Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

КОСТРОМСКОЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 22 января 2007 г. по делу N 33-46

 

Судебная коллегия по гражданским делам Костромского областного суда, рассмотрев в судебном заседании по докладу Г. дело по иску Б. к ЗАО СО "Асоль" о взыскании страхового возмещения, штрафа и компенсации морального вреда,

 

установила:

 

Б. обратился в суд с иском к ЗАО СО "Асоль" о взыскании страхового возмещения в размере 230 000 рублей в пользу ЗАО КБ "Автомобильный банкирский дом", являющегося выгодоприобретателем, и о взыскании в его пользу компенсации морального вреда в размере 20 000 руб.

В обоснование заявленных требований сослался на то, что 9 августа 2005 года приобрел автомобиль ВАЗ-21101, заключив с ЗАО КБ "Автомобильный банкирский дом" кредитный договор. Одновременно им был заключен договор страхования автомобиля с ЗАО "Асоль". 08.09.2005 г. автомобиль был похищен неизвестными лицами от дома по Калиновской в г. Костроме, в автомобиле находились оригиналы документов на транспортное средство. 13.09.2005 г. ОВД Фабричного округа г. Костромы было возбуждено уголовное дело по данному факту, которое постановлением от 13.11.2005 г. приостановлено. Он обратился в страховую организацию с заявлением о выплате страхового возмещения, но 25.11.2005 г. получил извещение об отказе в выплате, при этом сотрудник страховой фирмы пояснил, что представленных им документов недостаточно для выплаты страхового возмещения, с чем он не согласен, т.к. документы на машину похищены вместе с нею.

В ходе рассмотрения дела истец дополнил исковые требования и просил взыскать с ответчика также проценты за пользование чужими денежными средствами в соответствии со ст. 395 ГК РФ за период с 09.09.2005 г.

После отмены в кассационном порядке решения суда от 15.05.2006 г. истец уточнил заявленные требования, при этом просил взыскать страховое возмещение в сумме 230 000 руб., штраф в размере 0,2% за каждый день просрочки в выплате страхового возмещения за период с 26.11.2005 г. по день вынесения решения в пользу выгодоприобретателя и компенсацию морального вреда в размере 20 000 руб. в его пользу.

Решением Ленинского районного суда г. Костромы от 3 октября 2006 года исковые требования Б. оставлены без удовлетворения.

В кассационной жалобе представитель истца по доверенности К. просит решение суда отменить как незаконное и необоснованное. Считает неправильным вывод суда о том, что Б. не представил доказательств, с достоверностью подтверждающих факт передачи им ключей ответчику; вывод об оставлении им ключей в машине сделан в нарушение требований п. 3 ст. 10 ГК РФ о презумпции добросовестности и разумности действий истца. Факт передачи ключей ответчику подтвержден показаниями свидетеля Т. и материалами уголовного дела. Считает также, что основанием к отказу в выплате страхового возмещения может быть лишь отсутствие страхового случая.

Проверив материалы дела, обсудив доводы жалобы, выслушав Б. и его представителя К., а также представителя ЗАО СО "Асоль" Г., судебная коллегия не находит оснований к отмене решения.

Разрешая спор, суд правильно определил обстоятельства, имеющие значение для дела, правильно применил нормы материального и процессуального права к возникшим правоотношениям.

Согласно пп. 2 п. 1 ст. 942 ГК РФ при заключении договора имущественного страхования между страхователем и страховщиком должно быть достигнуто соглашение о характере события, на случай наступления которого осуществляется страхование (страхового случая).

В силу ст. 943 ГК РФ условия, на которых заключается договор страхования, могут быть определены в стандартных правилах страхования соответствующего вида, принятых, одобренных или утвержденных страховщиком либо объединением страховщиков (правилах страхования) (п. 1).

Условия, содержащиеся в правилах страхования и не включенные в текст договора страхования (страхового полиса), обязательны для страхователя (выгодоприобретателя), если в договоре (страховом полисе) прямо указывается на применение таких правил и сами правила изложены в одном документе с договором (страховым полисом) или на его оборотной стороне либо приложены к нему. В последнем случае вручение страхователю при заключении договора правил страхования должно быть удостоверено записью в договоре.

Судом установлено, что в соответствии с заключенным между сторонами договором страхования транспортного средства его кража является страховым случаем, за исключением кражи транспортного средства вместе с оставленными в нем свидетельством о регистрации ТС и/или паспортом ТС и/или ключами ТС (п. 3.3.2.1 Правил страхования).

Согласно п. 1 ст. 432 ГК РФ договор считается заключенным, если между сторонами, в требуемой подлежащих случаях форме, достигнуто соглашение по всем существенным условиям договора.

Существенными являются условия о предмете договора, условия, которые названы в законе или иных правовых актах как существенные или необходимые для договоров данного вида, а также все те условия, относительно которых по заявлению одной из сторон должно быть достигнуто соглашение.

Как видно из материалов дела, при заключении договора страхования истцу были выданы Правила страхования наземных транспортных средств СО "Асоль", что подтверждается его подписью в страховом полисе (л.д. 8).

Таким образом, оснований считать, что п. 3.3.2.1 Правил страхования, являющихся в данном случае неотъемлемой частью договора, нарушает права истца на получение страхового возмещения, у суда не имелось, поскольку договор между сторонами заключен именно на таких условиях.

Согласно пп. "д" п. 8.6 для рассмотрения заявления о страховом случае Страхователь обязан представить Страховщику все изготовленные предприятием-изготовителем комплекты ключей, все комплекты пультов управления (брелоков, карточек, ключей) противоугонными, охранными, поисковыми устройствами и системами, которыми оснащено застрахованное транспортное средство.

В соответствии с п. 8.16 названных Правил страховщик вправе полностью или частично отказать в выплате страхового возмещения, если страхователем были нарушены требования, вытекающие из настоящих Правил или договора страхования.

Отказывая в иске, суд пришел к обоснованному выводу о том, что истцом не представлено доказательств, с достоверностью подтверждающих передачу страховщику ключей от похищенной автомашины.

При этом судом правильно приняты во внимание показания свидетелей Т., П., не подтвердивших факт передачи истцом ключей.

Оснований не доверять показаниям названных свидетелей у суда не имелось, поскольку отсутствуют письменные доказательства передачи ключей, в то время как факт передачи истцом ПТС и свидетельства о регистрации ТС подтверждается соответствующими актами (л.д. 76, 133).

В этой связи суд при наличии достаточных оснований критически отнесся к показаниям свидетеля Б., который к тому же показал, что подтвердить сам факт передачи ключей не может.

Таким образом, Б. не опровергнуты доводы ответчика о том, что ключи были оставлены им в похищенной автомашине, в связи с чем суд пришел к правильному выводу об отказе в удовлетворении требований о выплате страхового возмещения.

С учетом изложенного кассационная жалоба удовлетворению не подлежит.

Руководствуясь ст. 361 ГПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

решение Ленинского районного суда г. Костромы от 3 октября 2006 г. оставить без изменения, кассационную жалобу представителя Б. по доверенности К. - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь