Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

БЕЛГОРОДСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

ОБЗОР СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ

ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ ЗА ФЕВРАЛЬ 2007 ГОДА

 

Процессуальные вопросы

 

Досудебное производство

 

В порядке ст. 125 УПК РФ не подлежат обжалованию действия дознавателя по проверке сообщения о преступлении до принятия одного из решений, предусмотренных ст. 145 УПК РФ (ст. 125 УПК РФ)

 

Постановлением судьи Корочанского районного суда Б. отказано в принятии жалобы на действия старшего дознавателя по изъятию игровых автоматов.

Судебная коллегия по уголовным делам облсуда, оставляя постановление без изменения, указала следующее.

Статьей 125 УПК РФ предусмотрен судебный порядок рассмотрения жалоб на постановления дознавателя, следователя, прокурора об отказе в возбуждении уголовного дела, о прекращении уголовного дела, а ровно иных решений и действий, которые способны причинить ущерб конституционным правам и свободам участников уголовного судопроизводства либо затруднить доступ граждан к правосудию.

По смыслу указанной статьи в суд могут быть обжалованы действия (бездействия) и решения дознавателя на стадии предварительного расследования.

Суд первой инстанции правильно установил, что только лишь изъятие игровых автоматов у Б. не порождает оснований для его обращения в суд с жалобой на действия сотрудника милиции в порядке ст. 125 УПК РФ, поскольку по данному факту уголовное дело не было возбуждено или отказано в этом.

Таким образом, суд обоснованно отказал в принятии жалобы к рассмотрению и не назначил судебное разбирательство.

 

К постановлению о возбуждении ходатайства об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу должны прилагаться материалы, подтверждающие обоснованность ходатайства (ст. 108 УПК РФ)

 

Постановлением судьи Яковлевского района отказано в удовлетворении ходатайства об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу обвиняемому А. Он обвиняется в краже чужого имущества.

Кассационная инстанция сочла постановление законным и обоснованным.

Согласно ст. 97 УПК РФ, суд вправе избрать обвиняемому меру пресечения в виде заключения под стражу при наличии достаточных оснований полагать, что обвиняемый скроется от предварительного следствия или суда; может продолжать заниматься преступной деятельностью.

В постановлении правильно указано, что в отношении А. не представлено достаточно данных, свидетельствующих о том, что он скроется от следствия или суда, продолжит заниматься преступной деятельностью.

А. обвиняется в преступлении средней тяжести, совершенном более пяти лет назад.

О его причастности к этому преступлению органам следствия стало известно из его явки с повинной.

Неоднократные судимости А. в период с 2002 по 2005 год не могут сами по себе служить основанием для избрания меры пресечения в виде заключения под стражу.

 

Постановление суда об отказе в удовлетворении ходатайства следователя об избрании несовершеннолетнему обвиняемому меры пресечения в виде заключения под стражу признано законным и обоснованным (ст. 108 УПК РФ)

 

Постановлением Корочанского районного суда отказано в удовлетворении ходатайства дознавателя об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу подозреваемому в совершении преступлений предусмотренных ст. ст. 158 ч. 2 п. "б" и 166 ч. 1 УК РФ Л.

Судебная коллегия облсуда, оставляя постановление судьи без изменения, указала следующее.

Всесторонне и полно исследовав представленные в суд доказательства в обоснование ходатайства для избрания Л. меры пресечения в виде заключения под стражу, суд обоснованно указал, что причин для его удовлетворения не имеется.

На основании ст. 108 УПК РФ, мера пресечения в виде заключения под стражу может быть избрана при невозможности применения иной более мягкой меры пресечения. Такая мера пресечения в отношении несовершеннолетнего подозреваемого может быть избрана только в исключительных случаях.

Как установил суд, исследованные при рассмотрении ходатайства документы не подтверждают указанные в ч. 1 ст. 108 УПК РФ основания, по которым Л. может быть избрана мера пресечения только в виде заключения под стражу, а не иная, более мягкая. При рассмотрении ходатайства Л. раскаялся в содеянном, готов возместить вред. Он имеет постоянное место жительства и проживает с семьей.

Судом учитывалось и личное поручительство законного представителя несовершеннолетнего подозреваемого.

 

Постановление следователя в части возбуждения уголовного дела в отношении конкретного лица признано незаконным и необоснованным ввиду отсутствия достаточных данных, указывающих на признаки преступления в его действиях (ст. 125 УПК РФ)

 

Постановлением судьи Старооскольского городского суда признано незаконным и необоснованным постановление Старооскольского городского прокурора в части возбуждения уголовного дела в отношении М. по признакам ст. 160 ч. 2 УК РФ.

Из резолютивной части постановления о возбуждении уголовного дела следует, что уголовное дело возбуждено по признакам преступления, предусмотренного ст. 160 ч. 2 УК РФ, и уголовное дело возбуждено по ст. 160 ч. 2 УК РФ в отношении М.

Президиум облсуда, оставляя постановление судьи без изменения, указал следующее.

По смыслу закона уголовное дело возбуждается в отношении конкретного лица только в том случае, если имеются достоверные данные, подтверждающие, что преступление совершено именно этим лицом.

При проверке жалобы М. суд правильно указал в постановлении, что в материалах уголовного дела отсутствуют достаточные основания, указывающие на признаки преступления в действиях М.

Возбуждение уголовного дела в отношении конкретного лица ограничивает его конституционные права на свободу совершения определенных действий, поэтому суд обоснованно признал незаконным и необоснованным постановление о возбуждении уголовного дела в части его возбуждения в отношении М.

 

Судебное производство

 

Отсутствие в обвинительном заключении изложения доказательств по каждому преступлению признано существенным нарушением закона, препятствующим рассмотрению дела судом (ст. 237 УПК РФ)

 

Постановлением Валуйского районного суда уголовное дело в отношении Ш. возвращено прокурору для устранения допущенных нарушений требований уголовно-процессуального кодекса, препятствующих рассмотрению дела судом.

В ходе судебного разбирательства было установлено, что обвинительное заключение не соответствует требованиям п. 5 и 6 ч. 1 ст. 220 УПК РФ.

Так, обвиняемому Ш. в вину вменяется совершение 2-х разных составов преступлений. Следователь не привел доказательств отдельно по каждому эпизоду обвинения, а одни и те же доказательства перекопировал как по одному составу, так и по другому, несмотря на то, что это 2 разных состава преступления и доказательства, подтверждающие вину обвиняемого, совершенно разные, т.е. доказательства, подтверждающие вину Ш. в незаконном приобретении, хранении без цели сбыта наркотических средств, не имеют никакого отношения к доказанности обвинения Ш. в незаконном сбыте наркотических средств.

Оставляя постановление судьи без изменения, кассационная инстанция указала следующее.

Суд правильно сделал вывод, что допущенные нарушения требований ст. ст. 17 УК РФ, 74, 220 ч. 1 п. п. 5 и 6 УПК РФ и разъяснений Пленума ВС РФ от 05.03.2004 N 1 "О применении судами норм уголовно-процессуального кодекса РФ" являются препятствием к рассмотрению дела и принятию законного и обоснованного решения по делу и не могут быть устранены в ходе судебного разбирательства.

 

Постановление о возвращении уголовного дела прокурору признано незаконным, поскольку в нем не приведены существенные нарушения закона, которые, по мнению суда, препятствуют вынесению судебного решения (ст. 237 УПК РФ)

 

Постановлением Губкинского городского суда уголовное дело в отношении М. и несовершеннолетнего С. возвращено прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом.

Кассационная инстанция, отменяя постановление, указала следующее.

Согласно ч. 1 п. 2 и ч. 2 ст. 154 УПК РФ, следователь или прокурор вправе выделить из уголовного дела в отдельное производство другое уголовное дело в отношении несовершеннолетнего обвиняемого, привлеченного к уголовной ответственности вместе с совершеннолетним обвиняемым.

Выделение уголовного дела в отдельное производство для завершения предварительного расследования допускается, если это не отразится на всесторонности и объективности предварительного расследования и разрешения уголовного дела, в случаях, когда это вызвано большим объемом уголовного дела и множественностью его эпизодов.

Из обвинительного заключения видно, что предварительное следствие по уголовному делу проведено в отношении совершеннолетнего М. и несовершеннолетнего С. по обвинению их в одном преступлении - покушении на кражу чужого имущества.

Следовательно, при расследовании уголовного дела у следователя, а затем и прокурора не возникло обстоятельств, предусмотренных ч. 2 ст. 154 УПК РФ, при наступлении которых следовало бы решать вопрос о выделении уголовного дела в отношении несовершеннолетнего в отдельное производство.

В постановлении суда не указано, какие обстоятельства, предусмотренные уголовно-процессуальным законом, препятствуют объективному рассмотрению уголовного дела в суде и вынесению судебного решения по делу.

Поэтому, если по уголовному делу обвиняется несколько лиц, а хотя бы один из обвиняемых является несовершеннолетним, то при невозможности выделить дело в отношении несовершеннолетнего в отдельное производство такое дело в отношении всех обвиняемых должно рассматриваться в общем порядке.

 

В особом порядке судебного разбирательства подлежат обязательному исследованию обстоятельства, характеризующие личность подсудимого, и обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание (ст. 316 УПК РФ)

 

Приговором Белгородского районного суда К. осужден к лишению свободы.

Дело рассмотрено в особом порядке судебного разбирательства.

Судебная коллегия отменила приговор по следующим основаниям.

По делу нарушена процедура судопроизводства, поскольку, согласно протоколу с/з, ни стороне обвинения, ни стороне защиты не была предоставлена возможность представить на исследование обстоятельства, характеризующие личность подсудимого, и обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание, то есть суд нарушил принцип состязательности сторон (ст. 15 УПК РФ) и не создал им необходимые условия для исполнения процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав, что признано существенным нарушением уголовно-процессуального закона.

 

При наличии противоречивых доказательств, имеющих существенное значение для выводов суда, в приговоре не указано, по каким основаниям суд принял одни из этих доказательств и отверг другие (ст. 380 УПК РФ)

 

Приговором Старооскольского городского суда Щ. осужден по ст. 161 ч. 1 УК РФ к лишению свободы условно.

Приговор отменен по следующим основаниям.

В нарушение требований ст. 307 УПК РФ в нем не указано, по каким основаниям суд принял одни доказательства и отверг другие.

В основу приговора положены показания потерпевшей в судебном заседании о том, что Щ. нанес ей случайно удар, когда вырывал сумку и стягивал ее с плеча.

Вместе с тем, потерпевшая в судебном заседании пояснила, что подтверждает свои показания данные ею на предварительном следствии.

В числе доказательств виновности Щ. сторона обвинения предоставляла показания потерпевшей, данные на предварительном следствии. Из этих показаний потерпевшей видно, что Щ. стал тянуть за сумку. Она удерживала сумку и стала кричать, что там ничего ценного нет. После этого он нанес удар кулаком в область уха. От удара почувствовала сильную боль, т.к. удар был сильным, и ослабила руку. О применении насилия во время завладения ее имуществом грабителем потерпевшая рассказала свидетелю И., допрошенной в суде.

Допущенные судом первой инстанции нарушения признаны судебной коллегией существенными, что в соответствии со ст. ст. 379 ч. 1 п. 1, 380 ч. 1 п. 3 УПК РФ повлекло отмену приговора.

 

Основанием отмены приговора послужило назначение явно несправедливого наказания вследствие мягкости (ст. 383 УПК РФ)

 

Приговором Октябрьского районного суда г. Белгорода С. осужден по ст. 146 ч. 3 УК РФ к штрафу в доход государства.

Кассационная инстанция отменила приговор по следующим основаниям.

С. признан виновным в совершении преступления, за которое установлено наказание в виде лишения свободы на срок до 5 лет, в том числе, и со штрафом в размере до 500000 рублей.

Причиненный его действиями ущерб оценен в 562,932 рубля 50 копеек, который не возмещен.

При таких обстоятельствах назначенное С. за это преступление наказание в виде денежного штрафа в доход государства в размере 40000 рублей является явно несправедливым вследствие его мягкости.

 

В описательно-мотивировочной части оправдательного приговора излагаются мотивы, по которым суд отвергает доказательства, представленные стороной обвинения (ст. 305 УПК РФ)

 

Приговором Шебекинского районного суда Р. оправдан по ч. 3 ст. 160 УК РФ за отсутствием в деянии состава преступления.

Судебная коллегия по уголовным делам облсуда, отменяя приговор, указала следующее.

По смыслу п. 4 ст. 305 УПК РФ при постановлении оправдательного приговора должны получить оценку все рассмотренные в с/з доказательства, как подтверждающие выводы суда по вопросам, разрешаемым при постановлении приговора, так и противоречащие этим выводам. Суд в соответствии с требованиями закона должен указать в приговоре, почему одни доказательства признаны им достоверными, а другие отвергнуты. При этом приговор должен содержать анализ доказательств.

Из приговора видно, что, оправдывая Р. в присвоении денежных средств с использованием служебного положения, суд ограничился лишь приведением доказательств, исследованным в судебном заседании. При этом представленным стороной обвинения доказательствам надлежащей оценке не дано.

При таких обстоятельствах оправдательный приговор кассационная инстанция признала незаконным и необоснованным.

 

Суд при разбирательстве уголовного дела о преступлении, совершенном несовершеннолетним, должен устанавливать условия его жизни и воспитания, уровень психического развития и иные особенности личности несовершеннолетнего (ст. 421 УПК РФ)

 

Приговором Старооскольского городского суда П. осужден к лишению свободы.

Он признан виновным в открытом хищении чужого имущества, совершенном с применением насилия, не опасного для жизни и здоровья, и нападении в целях хищения чужого имущества, совершенном с применением насилия, опасного для здоровья потерпевших.

Приговор отменен по следующим основаниям.

В соответствии с ч. 2 ст. 421 УПК РФ суд при разбирательстве уголовного дела о преступлении, совершенном несовершеннолетним, при наличии данных, свидетельствующих об отставании в психическом развитии, не связанном с психическим расстройством, устанавливает, мог ли несовершеннолетний в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий, соответствует ли психологическому развитию календарный возраст несовершеннолетнего.

Данные требования не выполнены судом.

Из материалов уголовного дела видно, что П. страдал в момент совершения преступления и страдает в настоящее время легкой умственной отсталостью, обучался в (коррекционной) школе-интернате, учился по несколько лет в одном классе, родился в неблагополучной семье.

Данные обстоятельства указывают на отставание П. в психическом развитии и требовали экспертного разрешения на предмет соответствия психического развития календарному возрасту.

В ходе предварительного следствия проводилась комплексная психолого-психиатрическая экспертиза, на разрешение которой вопрос о соответствии психологическому развитию календарного возраста обвиняемого П. не ставился, и заключение экспертов по данному поводу отсутствует.

В судебном заседании допрошен психиатр-эксперт З., сделавший пояснения по выводам психолога-эксперта о соответствии психологического развития обвиняемого календарному возрасту.

Его выводы являются предположительными, так как основаны не на материалах дела, а на личном мнении и поэтому не могли быть положены в основу приговора.

При таких обстоятельствах вывод суда в приговоре о соответствии психологического развития П. его календарному возрасту и о вменяемости нельзя признать обоснованным.

 

Приговор суда может быть основан лишь на тех доказательствах, которые были исследованы в судебном заседании (ст. 240 УПК РФ)

 

Приговором Октябрьского районного суда г. Белгорода Х. осужден к лишению свободы.

Судебная коллегия, отменяя приговор, указала следующее.

Согласно ст. 301 УПК РФ, приговор может быть основан лишь на тех доказательствах, которые в соответствии со ст. 240 УПК РФ были непосредственно исследованы в судебном заседании. Суд не вправе ссылаться в подтверждение своих выводов на собранные по делу доказательства, если они не были исследованы судом и не нашли отражения в протоколе судебного заседания.

В нарушение этих требований закона в протоколе с/з не изложено содержание оглашенных показаний Ш., и нет даже упоминания Х., как участника совершенных краж.

Ссылаясь в приговоре на показания допрошенных по делу лиц, суд должен в приговоре раскрыть их содержание. Однако это требование закона судом не выполнено.

 

При постановлении приговора должны получить оценку все рассмотренные в с/з доказательства, как подтверждающие выводы суда по вопросам, разрешаемым при постановлении приговора, так и противоречащие этим выводам (ст. 302 УПК РФ)

 

Приговором Свердловского районного суда г. Белгорода К. осужден по ч. 1 ст. 118 УК РФ к исправительным работам.

Приговор отменен по следующим основаниям.

По смыслу ст. 302 УПК РФ при постановлении приговора должны получить оценку все рассмотренные в с/з доказательства, как подтверждающие выводы суда по вопросам, разрешаемым при постановлении приговора, так и противоречащие этим выводам. Суд в соответствии с требованиями закона должен указать в приговоре, почему одни доказательства признаны им достоверными, а другие отвергнуты.

Квалифицируя действия К. по ч. 1 ст. 118 УК РФ, как неосторожное причинение тяжкого вреда здоровью, суд сослался на показания осужденного об отсутствии умысла на причинение потерпевшему тяжкого вреда здоровью.

Вместе с тем, в приговоре сделан вывод о том, что он нанося удары в жизненно-важный орган - голову, осужденный мог и должен был предвидеть наступление тяжких последствий.

В соответствии с ч. 4 ст. 380 УПК РФ приговор признается несоответствующим фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом 1-й инстанции, если выводы суда, изложенные в приговоре, содержат существенные противоречия, которые повлияли или могли повлиять на решение вопроса о виновности осужденного, на правильность применения уголовного закона или определение меры наказания.

 

Основанием изменения приговора послужила небрежность при постановлении приговора в части квалификации действий осужденного (ст. 307 УПК РФ)

 

Приговором Белгородского районного суда А. осужден по ст. 162 ч. 1 УК РФ к лишению свободы.

Приговор изменен по следующим основаниям.

Согласно ст. 297 УПК РФ приговор должен быть законным, обоснованным и справедливым. При этом приговор признается законным, обоснованным и справедливым, если он постановлен в соответствии с требованиями УПК РФ и основан на правильном применении уголовного закона.

Органами следствия А. обвинялся в разбойном нападении в целях хищения чужого имущества, совершенном с применением насилия, опасного для жизни и здоровья.

Из описательной части приговора следует, что действия А. квалифицированы по ст. 162 ч. 1 УК РФ, как разбойное нападение в целях хищения чужого имущества, совершенное с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, с причинением значительного ущерба гражданину.

Статья 162 УК РФ не предусматривает уголовной ответственности за совершение разбоя с таким квалифицирующим признаком, как причинение значительного ущерба гражданину. Поэтому квалификация действий осужденного по данному квалифицирующему признаку является незаконной и исключена из приговора.

 

Вопросы применения норм материального права

 

Отсутствие работы не может учитываться при назначении наказания как обстоятельство, отрицательно характеризующее личность осужденного (ст. 60 УК РФ)

 

Приговором Губкинского районного суда Е. осужден к исправительным работам.

Кассационная инстанция, изменяя приговор, указала следующее.

При назначении наказания Е. в приговоре необоснованно учтено в качестве обстоятельств, отрицательно характеризующих подсудимого то, что он нигде не работает и не учится.

Право на свободный труд и образование закреплены в ст. ст. 37 и 43 Конституции РФ, и отсутствие работы у подсудимого или нежелание продолжить образование не могут учитываться, как данные, отрицательно влияющие на назначение наказание подсудимому. Поэтому судебная коллегия по уголовным делам исключила их из приговора.

 

При признании рецидива преступлений не могут учитываться судимости за преступления, осуждение по которым признавалось условным, если условное осуждение не отменялось и лицо не направлялось для отбывания наказания в места лишения свободы (ст. 18 УК РФ)

 

Приговором Ракитянского районного суда П. осужден по ст. 162 ч. 2 п. п. "а, в, г" УК РФ (в редакции ФЗ РФ N 63 от 13.06.1996) к лишению свободы.

Президиум областного суда изменил приговор по следующим основаниям.

Из материалов дела следует, что П. совершил преступление 2 октября 2002 года, имея одну непогашенную судимость по приговору от 30 января 2001 года, наказание по которому ему назначалось условно.

В соответствии с п. "в" ч. 4 ст. 18 (в ред. ФЗ РФ N 162 от 08.12.2003) судимости за преступления, осуждение за которые признавалось условным, при признании рецидива преступлений не учитываются.

Несмотря на то, что преступление П. совершено во время действия уголовного кодекса РФ в ред. 1996 года, ч. 4 ст. 18 УК РФ (в ред. ФЗ РФ N 162-ФЗ от 08.12.2003) в силу ст. 10 УК РФ распространяет свое действие на осужденного, поскольку улучшает его положение.

 

Срок наказания при любом виде рецидива преступлений не может быть менее 1/3 части максимального срока наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за совершенное преступление, но в пределах санкции соответствующей статьи Особенной части УК РФ (ст. 68 УК РФ)

 

Постановлением Свердловского районного суда г. Белгорода ходатайство осужденного З. о приведении приговора Ракитянского районного суда, которым он осужден по ст. 111 ч. 4 УК РФ к лишению свободы, оставлено без удовлетворения.

Президиум, оставляя жалобу осужденного без удовлетворения указал следующее.

Отказывая З. в удовлетворении ходатайства о приведении приговора в соответствие с действующим законодательством, суд пришел к выводу, что изменения, внесенные в ч. 2 ст. 68 УК РФ Федеральным законом РФ N 162-ФЗ от 08.12.2003 "О внесении изменений и дополнений в УК РФ", в соответствии с которыми наказание при любом виде рецидива преступлений не может быть менее 1/3 части максимального срока наиболее строгого вида наказания, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части УК РФ, не улучшают положение осужденного.

Данное решение суд мотивировал тем, что судом первой инстанции З. назначено наказание в виде лишения свободы на 12 лет, что составляет более 1/3 части максимального срока наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за совершенное им преступление, но в пределах санкции ч. 4 ст. 111 УК РФ.

Такие выводы суда являются правильными.

Из приговора суда видно, что наказание З. назначено по правилам ст. 68 ч. 2 УК РФ, но не в минимальном пределе (2/3 максимального срока наказания санкции ч. 4 ст. 111 УК РФ составляет 10 лет). Поэтому оснований для смягчения осужденному наказания не имеется.

 

Оказание медицинской помощи и иной помощи потерпевшему непосредственно после совершения преступления является обстоятельством, смягчающим наказание (ст. 61 УК РФ)

 

Приговором Октябрьского районного суда г. Белгорода К.А. осужден к лишению свободы по ст. 111 ч. 4 УК РФ.

Президиум облсуда, изменяя приговор, указал следующее.

При назначении К.А. наказания суд в приговоре указал, что обстоятельств, отягчающих наказание К.А. нет. Смягчающим наказание обстоятельством признал явку с повинной.

Согласно ст. 61 ч. 1 п. "к" УК РФ, оказание медицинской помощи и иной помощи потерпевшему непосредственно после совершения преступления является обстоятельством, смягчающим наказание.

Из протокола судебного заседания следует, что в ходе судебного заседания исследовались: явка с повинной К.А., согласно которой осужденный добровольно сообщил о совершенном им преступлении, и пояснил, что после того, как избил К.Б., вызвал скорую медицинскую помощь; показания К.А., данные им в ходе предварительного следствия, из которых видно, что он, также признаваясь в содеянном, пояснял, что после избиения К.Б. вызвал скорую медицинскую помощь.

Суд, признав указанные доказательства достоверными, не мотивировал свое решение о непризнании обстоятельством, смягчающим наказание - оказание медицинской помощи.

Президиум областного суда признал указанное обстоятельство смягчающим и снизил К.А. назначенное наказание.

 

Преступность и наказуемость деяния определяются уголовным законом, действовавшим во время совершения этого деяния (ст. 9 УК РФ)

 

Приговором Свердловского районного суда г. Белгорода А. осужден по ст. ст. 158 ч. 2 п. "в", 30 ч. 3, 158 ч. 3, 158 ч. 2 п. "в" УК РФ к лишению свободы.

Президиум облсуда изменил приговор по следующим основаниям.

В соответствии со ст. 9 УК РФ преступность и наказуемость деяния определяются уголовным законом, действовавшим во время совершения этого деяния.

Судом установлено, что преступления совершены А. в период с 21 по 23 апреля 2002 года, с 1 июня 2002 года по 6 февраля 2003 года.

Суд квалифицировал действия А. по ст. 158 ч. 2 п. "в" УК РФ как по эпизоду кражи у Д., совершенной в период с 21 по 23 апреля 2002 года, так и по эпизоду хищения 6 февраля 2003 года имущества у П.

Между тем, в соответствии со ст. 17 УК РФ в редакции уголовного закона, действовавшего на момент совершения А. указанных деяний, совокупностью преступлений признавалось совершение двух или более преступлений, предусмотренных различными статьями или частями статьи настоящего Кодекса.

Таким образом, в действиях А. по преступлениям, предусмотренным одной и той же статьей и одной и той же частью, совокупность преступлений отсутствовала.

Поэтому его действия по эпизодам краж у Д. и П. президиум квалифицировал одной статьей 158 ч. 2 п. "в" УК РФ.

 

При признании рецидива преступлений не учитываются судимости за умышленные преступления небольшой тяжести (ст. 18 УК РФ)

 

Приговором Губкинского городского суда К. осужден к лишению свободы.

В приговоре указано следующее: "К обстоятельствам, отягчающим наказание подсудимого К., суд относит, согласно ст. 18 ч. 1 УК РФ, рецидив преступлений, т.к. 05.06.2001 он был осужден по ст. ст. 158 ч. 2 п. "б", 64 УК РФ, т.е. за умышленное преступление, которое в соответствии с действующим уголовным законом не является тяжким. Осужден К. был к лишению свободы сроком на 1 год 10 месяцев и освобожден 11.12.2002 по отбытии срока наказания. Судимость не погашена и не снята в установленном законом порядке".

Признавая в действиях К. рецидив преступлений, суд не принял во внимание, что в соответствии с Федеральным законом РФ N 162-ФЗ от 8 декабря 2003 года ст. 16 УК РФ - неоднократность преступлений - утратила силу, вместе с тем, К. по предыдущему приговору от 5 июня 2001 году судим, с учетом внесенных изменений, по ст. 158 ч. 2 п. "б" УК РФ, т.е. за кражу, совершенную неоднократно. При таких обстоятельствах действия К. подпадали под действие ст. 158 ч. 1 УК РФ, которая относится к категории преступлений небольшой тяжести. Согласно ст. 18 ч. 4 п. "а" УК РФ, при признании рецидива преступлений не учитываются судимости за умышленные преступления небольшой тяжести.

Поэтому из приговора подлежит исключению указание на рецидив преступлений, как на обстоятельство, отягчающее наказание.

 

Не является преступлением причинение вреда посягающему лицу в состоянии необходимой обороны (ст. 37 УК РФ)

 

Постановлением судьи Новооскольского районного суда жалоба Д. и К.А. на постановление следователя по особо важным делам прокуратуры Белгородской области о прекращении уголовного дела в отношении А. оставлена без удовлетворения.

Кассационная инстанция сочла постановление законным и обоснованным.

Судом установлены следующие обстоятельства по делу. Используя незначительный повод для избиения А. и П., К.Б., Д., Ш., К.В. и М. напали на них и подвергли избиению. П. удалось убежать, а А. остался наедине с группой агрессивно настроенных лиц, которые продолжали его избивать, нанеся не менее 5 ударов в голову и не менее 7 ударов в область нижних и верхних конечностей.

Защищаясь от нападавших, А., имевшимся у него ножом, нанес по одному удару К.Б. и Д. От полученных телесных повреждений К.Б. умер в больнице, а Д. был причинен тяжкий вред здоровью.

В соответствии со ст. 37 УК РФ не является преступлением причинение вреда посягающему лицу в состоянии необходимой обороны, т.е. при защите личности и прав обороняющегося от общественно опасного посягательства, если это посягательство было сопряжено с насилием, опасным для жизни обороняющегося либо непосредственной угрозой применения насилия.

При таких обстоятельствах обоснован вывод суда о том, что с учетом интенсивности нападения А. действовал в пределах необходимой обороны и его действия соответствовали требованиям ст. 37 ч. ч. 1, 3 УК РФ.

 

Лицо, отбывающее лишение свободы, подлежит условно-досрочному освобождению, если судом будет признано, что для своего исправления оно не нуждается в полном отбывании назначенного судом наказания (ст. 79 УК РФ)

 

Постановлением Валуйского районного суда ходатайство осужденного К. об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания оставлено без удовлетворения.

Суд мотивировал свое решение тем, что условия освобождения К. не наступили. За время отбывания наказания он не погасил причиненный ущерб потерпевшей стороне. Отбытие более 2/3 срока наказания не является самостоятельным условием условно-досрочного освобождения от дальнейшего отбывания наказания.

Судебная коллегия по уголовным делам облсуда оставила постановление судьи без изменения по следующим основаниям.

В соответствии со ст. 79 ч. 1 УК РФ лицо, отбывающее лишение свободы, подлежит условно-досрочному освобождению, если судом будет признано, что для своего исправления оно не нуждается в полном отбывании назначенного судом наказания.

Условиями применения условно-досрочного освобождения должны выступать: правомерное поведение, отсутствие злостных нарушений, добросовестное отношение к обязанностям в период отбытия наказания, а также уважительное отношение к другим осужденным и сотрудникам исправительной системы.

Кроме этого, в соответствии с ч. 1 ст. 175 УИК РФ должны быть сведения, свидетельствующие о том, что для дальнейшего исправления осужденный не нуждается в полном отбывании назначенного судом наказания, поскольку в период отбывания наказания он частично или полностью возместил причиненный ущерб или иным образом загладил вред, причиненный в результате преступления, а после этого необходимо учитывать его раскаяние в содеянном и другие сведения, свидетельствующие об исправлении осужденного.

По делу осужденный причиненный ущерб потерпевшей стороне в сумме 70000 рублей за срок более чем 5 лет погасил только 1173 рубля. Кроме того, судом учтены характеризующие К. данные за весь срок отбывания наказания. Само по себе отбытие осужденным более 2/3 срока наказания не является основание для условно-досрочного освобождения, поскольку назначенное наказание, не достигло своих целей, определенных законом.

 

Непризнание явки с повинной обстоятельством, смягчающим наказание, при наличии в приговоре ссылки на нее, как на доказательство виновности осужденного, должно быть мотивировано (ст. 61 УК РФ)

 

Приговором Шебекинского районного суда С. осужден по ст. 111 ч. 4 УК РФ к лишению свободы.

Президиум, изменяя приговор, указал следующее.

В соответствии со ст. 60 ч. 3 УК РФ при назначении наказания учитываются характер и степень общественной опасности преступления и личность виновного, в том числе обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание, а также влияние назначенного наказания на исправление осужденного и на условия жизни его семьи.

На основании п. "и" ч. 1 ст. 61 УК РФ обстоятельством, смягчающим наказание, признается явка с повинной.

Из приговора усматривается, что суд при назначении С. наказания обстоятельств, отягчающих наказание, не установил, смягчающим обстоятельством признал наличие малолетнего ребенка.

Как следует из протокола с/з, адвокат в защиту осужденного представил суду, как доказательство стороны защиты, явку с повинной своего подзащитного, в которой осужденный изложил обстоятельства причинения Д. телесных повреждений. Явка с повинной С. дана до его задержания и до того, как явку с повинной дала Н.

Суд в приговоре не мотивировал свое решение о непризнании явки с повинной обстоятельством, смягчающим наказание.

Президиум посчитал, что явка с повинной С. должна быть учтена как обстоятельство, смягчающее наказание. Вносимые в приговор изменения явились основанием для снижения назначенного осужденному наказания.

 

При квалификации действий виновного в совершении преступления по признакам, относящимся к оценочным категориям, суд не должен ограничиваться ссылкой на соответствующий признак, а обязан привести в описательной части приговора обстоятельства, послужившие основанием для вывода о наличии в содеянном указанного признака (ст. 158 УК РФ)

 

Приговором Валуйского районного суда М. осужден по ст. ст. 158 ч. 2 п. "в", 325 ч. 2 УК РФ к лишению свободы.

Президиум изменил приговор по следующим основаниям.

В соответствии со ст. 297 УПК РФ приговор суда должен быть законным, обоснованным и справедливым.

По смыслу закона в приговоре необходимо мотивировать выводы суда относительно квалификации преступления по той или иной статье уголовного закона, его части и пункту.

Признавая подсудимого виновным в совершении преступления по признакам, относящимся к оценочным категориям (значительный или крупный ущерб и т.п.), суд не должен ограничиваться ссылкой на соответствующий признак, а обязан привести в описательной части приговора обстоятельства, послужившие основанием для вывода о наличии в содеянном указанного признака.

Содержащийся в приговоре вывод о причинении потерпевшему значительного ущерба не мотивирован. В приговоре не указано, почему ущерб в сумме 6060 руб. при среднемесячной зарплате потерпевшего в 15000 рублей является для него значительным. Не дано оценки тому, что осужденным у Г. похищены бывшие в употреблении предметы одежды.

При таких обстоятельствах квалифицирующий признак - причинение значительного ущерба, президиум облсуда исключил из приговора.

 

Лицо, совершившее преступление, предусмотренное ст. 228 УК РФ, и добровольно сдавшее наркотическое средство, освобождается от уголовной ответственности (ст. 228 УК РФ)

 

Приговором Губкинского городского суда Ч. осужден к лишению свободы по ст. ст. 228.1 ч. 2, 30 ч. 1, 228 ч. 1 УК РФ.

Он же незаконно хранил по месту своего жительства наркотическое средство - марихуану (высушенную) массой 33 грамма, которое в ходе проведения оперативно-розыскного мероприятия было обнаружено и изъято сотрудниками УФСКН РФ.

Приговор изменен по следующим основаниям.

Из материалов дела видно, что наркотическое средство - марихуану (высушенную) массой 33 грамма, Ч. добровольно выдал в ходе осмотра жилища, до начала его производства. Уголовное дело возбуждено 23 марта 2006 года. В соответствии с примечанием к ст. 228 УК РФ лицо, добровольно сдавшее наркотическое средство, освобождается от уголовной ответственности за данное преступление. Следовательно уголовное дело в отношении Ч. в части осуждения его по ст. 228 ч. 1 УК РФ подлежит прекращению.

 

Действия работников правоохранительных органов по повторному проведению оперативно-розыскного мероприятия в отношении одного и того же лица признаны незаконными (ст. 228.1 УК РФ)

 

Приговор Старооскольского городского суда Ш. осужден по п. "в" ч. 3 ст. 228.1 УК РФ, п. "в" ч. 3 ст. 228.1 УК РФ к лишению свободы.

Президиум облсуда изменил приговор по следующим основаниям.

Ш. признан виновным в том, что он дважды незаконно 9 февраля и 10 марта 2004 года сбыл К. во время проверочных закупок, проведенных работниками милиции в рамках ФЗ РФ от 12.08.1995 "Об оперативно-розыскной деятельности", наркотические средства в крупных размерах - марихуану (высушенную) массой 32,02 грамма и марихуану (высушенную) массой 202,3 грамма.

В соответствии со ст. 2 ФЗ РФ от 12.08.1995 "Об оперативно-розыскной деятельности" после проведения оперативных мероприятий и проверочной закупки наркотических средств у Ш. и выявления наличия преступления работники милиции были обязаны пресечь дальнейшие преступные действия осужденного.

Однако 10 марта 2004 года К. и П. повторно была проведена проверочная закупка с участием Ш., в ходе которой ими было приобретено у осужденного наркотическое средство - марихуана (высушенная) массой 202,3 грамма.

Данный эпизод сбыта наркотического средства президиум исключил из обвинения и дело в этой части прекратил.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь