Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

КОСТРОМСКОЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 17 января 2007 г. по делу N 33-26

 

Судебная коллегия по гражданским делам Костромского областного суда, рассмотрев в судебном заседании по докладу К. дело по иску К. к ООО ИСПО "Костромагорстрой" о взыскании неустойки за нарушение сроков исполнения обязательства, компенсации морального вреда, возмещении судебных расходов,

 

установила:

 

К. обратилась в суд с иском к ООО "Импульс-96" и ООО ИСПО "Костромагорстрой" о признании права собственности на выполненные подрядные работы - незавершенную строительством квартиру микрорайона Давыдовский-3 в г. Костроме, передаче квартиры в собственность после завершения строительства и взыскании неустойки в сумме 261080 рублей. В обоснование требований сослалась на то, что 11 февраля 2004 года между нею и ООО ИСПО "Костромагорстрой" был заключен договор о переуступке прав требования, согласно которому ООО ИСПО "Костромагорстрой" передает ей право требовать передачу в собственность указанной квартиры от ООО "Импульс-96" по договору долевого участия в строительстве от 21.06.2000 года, которое, в свою очередь, было передано ООО ИСПО "Костромагорстрой" от ОАО "Завод ЖБК" по договору уступки прав требования от 10.02.2004 года, о чем ООО "Импульс-96" было уведомлено в надлежащем порядке. Строительство дома ведется ООО "Импульс-96", до настоящего времени не закончено, хотя в договоре долевого участия срок окончания строительства указан 1 квартал 2001 года. Поскольку стоимость квартиры ею оплачена, в соответствии со ст. 218 ГК РФ за нею должно быть признано право собственности на выполнение подрядных работ в виде результата - незавершенной строительством квартиры, а в соответствии с п. 5 ст. 28 Закона РФ "О защите прав потребителей" она имеет право на взыскание неустойки в размере трех процентов цены выполнения работы за каждый день просрочки.

В процессе рассмотрения дела истица неоднократно уточняла исковые требования.

Определением Свердловского районного суда г. Костромы от 2 июня 2006 года утверждено мировое соглашение между представителем К. - Ф., представителем ООО "Импульс-96" К., представителем ООО ИСПО "Костромагорстрой" и ОАО "ЖБК" С., по условиям которого К. отказалась от исковых требований к ООО "Импульс-96" и ООО ИСПО "Костромагорстрой" в части признания права собственности на трехкомнатную квартиру кирпичного жилого дома в микрорайоне Давыдовский-3 г. Костромы. ООО "Импульс-96" признает право собственности за К. на указанную квартиру, а также места общего пользования в жилом доме в м/р-не Давыдовский-3 г. Костромы, и обязуется передать квартиру в течение 10 дней с момента вступления в законную силу определения суда об утверждении мирового соглашения.

ООО ИСПО "Костромагорстрой" обязалось в течение 60-ти дней с момента вступления в силу определения суда об утверждении мирового соглашения оформить в УФРС по Костромской области документы о регистрации права собственности К. на квартиру в жилом доме в м/р-не Давыдовский-3 г. Костромы и приняло на себя гарантии по качеству квартиры в соответствии с Законом РФ "О защите прав потребителей" с момента передачи квартиры в собственность К.

Производство по делу по иску К. к ООО "Импульс-96" и ООО ИСПО "Костромагорстрой" о признании права собственности на квартиру прекращено.

16 октября 2006 года представитель К. - Ф., действующая по доверенности, уточнила исковые требования К. о взыскании неустойки, компенсации морального вреда, просила взыскать с ООО ИСПО "Костромагорстрой" в пользу К. неустойку в размере 822069 руб., компенсацию морального вреда в размере 100000 руб., а также судебные расходы. Обосновывая уточненные требования, сослалась на то, что 1 августа 2006 года К. была передана в собственность квартира, которая ею приобреталась исключительно для личных, семейных, домашних нужд, не связанных с предпринимательской деятельностью. ООО ИСПО "Костромагорстрой" не принимало мер к передаче квартиры в собственность и регистрации по месту жительства на протяжении нескольких лет. Сумма неустойки за период с 01.10.2003 года по 01.08.2006 года составляет 23231604 руб. из расчета 24662 руб. в день за 942 дня просрочки. Поскольку сумма неустойки не может превышать общую цену заказа, взысканию подлежит неустойка в размере 822069 руб. Халатными действиями ООО ИСПО "Костромагорстрой" К. причинены моральные и физические страдания, она испытывает постоянную тревогу, головные боли, испытала унижение, сужение свободы личности. На протяжении нескольких месяцев истица страдает бессонницей. Причиненный моральный вред оценивает в 100000 рублей.

Решением Свердловского районного суда г. Костромы от 23 октября 2006 года исковые требования К. удовлетворены частично. С ООО ИСПО "Костромагорстрой" в пользу К. взыскана неустойка в размере 8000 рублей, компенсация морального вреда в размере 3500 рублей, расходы по оплате услуг представителя в размере 4500 рублей, всего 15000 рублей. В удовлетворении остальной части исковых требований отказано.

В кассационной жалобе представитель К. - Ф. просит отменить решение суда и удовлетворить исковые требования К. в полном объеме, считая решение суда противоречащим закону. При этом ссылается на то, что суд, установив, что ООО ИСПО "Костромагорстрой" обязано нести бремя ответственности за нарушение сроков исполнения обязательств перед К., пришел к неправильному выводу о сроках нарушения исполнения обязательства со стороны ответчика, квартира истице была передана лишь 1 августа 2006 года, срок нарушения обязательств составил не 134 дня, как посчитал суд, а 942 дня. Не соответствует материалам дела вывод суда о том, что ответственным за передачу квартиры К. считает себя ООО "Импульс-96". Необоснованно судом не приняты во внимание затраты К. в сумме 276069 руб. на строительство квартиры, не дано оценки тому обстоятельству, что договор долевого участия в строительстве не содержит обязательства К. принять квартиру в собственность без выполнения работ по устройству полов, установке дверей, окон, сантехники, отделочных работ. Полагает, что суд необоснованно снизил неустойку и размер морального вреда, что не соответствует интересам потребителя и перенесенным К. нравственным страданиям.

В кассационной жалобе исполнительный директор ООО ИСПО "Костромагорстрой" К. просит отменить решение суда и вынести новое решение об отказе в иске, ссылаясь на то, что ООО ИСПО "Костромагорстрой" в соответствии с условиями договора N 2-Ж от 05.04.1996 года имеет обязанность по передаче квартир в адрес ООО "РосСаха-Плюс". В связи с несоблюдением ООО "РосСаха-Плюс" сроков финансирования застройщик не имел объективной возможности достроить дома в указанные в договоре сроки. Общая стоимость внесенных ООО "РосСаха-Плюс" денежных средств за квартиру К. составляет 261104 руб., судом неправомерно определена стоимость квартиры, подлежащей передаче К. в размере 546000 рублей, соответственно расчет неустойки произведен неверно. ООО ИСПО "Костромагорстрой" не имел с К. прямого договора, оформленного единым письменным документом, и не может нести ответственность за нарушение сроков исполнения обязательств перед К. по передаче ей квартиры. ООО ИСПО "Костромагорстрой" передало К. право требования передачи в собственность квартиры от ООО "Импульс-96", о чем последнее было поставлено в известность, и не может нести ответственность за незаконные действия ООО "Импульс-96", злоупотреблявшего правом и затягивающего процесс передачи квартиры в собственность. Кроме того, К. с 2004 года проживает в квартире, бремя удорожания квартиры не понесла.

Проверив материалы дела, обсудив доводы жалоб, выслушав представителя К. - Ф., представителя ООО ИСПО "Костромагорстрой" С., судебная коллегия не находит оснований к отмене или изменению решения суда.

Принимая решение о частичном удовлетворении исковых требований, суд правильно определил обстоятельства, имеющие значение для дела, и пришел к обоснованному выводу об ответственности ответчика за неисполнение обязательств по передаче квартиры К. в период с 1 октября 2003 года до 11 февраля 2004 года.

Этот вывод судом мотивирован, соответствует требованиям закона, основания для признания его неправильным отсутствуют.

Как видно из материалов дела и установлено судом, дом, в котором находилась квартира, впоследствии предназначенная для передачи в собственность К., изначально строился ТОО "СУ-7" в соответствии с договором о доверительной хозяйственной деятельности N 2-Ж от 05.04.1996 года, заключенным между АОЗТ "Фонд реализации Программы социально-экономического развития Республики Саха (Якутия)" и ТОО "СУ-7". Сдача дома в эксплуатацию была запланирована в декабре 1996 года при условии финансирования строительства Фондом. В соответствии с дополнительным соглашением от 23.04.1997 года застройщик дома по договору от 05.04.1996 года с ТОО "СУ-7" был заменен на ООО ПИСФ "Костромагорстрой", а соглашением от 15.05.2000 года стороной договора вместо Фонда стало ООО "РосСаха-Плюс".

01.06.2001 года между ООО "РосСаха-Плюс" и К. был заключен договор долевого участия в строительстве квартиры (по ГП) в м/р-не Давыдовский-3 г. Костромы. Договорная стоимость квартиры на момент заключения договора составила 261104 руб. Дополнительным условием договора предусмотрено, что передача квартиры в собственность К. производится застройщиком - ООО ИСПО "Костромагорстрой" на основании настоящего договора и направления исполнителя - ООО "РосСаха-Плюс". Срок ввода квартиры в эксплуатацию установлен во 2 квартале 2001 года.

25.03.2003 года дополнительным соглашением к договору N 2-Ж от 05.04.1996 года, заключенным между ООО "РосСаха-Плюс" и ООО ИСПО "Костромагорстрой", срок передачи квартиры в собственность К. перенесен на 3 квартал 2003 года.

10.02.2004 года к ООО ИСПО "Костромагорстрой" перешло право требования передачи в собственность кв. (по ГП) в м/р-не Давыдовский-3 от ООО "Импульс-96", а 11.02.2006 года между ООО ИСПО "Костромагорстрой" и К. был заключен договор уступки прав требования передачи указанной квартиры от ООО "Импульс-96" в собственность К.

Оценивая возникшие между сторонами правоотношения по строительству жилья, суд правильно пришел к выводу о том, что фактически обязанность перед К. по предоставлению квартиры в установленный судом срок лежала на ООО ИСПО "Костромагорстрой", и отсутствие письменного договора непосредственно между К. и ООО ИСПО "Костромагорстрой" не освобождало ответчика от исполнения обязательства по предоставлению жилья К. в срок до 11 февраля 2004 года.

Этот вывод суда основан на правильно проведенном анализе вышеприведенных договоров по строительству жилья.

Довод кассационной жалобы представителя К. - Ф. о том, что судом неправильно определен срок просрочки обязательств со стороны ООО ИСПО "Костромагорстрой", не состоятелен. Приходя к выводу о том, что срок просрочки исчисляется с 1 октября 2003 года до 11 февраля 2004 года, суд обоснованно исходил из того, что 11 февраля 2004 года право требования передачи квартиры от ООО "Импульс-96" ООО ИСПО "Костромагорстрой" передало истице. Требований же к ООО "Импульс-96" истица в уточненном иске не заявляла.

Определяя размер неустойки в соответствии с п. 5 ст. 28 Закона РФ "О защите прав потребителей" и снижая неустойку по основанию, предусмотренному в ст. 333 ГК РФ, суд правильно указал в решении, что неустойка в размере стоимости квартиры при непродолжительном сроке просрочки обязательства со стороны ООО ИСПО "Костромагорстрой" явно несоразмерна последствиям нарушения обязательства.

Несмотря на то, что переданная истице квартира оплачена ООО "РосСаха-Плюс" в размере 261104 руб., а не в размере 546000 руб., уплаченных истицей в ООО "РосСаха-Плюс" 8 апреля 2004 года, судебная коллегия, учитывая, что неустойка снижена судом до приемлемой суммы - 8000 руб., не находит оснований для ее дальнейшего уменьшения.

Отвергая доводы представителя истицы о том, что неустойка подлежит исчислению также из затрат, понесенных на ремонтные работы в квартире, суд правильно исходил из того, что ответчик не принимал на себя обязательств по производству этих работ.

Определяя размер компенсации морального вреда, причиненного К. ответчиком, суд обоснованно в соответствии с п. 2 ст. 1101 ГК РФ учитывал требования разумности и справедливости, характер причиненных истице нравственных страданий, а также степень вины ООО ИСПО "Костромагорстрой". Оснований для увеличения размера компенсации морального вреда судебная коллегия не усматривает.

Размер расходов по оплате услуг представителя, взысканных в пользу К., судом определен в соответствии с требованиями ст. 100 ГПК РФ.

Учитывая изложенное, а также то, что всем доводам сторон в решении суда дана надлежащая оценка, доводы жалобы, в основном, сводятся лишь к переоценке доказательств, которые были предметом исследования суда, судебная коллегия считает кассационные жалобы подлежащими оставлению без удовлетворения.

Руководствуясь ст. 361 ГПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

решение Свердловского районного суда г. Костромы от 23 октября 2006 года оставить без изменения, кассационные жалобы представителя К. - Ф. и исполнительного директора ООО ИСПО "Костромагорстрой" К. - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь