работ  нанимателем  за свой  счет  последний

               вправе  требовать  возмещения стоимости проведенных

               им  работ  и  расходов  в  порядке,   установленном

               для взыскания неосновательного обогащения

 

У. обратился в суд с иском к МУП "Жилкомсервис", МУРЭП "Ломоносовское" и ООО "Завремстрой" о взыскании убытков, включающих расходы по приобретению строительных материалов и стоимость произведенных им ремонтных работ на восстановление квартиры, в которой он проживает по договору социального найма, после пожара. Поскольку жилищно-эксплуатационной организацией ремонт полов был произведен некачественно, он был вынужден переделать самостоятельно, приобретя за свой счет строительные материалы.

Решением мирового судьи исковые требования удовлетворены в части взыскания расходов по приобретению строительных материалов, в остальной части требований отказано.

Президиум отменил указанное решение в части отказа в удовлетворении требований о взыскании стоимости ремонтных работ по следующим основаниям.

Разрешая спор, суд первой инстанции исходил из того, что истец является нанимателем комнаты в спорной квартире, а МУП "Жилкомсервис" выполняет функции наймодателя по договору социального найма жилого помещения.

Руководствуясь ст. 141 ЖК РСФСР, ст. 15, п. 2 ст. 676 и п. 2 ст. 681 ГК РФ, суд пришел к выводу, что МУП "Жилкомсервис" ненадлежащим образом исполняло свои обязанности наймодателя, поэтому стоимость строительных материалов, использованных истцом при проведении ремонта полов в квартире, подлежит взысканию с данного ответчика.

Решение суда в этой части является правильным по существу, соответствует представленным сторонами доказательствам, процессуальных нарушение судом не допущено, и в этой части судебное решение не обжалуется.

В отношении требования о взыскании стоимости ремонтных работ - суд отказал в его удовлетворении, указав на то, что ремонт пола был произведен истцом своими силами, поэтому убытки в этой части истцом не были понесены.

Такой вывод основан на неправильном толковании и применении норм материального права.

Отношения, вытекающие из договора найма жилого помещения, носят возмездный характер, что указано в п. 1 ст. 671 ГК РФ, в соответствии с которым по договору найма жилого помещения одна сторона - собственник жилого помещения или управомоченное им лицо (наймодатель) - обязуется предоставить другой стороне (нанимателю) жилое помещение за плату во владение и пользование для проживания в нем.

Из положений статей 673, 676 ГК РФ следует, что предоставляемое жилое помещение должно быть пригодным для проживания, при этом наймодатель обязан осуществлять надлежащую эксплуатацию жилого дома, в котором находится сданное внаем жилое помещение, обеспечивать проведение ремонта общего имущества многоквартирного дома и устройств для оказания коммунальных услуг, находящихся в жилом помещении.

Ненадлежащее исполнение таких обязанностей со стороны наймодателя судом установлено.

Тот факт, что истец произвел ремонтные работы своими силами, а не оплатил их проведение третьим лицом, не означает, что стоимость таких работ подлежит исключению из состава расходов, которые необходимо понести для восстановления нарушенного права.

Так как расходы по проведению ремонта по настоящему делу должен нести наймодатель, а не наниматель, к рассматриваемым правоотношениям подлежат применению правила главы 60 ГК РФ об обязательствах вследствие неосновательного обогащения.

Отказ в компенсации (оплате) трудовых затрат нанимателю, который привел жилое помещение в пригодное для проживания состояние, если такая обязанность лежала на наймодателе, противоречит и основным началам гражданского законодательства (ст. 1 ГК РФ), в основе которого лежит признание необходимости беспрепятственного осуществления гражданских прав, обеспечения восстановления нарушенных прав, их судебной защиты (постановление суда надзорной инстанции N 44г-176).

 

               В соответствии  со статьей 71  Жилищного кодекса РФ

               временное отсутствие  нанимателя  жилого  помещения

               по договору социального найма  и  членов  его семьи

               не ограничено каким-либо сроком.

               Член семьи нанимателя, вселенный надлежащим образом

               в   жилое   помещение,   не  может   быть   признан

               не  приобретшим   права   пользования   им   только

               по  основанию   отсутствия   фактического   в   нем

               проживания

 

Г. обратился в суд с иском к своей дочери о признании не приобретшей права пользования жилой площадью в квартире по ул. Песочная в г. Вельске.

Суд постановил решение, которым требования истца удовлетворил и обязал ответчика сняться с регистрационного учета в спорной квартире.

Судебная коллегия указанное решение отменила, приняв новое решение об отказе в иске по следующим основаниям.

В соответствии со ст. 67 ЖК РФ наниматель жилого помещения по договору социального найма в установленном законом порядке имеет право вселять в занимаемое жилое помещение иных лиц, перечень которых установлен ч. 1 ст. 70 ЖК РФ, в том числе и своих детей.

Согласно п. 2 ст. 20 ГК РФ местом жительства несовершеннолетних признается место жительства их родителей.

В соответствии с п. 3 ст. 65 СК РФ место жительства детей при раздельном проживании родителей устанавливается соглашением родителей.

Ответчик является несовершеннолетним лицом, и в силу указанных выше норм ее право пользования жилым помещением является производным от права пользования родителей.

Как видно из материалов дела, несовершеннолетняя дочь истца с родителями, в том числе с истцом, с момента рождения проживала на спорной жилой площади по ул. Песочная в г. Вельске.

В 1992 году семье Г. была выделена другая квартира по ул. Киевская в г. Вельске, в которую вся семья, в том числе истец, переехала. В данной квартире были зарегистрированы супруга истца и ответчик, а истец, проживая совместно со своей семьей в указанной квартире по ул. Киевская, при этом сохранял регистрацию в спорной квартире по ул. Песочная.

В дальнейшем 25 августа 2005 года ответчик как несовершеннолетняя дочь нанимателя жилого помещения была зарегистрирована со своим отцом в спорной квартире по ул. Песочная. Вопрос о проживании несовершеннолетней дочери истца был согласован обоими родителями в соответствии с п. 3 ст. 65 СК РФ, и было определено ее место жительства по месту регистрации и проживания отца в спорной квартире по ул. Песочная.

Однако на следующий день ответчик снялась с регистрационного учета в указанном спорном жилом помещении в связи с выездом на учебу в г. Архангельск, где зарегистрировалась по месту пребывания в общежитии до 20 июня 2008 года.

Удовлетворяя требования истца, суд исходил из того, что ответчица фактически в спорное жилое помещение по ул. Песочная не вселилась, не проживала там, личных вещей в квартиру не привозила.

Судебная коллегия с указанным выводом суда первой инстанции не согласилась, указав на неправильное применение и истолкование судом первой инстанции норм материального права.

В соответствии с положениями ст. 71 ЖК РФ временное отсутствие нанимателя жилого помещения по договору социального найма и членов его семьи не должно ограничиваться каким-либо сроком. Необходимым условием сохранения такого права является добросовестное исполнение взятых на себя обязательств по договору социального найма, в том числе по внесению платы за жилье и коммунальные услуги.

Из имеющегося в деле договора социального найма на спорное жилое помещение от 4 сентября 2006 года, видно, что в указанный договор включен истец и его дочь - ответчик по делу. На момент заключения упомянутого договора с даты регистрации ответчика в спорном жилом помещении прошло более одного года, и истец на момент заключения указанного договора социального найма признавал за своей дочерью право на жилое помещение в спорной квартире по ул. Песочная.

Из пояснений истца и ответчика в кассационной инстанции следует, что между родителями ответчика была достигнута договоренность о том, что после окончания учебы она вернется и будет проживать в спорной квартире по ул. Песочная, для чего ее 25 августа 2005 года зарегистрировали на спорную жилую площадь.

Следовательно, как на момент регистрации (25 августа 2005 года), так и на момент заключения договора социального найма 4 сентября 2006 года истец фактически признавал право на спорное жилое помещение за своей дочерью, в связи с чем она была указана в упомянутом договоре (кассационное определение N 33-2596).

 

Приватизация жилых помещений

 

               Гражданин не может быть лишен права на приватизацию

               занимаемого   жилого   помещения.    Если   он   по

               независящим от него причинам  не может  реализовать

               свое  право   на  приватизацию  принадлежащего  ему

               по договору социального найма жилого помещения,  то

               вправе обратиться в суд  с иском о признании за ним

               права собственности в судебном порядке

 

Т. обратилась в суд с иском к Главному управлению по Архангельской области ООО "Росгосстрах-Северо-Запад" о понуждении к заключению договора приватизации квартиры, указывая в обоснование иска, что с 1993 года по договору социального найма жилого помещения занимает квартиру, расположенную в г. Каргополь, являясь нанимателем данного жилого помещения. В апреле 2006 года она обратилась к ответчику с заявлением о приватизации квартиры. Однако в установленные законом сроки ее заявление не рассмотрено, что свидетельствует об отказе ответчика в даче согласия на приватизацию.

Суд постановил решение, которым иск Т. удовлетворил, обязал ответчика заключить с истцом договор о приватизации жилья.

Судебная коллегия указанное решение отменила по следующим основаниям.

Удовлетворяя иск, суд правильно исходил из того, что согласно свидетельству о государственной регистрации права дом, в котором находится спорная квартира, принадлежит на праве собственности ОАО "Росгосстрах-Архангельск".

ООО "Росгосстрах-Северо-Запад" является универсальным правопреемником ОАО "Росгосстрах-Архангельск" в результате реорганизации.

Судебная коллегия согласилась с выводом суда первой инстанции о том, что дом, в котором находится спорная квартира, был построен государственным учреждением и поэтому при переходе государственного предприятия в иную форму собственности право на приватизацию жилых помещений сохраняется.

Между тем судом по делу не учтено следующее.

В ст. 2 Закона РФ от 04.07.1991 N 1541-1 (с последующими изменениями и дополнениями) "О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации" перечислены условия, при наличии которых граждане Российской Федерации могут получить в собственность занимаемые жилые помещения, в частности: занятие жилого помещения на условиях социального найма, наличие согласия всех совместно проживающих совершеннолетних членов семьи, а также несовершеннолетних в возрасте от 14 до 18 лет.

При этом помещения приобретаются в собственность на условиях, предусмотренных настоящим Законом, иными нормативными актами Российской Федерации и субъектов Российской Федерации. Жилые помещения передаются в общую собственность либо в собственность одного из совместно проживающих лиц, в том числе несовершеннолетних.

В ст. 11 вышеназванного Закона закреплено право каждого гражданина на приобретение в собственность бесплатно, в порядке приватизации, жилого помещения в государственном и муниципальном жилищном фонде социального использования один раз.

При соблюдении указанных условий гражданин не может быть лишен права на приватизацию занимаемого жилого помещения, поскольку Закон предполагает создание гражданам равных условий для реализации данного права. Иное означало бы нарушение ст. 35 Конституции РФ о праве каждого иметь имущество в собственности и ст. 2 Закона РФ "О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации".

Если государство устанавливает в законе право граждан на получение жилья в собственность, то оно обязано обеспечить и возможность реализации этого права.

В соответствии со ст. 8 Закона РФ "О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации" в случае нарушения прав гражданина при решении вопросов приватизации жилых помещений он вправе обратиться в суд.

Следовательно, если гражданин по независящим от него причинам не может реализовать свое право на приватизацию принадлежащего ему по договору социального найма жилого помещения, то он вправе обратиться в суд с иском о признании за ним права собственности в судебном порядке.

Признанное в судебном порядке право собственности на указанные жилые помещения подлежит регистрации органами, осуществляющими государственную регистрацию прав на недвижимое имущество, на основании судебного решения.

Районным судом не учтено, что ответчик не имеет полномочий заключать договоры приватизации жилых помещений, а в соответствии со статьями 4, 6 Закона РФ "О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации" право заниматься вопросами приватизации принадлежит собственнику жилищного фонда или уполномоченным им органам.

По общему правилу, предусмотренному ст. 421 ГК РФ, граждане и юридические лица свободны в заключении договора, понуждение к заключению договора не допускается.

Однако передача в собственность гражданину жилого помещения с оформлением договора приватизации обязательна для лиц, указанных в статьях 6, 7 Закона РФ "О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации", к которым ООО "Росгосстрах-Северо-Запад" не относится.

Таким образом, истицей по настоящему делу избран ненадлежащий способ защиты своих гражданских прав (кассационное определение N 33-2707).

 

5. НАЛОГОВОЕ И БЮДЖЕТНОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО

 

               Законом    не    предусмотрено     возложение    на

               индивидуальных предпринимателей  1966 года рождения

               и старше    применительно  к периоду  2002 - 2004

               годов - мужчин 1952 года рождения и старше и женщин

               1956 года рождения и старше) обязанности уплачивать

               страховые  взносы  в бюджет  Пенсионного  фонда  РФ

               в виде фиксированного платежа в части, направляемой

               на  финансирование   накопительной  части  трудовой

               пенсии

 

Мировой судья удовлетворил исковые требования Управления Пенсионного фонда РФ в г. Архангельске к К. о взыскании задолженности по страховым взносам на обязательное пенсионное страхование за 2004 год в сумме 1800 руб., включая 1200 руб., направляемых на финансирование страховой части трудовой пенсии, и 600 рублей, направляемых на финансирование накопительной части трудовой пенсии, а также 61 руб. 92 коп. пени за просрочку уплаты страховых взносов.

Президиум указанное решение признал незаконным ввиду существенного нарушения норм материального права.

Согласно п. 1 ст. 28 Федерального закона от 15.12.2001 N 167-ФЗ "Об обязательном пенсионном страховании в Российской Федерации" индивидуальные предприниматели уплачивают страховые взносы в виде фиксированного платежа.

Данная обязанность возникает в силу факта регистрации физического лица в качестве индивидуального предпринимателя и прекращается с момента государственной регистрации прекращения деятельности в таком качестве.

Нормативные положения пунктов 1 - 3 ст. 28 Федерального закона "Об обязательном пенсионном страховании в Российской Федерации" по их конституционно-правовому смыслу, выявленному Конституционным Судом Российской Федерации в Определении от 12.04.2005 N 164-О, в системе действующего нормативно-правового регулирования не предполагают возложение на индивидуальных предпринимателей 1966 года рождения и старше (а в 2002 - 2004 годах - мужчин 1952 года рождения и старше и женщин 1956 года рождения и старше) обязанности уплачивать страховые взносы в бюджет Пенсионного фонда Российской Федерации в виде фиксированного платежа в части, направляемой на финансирование накопительной части трудовой пенсии.

Взыскивая с ответчика, который к моменту обращения к нему с иском предпринимателем не являлся, сумму страховых взносов, подлежащую направлению на финансирование накопительной части трудовой пенсии, суд указанные положения закона не учел.

Вопрос о возрасте ответчика, имеющий правовое значение по данному делу, на основании представленной в дело выписки из Единого государственного реестра индивидуальных предпринимателей суд первой инстанции не обсудил (постановление суда надзорной инстанции N 44г-182).

 

               Средства     резервного    фонда     муниципального

               образования    могут   расходоваться    только   на

               финансирование непредвиденных расходов, в том числе

               на проведение  аварийно-восстановительных  работ по

               ликвидации  последствий стихийных бедствий и других

               чрезвычайных  ситуаций,  имевших  место  в  текущем

               финансовом году

 

И.о. прокурора Каргопольского района Архангельской области обратился в суд с требованием о признании недействительным пункта 3.8 Положения о резервном фонде главы МО "Каргопольское" (далее - Положение), утвержденного постановлением главы МО "Каргопольское" от 06.02.2006 N 29 в редакции постановления главы МО "Каргопольское" от 27.07.2006 N 173, ссылаясь на противоречие его положений ст. 81 Бюджетного кодекса РФ.

Суд вынес решение, которым в удовлетворении требований и.о. прокурора Каргопольского района было отказано.

Судебная коллегия указанное решение отменила по следующим основаниям.

Пунктом 3.8 Положения (в редакции постановления главы МО "Каргопольское" от 27.07.2006 N 173) предусмотрено, что средства резервного фонда расходуются на выплаты материальной помощи, приобретение подарков, сувениров и т.д. организациям, предприятиям и учреждениям, находящимся на территории муниципального образования "Каргопольское", а также жителям и гостям города в связи с юбилеями, торжественными мероприятиями, чествованиями и т.д.

Суд первой инстанции сделал вывод о том, что средства резервного фонда могут расходоваться на финансирование не только чрезвычайных ситуаций, стихийных бедствий и т.п., но и других мероприятий, определяющим для которых должен быть такой фактор, как непредвиденность расходов, то есть расходов, не предусмотренных в бюджете на текущий финансовый год.

Однако вывод суда в этой части противоречит п. 4 ст. 81 БК РФ.

В соответствии с п. 1 ст. 81 БК РФ в расходной части бюджетов всех уровней бюджетной системы Российской Федерации предусматривается создание резервных фондов органов исполнительной власти и резервных фондов органов местного самоуправления.

Из положений п. 4 ст. 81 БК РФ следует, что средства резервных фондов расходуются на финансирование непредвиденных расходов, в том числе на проведение аварийно-восстановительных работ по ликвидации последствий стихийных бедствий и других чрезвычайных ситуаций, имевших место в текущем финансовом году.

Таким образом, законодатель ограничил сферу расходования средств резервного фонда.

Исходя из требований ст. 6 БК РФ и п. 2 ст. 1 Федерального закона "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации" расходование средств бюджетного фонда на цели, указанные в пункте 3.8 Положения, не отвечает общественным интересам.

Учитывая, что все обстоятельства судом первой инстанции установлены, но допущено неправильное толкование норм материального права, судебная коллегия отменила вынесенное решение и приняла новое, которым исходя из требований ст. 12 ГК РФ, признала оспариваемый прокурором пункт Положения недействительным (кассационное определение N 33-2532).

 

6. СОЦИАЛЬНОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО

 

Льготы по оплате жилья и коммунальных услуг

 

               Воспитатель    и    заведующий     детским    садом

               воспитательной колонии  государственного учреждения

               не является педагогическим работником,  а относится

               к     персоналу     исправительного     учреждения,

               исполняющего наказания, в связи с чем  такое лицо и

               члены его семьи  не имеют льгот  на оплату жилья  и

               коммунальных  услуг  в соответствии  с  Законом  РФ

               от 10.07.1992  N 3266-1  "Об образовании",  а также

               Законом РФ  от 21.07.1993  N 5473-1 "Об учреждениях

               и органах,  исполняющих уголовные наказания  в виде

               лишения свободы"

 

ГУП ГУ "Объединение N 1 учреждений с особыми условиями хозяйственной деятельности Управления исполнения наказаний РФ по Архангельской области" обратилось в суд с иском к Х. о взыскании задолженности по оплате найма жилья и коммунальных услуг.

Ответчик заявленные требования не признал, ссылаясь на то, что его супруга является педагогическим работником, проживает в сельской местности, в связи с чем они должны пользоваться льготой по оплате найма жилья и коммунальных услуг, которая предусмотрена Законом РФ от 10.07.1992 N 3266-1 "Об образовании".

Решением мирового судьи в пользу истца частично взыскана задолженность по оплате найма жилья и коммунальных услуг. Апелляционным решением районного суда данное решение отменено, принято новое решение, которым в удовлетворении иска отказано.

Отказывая в удовлетворении исковых требований о взыскании задолженности по оплате найма жилья и коммунальных услуг, суд апелляционной инстанции указал, что детский сад, в котором работает супруга ответчика, является образовательным учреждением и в силу ст. 55 Закона РФ от 10.07.1992 N 3266-1 "Об образовании" (в редакции, действовавшей до 1 января 2005 года) и ст. 3 областного закона от 27.04.2006 N 168-10-ОЗ "О размере, условиях и порядке возмещения расходов, связанных с реализацией мер социальной поддержки по предоставлению бесплатной жилой площади с отоплением и освещением педагогическим работникам образовательных учреждений в сельской местности, рабочих поселках (поселках городского типа)" Х. и члены его семьи имеют право на предоставление бесплатного жилого помещения с отоплением и освещением.

Президиум областного суда указанное апелляционное решение отменил, признав незаконным данный вывод.

Согласно ст. 55 Закона РФ от 10.07.1992 N 3266-1 "Об образовании" (в редакции, действовавшей до 1 января 2005 года) педагогические работники образовательных учреждений в порядке, установленном законодательством Российской Федерации, пользуются правом на бесплатную жилую площадь с отоплением и освещением в сельской местности, рабочих поселках (поселках городского типа).

Согласно ст. 12 Закона РФ от 10.07.1992 N 3266-1 "Об образовании" образовательным является учреждение, осуществляющее образовательный процесс, то есть реализующее одну или несколько образовательных программ и (или) обеспечивающее содержание и воспитание обучающихся, воспитанников. Образовательное учреждение является юридическим лицом. К образовательным учреждениям относятся дошкольные образовательные учреждения, в том числе детские сады.

Вместе с тем, как установлено в ходе рассмотрения дела, супруга ответчика с 1 мая 2002 года работает в должности воспитателя детского сада исправительной колонии N 17 государственного учреждения "Объединение N 1 учреждений с особыми условиями хозяйственной деятельности Управления исполнения наказаний Министерства юстиции РФ по Архангельской области", дополнительно выполняет обязанности заведующей детским садом.

Детский сад исправительной колонии N 17 не наделен правами юридического лица, является структурным подразделением названного государственного учреждения.

Х. состоит в штате государственного учреждения "Объединение N 1 учреждений с особыми условиями хозяйственной деятельности Управления исполнения наказаний Министерства юстиции РФ по Архангельской области".

Согласно пунктам 1, 2 статьи 24 Закона РФ от 21.07.1993 N 5473-1 "Об учреждениях и органах, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы" к работникам уголовно-исполнительной системы относятся лица, имеющие специальные звания сотрудников уголовно-исполнительной системы, рабочие и служащие учреждений, исполняющих наказания, объединений учреждений с особыми условиями хозяйственной деятельности, предприятий учреждений, исполняющих наказания, федерального органа уголовно-исполнительной системы и его территориальных органов, а также следственных изоляторов, предприятий, научно-исследовательских, проектных, лечебных, учебных и иных учреждений, входящих в уголовно-исполнительную систему.

Работники уголовно-исполнительной системы, состоящие в штатах учреждений, исполняющих наказания, объединений учреждений с особыми условиями хозяйственной деятельности, предприятий учреждений, исполняющих наказания, и следственных изоляторов, входящих в уголовно-исполнительную систему, являются персоналом учреждений, исполняющих наказания.

Таким образом, супруга ответчика относится к персоналу учреждения, исполняющего наказания, а не к числу педагогических работников образовательных учреждений, имеющих право на льготы по оплате жилья и коммунальных услуг на основании ст. 55 Закона РФ от 10.07.1992 N 3266-1 "Об образовании", как ошибочно посчитал суд апелляционной инстанции.

Социальные гарантии персоналу учреждений, исполняющих наказания, установлены Законом РФ от 21.07.1993 N 5473-1 "Об учреждениях и органах, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы".

Названный Федеральный закон не предусматривает освобождение персонала учреждений, исполняющих наказания, от внесения платы за наем и отопление жилья.

Не свидетельствуют о праве Х. и членов его семьи на льготу по оплате найма жилья и коммунальных услуг и положения областного закона от 27.04.2006 N 168-10-ОЗ "О размере, условиях и порядке возмещения расходов, связанных с реализацией мер социальной поддержки по предоставлению бесплатной жилой площади с отоплением и освещением педагогическим работникам образовательных учреждений в сельской местности, рабочих поселках (поселках городского типа)".

Согласно ст. 1 названного областного закона предметом регулирования данного нормативного правового акта является размер, условия и порядок возмещения расходов, связанных с реализацией мер социальной поддержки по предоставлению бесплатной жилой площади с отоплением и освещением педагогическим работникам областных государственных и муниципальных образовательных учреждений в сельской местности, рабочих поселках (поселках городского типа).

Учреждение, в котором работает супруга ответчика, к числу областных государственных и муниципальных образовательных учреждений не относится, соответственно, положения указанного областного закона на нее не распространяются (постановление суда надзорной инстанции N 44г-189).

 

II. ПРИМЕНЕНИЕ НОРМ ПРОЦЕССУАЛЬНОГО ПРАВА

 

1. ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ

 

1.1. Подведомственность. Подсудность

 

Подведомственность

 

               В случае  невыполнения страхователем обязанности по

               перечислению страховых взносов в бюджет Пенсионного

               фонда  РФ  застрахованное  лицо  вправе  обратиться

               с иском в суд о взыскании со страхователя страховых

               взносов за предшествующий период.

               Органы  Пенсионного фонда  РФ  должны  привлекаться

               судом  к участию  в таких делах  в качестве третьих

               лиц,   не  заявляющих   самостоятельных  требований

               относительно предмета спора, на стороне истца

 

Е. обратилась с иском к обществу с ограниченной ответственностью о взыскании денежных сумм, ссылаясь на то, что ответчик во время ее работы на предприятии не уплатил за определенный период в полном объеме страховые взносы в бюджет Пенсионного фонда РФ, что лишает ее возможности произвести перерасчет пенсии и увеличить ее в максимальном размере.

Определением мирового судьи заявителю отказано в принятии искового заявления на основании пп. 1 п. 1 ст. 134 ГПК РФ, поскольку заявление не подлежит рассмотрению в порядке гражданского судопроизводства, так как он не обладает субъективным правом на судебную защиту по заявленному требованию.

Президиум областного суда признал отказ в принятии искового заявления незаконным, ввиду того что при его вынесении мировой судья не учел разъяснения, изложенные в п. 5 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 20.12.2005 N 25 "О некоторых вопросах, возникших у судов при рассмотрении дел, связанных с реализацией гражданами права на трудовые пенсии".

В соответствии с п. 1 ст. 15 Федерального закона "Об обязательном пенсионном страховании в Российской Федерации" застрахованные лица вправе беспрепятственно получать от работодателя информацию о начислении страховых взносов и осуществлять контроль за их перечислением в бюджет Пенсионного фонда РФ.

При таких обстоятельствах в случае невыполнения страхователем в соответствии с п. 2 ст. 14 указанного выше Федерального закона обязанности по перечислению страховых взносов в бюджет Пенсионного фонда РФ застрахованное лицо не лишено возможности обратиться с иском в суд о взыскании со страхователя страховых взносов за предшествующий период.

В соответствии со ст. 43 ГПК РФ органы Пенсионного фонда РФ должны привлекаться судом к участию в таких делах в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора, на стороне истца (постановление суда надзорной инстанции N 44г-149).

 

               Судья отказывает  в принятии заявления на основании

               пункта 1 части 1 статьи 134 ГПК РФ, если заявителем

               оспариваются   действия   прокурора,    совершенные

               в соответствии с административным законодательством

 

М. обратился в суд с заявлением о признании действий Котласского транспортного прокурора по возбуждению дела об административном правонарушении, на основании которого принято решение об аресте и изъятии автомобиля в качестве меры обеспечения, неправомерными.

Определением районного судьи, оставленным без изменения судом кассационной инстанции, заявителю отказано в принятии указанного заявления на основании п. 1 ч. 1 ст. 134 ГПК РФ, поскольку заявление не подлежит рассмотрению и разрешению в порядке гражданского судопроизводства и должно рассматриваться в порядке, предусмотренном Кодексом Российской Федерации об административных правонарушениях.

Из содержания заявления следует, что оспариваемые заявителем действия и постановление прокурора совершены в рамках производства по делу об административном правонарушении, процедура обжалования действий и постановлений уполномоченных органов установлена КоАП РФ.

Как указал Верховный Суд РФ в Постановлении Пленума от 20.01.2003 N 2 "О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации", в соответствии с ч. 1 ст. 246 ГПК РФ правило, содержащееся в п. 1 ч. 1 ст. 134 ГПК РФ, о том, что заявление не подлежит рассмотрению и разрешению в порядке гражданского судопроизводства, поскольку заявление рассматривается и разрешается в ином судебном порядке, применимо к производству по делам, возникающим из публичных правоотношений.

Исходя из чего недопустимо принятие и рассмотрение в порядке, предусмотренном главой 25 ГПК РФ, заявлений об оспаривании таких решений, действий (бездействия) органов государственной власти, органов местного самоуправления, должностных лиц, государственных или муниципальных служащих, для которых федеральными законами (Уголовно-процессуальным кодексом РФ, Кодексом РФ об административных правонарушениях, Арбитражным процессуальным кодексом РФ и др.) установлен иной судебный порядок оспаривания (обжалования).

В принятии таких заявлений необходимо отказывать на основании пункта 1 части 1 статьи 134 ГПК РФ.

Таким образом, судья правильно отказал в принятии искового заявления, руководствуясь п. 1 ч. 1 ст. 134 ГПК РФ (кассационное определение N 33-2321).

 

Родовая подсудность

 

               Дела  об  обжаловании  действий  налогового  органа

               гражданином,    не    являющимся     индивидуальным

               предпринимателем, относятся к подсудности районного

               (городского) суда

 

Г. обратилась в городской суд с заявлением о признании незаконными действий инспекции Федеральной налоговой службы России.

Судья определением возвратил указанное заявление, сделав вывод, что имеет место спор о праве, подсудный мировому судье.

Судебная коллегия указанное определение отменила по следующим основаниям.

В соответствии со ст. 254 ГПК РФ гражданин вправе оспорить в суде решение, действие (бездействие) органа государственной власти, органа местного самоуправления, должностного лица, государственного или муниципального служащего, если считает, что нарушены его права и свободы.

Как следует из заявления Г., она не заявляла требований о взыскании каких-либо денежных сумм.

В соответствии с п. 2 ст. 138 Налогового кодекса РФ судебное обжалование актов (в том числе нормативных) налоговых органов, действий или бездействия их должностных лиц физическими лицами, не являющимися индивидуальными предпринимателями, производится путем подачи искового заявления в суд общей юрисдикции в соответствии с законодательством об обжаловании в суд неправомерных действий государственных органов и должностных лиц.

Следовательно, исходя из требований ст. 254 ГПК РФ и ст. 138 НК РФ Г. вправе обжаловать действия налогового органа, и данное заявление подлежит рассмотрению городским судом (кассационное определение N 33-2472).

 

Альтернативная подсудность

 

              К  отношениям,  вытекающим  из договора  страхования

              с участием гражданина,  применяются  общие  правила,

              вытекающие  из положений  Закона РФ  "О защите  прав

              потребителей",   в  связи   с   чем   истец   вправе

              воспользоваться   положениями   пункта 7   статьи 29

              ГПК  РФ  об  альтернативной  подсудности  требований

              по защите прав потребителей

 

С. обратился в Котласский городской суд с иском к агентству "Котлас" Северного регионального филиала ООО "Страховая компания "Согласие" о взыскании страховых выплат и процентов по заключенному им договору добровольного страхования транспортного средства.

Судья определением возвратил исковое заявление по основаниям, предусмотренным п. 2 ч. 1 ст. 135 ГПК РФ, полагая, что спор подсуден компетентному районному суду по месту нахождения ООО "Страховая компания "Согласие" либо по месту нахождения Северного регионального филиала страховой компании.

Судебная коллегия указанное определение отменила ввиду неправильного применения норм права.

Из содержания искового заявления следует, что между истцом и ответчиком заключен договор добровольного страхования транспортного средства, в связи с этим истец просит взыскать страховое возмещение, в выплате которого ему ответчиком отказано.

Отношения, вытекающие из договора страхования, урегулированы специальным Законом РФ "Об организации страхового дела в Российской Федерации" и главой 48 ГК РФ.

Согласно разъяснению, содержащемуся в п. 2 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29.09.1994 N 7 "О практике рассмотрения судами дел о защите прав потребителей", в тех случаях, когда отдельные виды гражданско-правовых отношений с участием потребителей помимо норм Гражданского кодекса РФ регулируются и специальными законами Российской Федерации, к отношениям, вытекающим из таких договоров, Закон РФ "О защите прав потребителей" может применяться в части, не противоречащей Гражданскому кодексу РФ и специальному Закону.

Из этого следует, что к отношениям, вытекающим из договора страхования с участием гражданина, должны применяться общие правила Закона РФ "О защите прав потребителей" о праве граждан на предоставление информации, о возмещении морального вреда, об альтернативной подсудности и освобождении от уплаты госпошлины, а правовые последствия нарушений условий таких договоров определяются Гражданским кодексом РФ и специальным по вопросам страхования законодательством.

Таким образом, при решении вопроса о принятии указанного искового заявления должны применяться общие правила Закона РФ "О защите прав потребителей" об альтернативной подсудности.

Поскольку исходя из положений ч. 7 ст. 29 ГПК РФ иски о защите прав потребителей могут быть предъявлены в суд по месту жительства или месту пребывания истца либо по месту заключения или месту исполнения договора, то истец вправе предъявить иск в суд по своему выбору, в том числе и по своему месту жительства и месту заключения договора, то есть в Котласский городской суд (кассационное определение N 33-2331).

 

1.2. Лица, участвующие в деле. Ненадлежащая сторона

 

               Органы   местного   самоуправления    не   являются

               надлежащими ответчиками  по требованиям  прокурора,

               обратившегося  в  суд  в интересах  неопределенного

               круга  лиц, о признании  незаконным  бездействия по

               надлежащему обеспечению населения теплоснабжением и

               обязании  организовать  обеспечение теплоснабжением

               объектов социального значения.

               В суд  с указанным требованием прокурор в интересах

               неопределенного     круга     лиц     либо     сами

               потребители-граждане        вправе       обратиться

               к  организациям,    отвечающим    за    обеспечение

               теплоснабжением  и  состояние  тепловых сетей,  при

               наличии к тому установленных законом оснований

 

Прокурор в интересах неопределенного круга лиц обратился в суд с заявлением о признании незаконным бездействия администрации муниципального образования "Устьянский муниципальный район", выразившегося в неисполнении обязанностей по организации надлежащей подготовки муниципального образования к отопительному сезону и начала теплоснабжения муниципального образования в соответствии с требованиями действующего законодательства, и возложении на администрацию муниципального образования обязанности организовать незамедлительное обеспечение теплоснабжением объектов социального назначения.

Суд постановил решение, которым признал незаконным бездействие администрации МО "Устьянский муниципальный район", выразившееся в неисполнении обязанности по организации надлежащей подготовки муниципального образования к отопительному сезону и начала теплоснабжения муниципального образования.

Удовлетворив заявление прокурора, суд пришел к выводу, что, передавая в межотопительный сезон тепловые сети от ОАО "Устьялес" к ООО "Устьянские тепловые сети", администрация МО "Устьянский муниципальный район" не проконтролировала подготовку к предстоящему отопительному периоду источников тепла, тепловых сетей и систем теплопотребления, со стороны как ООО "Устьянское ЖКХ", так и ООО "Устьянские тепловые сети", и не организовала теплоснабжение населения.

Судебная коллегия указанное решение отменила по следующим основаниям.

Согласно ст. 52 Федерального закона от 28.08.1995 N 154-ФЗ (с последующими изменениями и дополнениями) "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации" решения и действия (бездействие) органов местного самоуправления и должностных лиц местного самоуправления могут быть обжалованы в суд или арбитражный суд в установленном законом порядке.

Аналогичная норма содержится и в ст. 78 Федерального закона от 06.10.2003 N 131-ФЗ "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации".

Судом не установлены надлежащим образом существенные для дела обстоятельства: юридическое лицо, ответственное за осуществление обеспечения теплоснабжением объектов социального назначения, а также юридическое лицо, ответственное за содержание тепловых сетей, причина отсутствия теплоснабжения и наличие причинно-следственной связи между бездействием администрации МО "Устьянский муниципальный район" и задержкой обеспечения теплоснабжением объектов социального назначения.

Из объяснений представителя МО "Устьянский муниципальный район" следует, что администрация муниципального образования принимала все меры к обеспечению теплоснабжением жителей и объектов социального назначения, а задержка с подачей тепла вызвана аварией, которая произошла 13 сентября 2006 года на теплотрассе по старой ветке, обслуживаемой ООО "Устьянские тепловые сети", не по вине администрации муниципального образования "Устьянский муниципальный район", а в результате скрытого дефекта при ее строительстве, который не мог быть установлен при обследовании теплотрассы от западной ветки котельной ОАО "Устьялес".

В обоснование суду были предоставлены доказательства, из которых следует, что администрация МО "Устьянский муниципальный район" принимала меры к надлежащему обеспечению теплоснабжением жителей пос. Октябрьский и объектов социального назначения.

Эти обстоятельства судом не установлены и оценки не получили.

Кроме того, принимая и рассматривая исковое заявление прокурора в интересах неопределенного круга лиц суд не учел, что в порядке гражданского судопроизводства могут быть оспорены решения, действия (бездействие) органов местного самоуправления, должностных лиц органов местного самоуправления, в результате которых нарушены права и свободы гражданина, созданы препятствия к осуществлению гражданином его прав и свобод, на гражданина незаконно возложена какая-либо обязанность или он незаконно привлечен к ответственности.

Мотивы, приведенные прокурором в обоснование его обращения в суд в интересах неопределенного круга лиц сводятся к контролю за деятельностью органа местного самоуправления по надлежащему обеспечению теплоснабжением.

Однако суд не учел, что такой контроль не может быть осуществлен в рамках гражданского судопроизводства.

Согласно ст. 10 Конституции РФ государственная власть в Российской Федерации осуществляется на основе разделения на законодательную, исполнительную и судебную. Органы законодательной, исполнительной и судебной власти самостоятельны.

Судебный контроль за решениями, действиями (бездействием) органов местного самоуправления, должностных лиц органов местного самоуправления возможен в порядке, предусмотренном федеральным законодательством.

Однако суд не принял во внимание, что федеральное законодательство не предусматривает возможность судебного контроля за деятельностью органов местного самоуправления по подготовке к отопительному сезону и надлежащему обеспечению теплоснабжением населенных пунктов соответствующего муниципального образования, поскольку органы местного самоуправления не осуществляют теплоснабжение населения и объектов социального назначения.

Кроме того, судом принято неисполнимое решение о признании незаконным бездействия органа местного самоуправления МО "Устьянский муниципальный район", поскольку на орган местного самоуправления не возложена какая-либо обязанность по устранению в полном объеме допущенных нарушений прав граждан и организаций или препятствий к осуществлению ими прав.

Суд не учел, что с требованием по надлежащему обеспечению теплоснабжением прокурор в интересах неопределенного круга лиц либо сами потребители вправе обратиться непосредственно к предприятию, обеспечивающему теплоснабжением, либо к предприятию, отвечающему за состояние тепловых сетей, по вине которых была задержана подача теплоснабжения объектов социального назначения, отапливаемых от западной ветки котельной ОАО "Устьялес" (кассационное определение N 33-2779).

 

1.3. Судебные расходы

 

               Работник,  обратившийся  с иском  к работодателю по

               вопросам,   вытекающим   из   трудовых   отношений,

               освобождается    от   оплаты   судебных   издержек,

               понесенных  работодателем,  в том числе  в  случае,

               когда работнику в иске отказано.

               Если вопрос о судебных расходах  не был решен судом

               при  постановлении   решения,   то  он  разрешается

               определением суда

 

Общество с ограниченной ответственностью обратилось с заявлением к О. о взыскании расходов по оплате услуг представителя, понесенных обществом ранее в рамках судебного спора общества с О. о взыскании денежных сумм за выполненную работу.

Решением мирового судьи от 22.07.2004, вступившим в законную силу, О. отказано в иске к обществу о взыскании денежных сумм за выполненную работу. Вопрос о судебных издержках при вынесении решения разрешен не был.

Удовлетворяя настоящее заявление общества, мировой судья пришел к выводу, что понесенные обществом расходы по оплате услуг представителя, подлежат взысканию с О. в соответствии со статьями 98, 100 ГПК РФ.

Решением мирового судьи с О. в пользу общества взысканы расходы по оплате услуг представителя в размере 15000 руб.

Президиум областного суда указанное решение отменил как незаконное, обратив внимание на то, что обеспечение прав работников на защиту их прав и свобод реализуется, в частности, посредством их освобождения от судебных расходов, то есть при обращении с иском в суд по требованиям из трудовых отношений работник освобождается от оплаты пошлин и судебных расходов (ст. 393 ТК РФ).

Согласно ст. 88 ГПК РФ судебные расходы состоят из государственной пошлины и судебных издержек, в том числе расходов на оплату услуг представителя (ст. 94 ГПК РФ).

Гражданский процессуальный кодекс непосредственно не содержит положений об освобождении работников от уплаты судебных расходов при разрешении судами требований, вытекающих из трудовых отношений.

В то же время эти вопросы, относящиеся к порядку гражданского судопроизводства, могут согласно ст. 1 ГПК РФ регулироваться иными федеральными законами, в частности ст. 393 ТК РФ, являющейся специальной нормой по вопросу судебных расходов в гражданском процессе.

В соответствии с данной правовой нормой Трудового кодекса РФ отдельные издержки, связанные с рассмотрением дела, могут быть возложены на работника, в том числе посредством взыскания с него понесенных работодателем издержек по оплате услуг представителя в порядке общей нормы - ст. 100 ГПК РФ.

Указанное также следует из разъяснения, данного в п. 4 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17.03.2004 N 2 "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации".

Также мировой судья не учел, что в соответствии со ст. 104 ГПК РФ, если вопрос о судебных расходах не был решен при постановлении решения, то он разрешается путем вынесения определения при обращении в суд заинтересованного лица, а не решением, на что обращено внимание в п. 15 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 19.12. 2003 N 23 "О судебном решении" (постановление суда надзорной инстанции N 44г-152).

 

1.4. Доказательства. Судебное доказывание

 

               Суд   распределяет   обязанность   по   доказыванию

               обстоятельств  дела  между  сторонами  и  оценивает

               представленные ими доказательства  только с позиции

               проверки     их      относимости,     допустимости,

               достоверности и достаточности

 

Б., являясь собственником земельного участка, предоставленного ей для индивидуального жилищного строительства, обратилась в суд с иском к Ю., в котором просит взыскать с последнего имущественный ущерб, причиненный им вырубкой на принадлежащем ей земельном участке леса породы сосна, а также взыскать с него денежную компенсацию морального вреда.

Дело рассмотрено в отсутствие ответчика. Назначенный по определению суда представитель ответчика, не отрицая факт вырубки ответчиком леса, не согласился с суммой заявленных требований истца в части объема причиненного ущерба.

Суд вынес решение, которым в иске отказал полностью.

Суд кассационной инстанции признал незаконным решение в части отказа в иске во взыскании имущественного ущерба.

Как следует из материалов дела, истец на праве собственности имеет земельный участок, где произрастал лес породы сосна, который был вырублен ответчиком в личных целях.

Из представленной истцом справки, удостоверенной работниками лесного хозяйства, усматривается, что на принадлежащем ей земельном участке срублено древесины породы сосна в объеме 25,8 куб. м.

Истец полагает, что имущественный ущерб от действий ответчика составил для нее 51600 руб.

Таким образом, истец определил как предмет заявленных требований, так и основания для взыскания с ответчика причиненного ущерба в том объеме, в котором он им заявлен, и полагает, что соответствующие доказательства тому им представлены.

Отказывая в данной части иска, суд первой инстанции пришел к выводу о том, что истцом не представлены доказательства вины ответчика в причинении ему ущерба.

Вместе с тем согласно ст. 12 ГПК РФ правосудие по гражданским делам осуществляется на основе состязательности и равноправия сторон.

В соответствии со статьями 56, 57 ГПК РФ на истце лежит обязанность представить суду доказательства, подтверждающие факт причинения ему вреда и его размер, а на ответчика возложена обязанность представить доказательства, опровергающие доказательства и доводы истца, либо согласиться с представленными доказательствами.

Как указано выше, представителем ответчика не оспаривается факт вырубки доверителем леса на участке истца, однако он не согласен с размером ущерба, не представив суду в опровержение доводов истца никаких доказательств (кассационное определение N 33-2456).

 

2. ПРИКАЗНОЕ ПРОИЗВОДСТВО

 

               В  соответствии  с  п. 1  ст. 127  ГПК  РФ   суммы,

               подлежащие   взысканию,   указываются   в  судебном

               приказе  раздельно  в целях  избежания  затруднений

               при исполнении судебного приказа

 

Банк обратился с заявлением о вынесении судебного приказа о взыскании с Д. кредитной задолженности: основного долга, просроченного основного долга, срочных процентов за пользование кредитом, просроченных срочных процентов, срочных процентов по просроченному основному долгу, неустойки из расчета 0,5% в день от суммы просроченного платежа.

Мировым судьей вынесен судебный приказ, по которому взыскана в пользу взыскателя с должника сумма кредитной задолженности.

Президиум указанный судебный приказ отменил в связи с нарушением мировым судьей норм процессуального права.

В соответствии с ч. 1 ст. 127 ГПК РФ в судебном приказе указывается размер денежных сумм, подлежащих взысканию, и размер неустойки, а также размер пеней, если таковые причитаются.

В нарушение требований указанной нормы судья указал общую сумму задолженности без разделения ее на суммы основного долга, процентов, неустойки.

Данное нарушение является существенным, поскольку указание в судебном приказе денежной суммы, включающей в себя обязательство по договору, и одновременно применяемой меры гражданско-правовой ответственности не позволяет определить, в частности, очередность погашения требований по денежному обязательству, что вызывает затруднения по исполнению судебного приказа (постановление суда надзорной инстанции N 44г-164).

 

3. ИСКОВОЕ ПРОИЗВОДСТВО

 

3.1. Обеспечение иска

 

               Суд может  принять меры  по обеспечению иска в виде

               ареста  имущества   ответчика  только  при  наличии

               заявления  лица,  участвующего  в  деле,  с  учетом

               соразмерности   взыскиваемой   суммы   и  стоимости

               имущества, подлежащего аресту.

               Резолютивная  часть определения о наложении  ареста

               должна  содержать  информацию,   позволяющую  четко

               индивидуализировать объекты, подлежащие аресту

 

Решением городского суда удовлетворены исковые требования Ф. к К. о взыскании долга по договору займа.

В рамках судопроизводства определением судьи городского суда в качестве мер по обеспечению иска наложен арест на принадлежащее ответчику имущество: дом с землей площадью 30 соток, долю магазина, расположенного в г. Котлас, складское помещение в г. Котласе, гаражные боксы в г. Коряжме.

Президиум указанное определение отменил по следующим основаниям.

Согласно ст. 139 ГПК РФ по заявлению лиц, участвующих в деле, судья или суд может принять меры по обеспечению иска. Обеспечение иска допускается во всяком положении дела, если непринятие мер по обеспечению иска может затруднить или сделать невозможным исполнение решения суда.

Применительно к положениям ст. 139 ГПК РФ инициировать применение обеспечительных мер по делу вправе только лицо, участвующее в деле, но не суд (судья) по своей инициативе.

Вместе с тем заявление лица, участвующего в деле, о принятии обеспечительных мер в материалах дела отсутствует.

Применительно к положениям п. 1 ч. 1 ст. 140 ГПК РФ арест может быть наложен на имущество, принадлежащее ответчику и находящееся у него или других лиц. Меры по обеспечению иска должны быть соразмерны заявленному истцом требованию.

Вместе с тем принадлежность ответчику имущества, на которое наложен арест, стоимость этого имущества судом не устанавливались.

Как следует из материалов дела, взысканная по решению суда в пользу Ф. сумма составляет 335200 руб. Для обеспечения исполнения решения суда наложен арест на несколько объектов недвижимого имущества, в том числе на жилой дом, долю в праве собственности на магазин, складское помещение, гаражные боксы. Является ли стоимость имущества, на которое наложен арест, соразмерной взысканной в пользу истца сумме, судья не обсуждал.

Помимо изложенного, в силу ч. 4 ст. 140 ГПК РФ о принятых мерах по обеспечению иска судья или суд незамедлительно сообщает в орган, осуществляющий государственную регистрацию прав.

Согласно абзацу 4 п. 3 ст. 28 Федерального закона от 21.07.1997 N 122-ФЗ "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним" поступившая в орган, осуществляющий государственную регистрацию прав, копия решения (определения, постановления) о наложении ареста на недвижимое имущество является основанием для государственной регистрации ограничения права, которая проводится без заявления правообладателя.

С учетом изложенного резолютивная часть определения суда (судьи) о принятии обеспечительных мер в виде наложения ареста на недвижимое имущество должна быть сформулирована таким образом, чтобы можно было с достоверностью определить имущество, в отношении которого приняты обеспечительные меры, и внести в Единый государственный реестр прав на недвижимое имущество и сделок с ним соответствующую запись.

Вместе с тем указанные в резолютивной части обжалуемого определения объекты недвижимости, в отношении которых приняты обеспечительные меры, не индивидуализированы, что фактически делает данное судебное постановление неисполнимым. В частности, в определении указано на наложение ареста на принадлежащие К. дома в д. Мокрая Горка Архангельской области с землей площадью 30 соток. Определить, на какое именно имущество наложен арест, в частности наложен ли он только на дома (и какие именно) или также и на земельный участок, из такой формулировки не представляется возможным (постановление суда надзорной инстанции N 44г-188).

 

4. ПРОИЗВОДСТВО ПО ДЕЛАМ, ВОЗНИКАЮЩИМ

ИЗ ПУБЛИЧНЫХ ПРАВООТНОШЕНИЙ

 

               Суд  не  вправе  обязывать   орган  исполнительной,

               законодательной   власти   местного  самоуправления

               обязать    принять    или    дополнить   какой-либо

               нормативный акт

 

Прокурор Ленского района Архангельской области обратился в суд с заявлением к главе муниципального образования "Ленский район" о признании бездействия органов местного самоуправления в сфере обращении промышленных и бытовых отходов незаконным и об обязании главы муниципального образования "Ленский район" разработать и принять порядок по сбору, использованию, обезвреживанию, транспортировке, хранению, захоронению отходов производства и потребления.

Решением районного суда заявление прокурора удовлетворено в полном объеме.

Удовлетворяя заявление прокурора, суд исходил из того, что организация деятельности по обращению с отходами на территории муниципального образования относится к функциям органов местного самоуправления.

Президиум областного суда решение суда признал незаконным.

При вынесении решения суд первой инстанции не учел, что в соответствии со ст. 10 Конституции РФ государственная власть в РФ осуществляется на основе разделения на исполнительную, судебную, законодательную, органы которых самостоятельны.

На этом основании суд не может обязать орган законодательной или исполнительной власти принять какой-либо нормативный акт.

В ст. 12 Конституции РФ установлен принцип самостоятельности органов местного самоуправления.

В соответствии с п. 1 ст. 7 Федерального закона от 06.10.2003 N 131-ФЗ "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации" органам местного самоуправления предоставлено право принимать муниципальные правовые акты по вопросам местного значения.

Из данных норм следует, что суд не вправе обязать также и орган местного самоуправления принять какой-либо нормативный акт, поскольку это является исключительной компетенцией органов местного самоуправления.

При таких обстоятельствах возложение судом на главу муниципального образования обязанности разработать и принять порядок по сбору, использованию, обезвреживанию, транспортировке, хранению, захоронению отходов производства и потребления неправомерно.

При таких обстоятельствах в соответствии с п. 1 ч. 1 ст. 134 ГПК РФ судье следовало отказать в принятии искового заявления, поскольку оно не подлежит рассмотрению в порядке гражданского судопроизводства и подлежит рассмотрению в ином порядке.

На основании изложенного и в соответствии со ст. 220 ГПК РФ президиум областного суда вынесенное судом решение отменил, производство по делу прекратил (постановление суда надзорной инстанции N 44г-170).

 

               Заявление  гражданина   об  обязании  органа  ГИБДД

               выдать разрешение  на право  временной эксплуатации

               автомобиля   подлежит   рассмотрению    в   порядке

               производства  по  делам,  возникающим  из публичных

               правоотношений, где проверятся законность  действий

               органа  власти  в  соответствии  с соответствующими

               нормативными актами, регулирующими его деятельность

 

Б. обратился в суд с заявлением об обязании отделения ГИБДД ОВД МО "Вельский муниципальный район" выдать ему временное удостоверение, на основании которого он имел бы право временной эксплуатации автомобиля, ссылаясь на то, что приобрел автомобиль у частного лица в конце 2004 года. Автомобиль был зарегистрирован 20 декабря 2000 года МРЭО ОГИБДД УВД г. Смоленска. В паспорте транспортного средства были указаны номера двигателя и кузова автомашины, а также данные о собственниках автомобиля. После приобретения автомашины она была осмотрена сотрудниками ОГИБДД ОВД Вельского района, проверены документы, и автомобиль был зарегистрирован на его имя с выдачей номеров и удостоверения. В 2006 года он вновь обратился в ОГИБДД ОВД Вельского района для перерегистрации автомобиля на имя его супруги, в ходе проверки были обнаружены следы подделки паспорта транспортного средства. По данному факту было возбуждено уголовное дело, паспорт транспортного средства был изъят, что ограничивает его права как собственника по использованию автомобиля по прямому назначению. Поэтому он ставит вопрос о выдаче ему временного удостоверения.

Решением районного суда заявление Б. удовлетворено: отделение ГИБДД ОВД МО "Вельский муниципальный район" обязано выдать Б. временное удостоверение, дающее право временной эксплуатации автомобиля на период расследования уголовного дела.

Удовлетворяя заявление Б., суд исходил из того, что он является добросовестным приобретателем автомобиля. По мнению суда, в связи с приостановлением уголовного дела органы ГИБДД в соответствии с п. 55 Правил регистрации автомототранспортных средств и прицепов к ним в Государственной инспекции безопасности дорожного движения МВД РФ, утвержденных Приказом МВД РФ от 27.01.2003 N 59, имеют полномочия на выдачу временного удостоверения, разрешающего эксплуатацию автомобиля по его прямому назначению.

Президиум областного суда признал указанное решение суда незаконным по следующим основаниям.

Разрешая настоящее дело, суд не учел, что Б. обращался в суд не с исковым заявлением со ссылкой на то, что ответчик оспаривает его право собственности на автомобиль или препятствует ему в осуществлении такого права в рамках сложившихся гражданско-правовых отношения, а с заявлением в порядке главы 25 ГПК РФ, в котором ставил перед судом вопрос о проверке законности отказа начальника ОГИБДД ОВД Вельского района выдать ему удостоверение на право временной эксплуатации транспортного средства.

Таким образом, в силу положений статей 254, 258 ГПК РФ предметом судебного исследования по настоящему делу является соответствие отказа в выдаче временного удостоверения требованиям действующего законодательства.

В связи с чем не могут быть применены к спорным правоотношениям положения действующего законодательства о добросовестном приобретателе (ст. 302 ГК РФ), поскольку в силу ст. 302 ГК РФ признание добросовестным приобретателем представляет собой форму защиты прав такого приобретателя от притязаний собственника вещи при рассмотрении исковых требований собственника об изъятии данной вещи из чужого незаконного владения, в то время как по настоящему делу такие требования никем не заявлялись.

В силу ч. 3 ст. 15 Федерального закона "О безопасности дорожного движения" допуск транспортных средств, предназначенных для участия в дорожном движении на территории Российской Федерации, за исключением транспортных средств, участвующих в международном движении или ввозимых на территорию Российской Федерации на срок не более шести месяцев, осуществляется в соответствии с законодательством Российской Федерации путем регистрации транспортных средств и выдачи соответствующих документов. Регистрация транспортных средств без документа, удостоверяющего его соответствие установленным требованиям безопасности дорожного движения, запрещается.

Наличие паспортов транспортных средств является обязательным условием для регистрации транспортных средств и допуска их к участию в дорожном движении, что предусмотрено п. 1 Постановления Правительства РФ от 18.05.1993 N 477 "О введении паспортов транспортных средств".

Порядок регистрации автомототранспортных средств в органах ГИБДД установлен Правилами регистрации автомототранспортных средств и прицепов к ним в Государственной инспекции безопасности дорожного движения МВД РФ, утвержденными Приказом МВД РФ от 27.01.2003 N 59.

Пунктом 17 данных Правил предусмотрено, что при обнаружении подделки представленных документов регистрационные действия не производятся. Такие документы задерживаются, с них снимаются копии, а их оригиналы вместе с сообщением об обнаружении признаков преступления передаются в орган внутренних дел по месту их обнаружения для проведения необходимых действий и принятия решения в порядке, установленном законодательством Российской Федерации.

Поэтому собственно факт приобретения права собственности на транспортное средство не порождает безусловной обязанности органов ГИБДД допустить его к участию в дорожном движении, в том числе и временно.

Что касается п. 55 названных Правил, на который сослался суд в обоснование принятого решения, то данный пункт наделяет начальника органа внутренних дел, осуществляющего соответствующую проверку, дать письменное распоряжение для временной регистрации транспортного средства на срок проведения проверки.

Однако такое распоряжение может быть дано в случаях, если это не противоречит действующему законодательству.

Также следует учитывать, что в соответствии с п. 2 Постановления Правительства РФ от 18.05.1993 N 477 "О введении паспортов транспортных средств" паспорта транспортных средств выдаются таможенными органами Российской Федерации или подразделениями ГИБДД МВД России в зависимости от даты ввоза транспортного средства на территорию Российской Федерации.

Поэтому, если приобретенный Б. автомобиль произведен за пределами Российской Федерации, то суду следовало выяснить, выдавался ли каким-либо из указанных органов представленный для совершения регистрационных действий паспорт транспортного средства.

Выяснение этого вопроса имеет правовое значение, так как Б. оспаривает факт подделки паспорта транспортного средства, ссылаясь на случайную порчу указанного документа, а п. 3 Постановления Правительства РФ от 18.05.1993 N 477 "О введении паспортов транспортных средств" предусмотрена выдача дубликатов пришедших в негодность паспортов транспортных средств (постановление суда надзорной инстанции N 44г-187).

 

5. ИСПОЛНИТЕЛЬНОЕ ПРОИЗВОДСТВО

 

Обжалование действий судебного пристава-исполнителя

в рамках сводного исполнительного производства

 

               Жалоба       на       постановление       судебного

               пристава-исполнителя  о взыскании  исполнительского

               сбора  за неисполнение  решения  арбитражного суда,

               исполнение   которого   осуществляется   в   рамках

               сводного  исполнительного  производства,  в котором

               исполняются  также  решения судов общей юрисдикции,

               подлежит рассмотрению судом общей юрисдикции

 

Акционерное общество обратилось в суд с жалобой на постановление судебного пристава-исполнителя о взыскании исполнительского сбора.

Определением судьи городского суда жалоба возвращена, заявителю разъяснено, что для разрешения заявленных требований следует обратиться в Арбитражный суд Архангельской области.

Президиум указанное определение отменил по следующим основаниям.

Судебным приставом-исполнителем вынесено постановление о взыскании с заявителя - акционерного общества исполнительского сбора в размере 7% от взыскиваемой суммы.

Возвращая жалобу в соответствии с п. 2 ч. 1 ст. 135 ГПК РФ, судья исходил из того, что заявителем обжалуются действия судебного пристава-исполнителя по исполнению исполнительного документа, выданного арбитражным судом. Исполнительский сбор, как указывает судья, взыскан за неисполнение решения арбитражного суда, а не за неисполнение исполнительных документов, выданных судом общей юрисдикции. Поэтому жалоба на действия судебного пристава-исполнителя по исполнению исполнительного документа, выданного арбитражным судом, подлежит рассмотрению арбитражным судом.

Однако, установив, что имеется сводное исполнительное производство, в рамках которого исполняются судебные постановления судов общей юрисдикции, судья данному обстоятельству надлежащей правовой оценки не дал.

Так, согласно ст. 90 Федерального закона от 21.07.1997 N 119-ФЗ "Об исполнительном производстве" жалоба на действия судебного пристава-исполнителя или отказ в совершении таких действий может быть подана в арбитражный суд по месту нахождения судебного пристава-исполнителя в случае, если обжалуются его действия по исполнению исполнительного документа, выданного арбитражным судом. Во всех остальных случаях жалоба на совершение исполнительных действий судебным приставом-исполнителем или отказ в совершении таких действий подается в суд общей юрисдикции по месту нахождения судебного пристава-исполнителя.

В соответствии с разъяснениями Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 09.12.2002 N 11 "О некоторых вопросах, связанных с введением в действие Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации" ч. 1 ст. 90 Федерального закона "Об исполнительном производстве" после введения в действие Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации должна применяться с учетом его положений, согласно которым арбитражным судам подведомственны дела об оспаривании решений и действий (бездействия) судебного пристава-исполнителя по исполнению судебных актов арбитражных судов, а также исполнительных документов других органов, если заявителем является организация или индивидуальный предприниматель, кроме тех случаев, когда оспариваются решения и действия (бездействие) судебного пристава-исполнителя, связанные с исполнением исполнительного документа, выданного судом общей юрисдикции.

В информационном письме Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 21.06.2004 N 77 "Обзор практики рассмотрения дел, связанных с исполнением судебными приставами-исполнителями судебных актов арбитражных судов" указано, что, если в сводном исполнительном производстве объединены исполнительные производства по исполнению исполнительного листа суда общей юрисдикции и исполнительного листа арбитражного суда, заявления об оспаривании действий судебного пристава-исполнителя, связанных с исполнением указанных исполнительных документов, рассматриваются судом общей юрисдикции.

Исходя из принципов единства судебной системы (ст. 3 Федерального конституционного закона от 31.12.1996 N 1-ФКЗ "О судебной системе Российской Федерации") и равенства всех перед законом и судом (п. 1 ст. 19 Конституции РФ) данные разъяснения должны учитываться судами общей юрисдикции.

Оценка законности постановления судебного пристава-исполнителя о взыскании исполнительского сбора предполагает выяснение причин, по которым своевременно не исполнен исполнительный документ, а в рамках сводного исполнительного производства указанные обстоятельства должны оцениваться с учетом особенностей такого производства и проверяться в данном случае судом общей юрисдикции (постановление суда надзорной инстанции N 44г-168).

 

Отсрочка, рассрочка исполнения решения суда

 

               При разрешении заявления ответчика о предоставлении

               ему рассрочки или отсрочки  исполнения решения суду

               в  каждом  конкретном  случае  необходимо  находить

               разумный  баланс  прав  и  законных  интересов  как

               должника,    так   и   взыскателя,   способствующий

               надлежащему исполнению решения суда.

               Основания  для рассрочки  или  отсрочки  исполнения

               решения суда  должны носить исключительный характер

               и свидетельствовать о наличии серьезных препятствий

               к совершению исполнительных действий

 

Решением городского суда от 20.06.2006 удовлетворены исковые требования Г. к О. о возмещении материального ущерба, причиненного в результате дорожно-транспортного происшествия, в сумме 86800 руб.

Определением этого же суда от 18.08.2006 удовлетворено заявление О. о предоставлении рассрочки исполнения решения суда, которым определено, что О. должен выплачивать Г. 2000 руб. ежемесячно.

Президиум указанное определение отменил по следующим основаниям.

Согласно ст. 203 ГПК РФ суд, рассмотревший дело, по заявлениям лиц, участвующих в деле, судебного пристава-исполнителя либо исходя из имущественного положения сторон или других обстоятельств вправе отсрочить или рассрочить исполнение решения суда, изменить способ и порядок его исполнения.

Удовлетворяя заявление О. о предоставлении отсрочки исполнения решения городского суда от 20.06.2006, суд исходил из того, что материальное положение должника не позволяет ему в настоящее время единовременно исполнить решение суда.

Вместе с тем судом не учтено следующее.

Согласно ч. 2 ст. 13 ГПК РФ вступившие в силу судебные постановления являются обязательными для всех без исключения органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений, должностных лиц, граждан, организаций и подлежат неукоснительному исполнению на всей территории Российской Федерации.

Эти требования корреспондируют ст. 2 Международного пакта о гражданских и политических правах, провозгласившей обязанность государства обеспечить любому лицу, права и свободы которого нарушены, эффективные средства правовой защиты, а также п. 1 ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод в его интерпретации Европейским Судом по правам человека, в силу ч. 4 ст. 15 Конституции РФ являющихся составной частью правовой системы Российской Федерации.

Так, в Постановлении от 07.05.2002 по делу "Бурдов против России" Европейский Суд по правам человека указал, что предусмотренное п. 1 ст. 6 Конвенции "право на суд" было бы иллюзорным, если бы правовая система государства - участника Европейской Конвенции допускала, чтобы судебное решение, вступившее в законную силу и обязательное к исполнению, оставалось бы недействующим в отношении одной стороны в ущерб ее интересам. Немыслимо, что п. 1 ст. 6 Конвенции, детально описывая процессуальные гарантии сторон - справедливое, публичное и проводимое в разумный срок разбирательство, не предусматривал бы защиты процесса исполнения судебных решений. Исполнение судебного решения, принятого любым судом, должно рассматриваться как составляющая "судебного разбирательства" и производиться, как того требуют положения п. 1 ст. 6 Конвенции, в разумный срок.

Европейский Суд по правам человека особо отмечал, что нарушение "права на суд" может также приобрести форму задержки исполнения решения; при этом не каждая задержка в исполнении решения суда представляет собой нарушение "права на суд", а лишь такая, которая искажала бы саму суть данного права, гарантируемого статьей 6 Конвенции (постановление от 18.11.2004 по делу "Вассерман против России").

Несмотря на то что рассрочка исполнения решения суда предполагает, что судебное постановление будет исполнено, она отдаляет реальную защиту нарушенных прав и охраняемых законом интересов взыскателя. Так, исходя из размера ежемесячных платежей, установленного обжалуемым определением, исполнение решения суда по данному делу продлится четыре года.

При разрешении заявления ответчика о предоставлении ему рассрочки или отсрочки исполнения решения суду в каждом конкретном случае необходимо находить разумный баланс прав и законных интересов как должника, так и взыскателя. Основания для рассрочки или отсрочки исполнения решения суда должны носить действительно исключительный характер, свидетельствовать о наличии серьезных препятствий к совершению исполнительных действий, а предоставленная рассрочка или отсрочка исполнения решения суда должна отвечать требованиям справедливости, быть адекватной и не затрагивать существо конституционных прав участников исполнительного производства.

Вместе с тем по данному делу эти требования не были соблюдены.

Материалы дела свидетельствуют о том, что, разрешая заявление должника, суд ограничился исследованием сведений о заработной плате О. и его семейном положении, не выясняя, имеется ли у должника иное имущество, на которое в соответствии с Федеральным законом от 21.07.1997 N 119-ФЗ "Об исполнительном производстве" может быть обращено взыскание.

Имущественное положение взыскателя судом вообще не исследовалось. Будет ли предоставление должнику возможности исполнять решение суда в течение четырех лет способствовать реальному восстановлению имущественных прав Г., за судебной защитой которых он обратился, является ли такое продление срока судебного разбирательства разумным применительно к положениям п. 1 ст. 6 Конвенции, суд также не обсуждал (постановление суда надзорной инстанции N 44г-179).

 

Судебная коллегия по гражданским делам

Архангельского областного суда

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь