Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

БЕЛГОРОДСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

ОБЗОР СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ

ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ ЗА ЯНВАРЬ 2007 ГОДА

 

Процессуальные вопросы

 

В соответствии со ст. 1080 ГК РФ лица, совместно причинившие вред, отвечают перед потерпевшим солидарно.

Взыскание причиненного вреда в долях допускается только при наличии заявления потерпевшего (ст. 309 УПК РФ)

 

Приговором Губкинского районного суда П. и К. осуждены к лишению свободы. Гражданский иск потерпевших постановлено удовлетворить в долях.

Президиум отменил приговор в части разрешения гражданского иска по следующим основаниям.

Как следует из материалов дела, потерпевшими Б.В. и Б.С. заявлены исковые требования о возмещении материального ущерба и морального вреда причиненного преступлением. При этом истицы ставили вопрос о солидарном порядке взыскания исковых требований.

Согласно приговору суд взыскал суммы в счет возмещения материального ущерба и морального вреда, причиненных Б.В. и Б.С., в долевом порядке.

В соответствии со ст. 1080 ГК РФ лица, совместно причинившие вред, отвечают перед потерпевшим солидарно.

По заявлению потерпевшего и в его интересах суд вправе возложить на лиц, совместно причинивших вред, ответственность в долях, определив их применительно к правилам, предусмотренным п. 2 ст. 1081 ГК РФ.

Из приведенного положения закона следует, что обязательными условиями возложение на лиц, совместно причинивших вред, ответственности в долях, являются заявление потерпевшего и защита его интересов.

Поскольку Б.В. и Б.С. при рассмотрении уголовного дела по существу заявляли о взыскании материального ущерба и морального вреда в солидарном порядке, ставили об этом же вопрос в суде кассационной инстанции и подтверждают эти требование в надзорной жалобе, приговор в части разрешения гражданского иска в долевом порядке взыскания материального ущерба и морального вреда нельзя признать законным.

 

Приговор отменен вследствие отсутствия в нем оценки действиям работников УФСКН РФ, проводивших оперативно-розыскное мероприятие (ст. 307 УПК РФ)

 

Приговором Октябрьского районного суда г. Белгорода М. осужден по ст. 228.1 ч. 3 п. "г" УК РФ к лишению свободы.

Президиум облсуда, отменяя приговор, указал следующее.

Судом установлено, что 27 декабря 2004 года работниками УФСКН РФ по Белгородской области было проведено оперативно-розыскное мероприятие, в ходе которого М. сбыл Л. наркотическое средство - МДМА в виде таблеток в количестве 75 штук, общей массой 14,557 гр.

В приговоре не дано оценки действиям сотрудников УФСКН РФ, не проверено, имелись ли основания для проведения оперативно-розыскных мероприятий в отношении М., предусмотренных ст. 7 ФЗ "Об оперативно-розыскной деятельности", и требований ч. 7 ст. 8 указанного Федерального закона, в соответствии с которыми проверочная закупка веществ, свободная реализация которых запрещена, проводится на основании постановления, утвержденного руководителем органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность.

Кроме того, государственным обвинителем не представлено материалов, подтверждающих законность и обоснованность проведения оперативно-розыскного мероприятия. В частности, материалов оперативного дела, свидетельствующих об основаниях проведения оперативно-розыскного мероприятия - постановления, утвержденного начальником УФСКН РФ, на основании которого проводилась "проверочная закупка" в отношении М. и иных материалов оперативного дела.

При таких данных президиум признал приговор незаконным и не обоснованным, подлежащим отмене с направлением уголовного дела на новое судебное разбирательство.

 

При особом порядке судебного разбирательства 1/3 должна исчисляться от 2/3 максимального срока или размера наиболее строгого наказания, предусмотренного за совершенное преступление (ст. 316 УПК РФ)

 

Приговором Прохоровского районного суда К. осужден по ст. 158 ч. 2 п.п. "а, в" УК РФ к лишению свободы.

Приговор постановлен в особом порядке.

Президиум изменил приговор по следующим основаниям.

В соответствии со ст. 316 ч. 7 УПК РФ, если судья придет к выводу, что обвинение, с которым согласился подсудимый, обоснованно, подтверждается доказательствами, собранными по уголовному делу, то он постановляет обвинительный приговор и назначает подсудимому наказание, которое не может превышать 2/3 максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за совершенное преступление.

К. осужден по ст. 158 ч. 2 п.п. "а, в" УК РФ санкция, которой предусматривает наказание в виде лишения свободы до 5 лет, т.е. максимальный срок наказания, который может быть назначен К., составляет 3 года 4 месяца.

В действиях К. содержится рецидив преступлений.

Согласно ст. 68 ч. 3 УК РФ, при любом виде рецидива преступлений, если судом установлены смягчающие обстоятельства, предусмотренные ст. 61 настоящего Кодекса, срок наказания может быть назначен менее 1/3 части максимального срока наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за совершенное преступление, но в пределах санкции соответствующей статьи Особенной части настоящего Кодекса.

Судом признаны обстоятельства, смягчающие наказание К., в том числе, предусмотренные ст. 61 УК РФ, и применена ст. 68 ч. 3 УК РФ.

С учетом положений ст. 68 ч. 3 УК РФ 1/3 максимального срока наиболее строгого вида наказания по ст. 158 ч. 2 УК РФ при особом порядке судебного разбирательства не должна превышать 1 год 1 месяц лишения свободы, а судом К. назначено наказание в виде лишения свободы на 1 год 5 месяцев.

 

Уголовное дело возвращено прокурору по тем основаниям, что обвинительное заключение содержит описание физиологических особенностей насильственного полового акта и действий сексуального характера.

Такое изложение документов в соответствии с ч. 1 ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод и ст. 21 Конституции РФ нарушает интересы правосудия и унижает честь и достоинство потерпевшей (ст. 237 УПК РФ)

 

Постановлением Губкинского городского суда уголовное дело в отношении П. возвращено прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом, в соответствии с п. 1 ч. 1 ст. 237 УПК РФ.

Судебная коллегия по уголовным делам облсуда, оставляя постановление без изменения, указала следующее.

Органами предварительного следствия П. обвиняется в даче заведомо ложных показаний в качестве потерпевшей, данных в судебном заседании при рассмотрении уголовного дела в отношении С.А. и С.Б., обвиняемых по п. "б" ч. 2 ст. 131 и п. "б" ч. 2 ст. 132 УК РФ, т.е. в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 307 УК РФ.

Как следует из обвинительного заключения, в нем вместо изложения обвинения по ч. 1 ст. 307 УК РФ приведены показания потерпевшей на предварительном следствии с описанием не предусмотренных для такого вида документов по делу о преступлении против половой неприкосновенности и половой свободы личности обвиняемой физиологических особенностей насильственных полового акта и действий сексуального характера.

В соответствии с ч. 1 ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 04.11.1950 и ч. 2 ст. 21 Конституции РФ по соображениям правил морали и нравственности суд обоснованно пришел к выводу о том, что оглашение в судебном заседании обвинительного заключения нарушает интересы правосудия, так как может унизить честь и достоинство П., что исключает провозглашение приговора, постановленного на основе обвинительного заключения, в особом порядке судебного разбирательства по ходатайству потерпевшей.

 

Уголовное дело возвращено прокурору вследствие нарушения органами следствия прав обвиняемого, в том числе и права на защиту (ст. 237 УПК РФ)

 

Постановлением Валуйского районного суда уголовное дело по обвинению Р., Ш., З. по 158 ч. 2 п. п. "а, б" УК РФ возвращено Валуйскому межрайонному прокурору для устранения допущенных нарушений УПК, препятствующих рассмотрению дела по существу.

Кассационная инстанция нашла постановление законным и обоснованным.

Согласно материалам дела, интересы подсудимого З. на предварительном слушании по назначению представлял адвокат Кирпилев, после возвращения дела прокурору, следователь, получив дело для устранения допущенных в ходе расследования недостатков, своим постановлением, не имея письменного ходатайства подсудимого, вместо адвоката Кирпилева назначил З. адвоката Рыжкова, уже защищавшего по данному делу подсудимого Ш., интересы которого противоречили интересам З. Данное обстоятельство установлено постановлением суда первой инстанции от 06.12.2006.

З. совместно с адвокатом Рыжковым был ознакомлен с материалами уголовного дела.

При таких обстоятельствах органы следствия нарушили положения ст. 52 УПК РФ, согласно которой отказ от помощи защитника заявляется только по инициативе обвиняемого в письменной форме.

Указанное обстоятельство препятствует рассмотрению уголовного дела и является основанием для возвращения дела прокурору, несмотря на то, что З. не отказался от услуг адвоката Рыжкова.

 

Частное определение суда первой инстанции, вынесенное по результатам рассмотрения ходатайства следователя о продлении обвиняемому срока содержания под стражей, оставлено без изменения (ст. 29 УПК РФ)

 

Частным постановлением Яковлевского районного суда обращено внимание прокурора Белгородской области на допущенные следователем прокуратуры Яковлевского района М. нарушения уголовно-процессуального закона при расследовании уголовного дела, по которому обвиняемый содержится под стражей и об отсутствии надлежащего контроля за расследованием данного дела со стороны прокурора Яковлевского района.

Судебная коллегия по уголовным делам облсуда сочла постановление законным и обоснованным.

При решении вопроса о продлении срока содержания под стражей суд 1-й инстанции сделал обоснованный вывод о недопустимости волокиты по конкретному делу, не представляющему особой сложности.

Кроме того, по данному делу суд 1-й инстанции уже выносил частное постановление при продлении срока содержания под стражей обвиняемого Б. до 3-х месяцев. Однако должного реагирования со стороны следователя и прокурора района не последовало, следственные действия проводились по делу только 5 и 13 декабря 2006 года. Дополнительная биологическая экспертиза назначена по истечении 2 месяцев 10 дней после возбуждения уголовного дела.

Длительное и необоснованное затягивание расследования уголовного дела может привести к необоснованному содержанию под стражей обвиняемого и ущемлению его прав на доступ к правосудию в разумные сроки, поэтому суд правильно обратил внимание прокурора области на допущенную волокиту во время расследования уголовного дела в отношении лица, содержащегося под стражей.

 

Нарушение судом апелляционной инстанции порядка принятия решения по результатам рассмотрения уголовного дела признано существенным нарушением (ст. 367 УПК РФ)

 

Постановлением Яковлевского районного суда приговор мирового судьи судебного участка N 2 Яковлевского района в отношении И. о признании ее не виновной в совершении преступления, предусмотренного ст. 158 ч. 1 УК РФ, и оправдании за отсутствием в ее деянии состава преступления оставлен без изменения, а апелляционные жалобы потерпевшего и представление государственного обвинителя - без удовлетворения.

Органом дознания И. обвинялась в краже чужого имущества - хищении со здания, принадлежащего Яковлевскому потребительскому обществу, в с. Клейменко Яковлевского района 12 плит перекрытия и 4800 штук кирпича на общую сумму 12070 руб. 68 коп.

Постановление отменено по следующим основаниям.

Согласно ст. 305 УПК РФ в описательно-мотивировочной части приговора излагаются мотивы, по которым суд отверг доказательства, представленные стороной обвинения.

В приговоре мирового судьи и в постановлении апелляционного суда, в нарушение указанных требований уголовно-процессуального закона, имеются лишь ссылки на доказательства стороны обвинения с перечислением листов дела, на которых изложены эти доказательства.

В однако в названных судебных документах не указано какие конкретно доказательства находятся в уголовном деле на упомянутых листах, каково их содержание и по каким мотивам суд пришел к выводу, что перечисленные на этих листах доказательства стороны обвинения не подтверждают виновность И. в совершенном ею преступлении и свидетельствуют о невиновности подсудимой.

 

Кассационная жалоба адвоката об оплате его труда в большем размере, чем произвел суд первой инстанции, оставлена без удовлетворения (ст. 50 УПК РФ)

 

Постановлением Чернянского районного суда произведена оплата адвокату Метелеву за защиту интересов подозреваемого Х. в размере МРОТ, в сумме 275 рублей.

В обоснование адвокат указал, что он участвовал в судебном заседании по вопросу избрания меры пресечения Х. по уголовному делу, которое подсудно областному суду и на основании совместного приказа Минюста РФ и Министерства финансов РФ от 06.10.2003 N 257/89н его труд должен быть оплачен в размере 1 МРОТ, т.е. 1100 рублей за день участия в судебном заседании.

Постановление суда оставлено без изменения по следующим основаниям.

Вопрос об избрании Х. меры пресечения, установленный ст. 108 УПК РФ, рассматривался в порядке досудебного производства районным судом в соответствии с требованиями п. 9 ст. 31 УПК РФ.

Поэтому при участии адвоката в судебном заседании районного суда, разрешающего вопросы досудебного производства по уголовным делам любой сложности, его труд оплачивается исходя из требований п. 4 "Порядка расчета оплаты труда адвоката", утвержденного совместным приказам Министерства Юстиции и Министерства Финансов РФ от 06.10.2003 в размере 25% МРОТ.

 

Обвинительный приговор не может быть признан законным и обоснованным при наличии в нем существенных противоречий о доказанности вины подсудимого (ст. 297 УПК РФ)

 

Приговором Октябрьского районного суда г. Белгорода В. осужден по ст. ст. 115 ч. 1, 161 ч. 1 УК РФ к лишению свободы.

Отменяя приговор, кассационная инстанция облсуда указала следующее.

Согласно ст. 297 УПК РФ приговор суда должен быть законным, обоснованным и справедливым.

Одним из признаков обоснованности приговора является отсутствие в нем противоречий.

По данному уголовному делу это требование закона нарушено.

Из описательной части приговора видно, что хищение телефона у потерпевшей З. совершено около 18 часов 45 минут.

В то же время, как на доказательство вины В., суд сослался на справку-список вызовов клиента З., свидетельствующую о том, что с ее телефона в 19 часов 14 минут был исходящий звонок в справочную такси и в 19 часов 18 минут был входящий звонок из справочной такси.

Потерпевшая подтвердила в судебном заседании, что она по своему мобильному телефону в указанное время вела переговоры со справочной такси.

Этим противоречиям не дано оценки в приговоре, в то время как они существенно влияют на вывод о доказанности вины осужденного в хищении телефона.

 

Вопросы применения норм материального права

 

При обсуждении вопроса о назначении подсудимому более мягкого наказания, чем предусмотрено за данное преступление, суд должен в приговоре не только отразить обстоятельства, которые признаны исключительными, но и указать, по каким основаниям они признаются им таковыми (ст. 64 УК РФ)

 

Приговором Красногвардейского районного суда П. и А. осуждены с применением ст. 64 УК РФ к наказанию в виде исправительных работ.

Кассационная инстанция отменила приговор по следующим основаниям.

По смыслу ст. 64 УК РФ при обсуждении вопроса о назначении подсудимому более мягкого наказания, чем предусмотрено за данное преступление, суд должен в приговоре не только отразить обстоятельства, которые признаны исключительными, но и указать, по каким основаниям они признаются им таковыми.

Устанавливая названные обстоятельства, суд должен исследовать и оценить цели и мотивы преступления, роль виновного лица, его поведение во время или после совершения преступления, данные, характеризующие личность виновного.

А. и П. признаны виновными в совершении тяжкого преступления, за которое предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок от 2-х до 7-ми лет.

Суд в приговоре сослался на наличие обстоятельств, смягчающих наказание - у А. явка с повинной, у П. - состояние здоровья, но не указал, по каким основаниям он признал данные обстоятельства исключительными и почему пришел к выводу, что они существенно уменьшают степень общественной опасности совершенного преступления.

Из материалов дела следует, что А. ранее судим, по месту жительства характеризуется отрицательно, злоупотребляет спиртными напитками, привлекался к административной ответственности.

П. также характеризуется отрицательно, неоднократно привлекался к административной ответственности; ссылка в приговоре на наличие беременной жены материалами дела не подтверждается.

 

Решение суда об освобождении от ответственности за незаконное приобретение и хранение маковой соломы признано законным и обоснованным (ст. 228 УК РФ)

 

Приговором Краснояружского районного суда П. освобожден от ответственности за незаконное приобретение и хранение 36,5 гр. маковой соломы на основании примечания к ст. 228 УК РФ.

Судебная коллегия по уголовным делам облсуда сочла, что данный вывод суда основан на исследованных в судебном заседании доказательствах.

В обоснование решения суд сослался на примечание к ст. 228 УК РФ, согласно которому лицо, совершившее преступление, предусмотренное данной статьей, добровольно сдавшее наркотическое средство и активно способствовавшее раскрытию или пресечению преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотических средств, освобождается от уголовной ответственности за данное преступление.

Как видно из материалов дела, в действиях П. имеется признак добровольности выдачи наркотического средства, поскольку сотрудники милиции фактически не были осведомлены о месте хранения маковой соломы.

П. добровольно указал сотрудникам милиции место хранения наркотического средства и таким образом способствовал его обнаружению.

С учетом изложенного суд обоснованно освободил П. от ответственности за хранение 36,5 грамм маковой соломы на основании примечания к ст. 228 УК РФ.

 

Оперативно-розыскное мероприятие "оперативный эксперимент" может быть проведено только в целях выявления, предупреждения, пресечения и раскрытия тяжкого преступления, а также в целях выявления и установления лиц, их совершивших.

Сотрудниками правоохранительных органов данное оперативно-розыскное мероприятие проведено по пресечению и раскрытию преступления средней тяжести (ст. 290 ч. 1 УК РФ)

 

Приговором Старооскольского городского суда Ч. осужден по ст. ст. 290 ч. 1, 292 УК РФ к штрафу в доход государства.

Судебная коллегия облсуда отменила приговор по следующим основаниям.

Статьей 6 Федерального закона РФ "Об оперативно-розыскной деятельности" предусмотрено, что оперативно-розыскное мероприятие "оперативный эксперимент" может быть проведено в целях выявления, предупреждения, пресечения и раскрытия тяжкого преступления, а также в целях выявления и установления лиц, их совершающих или совершивших.

Это требование закона по данному делу не выполнено.

Из объяснения М., данного до проведения оперативного эксперимента, видно, что 28 марта 2006 года он употребил спиртные напитки и во избежание трудового правонарушения (прогула) обратился к Ч. с просьбой выдать ему листок временной нетрудоспособности. Ч. потребовал денежное вознаграждение.

На основе полученного объяснения М. сотрудник оперативной службы милиции вынес постановление о проведении оперативного эксперимента, которое утвердил руководитель органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность.

В постановлении имеется ссылка на то, что Ч. вымогает взятку у М. за выдачу листка нетрудоспособности, т.е. говорится о проведении оперативного эксперимента для выявления тяжкого преступления.

29 марта 2006 года следователь возбудил уголовное дело в отношении Ч. по ст. 290 ч. 1 УК РФ, обвинение ему также было предъявлено в совершении этого же преступления, т.е. средней тяжести.

В качестве доказательств подтверждающих виновность Ч. во взятке и должностном подлоге, судом положены в основу обвинительного приговора протоколы осмотра места происшествия, акт пометки денежных купюр в сумме 1000 рублей, вещественные доказательства - помеченные денежные средства и листок временной нетрудоспособности.

Суд не дал надлежащей оценки тому, что у оперативной службы на момент принятия решения о проведении оперативного эксперимента не было данных о готовящихся тяжком или особо тяжком преступлении.

 

Условное осуждение подлежит обязательной отмене при совершении условно осужденным тяжкого преступления в течение испытательного срока.

Наказание в таком случае назначается по правилам, предусмотренным ст. 70 УК РФ (ст. 74 УК РФ)

 

Приговором Свердловского районного суда г. Белгорода Р., ранее судимый 15.02.2005 к лишению свободы условно, осужден к лишению свободы.

Кассационная инстанция, отменяя приговор, указала следующее.

В соответствии со ст. 74 ч. 5 УК РФ в случае совершения условно осужденным в течение испытательного срока умышленного преступления средней тяжести, умышленного тяжкого или особо тяжкого преступления суд отменяет условное осуждение и назначает ему наказание по правилам ст. 70 УК РФ.

Указанные требования закона судом не выполнены.

В материалах уголовного дела имеются данные, в том числе копия приговора, о наличии у Р. судимости по приговору Белгородского районного суда от 15 февраля 2005 года, которым он осужден по ст. 188 ч. 2 УК РФ к лишению свободы условно.

Преступление, предусмотренное ч. 2 ст. 188 УК РФ, относится к категории тяжких.

Новые преступления совершены Р. в период испытательного срока.

При таких данных при назначении наказания подсудимому суд обязан был руководствоваться требованиями ч. 5 ст. 74 УК РФ, т.е. отменить условное осуждение и назначить окончательное наказание по правилам ст. 70 УК РФ, что не выполнено.

 

Освобождение несовершеннолетнего от наказания с помещением в специальное учебно-воспитательное учреждение закрытого типа органа образования возможно лишь в случае осуждения несовершеннолетнего к лишению свободы за совершение тяжкого преступления либо преступления средней тяжести (ст. 92 УК РФ)

 

Приговором Прохоровского районного суда несовершеннолетний У. осужден по п. "в" ч. 2 ст. 158 УК РФ и на основании ч. 2 ст. 92 УК РФ, ст. 432 УПК РФ от назначенного наказания освобожден, с применением к нему принудительных мер воспитательного воздействия в виде помещения в специальное учебно-воспитательное учреждение закрытого типа органа управления образования на 2 года, но не дольше срока наступления его совершеннолетия.

Президиум облсуда, отменяя приговор, указал следующее.

Согласно ч. 2 ст. 92 УК РФ, освобождение несовершеннолетнего от наказания с помещением в специальное учебно-воспитательное учреждение закрытого типа органа образования возможно лишь в случае осуждения несовершеннолетнего к лишению свободы за совершение тяжкого преступления либо преступления средней тяжести. При этом необходимо иметь в виду, что эта мера применяется судом в порядке замены наказания.

Как установлено приговором, У. совершил преступление средней тяжести в возрасте до 16 лет (т.е. на момент совершения преступления ему исполнилось 14 лет 8 месяцев).

В соответствии с ч. 6 ст. 88 УК РФ наказание в виде лишения свободы не может быть назначено несовершеннолетнему осужденному, совершившему в возрасте до 16 лет преступление небольшой или средней тяжести впервые.

При таких обстоятельствах, с учетом требований ч. 2 ст. 92 УК РФ, в отношении У. не могло быть принято решение об освобождении его от наказания с помещением в специальное учебно-воспитательное учреждение закрытого типа органа управления образованием.

 

Видоизменение охотничьего ружья в обрез путем укорачивания ствола и приклада не образуют состава преступления - изготовление огнестрельного оружия (ст. 223 УК РФ)

 

Приговором Старооскольского районного суда К. осужден по ст. ст. 223 ч. 1, 222 ч. 1, 105 ч. 1 УК РФ к лишению свободы.

Президиум облсуда изменил приговор по следующим основаниям.

По делу установлено, что К. из имеющегося у него гладкоствольного охотничьего ружья путем отпиливания укоротил стволы и приклад, изготовил обрез охотничьего ружья, являющийся огнестрельным оружием, пригодным для производства выстрелов.

Других конструктивных изменений, кроме укорачивания стволов и приклада, в охотничье ружье не вносилось.

Согласно Федеральному закону РФ "Об оружии" охотничье ружье признается огнестрельным оружием и его видоизменение в обрез, также являющийся огнестрельным оружием, не могут образовывать состав преступления - изготовление огнестрельного оружия.

Поэтому квалификация действий К. по ч. 1 ст. 223 УК РФ является ошибочной. Приговор в этой части подлежит отмене, а уголовное преследование прекращению за отсутствием состава преступления.

 

Действия работников УФСКН по повторному проведению оперативно-розыскного мероприятия в отношении одного и того же лица признаны незаконными (ст. 228.1 УК РФ)

 

Приговором Старооскольского городского суда Б. осужден по ст. ст. 228.1 ч. 1, 228.1 ч. 1 УК РФ к лишению свободы.

Приговор отменен по следующим основаниям.

В соответствии с требованиями ст. 2 Федерального закона от 12.08.1995 "Об оперативно-розыскной деятельности в РФ" после проведения оперативно-розыскного мероприятия - проверочной закупки и выявления 14 октября 2005 года преступления, предусмотренного ст. 228.1 УК РФ, сотрудники УБОП УВД Белгородской области обязаны были пресечь дальнейшие преступные действия Б. Как следует из материалов дела, Н. повторно, дважды 15.10.2005 приобрел у Б. наркотическое средство - марихуану, ацетилированный опий в ходе проверочной закупки, проводимой работниками УБОП УВД Белгородской области.

Должной оценки судом данным фактам не дано с учетом допустимости доказательств, которые положены в основу приговора.

Кроме того, судом не принято во внимание и не дано оценки действиям Н., который провоцировал Б. на совершение преступления, вручал ему дважды деньги, просил приготовить ацетилированный опий, знал, что осужденный на полученные деньги покупал на рынке мак, ацетон и после приготовления ацетилированного опия через некоторое время передавал наркотическое средство Н.

Судом действия сотрудников милиции при проведении оперативно-розыскных мероприятий в отношении Б. 14 и 15 октября 2005 года признаны законными.

Данный вывод суда не является бесспорным, поскольку судом в полном объеме не изучены документы оперативно-розыскного мероприятия. В суд не представлено постановление руководителя УБОП УВД Белгородской области о проведении оперативно-розыскного мероприятия - "проверочная закупка", законность указанных мероприятий судом не проверена.

 

При наличии в деле предусмотренных ст. 61 УК РФ обстоятельств в приговоре должно быть мотивированное решение о признании их смягчающими наказание или непризнании таковыми (ст. 61 УК РФ)

 

Приговором Свердловского районного суда г. Белгорода М.А. осужден по ст. 105 ч. 1 УК РФ к лишению свободы.

Президиум облсуда, изменяя приговор, указал следующее.

В соответствии со ст. 60 УК РФ при назначении наказания судом учитываются характер и степень общественной опасности преступления, данные о личности виновного, все обстоятельства по делу, в том числе смягчающие и отягчающие наказание, а также влияние назначенного наказания на исправление осужденного и на условия жизни его семьи.

Эти требования закона выполнены не в полной мере.

Из материалов дела видно, что уголовное дело возбуждено 7 декабря 1999 года по факту обнаружения трупа М.Б. с ножевыми ранениями. В тот же день М.А. написал явку с повинной. Протокол составлен до его задержания, и органы предварительного следствия не располагали на тот момент достоверными данными о причастности осужденного к совершению преступления.

В соответствии со ст. 61 ч. 1 п. "и" УК РФ явка с повинной является обстоятельством, смягчающим наказание.

Протокол явки с повинной указан в приговоре как одно из доказательств виновности М.А. в совершении преступления, но обстоятельством, смягчающим наказание, не признан.

Президиум признал явку с повинной обстоятельством, смягчающим наказание осужденного, и снизил назначенное наказание.

 

Отказ в условно-досрочном освобождении от отбывания наказания основан на ошибочном толковании закона - факте обжалования осужденным приговора в кассационном и надзорном порядке (ст. 79 УК РФ)

 

Постановлением Валуйского районного суда ходатайство В., осужденного приговором Горшеченского районного суда Курской области к лишению свободы, об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания оставлено без удовлетворения.

Постановление отменено по следующим основаниям.

Отказывая в удовлетворении ходатайства В., суд в постановлении указал, что осужденный в период отбывания наказания обращался в Курский областной суд и в прокуратуру с надзорными жалобами о переквалификации его действий на более мягкий уголовный закон.

На основании чего пришел к выводу, что В. не признал своей вины и не раскаялся в содеянном, а потому его личность нельзя признать утратившей общественную опасность, он нуждается в полном отбывании наказания, назначенного судом.

Президиум счел данный вывод суда необоснованным.

В судебном заседании при постановлении приговора Горшеченского районного суда Курской области, которым В. назначено наказание, отбываемое им в настоящее время, осужденный полностью признал свою вину в совершенном преступлении и раскаялся в содеянном.

Об этом он пояснил и в судебном заседании при рассмотрении его ходатайства об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания.

Сам же факт обжалования В. приговора в кассационном и надзорном порядке является способом защиты от предъявленного обвинения, направлен на реализацию предоставленных осужденному законом прав и не может служить основанием для отказа в удовлетворении ходатайства об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания.

Из материалов дела следует, что на момент рассмотрения ходатайства осужденным отбыто более 2/3 назначенного срока наказания, что в соответствии со ст. 79 ч. 3 п. "в" УК РФ является основанием для условно-досрочного освобождения от отбывания наказания за совершение особо тяжкого преступления.

 

Отказ в удовлетворении ходатайства осужденного об освобождении от наказания в связи с болезнью признан незаконным и необоснованным (ст. 81 УК РФ)

 

Постановлением судьи Чернянского районного суда отказано в удовлетворении ходатайства осужденного К. об освобождении от наказания в связи с болезнью.

Постановление отменено по следующим основаниям.

В соответствии со ст. 81 УК РФ, лицо, заболевшее после совершения преступления иной тяжелой болезнью, препятствующей отбыванию наказания, может быть судом освобождено от отбывания наказания.

Согласно имеющемуся в материалах дела заключения специальной медицинской комиссии о медицинском освидетельствовании от 3 ноября 2006 года, осужденному К. установлен заключительный диагноз: несахарный диабет, тяжелая форма, некомпенсированная стадия; синусовая тахикардия, неполная блокада правой ножки пучка Гиса; хронический гастрит, анемия 1-й степени.

Заболевание несахарный диабет, тяжелая форма относится к болезням эндокринной системы и, согласно Перечню заболеваний, утвержденным Минздравом и Минюстом РФ 09.08.2001, является основанием для представления к освобождению от отбывания наказания осужденного к лишению свободы.

Отказывая К. в освобождении от отбывания наказания по болезни, суд в постановлении сослался на то обстоятельство, что заключение комиссии, вопреки инструкции, сделано до окончания прохождения осужденным стационарного лечения, т.е. нарушен порядок освидетельствования.

Вместе с тем, материалы дела свидетельствуют о том, что вышеуказанным заболеванием К. страдает с 1997 года и до заключения специальной медицинской комиссии ему устанавливался постоянный диагноз - несахарный диабет средне-тяжелой формы.

Данному обстоятельству судом оценки не дано.

При рассмотрении представления суду представлялась медицинская документация, а также другие доказательства, свидетельствующие о наличии у осужденного тяжелого заболевания, т.е. суд был не лишен возможности проверить достоверность сделанного специальной медицинской комиссией заключения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь