Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

Именем Российской Федерации

 

РЕШЕНИЕ

от 23 января 2007 года по делу N 3-4/2007

 

Московский городской суд в составе председательствующего судьи Сафонова С.В., при секретаре Ф.А.С., с участием прокурора Лазаревой Е.И., рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело N 3-4/2007 по заявлению Н.А.А., Р.В.А., В.В.Л. и В.И.И. об оспаривании частично Закона города Москвы N 21 от 31 мая 2006 г. "Об обеспечении жилищных прав граждан при переселении и освобождении жилых помещений (жилых домов) в городе Москве",

 

установил:

 

Н.А.А. обратился в Московский городской суд с заявлением, в котором оспаривал пункт 4 части 1 статьи 4 Закона города Москвы N 21 от 31 мая 2006 г. "Об обеспечении жилищных прав граждан при переселении и освобождении жилых помещений (жилых домов) в городе Москве" в части слов "в связи с необходимостью нового строительства, развития территории, в соответствии с Генеральным планом города Москвы, планами развития округов и районов города Москвы, реализацией городских программ, требующих сноса жилых домов", ссылаясь на противоречие данной нормы статье 49 Земельного кодекса Российской Федерации. При этом, Н.А.А. указал, что законодательный орган города Москвы, выйдя за пределы полномочий, установленных федеральным законом, определил дополнительные случаи изъятия земельных участков, находящихся в общей долевой собственности собственников квартир жилого дома, не являющиеся исключительными. Установление таких дополнительных случаев изъятия земельного участка, в свою очередь, может повлечь за собой выселение из расположенного на таком участке жилого дома и нарушение жилищных прав.

Оспаривая части 2 и 3 статьи 4 Закона города Москвы N 21 от 31 мая 2006 г. "Об обеспечении жилищных прав граждан при переселении и освобождении жилых помещений (жилых домов) в городе Москве" Н.А.А. указал, что эти нормы вводят институт освобождения жилых помещений, т.е. иной, противоречащий институту изъятия жилого помещения, установленному ст. 32 Жилищного кодекса Российской Федерации.

Оспаривая части 1 и 3 статьи 12 Закона города Москвы N 21 от 31 мая 2006 г. "Об обеспечении жилищных прав граждан при переселении и освобождении жилых помещений (жилых домов) в городе Москве" в части слов "при наличии сформированного земельного участка, в отношении которого проведен государственный кадастровый учет", а также часть 4 ст. 12 этого закона Н.А.А. указал, что данные нормы уменьшают гарантии, предусмотренные п. 10 ст. 32 Жилищного кодекса Российской Федерации для собственников жилых помещений в доме, признанном в установленном порядке аварийным.

Р.В.А. обратилась в Московский городской суд с заявлением, в котором оспаривала пункты 1 и 2 части 3 статьи 3 Закона города Москвы N 21 от 31 мая 2006 г. "Об обеспечении жилищных прав граждан при переселении и освобождении жилых помещений (жилых домов) в городе Москве" указывая, что данные нормы не соответствуют пункту 14 статьи 12, статье 13 Жилищного кодекса Российской Федерации, а также статьям 2 и 3 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Оспаривая пункты 3 и 4 части 1 статьи 4 Закона города Москвы N 21 от 31 мая 2006 г. "Об обеспечении жилищных прав граждан при переселении и освобождении жилых помещений (жилых домов) в городе Москве", Р.В.А. сослалась на то, что данные нормы вопреки требованиям федерального законодательства (статье 32 Жилищного кодекса Российской Федерации и нормам Земельного кодекса Российской Федерации) расширили, и сделали открытым перечень оснований для выселения граждан из жилых помещений.

Оспаривая пункт 3 части 2 статьи 5 Закона города Москвы N 21 от 31 мая 2006 г. "Об обеспечении жилищных прав граждан при переселении и освобождении жилых помещений (жилых домов) в городе Москве" в части слов "или лицо, осуществляющее переселение граждан, предоставление жилых помещений и/или выплачивающее возмещение (компенсацию) либо выкупную цену собственнику за жилые дома", Р.В.А. сослалась на то, что эти нормы противоречат статье 13, частям 6 и 9 статьи 32 Жилищного кодекса Российской Федерации и ст. 239 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Оспаривая части 1 и 2 статьи 6 Закона города Москвы N 21 от 31 мая 2006 г. "Об обеспечении жилищных прав граждан при переселении и освобождении жилых помещений (жилых домов) в городе Москве" Р.В.А. сослалась на то, что эти нормы противоречат пункту 14 статьи 12, статье 13 и статье 32 Жилищного кодекса Российской Федерации и ст. 239 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Оспаривая пункт 4 статьи 8 Закона города Москвы N 21 от 31 мая 2006 г. "Об обеспечении жилищных прав граждан при переселении и освобождении жилых помещений (жилых домов) в городе Москве" Р.В.А. указала на противоречие содержащейся в данном пункте нормы, пункту 14 статьи 12, статье 13, части 4 статьи 31 Жилищного кодекса Российской Федерации.

Оспаривая статьи 9 и 10 Закона города Москвы N 21 от 31 мая 2006 г. "Об обеспечении жилищных прав граждан при переселении и освобождении жилых помещений (жилых домов) в городе Москве" Р.В.А. указала, что в данном случае, вопреки требованиям статей 2 и 3 Гражданского кодекса Российской Федерации, а также пункта 14 статьи 12 и статьи 13 Жилищного кодекса Российской Федерации, законодательный орган города Москвы, выйдя за пределы своей компетенции, определил основания, порядок и условия выселения граждан из жилых помещений, а также установил правила, регулирующие договорные обязательства, не соответствующие статье 421 Гражданского кодекса Российской Федерации.

В.В.Л. обратился в Московский городской суд с заявлением, в котором оспаривал пункт 1 части 1 статьи 4 Закона города Москвы N 21 от 31 мая 2006 г. "Об обеспечении жилищных прав граждан при переселении и освобождении жилых помещений (жилых домов) в городе Москве" указывая, что содержащаяся в этом пункте норма в части установления в качестве основания для освобождения жилых помещений - проведение капитального ремонта или реконструкции жилого дома, если такой капитальный ремонт либо реконструкция не могут быть проведены без освобождения жилых помещений и отселения граждан, противоречит статьям 1, 3, 12, 32 и 44 Жилищного кодекса Российской Федерации, статье 209 Гражданского кодекса Российской Федерации, а также статьям 35 и 40 Конституции Российской Федерации.

Оспаривая пункт 4 части 1 статьи 4 Закона города Москвы N 21 от 31 мая 2006 г. "Об обеспечении жилищных прав граждан при переселении и освобождении жилых помещений (жилых домов) в городе Москве" в части устанавливающей в качестве основания для освобождения жилых домов необходимости изъятия или использования части или всего земельного участка для нового строительства, развития территории, в соответствии с Генеральным планом города Москвы, планами развития округов и районов города Москвы, реализацией городских программ, требующих сноса жилых домов, В.В.Л. указал на противоречие данной нормы статье 49 Земельного кодекса Российской Федерации содержащей исчерпывающий перечень исключительных оснований изъятия земельных участков для государственных и муниципальных нужд, а также пункта 3 статьи 83 Земельного кодекса Российской Федерации, установившей возможность изъятия земельных участков в городских и сельских для государственных или муниципальных нужд в целях застройки в соответствии с генеральными планами городских и сельских поселений.

Оспаривая часть 7 статьи 14 во взаимосвязи с частью 9 этой же статьи Закона города Москвы N 21 от 31 мая 2006 г. "Об обеспечении жилищных прав граждан при переселении и освобождении жилых помещений (жилых домов) в городе Москве", в части, устанавливающей наличие дополнительного соглашения в качестве условия для переселения в жилые помещения, принадлежащие на праве собственности, в случае изменения в результате капитального ремонта или реконструкции размера жилого помещения, В.В.Л. сослался на противоречие этой нормы гражданскому и жилищному законодательству Российской Федерации.

В.И.И. обратилась в Московский городской суд с заявлением, в котором оспаривала часть 1 статьи 1 Закона города Москвы N 21 от 31 мая 2006 г. "Об обеспечении жилищных прав граждан при переселении и освобождении жилых помещений (жилых домов) в городе Москве" в части слов "свободного от любых обременений и прав третьих лиц", полагая, что данная норма противоречит статьям 25 и 35 Конституции Российской Федерации, нарушает права установленные статьей 422 и частью 5 статьи 244 Гражданского кодекса Российской Федерации и не соответствует статье 3.1 Закона Российской Федерации "О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации".

Н.А.А. и его представитель Р.В.А., В.В.Л., В.И.И. и ее представитель С. С.Н. в судебное заседание явились, просили удовлетворить заявленные требования, поддержав доводы, изложенные в заявлениях.

Р.В.А. и ее представитель Ф.А.Н. в судебное заседание не явились, о месте и времени судебного заседания извещены.

Представитель Московской городской Думы Ч.Н.К. в судебное заседание явилась, просила отказать заявителям в удовлетворении их требований, представила письменные объяснения, указав, что оспариваемые нормы Закона города Москвы N 21 от 31 мая 2006 г. "Об обеспечении жилищных прав граждан при переселении и освобождении жилых помещений (жилых домов) в городе Москве" не противоречат федеральному законодательству и установлены в пределах полномочий законодательного органа Москвы.

Представитель Мэра Москвы Р.Л.К. поддержала доводы представителя Московской городской Думы и также полагала, что оспариваемые нормы Закона города Москвы N 21 от 31 мая 2006 г. "Об обеспечении жилищных прав граждан при переселении и освобождении жилых помещений (жилых домов) в городе Москве" не противоречат федеральному законодательству и установлены в пределах полномочий законодательного органа Москвы.

Суд, выслушав объяснения явившихся в судебное заседание заявителей и их представителей, представителей Московской городской Думы и Мэра Москвы заключение прокурора, полагавшего, что заявление в данном случае не обосновано и не подлежит удовлетворению, приходит к следующим выводам.

31 мая 2006 г. Московской городской Думой принят Закон города Москвы N 21 "Об обеспечении жилищных прав граждан при переселении и освобождении жилых помещений (жилых домов) в городе Москве" (далее - Закон города Москвы N 21 от 31 мая 2006 г.). Данный Закон опубликован в газете "Тверская, 13", N 78 от 29.06.2006.

Законом города Москвы от 26 декабря 2006 г. N 67 в Закон города Москвы N 21 от 31 мая 2006 г. внесены изменения.

Из преамбулы оспариваемого Закона города Москвы N 21 от 31 мая 2006 г. следует, что в нем устанавливаются условия и порядок обеспечения прав граждан при переселении, освобождении жилых помещений (жилых домов) на основании решений исполнительных органов государственной власти города Москвы, а также предоставления жилых помещений, возмещения (компенсации) либо выкупной цены собственникам.

Таким образом, оспариваемый закон регулирует жилищные правоотношения и входит в систему жилищного законодательства Российской Федерации.

В соответствии с подпунктом "к" пункта 1 ст. 72 Конституции Российской Федерации и ст. 5 Жилищного кодекса Российской Федерации жилищное законодательство находится в совместном ведении Российской Федерации и субъектов Российской Федерации.

Согласно ч. 5 ст. 76 Конституции Российской Федерации и положениям ст. 3 Федерального закона "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации" законы и иные нормативные правовые акты субъектов Российской Федерации не могут противоречить федеральным законам, принятым по предметам ведения Российской Федерации и предметам совместного ведения. В случае противоречия между федеральным законом и иным актом, изданным в Российской Федерации, действует федеральный закон. Субъекты Российской Федерации вправе осуществлять собственное правовое регулирование по предметам совместного ведения до принятия федеральных законов. После принятия соответствующего федерального закона законы и иные нормативные правовые акты субъектов Российской Федерации подлежат приведению в соответствие с данным федеральным законом в течение трех месяцев.

В части 6 статьи 5 Жилищного кодекса Российской Федерации оговорено, что органы государственной власти субъектов Российской Федерации могут принимать законы и иные нормативные правовые акты, содержащие нормы, регулирующие жилищные отношения, в пределах своих полномочий на основании настоящего Кодекса, принятых в соответствии с настоящим Кодексом других федеральных законов.

Следовательно, законодательный орган города Москвы, в рамках предоставленных полномочий, вправе был принять закон, содержащий нормы, регулирующие жилищные отношения в случаях переселения, освобождения жилых помещений (жилых домов) на основании решений исполнительных органов государственной власти города Москвы, а также предоставления жилых помещений, возмещения (компенсации) либо выкупной цены собственникам.

Согласно части 1 статьи 1 Закона города Москвы N 21 от 31 мая 2006 г. освобождение жилых помещений (жилых домов) - это юридическая и фактическая передача жилого помещения (жилого дома), свободного от любых обременений и прав третьих лиц, городу Москве или уполномоченному им лицу.

В указанной части 1 статьи 1 Закона города Москвы N 21 от 31 мая 2006 г. содержится норма-дефиниция, которая четко определяет понятие освобождения жилых помещений (жилых домов), исходя из того, что такое освобождение не может нарушать права третьих лиц в отношении таких помещений (домов), которые приобретаются по основаниям, указанным в ст. 8 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Данная норма не противоречит статьям 25 и 35 Конституции Российской Федерации, статье 422, части 5 статьи 244 Гражданского кодекса Российской Федерации и статье 3.1 Закона Российской Федерации "О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации", поскольку эти статьи Конституции Российской Федерации, Гражданского кодекса Российской Федерации и Закона Российской Федерации "О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации" отношения по поводу освобождения жилых помещений (жилых домов) не регулируют.

Статья 3 оспариваемого Закона города Москвы N 21 от 31 мая 2006 г. устанавливает право граждан на сохранение района проживания при освобождении жилых помещений, в части 1 которой установлено, что гражданам, освобождающим жилые помещения, занимаемые ими по договорам социального найма, найма, безвозмездного пользования, или которым жилые помещения (жилые дома) принадлежат на праве собственности, предоставляются благоустроенные жилые помещения в жилищном фонде города Москвы соответственно по договору социального найма, найма, безвозмездного пользования или в собственность в районе проживания. Район проживания - это территория, ограниченная внешней границей районов, прилегающих к району, в котором расположен дом, подлежащий освобождению. При этом эти районы города Москвы должны находиться в одном административном округе города Москвы.

Согласно части 2 статьи 3 оспариваемого Закона города Москвы N 21 от 31 мая 2006 г. предоставление жилого помещения вне района проживания осуществляется на основании письменного заявления граждан.

В силу пункта 1 и пункта 2 части 3 статьи 3 оспариваемого Закона города Москвы N 21 от 31 мая 2006 г. указанная часть 1 настоящей статьи не подлежит применению в случаях:

- переселения граждан в Центральном и Зеленоградском административных округах города Москвы, где переселение осуществляется в границах этих административных округов;

- переселения граждан из районов города Москвы, которые в силу исторических, географических и градостроительных особенностей не имеют границ с другими районами города Москвы, где переселение осуществляется в границах административных округов города Москвы, в состав которых входят указанные районы.

Данные нормы статьи 3 оспариваемого Закона города Москвы N 21 от 31 мая 2006 г. устанавливают дополнительные гарантии жителям города Москвы на сохранение района проживания при освобождении ранее занимаемого жилого помещения (в том числе находящегося в собственности), исходя из особенностей территориального деления города Москвы, предоставляя, при этом, возможность получить жилое помещение и вне района проживания.

Из содержания статьи 89 Жилищного кодекса Российской Федерации, действующей в отношении договора социального найма, следует, что предоставляемое гражданам в связи с выселением другое жилое помещение должно быть благоустроенным применительно к условиям соответствующего населенного пункта, равнозначным по общей площади ранее занимаемому жилому помещению, отвечать установленным требованиям и находиться в черте данного населенного пункта.

В силу пункта 8 статьи 32 Жилищного кодекса Российской Федерации по соглашению с собственником жилого помещения ему может быть предоставлено взамен изымаемого жилого помещения другое жилое помещение с зачетом его стоимости в выкупную цену.

При этом, Жилищный кодекс Российской Федерации не содержит норм, которые устанавливают специальные требования к расположению жилого помещения, предоставляемого взамен освобождаемого, в определенных территориальных единицах населенного пункта. Не содержит Жилищный кодекс Российской Федерации и специальных норм определяющих право граждан на сохранение района проживания при освобождении жилых помещений.

Оспариваемые нормы пункта 1 и пункта 2 части 3 статьи 3 Закона города Москвы N 21 от 31 мая 2006 г. предусматривают возможность предоставления жилого помещения взамен освобождаемого в черте города Москвы, и, следовательно, данные нормы полностью согласуются с нормами федерального жилищного законодательства. Указанные оспариваемые нормы также не ограничивают каких-либо гражданских прав собственников, освобождающих жилые помещения, в том числе и на заключение сделок (статьи 1, 2 и 3 Гражданского кодекса Российской Федерации).

В части 1 статьи 4 оспариваемого Закона города Москвы N 21 от 31 мая 2006 г. устанавливается, что основанием для освобождения жилых домов является правовой акт Правительства Москвы, принимаемый в связи с:

1) проведением капитального ремонта или реконструкции жилого дома, если такой капитальный ремонт либо реконструкция не могут быть проведены без освобождения жилых помещений и отселения граждан;

2) переводом жилого дома, признанного в установленном порядке непригодным для проживания, в нежилой фонд;

3) признанием в установленном порядке жилого дома непригодным для проживания (аварийным) и подлежащим сносу;

4) изъятием или использованием части или всего земельного участка для государственных (городских) или муниципальных нужд в случаях, предусмотренных федеральным законодательством и законодательством города Москвы, в связи с необходимостью нового строительства, развития территорий, в соответствии с Генеральным планом города Москвы, планами развития округов и районов города Москвы, реализацией городских программ, требующих сноса жилых домов.

Исходя из преамбулы оспариваемого Закона города Москвы N 21 от 31 мая 2006 г. следует, что предметом регулирования в данном случае являются отношения, возникающие при переселении, освобождении жилых помещений (жилых домов) на основании решений исполнительных органов государственной власти города Москвы. Тем самым, оспариваемый закон ограничивает применение установленных в нем норм случаями, когда исполнительный орган государственной власти города Москвы правомочен принимать решения о переселении, освобождении жилых помещений (жилых домов).

В силу пункта 8 статьи 13 Жилищного кодекса Российской Федерации к компетенции органов государственной власти субъекта Российской Федерации в области жилищных отношений относится осуществление контроля за использованием и сохранностью жилищного фонда субъекта Российской Федерации, соответствием жилых помещений данного фонда установленным санитарным и техническим правилам и нормам, иным требованиям законодательства.

В силу ст. 19 Жилищного кодекса Российской Федерации жилые помещения, принадлежащие на праве собственности городу Москве, составляют жилищный фонд города Москвы (жилищный фонд субъектов Российской Федерации).

Возможность выселения из жилого помещения в связи с проведением капитального ремонта или реконструкции дома, переводом жилого дома, признанного в установленном порядке непригодным для проживания, в нежилой фонд и признанием в установленном порядке жилого дома непригодным для проживания (аварийным) и подлежащим сносу, установлена статьей 85 Жилищного кодекса Российской Федерации применительно к договорам социального найма. При этом, данные нормы Жилищного кодекса Российской Федерации не устанавливают возможность прекращения права собственности на жилое помещение.

Реализуя правомочия собственника, предусмотренные статьями 209, 210, 289, 290 Гражданского кодекса Российской Федерации, город Москва несет бремя по содержанию, развитию и использованию жилищного фонда города, действуя через органы государственной власти города.

Оспариваемые нормы пунктов 1-3 части 1 статьи 4 Закона города Москвы N 21 от 31 мая 2006 г. не затрагивают компетенции Российской Федерации в области гражданского и жилищного законодательства, не определяют основания для прекращения права собственности на жилое помещение, но исходят из того, что в случаях необходимости реконструкции жилого дома, если ее проведение невозможно без освобождения жилых помещений и отселения граждан, признания жилого дома непригодным для проживания (аварийным) и подлежащим сносу и перевода жилого дома, признанного в установленном порядке непригодным для проживания, в нежилой фонд освобождение жилых домов производится только на основании правового акта Правительства Москвы, изданного в рамках компетенции этого органа относительно жилищного фонда (жилых домов) города Москвы, с соблюдением федерального законодательства, в том числе Жилищного кодекса Российской Федерации и дополнительных гарантий города Москвы, установленных оспариваемым Законом города Москвы. Оспариваемые нормы пунктов 1-3 части 1 статьи 4 Закона города Москвы N 21 также не ограничивают компетенцию собственников помещений в многоквартирном доме.

Таким образом, нормы пунктов 1-3 части 1 статьи 4 Закона города Москвы N 21 от 31 мая 2006 г. не противоречат жилищному и гражданскому законодательству Российской Федерации, в том числе статьям 1, 3, 12, 32 и 44 Жилищного кодекса Российской Федерации, статье 209 Гражданского кодекса Российской Федерации, а также Конституции Российской Федерации (статьям 35 и 40).

Оспариваемая норма пункта 4 части 1 статьи 4 Закона города Москвы N 21 от 31 мая 2006 г., предусматривающая в качестве основания для освобождения жилого дома правовой акт Правительства Москвы, принимаемый в связи с изъятием или использованием части или всего земельного участка для государственных (городских) или муниципальных нужд в случаях, предусмотренных федеральным законодательством и законодательством города Москвы, в связи с необходимостью нового строительства, развития территорий, в соответствии с Генеральным планом города Москвы, планами развития округов и районов города Москвы, реализацией городских программ, требующих сноса жилых домов также не противоречит федеральном закону.

В силу пункта "к" статьи 72 Конституции Российской Федерации и пункта 1 статьи 2 Земельного кодекса Российской Федерации земельное законодательство в соответствии с находится в совместном ведении Российской Федерации и субъектов Российской Федерации. Земельное законодательство состоит из настоящего Кодекса, федеральных законов и принимаемых в соответствии с ними законов субъектов Российской Федерации.

Подпунктами 1 и 2 пункта 1 статьи 49 Земельного кодекса Российской Федерации установлен перечень исключительных случаев, при которых допускается изъятие, в том числе путем выкупа, земельных участков для государственных или муниципальных нужд.

Вместе с тем, подпункт 3 пункта 1 статьи 49 Земельного кодекса Российской Федерации предусматривает возможность изъятия, в том числе путем выкупа, земельных участков для государственных или муниципальных нужд осуществляется в исключительных случаях, связанных с иными обстоятельствами в установленных федеральными законами случаях, а применительно к изъятию, в том числе путем выкупа, земельных участков из земель, находящихся в собственности субъектов Российской Федерации или муниципальной собственности, в случаях, установленных законами субъектов Российской Федерации.

Таким образом, по смыслу указанных норм статьи 49 Земельного кодекса Российской Федерации, законом субъекта Российской Федерации могут быть установлены иные, не указанные в подпунктах 1 и 2 пункта 1 статьи 49 Земельного кодекса Российской Федерации, случаи изъятия, в том числе путем выкупа, земельных участков для государственных и муниципальных нужд из земель, находящихся в собственности субъектов Российской Федерации.

В данном случае законодательный орган города Москвы, реализовал свою компетенцию, установленную в подпункте 3 пункта 1 статьи 49 Земельного кодекса Российской Федерации, и определил в оспариваемой норме пункта 4 части 1 статьи 4 Закона города Москвы N 21 от 31 мая 2006 г. иные обстоятельства, являющиеся основанием для изъятия, в том числе путем выкупа, земельных участков для государственных и муниципальных нужд применительно к землям, находящимся в собственности города Москвы или муниципальной собственности.

Согласно части 2 статьи 4 Закона города Москвы N 21 от 31 мая 2006 г. в случаях освобождения жилых домов по основаниям, указанным в пунктах 1, 2, 3 части 1 настоящей статьи, и при отсутствии сформированного земельного участка принимается правовой акт Правительства Москвы об использовании земельного участка.

Согласно части 3 статьи 4 Закона города Москвы N 21 от 31 мая 2006 г. правовой акт Правительства Москвы об изъятии земельного участка принимается при наличии сформированного земельного участка, в отношении которого проведен государственный кадастровый учет.

Согласно частям 1-3 статьи 12 Закона города Москвы N 21 от 31 мая 2006 г.:

1. В случае признания многоквартирного жилого дома аварийным и подлежащим сносу в установленном Правительством Российской Федерации порядке уполномоченный орган исполнительной власти города Москвы, вынесший такое решение, при наличии сформированного земельного участка, в отношении которого проведен государственный кадастровый учет, принимает решение о признании жилого дома аварийным и подлежащим сносу и предъявляет к собственникам жилых помещений данного жилого дома требование о сносе дома в разумный срок.

2. При принятии собственниками помещений в многоквартирном доме решения о сносе жилого дома и новом строительстве на сформированном земельном участке, в отношении которого проведен государственный кадастровый учет, решение собрания собственников помещений направляется в уполномоченный орган исполнительной власти города Москвы для подготовки правового акта Правительства Москвы.

3. При наличии сформированного земельного участка, в отношении которого проведен государственный кадастровый учет, и при невыполнении требований части 1 настоящей статьи жилые помещения в данном жилом доме подлежат изъятию городом Москвой, за исключением жилых помещений, находящихся в собственности города Москвы. Также подлежит изъятию городом Москвой земельный участок. Соответственно жилое помещение изымается у собственника городом Москвой путем выкупа. Выкупная цена жилого помещения, сроки и другие условия выкупа определяются соглашением с собственником жилого помещения. При этом выкупная цена должна соответствовать рыночной стоимости освобождаемого жилого помещения, а также включать все убытки, причиненные собственнику жилого помещения его изъятием. По соглашению с собственником жилого помещения ему может быть предоставлено взамен изымаемого жилого помещения другое жилое помещение с зачетом его стоимости в выкупную цену.

Указанные нормы части 2 и 3 статьи 4 и части 1-3 статьи 12 Закона города Москвы N 21 от 31 мая 2006 г. устанавливают правила, позволяющие урегулировать земельные и жилищные отношения при наличии или отсутствии сформированного земельного участка, и при наличии или отсутствии государственного кадастрового учета.

В силу ст. 36 Жилищного кодекса Российской Федерации собственникам помещений в многоквартирном доме принадлежит на праве общей долевой собственности земельный участок, на котором расположен данный дом. При этом, границы и размер земельного участка, на котором расположен многоквартирный дом, определяются в соответствии с требованиями земельного законодательства и законодательства о градостроительной деятельности.

Статья 30 Земельного кодекса Российской Федерации предъявляет требования к формированию земельного участка, а статья 70 этого же Кодекса содержит положения о государственном земельном кадастре.

Согласно ст. 16 Федерального закона "О введении в действие Жилищного кодекса Российской Федерации" устанавливает, что земельный участок, на котором расположен многоквартирный дом переходит в общую долевую собственность собственников помещений в этом доме с момента формирования земельного участка и проведения его государственной регистрации.

Исходя из того, что не все земельные участки на территории города Москвы могут быть сформированы, и, учитывая положения указанных статей Жилищного кодекса Российской Федерации, Земельного кодекса Российской Федерации и Федерального закона "О введении в действие Жилищного кодекса Российской Федерации", законодательный орган города Москвы установил, какие правовые акты города Москвы принимают каждом конкретном случае (при наличии или отсутствии сформированного земельного участка, и при наличии или отсутствии государственного кадастрового учета) в целях соблюдения норм федерального законодательства. При этом, оспариваемые нормы не противоречат нормам, обеспечивающим жилищные права собственника жилого помещения при изъятии земельного участка для государственных или муниципальных нужд в соответствии со статьей 32 Жилищного кодекса Российской Федерации.

Использование законодателем города Москвы в оспариваемых нормах понятия "освобождение жилых помещений", полностью согласуется с его полномочиями устанавливать понятийный аппарат закона, принимаемого в области жилищного законодательства, находящегося в совместном ведении Российской Федерации и ее субъектов, и не может рассматриваться как противоречие нормам Жилищного кодекса Российской Федерации, содержащего в статье 32 понятие "изъятие жилых помещений".

Тем самым, оспариваемые нормы части 2 и 3 статьи 4 и части 1-3 статьи 12 Закона города Москвы N 21 от 31 мая 2006 г. не могут быть признаны противоречащими федеральному законодательству и ограничивающими права граждан.

В части 1 статьи 5 Закона города Москвы N 21 от 31 мая 2006 г. устанавливается, что уполномоченные органы исполнительной власти города Москвы на основании правового акта Правительства Москвы принимают решение по каждому жилому дому, подлежащему освобождению или изъятию, по основаниям, указанным в части 1 статьи 4 настоящего Закона (далее - Решение).

Согласно оспариваемому пункту 3 части 2 статьи 5 Закона города Москвы N 21 от 31 мая 2006 г. в Решении указываются уполномоченные органы исполнительной власти города Москвы или лицо, осуществляющее переселение граждан, предоставление жилых помещений и/или выплачивающее возмещение (компенсацию) либо выкупную цену собственнику за жилые дома.

В силу статьи 239 Гражданского кодекса Российской Федерации в случаях, когда изъятие земельного участка для государственных или муниципальных нужд либо ввиду ненадлежащего использования земли невозможно без прекращения права собственности на здания, сооружения или другое недвижимое имущество, находящиеся на данном участке, это имущество может быть изъято у собственника путем выкупа государством или продажи с публичных торгов.

Таким образом, законом предусмотрены два способа изъятия у собственника имущества, находящегося на отчуждаемом для государственных или муниципальных нужд земельном участке, а именно: выкуп государством или продажи с публичных торгов.

Следовательно, в случаях, когда изъятие земельного участка происходит путем выкупа городом Москвой в Решении, предусмотренном оспариваемым законом, указывается уполномоченный орган исполнительной власти города Москвы, а в случаях продажи с публичных торгов - соответствующее лицо, осуществляющее переселение граждан, предоставление жилых помещений и/или выплачивающее возмещение (компенсацию) либо выкупную цену собственнику за жилые дома.

Тем самым, оспариваемые нормы пункта 3 части 2 статьи 5 Закона города Москвы N 21 от 31 мая 2006 г. полностью согласуются с нормами Гражданского кодекса Российской Федерации, а также нормами Жилищного кодекса Российской Федерации.

Согласно части 1 статьи 6 Закона города Москвы N 21 от 31 мая 2006 г. собственникам, освобождающим жилые помещения (жилые дома), по их выбору в денежной или натуральной форме предоставляется равноценное возмещение (компенсация) либо выкупная цена. Размер возмещения (компенсации) либо выкупной цены определяется соглашением сторон на основе независимой оценки.

Согласно части 2 статьи 6 Закона города Москвы N 21 от 31 мая 2006 г. размер денежного возмещения (компенсации) собственнику должен соответствовать размеру рыночной стоимости освобождаемого жилого помещения. Денежное возмещение (компенсация) собственнику предоставляется в безналичной форме и используется для приобретения жилого помещения либо в иных целях при наличии у собственника иного жилого помещения, в отношении которого собственник обладает правом пользования либо правом собственности. Возмещение (компенсация) в натуральной форме предоставляется собственнику в виде другого благоустроенного жилого помещения путем заключения договора мены или иного договора, определяющего переход права собственности на жилые помещения. Стоимость предоставляемого в порядке компенсации в натуральной форме жилого помещения должна соответствовать размеру рыночной стоимости освобождаемого жилого помещения, за исключением случаев, определенных законом.

Содержание данных частей оспариваемой статьи 6 Закона города Москвы N 21 от 31 мая 2006 г. полностью согласуется с нормами статьи 32 Жилищного кодекса Российской Федерации, предусматривающими возможность как выкупа по выкупной цене изымаемого жилого помещения, так и предоставление взамен изымаемого жилого помещения другого жилого помещения с зачетом его стоимости в выкупную цену.

При этом, федеральное законодательство не устанавливает запрета выплачивать собственнику имущества денежную компенсацию. Город Москва правомерно и в рамках действующего законодательства Российской Федерации законодательно регулирует формы компенсаций за изымаемое имущество: предоставление равноценного помещения, денежное возмещение или выкуп, а также устанавливает механизм оформления выбранного собственником варианта путем заключения договора.

Определение размера возмещения (компенсации) либо выкупной цены определяется соглашением сторон на основе независимой оценки также полностью соотносится с требованиями Федерального закона "Об оценочной деятельности в Российской Федерации" и касающимися определения рыночной стоимости отчуждаемого имущества до заключения сделки.

Согласно пункту 4 части 1 статьи 8 Закона города Москвы N 21 от 31 мая 2006 г. члены семьи собственника жилого помещения (жилого дома) сохраняют право пользования жилым помещением, предоставленным собственнику в порядке натурального возмещения (компенсации) или приобретенным собственником путем использования денежного возмещения (компенсации) либо выкупной цены, в случаях если у членов семьи, в том числе бывших, отсутствуют иные жилые помещения (жилые дома) на праве собственности, и освобождаемое жилое помещение (жилой дом) было приобретено собственником до их вселения, и у собственника отсутствует возможность обеспечить их иным жилым помещением.

Статья 31 Жилищного кодекса Российской Федерации устанавливает порядок сохранения права пользования жилым помещением за бывшим членом семьи собственника этого жилого помещения в случае прекращения семейных отношений с собственником. При этом, основания сохранения прав членов семьи собственника жилого помещения (жилого дома) при освобождении (изъятии) жилых помещений статья 31 Жилищного кодекса Российской Федерации и Гражданский кодекс Российской Федерации не устанавливают. Поскольку жилищное законодательство находится в совместном ведении Российской Федерации и ее субъектов, законодательный орган города Москвы вправе был принять оспариваемые нормы пункта 4 части 1 статьи 8 Закона города Москвы N 21 от 31 мая 2006 г.

Статьей 9 Закона города Москвы N 21 от 31 мая 2006 г. установлены требования к оформлению обязательств сторон при освобождении жилого помещения (жилого дома), находящегося в собственности, согласно которому:

1. Оформление обязательств сторон при освобождении жилых помещений осуществляется путем заключения договора, определяющего переход права собственности на освобождаемое жилое помещение (жилой дом).

2. До заключения договора, указанного в части 1 настоящей статьи, стороны вправе заключить предварительный договор. Примерная форма предварительного договора утверждается уполномоченным органом исполнительной власти города Москвы.

3. Предварительный договор с собственником жилого помещения (жилого дома) заключается в сроки, указанные в Решении.

4. После заключения предварительного договора допускаются сделки с освобождаемым жилым помещением (жилым домом), предусмотренные федеральным законодательством, если иное не предусмотрено предварительным договором.

5. В случае, когда сторонами достигнуто письменное соглашение по всем условиям предоставления возмещения (компенсации) либо выкупа, предварительный договор не заключается.

Из содержания оспариваемой статьи следует, что в ней предусматривается возможность, но не обязанность, заключения предварительного договора, в случае, если между сторонами не достигнуто соглашение по всем условиям договора, определяющего переход права собственности на освобождаемое жилое помещение (жилой дом). Таким образом, закон не возлагает на собственника никакой дополнительной обязанности, но только предоставляет ему право заключать предварительный договор. Содержание оспариваемой статьи полностью согласуется с положениями Гражданского кодекса Российской Федерации, регулирующими понятие и условия договора, в том числе положениями о свободе договора. Следовательно, такой подход к регулированию отношений, связанных с освобождением жилых помещений, полностью согласуется с нормами гражданского законодательства и федерального жилищного законодательства.

Статья 10 Закона города Москвы N 21 от 31 мая 2006 г. содержит нормы о договоре, определяющем переход права собственности на освобождаемое жилое помещение (жилой дом) и размер возмещения (компенсации) либо выкупа собственнику, согласно которым:

1. Договор, определяющий переход права собственности на освобождаемое жилое помещение (жилой дом) и размер возмещения (компенсации) либо выкупа, заключается в сроки, указанные в Решении. В случае заключения предварительного договора, договор, определяющий переход права собственности на освобождаемое жилое помещение (жилой дом) и размер возмещения (компенсации) либо выкупа, заключается в сроки, указанные в предварительном договоре. Примерная форма договора, определяющего переход права собственности на освобождаемое жилое помещение (жилой дом) и размер возмещения (компенсации) либо выкупа, утверждается уполномоченным органом исполнительной власти города Москвы.

2. Договор, определяющий переход права собственности на освобождаемое жилое помещение (жилой дом) и размер возмещения (компенсации) либо выкупа, подлежит государственной регистрации в установленном порядке. Плата за оформление и государственную регистрацию права собственности на основании договора, определяющего переход права собственности на освобождаемое жилое помещение (жилой дом) и размер возмещения (компенсации) либо выкупа, осуществляется за счет лица, осуществляющего переселение.

3. На срок оформления договора, определяющего переход права собственности на освобождаемое жилое помещение, проведения государственной регистрации права собственности на предоставленное жилое помещение лицо, осуществляющее переселение, заключает с собственником в случае его согласия договор краткосрочного найма на это жилое помещение. Договор краткосрочного найма является основанием для вселения и проживания в жилом помещении. Договор краткосрочного найма прекращает свое действие с момента государственной регистрации права собственности на предоставленное собственнику жилое помещение.

4. Все разногласия, которые могут возникнуть при выполнении условий договора, решаются путем переговоров между сторонами либо в судебном порядке. При недостижении соглашения сторон о заключении договора вопрос о предоставлении возмещения (компенсации) либо выкупа собственнику жилого помещения (жилого дома) решается в судебном порядке.

5. Ответственность за неисполнение надлежащим образом условий заключенного договора наступает для сторон в соответствии с федеральным законодательством и договором.

6. Жилое помещение (жилой дом) освобождается собственником в сроки, определенные в договоре, но не позднее чем через месяц после:

1) заключения договора краткосрочного найма;

2) получения документа о праве собственности на жилое помещение;

3) получения денежного возмещения (компенсации) либо выкупной цены в полном размере.

Федеральное законодательство не устанавливает специальных требований к соглашению, заключаемому в случае отчуждения жилого помещения при его изъятии. При этом, содержание оспариваемой статьи также полностью согласуется с положениями Гражданского кодекса Российской Федерации, регулирующими понятие и условия договора, в том числе положениями о свободе договора, а также с нормами Жилищного кодекса Российской Федерации, в частности ст. 32, предусматривающей определение выкупной цены жилого помещения, сроков и других условий выкупа на основании соглашения с собственником и т.д.

Согласно части 7 статьи 14 Закона города Москвы N 21 от 31 мая 2006 г. после завершения капитального ремонта или реконструкции при соответствии размера отремонтированного или реконструированного жилого помещения размеру жилого помещения до ремонта или реконструкции граждане подлежат переселению в ранее занимаемое жилое помещение.

В силу части 9 этой же статьи в случае изменения в результате капитального ремонта или реконструкции размера жилого помещения, принадлежащего на праве собственности, взаимоотношения сторон определяются дополнительным соглашением. Расходы по переоформлению документов на жилое помещение, принадлежащее на праве собственности, либо по внесению технических корректировок в правоустанавливающие документы производятся за счет лица, осуществляющего переселение.

Указанные нормы части 7 статьи 14 Закона города Москвы N 21 от 31 мая 2006 г. призваны урегулировать отношения по предоставлению жилого помещения после завершения капитального ремонта или реконструкции. При этом, если размер отремонтированного или реконструированного жилого помещения равен размеру жилого помещения до ремонта или реконструкции то переселение осуществляется в ранее занимаемое жилое помещение. Данное положение полностью согласуется с нормами пунктов 3 и 4 статьи 88 Жилищного кодекса Российской Федерации, устанавливающими обязанность предоставления другого жилого помещения, если в результате проведения капитального ремонта или реконструкции дома жилое помещение не может быть сохранено или его общая площадь уменьшится, в результате чего проживающие в нем наниматель и члены его семьи могут быть признаны нуждающимися в жилых помещениях, либо увеличится, в результате чего общая площадь занимаемого жилого помещения на одного члена семьи существенно превысит норму предоставления, а также право нанимателя и членов его семьи вселиться в жилое помещение, площадь которого в результате проведения капитального ремонта или реконструкции уменьшилась.

Нормы части 9 статьи 14 Закона города Москвы N 21 от 31 мая 2006 г. не ограничивают прав собственников жилого помещения, но только предоставляют право урегулировать отношения на основе соответствующего соглашения, что не противоречит нормам Гражданского кодекса Российской Федерации. При этом, закон не возлагает на собственника жилого помещения каких-либо дополнительных обязанностей, при этом, относя расходы по переоформлению документов на жилое помещение, принадлежащее на праве собственности, либо по внесению технических корректировок в правоустанавливающие документы на счет лица, осуществляющего переселение.

При таком положении суд считает, что Закон города Москвы N 21 от 31 мая 2006 г. в оспариваемой части не противоречит федеральному закону и его принятие не может повлечь нарушения прав и свобод заявителей.

Согласно ч. 1 ст. 253 ГПК Российской Федерации суд, признав, что оспариваемый нормативный правовой акт не противоречит федеральному закону или другому нормативному правовому акту, имеющим большую юридическую силу, принимает решение об отказе в удовлетворении соответствующего заявления.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 194-198 ГПК Российской Федерации,

 

решил:

 

Н.А.А., Р.В.А., В.В.Л. и В.И.И. в удовлетворении заявления об оспаривании частично Закона города Москвы N 21 от 31 мая 2006 г. "Об обеспечении жилищных прав граждан при переселении и освобождении жилых помещений (жилых домов) в городе Москве" отказать.

Решение может быть обжаловано в Верховный Суд Российской Федерации в течение 10 дней.

 

Председательствующий

С.В. Сафонов

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь