Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

КОСТРОМСКОЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 24 января 2007 г. по делу N 33-51

 

Судебная коллегия по гражданским делам Костромского областного суда, рассмотрев в судебном заседании по докладу Н. дело по иску Федерального государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования "Костромская государственная сельскохозяйственная академия" к Д., Г.А., Г.Л., М.З., М.Р., М.Э., М.Д., М.А., М.В., В.Л., Я.А., Р.(Я.)Т., Р.Д., Р.С. о признании заключенными и действительными договоров найма жилых помещений специализированного жилищного фонда и встречному иску Д., Г.А., Г.Л., М.З., М.Р., М.Э., М.Д., М.А., М.В., В.Л., Я.А., Р.(Я.)Т., Р.Д., Р.С. к Федеральному государственному образовательному учреждению высшего профессионального образования "Костромская государственная сельскохозяйственная академия" о признании права проживания по договору найма жилого помещения в многоквартирном доме на условиях договора социального найма и иску Д., Г.А., Г.Л., М.З., М.Р., М.Э., М.Д., М.А., М.В., В.Л., Я.А., Р.(Я.)Т., Р.Д., Р.С. к Федеральному государственному образовательному учреждению высшего профессионального образования "Костромская государственная сельскохозяйственная академия" и Управлению Федеральной регистрационной службы о признании недействительным свидетельства о регистрации права оперативного управления,

 

установила:

 

Федеральное государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования "Костромская государственная сельскохозяйственная академия" (ФГОУ ВПО "Костромская государственная сельскохозяйственная академия") обратилось в суд с иском к Д., Г.А., Г.Л., М.З., М.Р., М.Э., М.Д., М.А., М.В., В.Л., Я.А., Р.(Я.)Т., Р.Д., Р.С. о понуждении к заключению договоров найма специализированного жилищного фонда занимаемых ответчиками жилых помещений в общежитии N 7, расположенном по адресу: п. Караваево, Учебный городок.

Требования мотивированы тем, что всем ответчикам как сотрудникам Академии вместе с членами их семей были предоставлены жилые помещения в указанном общежитии, фактически между сторонами сложились отношения по найму жилого помещения специализированного жилищного фонда. Ответчики возражают против письменного оформления договора найма.

В процессе рассмотрения дела истец исковые требования изменил и просил признать заключенными и действительными договоры найма занимаемых ответчиками жилых помещений специализированного жилого фонда.

Ответчики (М.З. и М.Р. также в интересах несовершеннолетних детей - М-вых Э. и Д., а Р.Т. и Р.С. - в интересах несовершеннолетней Р.Д.) обратились в суд со встречным иском к ФГОУ ВПО "Костромская государственная сельскохозяйственная академия" о признании за ними права проживания в занимаемых ими жилых помещениях в многоквартирных жилых домах учебного городка п. Караваево на условиях договора социального найма. Требования обосновали тем, что первоначально они действительно были вселены и проживали в общежитии, но впоследствии дома, в которых они проживают, перестали отвечать требованиям, предъявляемым в общежитиям. Занимаемые помещения переоборудованы в квартиры с согласия Академии, каждая из квартир имеет жилые комнаты, кухню, отдельный санузел и ванную комнату, коридор. Никакой мебели и постельных принадлежностей Академия им не выдает. Оплата производится не за койко-место, а за квартиру в соответствии с тарифами и нормативами, утвержденными администрацией Костромского района.

В дальнейшем те же истцы обратились в суд с иском к ФГОУ ВПО "Костромская государственная сельскохозяйственная академия" и Управлению Федеральной регистрационной службы по Костромской области о признании недействительным свидетельства от 25 января 2005 года о регистрации за Костромской государственной сельскохозяйственной академией права оперативного управления общежитием по адресу: п. Караваево, Учебный городок и аннулировании соответствующей регистрации. При этом истцы ссылались на то, что администрация Костромского района решение о придании этому дому статуса общежития не принимала. Комитет по управлению государственным имуществом администрации Костромской области, закрепляя имущество за Костромской государственной сельскохозяйственной академией, исходил из перечня имущества, составленного самой академией. Каких-либо документов, подтверждающих статус дома как общежития, академия при этом не представила. С учетом этого регистрация дома как общежития на праве оперативного управления Костромской государственной сельскохозяйственной академии является незаконной.

Решением Костромского районного суда от 28 ноября 2006 года исковые требования ФГОУ ВПО "Костромская государственная сельскохозяйственная академия" удовлетворены. Признаны заключенными и действительными договоры найма жилых помещений специализированного жилого фонда: между ФГОУ ВПО "Костромская государственная сельскохозяйственная академия" и Д. на жилое помещение по адресу Костромская область, Костромской район, п. Караваево, Учебный городок; между ФГОУ ВПО "Костромская государственная сельскохозяйственная академия" и Г.А., Г.Л. - на жилое помещение по адресу: Костромская область, Костромской район, п. Караваево, Учебный городок; между ФГС ВПО "Костромская государственная сельскохозяйственная академия" и М.Р., М.З., М.Э., М.Д. - на жилое помещение по адресу: Костромская область, Костромской район, п. Караваево, Учебный городок; между ФГОУ ВПО "Костромская государственная сельскохозяйственная академия" и М.А., М.В. на жилое помещение по адресу: Костромская область, Костромской район, п. Караваево, Учебный городок; ФГОУ ВПО "Костромская государственная сельскохозяйственная академия" и В.Л. - на жилое помещение по адресу: Костромская область, Костромской район, п. Караваево, Учебный городок; между ФГОУ ВПО "Костромская государственная сельскохозяйственная академия" и Я.А., Р.(Я.)Т., Р.Д., Р.С. - на жилое помещение по адресу: Костромская область, Костромской район, п. Караваево, Учебный городок.

В удовлетворении исковых требований о признании права проживания по договору социального найма и признании недействительным свидетельства о государственной регистрации права оперативного управления Костромской государственной сельскохозяйственной академии на общежитие пос. Караваево Костромского района Костромской области отказано.

В кассационной жалобе Д., Г.А., М.Р., М.А., В.Л., Я.А. просят решение суда отменить. Жалобу обосновывают следующими доводами. Ссылки суда на документы, подтверждающие постройки и сдачу дома в качестве общежития, являются несостоятельными, поскольку из исследованных судом документов не усматривается то, что в этих документах указывается именно спорное здание. В Учебном городке п. Караваево имеется 6 общежитий, каждое из которых примерно на 400 мест, и одно вблизи центра п. Караваево. Доказательства, положенные в основу выводов суда, противоречивы, неточны, искажены и запутаны. Считают необоснованными ссылки суда на то, что нумерация здания была исправлена в техпаспорте. Кроме того, по нумерации дома в деле имеются различные сведения, оценки которым судом не дано. При рассмотрении дела судом нарушены принципы беспристрастности и независимости, допущены другие процессуальные нарушения.

В кассационной жалобе представитель Г.А. - Т. просит решение суда отменить по следующим основаниям. Судом фактически самовольно изменен правовой статус жилых домов без законных оснований, поскольку статус здания как общежития должен был быть установлен исполкомом районного, городского Совета народных депутатов. Доказательств того, что такое постановление было издано в отношении спорного здания, в деле не имеется. Ссылки суда на свидетельство о регистрации права оперативного управления общежитием являются несостоятельными, так как указанное свидетельство оспаривалось истцами, оно выдано на основании непроверенных недостоверных сведений. В настоящее время здание не отвечает требованиям, предъявляемым к общежитию. Все жилые помещения переоборудованы под отдельные изолированные квартиры; мебелью, постельными и иными принадлежностями они не комплектуются. Судом рассмотрен иск, содержащий требования, не предусмотренные статьей 12 ГК РФ, регламентирующей способы защиты права.

Проверив материалы дела, обсудив доводы жалобы, выслушав Д., М.А., Г.А., М.З., представителя Г.А., Г.Л. М.З., М.Р., М.А., М.В., Д., В.Л., Я.А. - Т., представителя ФГОУ ВПО "Костромская государственная сельскохозяйственная академия", судебная коллегия не находит оснований для отмены решения суда.

Принимая решение об удовлетворении исковых требований о признании заключенными и действительными договоров найма специализированного жилого фонда и отказывая в удовлетворении исков о признании права на жилое помещение на условиях социального найма, суд обоснованно исходил из того, что здание, в котором расположены спорные жилые помещения, было построено и введено в эксплуатацию в качестве общежития. В дальнейшем здание заселялось и использовалось как общежитие. Всем истцам жилые помещения были предоставлены в связи с трудовыми отношениями с Академией, что подтверждается копиями ордеров, объяснениями сторон и другими доказательствами. Судом установлено, что в общежитии имеется комендант и другие работники, занятые его техническим обслуживанием.

Эти выводы суда мотивированы, основаны на исследованных в судебном заседании и оцененных в решении доказательствах. Оснований для признания указанных выводов суда неправильными не имеется.

В кассационной жалобе кассаторы указывают на то, что документы, подтверждающие постройку и сдачу дома в качестве общежития, являются несостоятельными, поскольку из исследованных судом документов не усматривается то, что в них содержится информация, касающаяся именно спорного здания; в учебном городке п. Караваево имеется 7 общежитий, каждое из которых примерно на 400 мест.

Вместе с тем, все истцы признавали в ходе судебного разбирательства, что проживают в общежитии, не оспаривали год его постройки. Как отражено в справке ФГУП "Ростехинвентаризация" от 2 декабря 2004 года, технический паспорт общежития, расположенного в доме Учебного городка п. Караваево, составлен 27 февраля 1989 года (т. 2 л.д. 125). Протоколом заседания исполнительного комитета Костромского районного Совета народных депутатов от 16 февраля 1989 года утвержден акт государственной комиссии о приемке в эксплуатацию общежития на 410 мест с блоком обслуживания в поселке Караваево, общежитие введено в эксплуатацию с 28 февраля 1989 года (т. 1 л.д. 185). То, что в протоколе об утверждении акта государственной комиссии не указан номер дома, не опровергает выводы суда о том, что протоколом от 16 февраля 1989 года утвержден акт о приемке в эксплуатацию именно того общежития, которое в настоящее время занимают ответчики, поскольку почтовый адрес присваивается зданию после ввода в эксплуатацию. По сведениям органа технической инвентаризации и учета объектов недвижимости, технический паспорт от 27 февраля 1989 года был составлен на объект, имеющий инвентарный номер 1468; в характеристике этого здания отражено, что оно представляет собой 5-этажное здание с двумя пристройками, общежитие общей площадью 7240,3 кв. м (т. 2 л.д. 125). В настоящее время под инвентарным номером 1468 также зарегистрировано общежитие той же площади общей площадью 7240,3 кв. м. Из представленной суду выписки федерального имущества, находящегося в оперативном управлении Костромской государственной сельскохозяйственной академии, только общежитие имеет общую площадь 7240,3 кв. м (т. 1 л.д. 122-123).

То, что в документах имелась несогласованность в нумерации дома, не опровергает выводы суда по существу дела. Как правильно отметил суд, ранее здание имело номер, потом оно было изменено, что подтверждается копией технического паспорта; представленного Костромским отделением Костромского филиала "Ростехинвентаризация" (приложение к материалам дела). Все ответчики не возражали, что проживают в общежитии, а по данным реестра федерального имущества общежитие имеет адрес: п. Караваево, Учебный городок, (т. 2 л.д. 123 об.). Кроме того, сам по себе номер дома не влияет на оценку характера сложившихся между сторонами отношений по пользовании жилыми помещениями в нем.

Нельзя согласиться и с доводом кассационной жалобы о том, что судом фактически самовольно изменен правовой статус дома без законных оснований, поскольку статус здания как общежития должен был быть установлен исполкомом районного, городского Совета народных депутатов. Обосновывая этот довод, кассатор ссылается на п. 4 Примерного положения об общежитиях, утв. Постановлением Совета Министров РСФСР от 11 августа 1988 года N 328, в соответствии с которым жилые дома, предназначенные под общежития, регистрируются в качестве общежитий в исполнительном комитете районного, городского Совета народных депутатов; при регистрации исполнительный комитет Совета народных депутатов проверяет соответствие этих домов санитарным правилам устройства, оборудования и содержания общежитий, а также требованиям настоящего положения.

Судом установлено, что здание было построено и введено в эксплуатацию как общежитие. Следовательно, соответствие дома санитарным правилам устройства, оборудования и содержания общежитий, было проверено при приемке дома в эксплуатацию. Исполнительный комитет Костромского районного Совета народных депутатов, утвердив акт Государственной комиссии о приемке в эксплуатацию общежития (т. 1 л.д. 285), тем самым выполнил обязанность, предусмотренную п. 4 Примерного положения об общежитиях.

Ссылки кассаторов на то, что дом не обеспечивается оборудованием, постельными принадлежностями являются несостоятельными. Из материалов дела видно, что некоторые комнаты в общежитии комплектовались мебелью, инвентарем, постельными принадлежностями (т. 2 л.д. 59-69). По утверждению представителя Академии, ответчики не были обеспечены такими вещами ввиду необращения за ними. Кроме того, само по себе отсутствие мебели без других доказательств, подтверждающих изменение статуса помещений, не может служить достаточным доказательством изменения характера договорных отношений с найма помещения в общежитии на социальный наем.

Исследованными судом доказательствами подтверждается то, что все ответчики были заселены в общежитие в связи с работой в Костромской государственной сельскохозяйственной академии. Им не выдавался ордер порядке, который был установлен жилищным законодательством для занятия жилых помещений в доме государственного или общественного жилищного фонда (ст. 47 ЖК РСФСР). Ордера на занятие спорных помещений им были выданы самим институтом, то есть при заселении был соблюден порядок, установленный для заселения общежитий (п. 10 Примерного положения об общежитиях). Выданные ответчикам ордера (т. 2 л.д. 147-148) соответствовали форме ордеров, утвержденных для занятия жилой площади в общежитиях (приложение к Примерному положению об общежитиях). Так, в ордере, выданном М.А., указано, что он предоставлен на право временного поселения в общежитии института; под записью в ордере "в случае увольнения из института обязуюсь освободить занимаемую мною комнату" имеется подпись М.А. (т. 1 л.д. 163).

При этом многие из ответчиков после заселения в спорные помещения были поставлены в очередь нуждающихся в улучшение жилищных условий и продолжают состоять в этой очереди. Так, в опубликованном академией в июне 2006 года списке сотрудников, нуждающихся в улучшении жилищных условий, указаны Г.А. с составом семьи 2 человека, занимающая помещение в общежитии площадью 50,7 кв. м, М.А. с составом семьи 2 человека, занимающий помещение в общежитии площадью 42,8 кв. м, Д., занимающий помещение в общежитии площадью 29,7 кв. м (т. 2 л.д. 78).

Нет оснований и для признания неправильными выводов суда относительно правового значения перепланировки помещений, произведенной ответчиками. По мнению кассаторов, переоборудование помещений, в результате которых за счет присоединения общих помещений (кладовых) ими были оборудованы кухни для индивидуального пользования, изменяет статус помещения и характер договорных отношений по найму этих помещений. Не соглашаясь с такими доводами, суд пришел к правильному выводу, что указанные обстоятельства не имеют юридического значения для разрешении спора. Размер и количество жилых и подсобных помещений, предоставляемых в пользовании в доме специализированного жилого фонда, не является определяющим в установлении статуса дома как общежития; общежитие может быть более или менее благоустроенным; не имеется запрета на предоставление в пользование в общежитии не койко-места, а отдельной комнаты или нескольких комнат. Часть помещений в доме была изначально при проектировании и строительстве оборудована отдельными санузлами, что видно из технического паспорта. Такие помещения отмечены в техническом паспорте в разделе "распределение жилой площади" как "квартиры", что само по себе не говорит о том, что эти помещения не имеют статуса общежития, поскольку такой статус был при строительстве и сдаче дома в эксплуатацию придан всему дому в целом. В техническом паспорте здания отмечено большое количество подсобных общих помещений, наличие которых не свойственно жилым домам. Так, в подвале расположены кладовая чистого белья, комната кастелянши, кладовая грязного белья, кладовая мебели, помещение для занятия рисованием, шахматный клуб, книгохранилище и другие; на жилых этажах имеются буфет, моечная посуды, помещение коменданта, кладовая инвентаря, помещение для культурно-массовых мероприятий, помещение для спортивных игр и другие.

Закрепление здания за Костромской государственной сельскохозяйственной академией как федеральным государственным образовательным учреждением на праве оперативного управления произведено на основании п. 2 ст. 39 Закона РФ "Об образовании" Территориальным управлением Федерального агентства по управлению федеральным имуществом по Костромской области. С учетом этого суд обоснованно не нашел оснований для признания недействительным свидетельства о регистрации права оперативного управления академии за общежитие. При этом оспаривание свидетельства о регистрации права не исключает его из числа доказательств.

Оценив в совокупности исследованные доказательства, суд пришел к правильному выводу, что спорное здание является объектом специализированного жилого фонда и между сторонами сложились и реально исполняются договорные отношения по найму специализированного жилого фонда.

Не является основанием к отмене решения и рассмотрение судом требования, которое, по мнению кассатора, не соответствует ст. 12 ГК РФ. Одним из способов защиты гражданских прав, установленных ст. 12 ГК РФ, является признание права. Поскольку между сторонами возник спор относительно характера сложившихся отношений по найму жилого помещения, что не оспаривается сторонами, разрешение этого спора в судебном порядке способствует правовой определенности в договорных отношениях сторон и выполняет цель защиты права. Заявленный академией иск может быть отнесен к иску о признании права, поскольку от определения характера сложившихся договорных отношений зависит реализация многих прав наймодателя. Кроме того, наличие такого спора и необходимость его разрешения судебном порядке признана и ответчиками, обратившихся со встречным иском близкого правового характера.

Остальные доводы кассационных жалоб также не опровергают выводы, изложенные в решении суда, которое отвечает установленным законом требованиям законности и обоснованности. Оснований для утверждения о неисполнении судом требований беспристрастности и независимости, нарушении процессуальных прав ответчиков или иных лиц судебная коллегия не усматривает.

При таких обстоятельствах кассационные жалобы удовлетворению не подлежат.

Руководствуясь ст. 361 ГПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

решение Костромского районного суда от 28 ноября 2006 года оставить без изменения, кассационные жалобы Д., Г.А., М.Р., М.А., В.Л., Я.А., а также представителя Г.А. - Т. - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь