Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

КЕМЕРОВСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

СПРАВКА

от 6 февраля 2007 г. N 01-19/69

 

СПРАВКА О ПРИЧИНАХ ОТМЕНЫ И ИЗМЕНЕНИЯ ПРИГОВОРОВ И ДРУГИХ

СУДЕБНЫХ РЕШЕНИЙ, ПОСТАНОВЛЕННЫХ СУДАМИ ОБЩЕЙ ЮРИСДИКЦИИ

КЕМЕРОВСКОЙ ОБЛАСТИ В 2006 ГОДУ

 

В 2006 году районными (городскими) судами Кемеровской области всего окончено производством 17024 уголовных дел. По сравнению с 2005 годом данный показатель в 2006 году несколько выше: в 2005 году всего окончено 16425 уголовных дел.

С нарушением установленных уголовно-процессуальным законом сроков всего окончено 103 дела, т.е. 0,6%. В 2005 году данный показатель был немногим ниже и составил 0,3%.

По числу лиц, в отношении которых районными (городскими) судами Кемеровской области уголовные дела рассмотрены по существу, статистические показатели за 2005 год и 2006 год существенно не отличаются.

В 2006 году обвинительные приговоры постановлены в отношении 17615 лиц (2005 год - 17828 лиц), оправдательные приговоры постановлены в отношении 58 лиц (2005 год - 51), уголовные дела прекращены в отношении 3048 лиц (2005 год - в отношении 2250 лиц).

Судебной коллегией по уголовным делам Кемеровского областного суда всего окончено 4183 дела по жалобам и представлениям на не вступившие в законную силу судебные решения районных (городских) судов области.

За указанный период в кассационном порядке рассмотрено жалоб и представлений на обвинительные приговоры районных (городских) судов области в отношении 2633 лиц; на оправдательные приговоры - в отношении 63 лиц.

При этом:

отменено оправдательных приговоров - в отношении 26 лиц;

обвинительных приговоров в отношении 412 лиц, из которых:

отменено с прекращением уголовного дела - в отношении 10 лиц;

отменено частично - в отношении 20 лиц;

отменено с направлением в суд 1-й инстанции - в отношении 382 лиц (43 - ввиду мягкости наказания);

внесены изменения в приговоры в отношении 768 лиц, из которых:

изменено без изменения квалификации - в отношении 659 лиц;

с изменением квалификации со снижением наказания - в отношении 96 лиц;

с изменением квалификации без снижения наказания - в отношении 13 лиц.

Таким образом, стабильность приговоров (по числу обжалованных в кассационном порядке) в 2006 году составила 80,2%. Этот же показатель в 2005 году составил - 83,3%.

Рассмотрено жалоб и представлений на определения и постановления судов 1-й инстанции:

1. о прекращении дел - в отношении 31 лица (удовлетворено в отношении 18 лиц);

2. о возвращении дела прокурору - в отношении 96 лиц (удовлетворено в отношении 43 лиц);

3. по ходатайствам об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу и продлении срока содержания под стражей - в отношении 548 лиц (удовлетворено в отношении 70 лиц).

Других жалоб и представлений рассмотрено в отношении 1306 лиц (в 2005 году - в отношении 1328 лиц). Удовлетворены требования в отношении 602 лиц (в 2005 году - в отношении 481 лица).

В 2006 году судебной коллегией по уголовным делам рассмотрено жалоб и представлений:

- на постановления апелляционной инстанции об оставлении в силе:

приговора мирового судьи - в отношении 77 лиц (отменено в отношении 19 лиц);

постановления мирового судьи о прекращении дела - в отношении 2 лиц (отменено 2).

Стабильность приговоров по рассмотренным судами области уголовным делам по 1-й инстанции в 2006 году составила 95,1%. В 2005 году данный показатель составил 96%.

Стабильность приговоров в 2006 году по каждому из судов области представлена в таблице:

 

 N

  Наименование  
       суда     

Рассмотрено

Результаты рассмотрения
        (по лицам)    

Ста- 
биль-
ность,
%    

дел 

в   
отно-
шении
лиц 

изме-
нен 

     отменено   

судеб-
ное  
след-
ствие

прек-
раще-
но  

все-
го 

 1

        2       

  3 

  4 

  5 

  6  

  7 

 8 

   9 

 1.

Анжеро-Судженский
г/с             

  553

  584

   10

    13

    -

  23

  96,1

 2.

Беловский г/с   

  773

  963

   16

    24

    -

  40

  95,8

 3.

Березовский г/с 

  285

  363

   10

    13

    1

  24

  93,4

 4.

Гурьевский г/с  

  240

  322

    9

     9

    1

  19

  94,1

 5.

Заводский р/с   
Кемерово        

  706

  860

   36

    14

    -

  50

  94,2

 6.

Кировский р/с   
Кемерово        

  410

  476

   12

    12

    -

  24

  95 

 7.

Ленинский р/с   
Кемерово        

  658

  803

   35

    38

    2

  75

  90,7

 8.

Рудничный р/с   
Кемерово        

  592

  714

   19

    20

    1

  40

  94,4

 9.

Центральный р/с 
Кемерово        

  509

  605

   13

    28

    2

  43

  92,9

10.

Киселевский г/с 

  536

  688

   16

    17

    -

  33

  95,2

11.

Ленинск-Кузнецкий
г/с             

  670

  872

   11

    11

    -

  22

  97,5

12.

Мариинский г/с  

  313

  376

    4

     7

    -

  11

  97,1

13.

Междуреченский  
г/с             

  504

  606

   13

    20

    1

  34

  94,4

14.

Мысковский г/с  

  266

  330

    7

    10

    -

  17

  94,8

15.

Заводский р/с   
Новокузнецка    

  487

  570

   15

    18

    -

  33

  94,2

16.

Куйбышевский р/с
Новокузнецка    

  475

  562

   11

    14

    -

  25

  95,6

17.

Кузнецкий р/с   
Новокузнецка    

  236

  271

    1

     1

    -

   2

  99,3

18.

Центральный р/с 
Новокузнецка    

  634

  793

   35

    11

    -

  46

  94,2

19.

Орджоникидзевский
р/с Новокузнецка

  340

  424

   16

    10

    1

  27

  93,6

20.

Новоильинский р/с
Новокузнецка    

  158

  185

    9

     3

    -

  12

  93,5

21.

Осинниковский г/с

  333

  400

   11

    21

    -

  32

  92 

22.

Зенковский р/с  
Прокопьевска    

  179

  243

    2

     8

    -

  10

  95,9

23.

Рудничный р/с   
Прокопьевска    

  362

  464

   17

     9

    1

  27

  94,2

24.

Центральный р/с 
Прокопьевска    

  374

  474

   11

     8

    -

  19

  96 

25.

Тайгинский г/с  

  199

  246

    5

     3

    -

   8

  96,7

26.

Таштагольский г/с

  287

  364

    5

    18

    -

  23

  93,7

27.

Топкинский г/с  

  274

  343

   17

     2

    -

  19

  94,5

28.

Юргинский г/с   

  575

  712

   20

    14

    2

  36

  94,9

29.

Беловский р/с   

  242

  328

    6

     2

    -

   8

  97,6

30.

Ижморский р/с   

   94

  136

    -

     -

    -

   -

 100 

31.

Калтанский р/с  

  112

  156

    2

     2

    -

   4

  97,4

32.

Кемеровский р/с 

  216

  309

    7

     -

    -

   7

  97,7

33.

Крапивинский р/с

  103

  131

   10

     8

    -

  18

  86,3

34.

Ленинск-Кузнецкий
р/с             

  183

  240

    1

     2

    -

   3

  98,8

35.

Новокузнецкий р/с

  293

  396

    5

     2

    -

   7

  98,2

36.

Промышленновский
р/с             

  201

  262

    8

     3

    -

  11

  95,8

37.

Прокопьевский р/с

  188

  266

   10

     1

    -

  11

  95,9

38.

Тисульский р/с  

  161

  163

    -

     7

    -

   7

  95,7

39.

Тяжинский р/с   

  129

  149

    -

     -

    -

   -

 100 

40.

Чебулинский р/с 

   82

  100

    4

     2

    -

   6

  94 

41.

Яшкинский р/с   

  200

  282

    3

     -

    -

   3

  98,9

42.

Яйский р/с      

   97

  142

    4

     7

    -

  11

  92,3

 

ПО ОБЛАСТИ      

14229

17673

  446

   412

   12

 870

  95,1

 

Большинство районных (городских) судов области в 2006 году имели приблизительно равные показатели стабильности приговоров, постановленных судом 1 инстанции. С наиболее высоким качеством в 2006 году работали суды: Кузнецкий районный суд г. Новокузнецка - 99,3%, Ижморский районный суд - 100%, Яшкинский районный суд - 98,9%, Ленинск-Кузнецкий районный суд - 98,8%, Тяжинский районный суд - 100%.

Без отмены и изменений отработали следующие судьи (из числа судей, рассмотревших в 2006 году более 30 уголовных дел по 1 инстанции):

Заводский районный суд г. Новокузнецка - Бригадиренко А.В.

Зенковский районный суд г. Прокопьевска - Трофимчук С.Г.

Кемеровский районный суд - Бандык С.В.

Киселевский городской суд - Коваленко Г. В., Симонова С.А.

Куйбышевский районный суд г. Новокузнецка - Рыкалина Л.В.

Кузнецкий районный суд г. Новокузнецка - Омельчук П.А., Максименко Г.А., Фролова М.В., Татарникова В.В.

Калтанский районный суд - Максимов В.Д.

Ленинск-Кузнецкий городской суд - Абзалова Т.В., Зеброва Л.А., Калашникова О.Н., Медведева Л.В., Тимонина Л.А.

Ленинск-Кузнецкий районный суд - Гарбар И.Ю., Долгих Н.В., Першин Р.Н.

Мариинский городской суд - Скорикова Г.И., Кралинова Л.Г., Бородина Т.Г.

Новокузнецкий районный суд - Бычкова Е.А.

Новоильинский районный суд г. Новокузнецка - Клабуков С.И., Попова Е.А.

Осинниковский городской суд - Зверкова В.С.

Рудничный районный суд г. Кемерово - Черкасова М.Л., Кокорев С.В.

Тисульский районный суд - Данилова С.А.

Топкинский городской суд - Савченко Л.С.

Тяжинский районный суд - Кокрятская В.В., Бойко В.Н.

Юргинский городской суд - Царикова Е.В., Бородулина И.И., Жданова Л.И., Пастухов С.А.

Яшкинский районный суд - Дмитриева Л.Е.

 

Основания отмены и изменения

приговоров и других судебных решений

 

Раздел I. ОТМЕНА И ИЗМЕНЕНИЕ ПРИГОВОРОВ В СВЯЗИ

С НАРУШЕНИЕМ НОРМ МАТЕРИАЛЬНОГО ПРАВА

 

Глава 1. ОТМЕНА ПРИГОВОРОВ В СВЯЗИ С НЕПРАВИЛЬНЫМ

ПРИМЕНЕНИЕМ УГОЛОВНОГО ЗАКОНА

 

В 2006 году ряд приговоров отменен с прекращением производства по делу в связи с неправильным применением уголовного закона.

В двух случаях отмена приговоров явилась следствием неправильного применения положений Постановления Государственной Думы "Об объявлении амнистии в связи со 100-летием учреждения Государственной Думы в России" от 19.04.06.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Кемеровского областного суда от 07.09.06. отменен приговор Орджоникидзевского районного суда г. Новокузнецка от 10.07.06 в отношении Г.Т., дело производством прекращено.

Приговором от 10.07.06 Г.Т., 19.02.88 года рождения, осужден по п. "а" ч. 2 ст. 158 УК РФ к 1 году 6 месяцам лишения свободы условно с испытательным сроком 2 года, на основании п. 4 Постановления Государственной Думы "Об объявлении амнистии в связи со 100-летием учреждения Государственной Думы в России" от 19.04.06, от наказания освобожден.

Однако суд должен был руководствоваться п. 6 Постановления Государственной Думы "Об объявлении амнистии в связи со 100-летием учреждения Государственной Думы в России" от 19.04.06, согласно которому уголовные дела в отношении подозреваемых и обвиняемых в совершении в возрасте от 16 до 18 лет преступлений, за которые предусмотрено наказание не свыше пяти лет лишения свободы, ранее не отбывавших наказания в воспитательных колониях, подлежат прекращению.

Г.Т. совершил преступление в несовершеннолетнем возрасте, санкция ч. 2 ст. 158 УК РФ предусматривает наказание до 5 лет лишения свободы, ранее Г.Т. не отбывал наказания в воспитательных колониях.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Кемеровского областного суда от 11.07.06 отменен приговор Юргинского городского суда от 10.05.06 в отношении Е.В. и Д.Б., производство по делу прекращено.

Приговором от 10.05.06 Е.В. и Д.Б. осуждены по п. п. "а, б" ч. 2 ст. 158 УК РФ к исправительным работам условно. На основании п. 6 Постановления Государственной Думы "Об объявлении амнистии в связи со 100-летием учреждения Государственной Думы в России" от 19.04.06 от наказания освобождены.

Однако в соответствии с п. 3 ч. 1 ст. 27 УПК РФ и п. 6 Постановления Государственной Думы от 19.04.06 "Об объявлении амнистии в связи со 100-летием учреждения Государственной Думы в России" суд должен был прекратить производство по уголовному делу в отношении Е.В. и Д.Б., т.к. они несовершеннолетние, преступление, в совершении которого они обвиняются, относится к категории средней тяжести, наказание за которое предусмотрено не более 5 лет лишения свободы. На прекращение уголовного дела подсудимые были согласны, что видно из протокола судебного заседания.

В трех случаях обвинительные приговоры постановлены без учета сроков давности уголовного преследования.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Кемеровского областного суда от 30.11.06 отменен приговор апелляционной инстанции Н.Е. районного суда г. Новокузнецка от 12.10.06 в отношении Ш.Ч..

Из материалов дела следует, что Ш.Ч. обвинялась в совершении преступления небольшой тяжести 12.08.04, т.е. на момент судебного разбирательства и постановления приговора 12.10.06 истекли сроки давности привлечения ее к уголовной ответственности, предусмотренные ч. 1 ст. 78 УК РФ.

Приговором Березовского городского суда от 09.06.06 Ш.С. осужден по ст. 316 УК РФ с применением ст. 73 УК РФ к 1 году лишения свободы условно с испытательным сроком 1 год. Кассационным определением от 10.10.06 приговор суда в отношении Ш.С. отменен.

Преступление, предусмотренное ст. 316 УК РФ, относится к категории преступлений небольшой тяжести. Из приговора усматривается, что Ш.С. совершил заранее не обещанное укрывательство особо тяжкого преступления во второй декаде мая 2002 года, и ко времени рассмотрения дела в суде и постановления приговора срок давности привлечения Ш.С. к уголовной ответственности истек.

Кассационным определением судебной коллегии от 05.10.06 отменен приговор Ленинского районного суда г. Кемерово от 22.06.06, которым приговор мирового судьи судебного участка N 5 Ленинского района г. Кемерово от 11.11.05 в отношении Д.М. изменен.

Д.М. обвинялась в причинении побоев В. по событию от 14.06.04. На момент рассмотрения дела и постановления приговора Ленинским районным судом г. Кемерово 22.06.06 сроки давности уголовного преследования в отношении Д.М. истекли.

В отношении 2 лиц приговоры отменены за отсутствием субъективной стороны преступления; в отношении 1 лица приговор отменен за отсутствием объективной стороны преступления; в отношении 1 лица приговор отменен за непричастностью к совершению преступления.

Кассационным определением от 25.04.06 отменен приговор Ленинского районного суда г. Кемерово в отношении К.Д., осужденного по п. "б" ч. 2 ст. 171 УК РФ.

Коллегия указала, что преступление, предусмотренное п. "б" ч. 2 ст. 171 УК РФ, является умышленным преступлением, виновный осознает, что занимается предпринимательской деятельностью без лицензии, хотя она обязательна, и желает действовать таким образом.

К.Д. показал, что он имел лицензии, полученные по его доверенности Л.Ш., и о том, что они фиктивные, он не знал и не имел оснований сомневаться в их подлинности, поскольку знал о возможности оформления Л.Ш. лицензий через лицензионные органы, осведомлен о поддельности лицензий он не был.

Отвергая версию К.Д. о получении лицензии от Л.Ш., суд в приговоре указал, что она не нашла своего подтверждения. Показания свидетеля - сына Л.Д. (Л.Д.) суд оценил критически, поскольку, по мнению суда, они противоречат показаниям К.Д. в той части, что по показаниям Л.Ш. К.Д. обращался за помощью к его отцу в получении лицензии один раз, а по показаниям К.Д. - два раза. Судебная коллегия указала, что данный вывод суда ошибочен, поскольку в данных показаниях существенных противоречий не имеется, тем более свидетель о получении лицензии ничего не знал.

Суд принял во внимание, что Л.Ш. умер в феврале 2004 г., и ранее К.Д. о нем не говорил, ходатайств о допросе в ходе следствия не заявлял. Однако данный вывод суда нельзя признать обоснованным. При допросе в качестве свидетеля, обвиняемого (в мае, июне 2004 г.) К.Д. указывал обстоятельства получения лицензий через Л.Ш., ранее эти вопросы обвинением не выяснялись.

То обстоятельство, что К.Д. сам заключал договоры подряда и представлял только копии лицензий, а подлинников никто не видел, также не свидетельствует об осведомленности К.Д. о фиктивности лицензий.

Коллегия пришла к выводу об отсутствии в действиях К.Д. состава преступления, поскольку в соответствии с принципом невиновности, закрепленным ст. 14 УПК РФ, обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность, бремя доказывания обвинения и опровержения доводов, приводимых в защиту подозреваемого или обвиняемого, лежит на стороне обвинения. Все сомнения в виновности обвиняемого, которые не могут быть устранены в порядке, установленном УПК РФ, толкуются в пользу обвиняемого.

Кассационным определением от 20.04.06 отменен приговор Ленинского районного суда г. Кемерово от 26.02.06 в отношении З.О., осужденного по ч. 3 ст. 30 - ч. 1 ст. 159 УК РФ.

З.О. осужден за то, что 14.04.05 на рынке пытался приобрести товар, предъявив одну из изготовленных им фальшивых купюр, достоинством 500 рублей, но не довел свой преступный умысел до конца по не зависящим от него причинам, т.к. был задержан.

Судом установлено, что З.О. пытался приобрести товар у В.С., передав ей фальшивую купюру, достоинством 500 рублей. Наличие же другой фальшивой купюры в его кармане, по мнению коллегии, ни в коей мере не подтверждает умысел З.О. на приобретение товара и на эту купюру.

А поскольку на момент совершения преступления размер минимальной заработной платы составлял 720 рублей, мошенничество на 500 рублей не образует состав преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 159 УК РФ. Действия З.О. содержат признаки состава административного правонарушения, ответственность за которое предусмотрена ст. 7.27 КоАП РФ.

Кассационным определением от 24.01.06 отменен приговор Гурьевского городского суда от 30.11.05 в отношении П.Ж., осужденной по ст. 292 УК РФ за служебный подлог.

Признавая П.Ж. виновной в совершении преступления, суд указал, что она внесла исправления, искажающие действительное содержание документа, в официальный документ - ветеринарную справку формы N 4. При этом суд не убедился в том, что указанная справка может быть отнесена к официальным документам, и, соответственно, что деяние содержит все признаки состава преступления, предусмотренного ст. 292 УК.

Коллегия сочла, что ветеринарная справка является сопроводительным документом, характеризующим ветеринарно-санитарное состояние груза и места его выхода, выдается конкретному лицу, в связи с чем ее нельзя считать официальным документом.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам от 03.10.06 отменен приговор Центрального районного суда г. Новокузнецка (апелляционная инстанция) от 31.07.06 в отношении Н.Я.. Указанным приговором Н.Я. и К. признаны виновными по ч. 1 ст. 115 УК РФ.

Отменяя приговор в отношении Н.Я., коллегия указала следующее.

Судом апелляционной инстанции установлено, что К. и Н.Я., находясь на территории цеха, потребовали у работника этого цеха Ч.Д. предъявить пропуск. Когда Ч.Д. ответил отказом, К. и Н.Я. на почве возникших личных неприязненных отношений схватили его с обеих сторон за руки, при этом К. пнул Ч.Д. по правой ноге и 2 раза ударил кулаком в грудь. В результате этого Ч.Д. были причинены телесные повреждения, расценивающиеся как легкий вред здоровью по признаку кратковременного расстройства здоровья сроком не более 21 суток.

Как установлено судом и следует из пояснений К. и Н.Я., после того, как они потребовали у Ч.Д. предъявить пропуск и он отказался сделать это, они решили отвести его в комнату контролеров, взяли его за руки.

Данное обстоятельство подтверждает и потерпевший Ч.Д., пояснивший в ходе судебного заседания, что после его отказа предъявить пропуск контролеры взяли его за руки. В это время К. нанес ему удар по ноге и два удара в грудь, после чего отвели к начальнику караула.

Таким образом, судом не приведены доказательства, подтверждающие умысел Н.Я. на причинение вреда здоровью потерпевшему, и, как следует из материалов дела, Н.Я. взял за руку Ч.Д. не для того, чтобы облегчить К. причинение телесных повреждений потерпевшему, а чтобы препроводить последнего к начальнику караула.

Уголовное дело в отношении Н.Я. прекращено по п. 1 ч. 1 ст. 27 УПК РФ - за непричастностью к совершению преступления.

В отношении 1 лица приговор отменен с прекращением производства по делу ввиду неправильного применения ст. 76 УК РФ и несоблюдения требований ст. ст. 25, 254 УПК РФ.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Кемеровского областного суда от 12.09.06 отменен приговор Рудничного районного суда г. Прокопьевска от 28.06.06 в отношении Д.Н..

Приговором от 28.06.06. Д.Н. осуждена по ч. 2 ст. 159 УК РФ к 1 году лишения свободы условно с испытательным сроком 6 месяцев. На основании ст. 76 УК РФ суд освободил Д.Н. от уголовной ответственности в связи с примирением с потерпевшей.

Д.Н. обвинялась в совершении тяжкого преступления, но в судебном заседании государственный обвинитель отказалась от обвинения Д.Н. по ч. 3 ст. 159 УК РФ и просила переквалифицировать действия подсудимой на ч. 2 ст. 159 УК РФ. Суд квалифицировал действия Д.Н. по ч. 2 ст. 159 УК РФ.

Согласно ч. 2 ст. 15 УК РФ данное преступление относится к категории преступлений средней тяжести.

Потерпевшая в прениях просила прекратить уголовное дело в отношении виновной в связи с примирением, поскольку она загладила причиненный вред, и претензий к ней не имеет. В приговоре также указано, что осужденная привлечена к уголовной ответственности впервые, чистосердечно раскаялась в содеянном.

Согласно ст. 25 УПК РФ суд, прокурор, а также следователь и дознаватель с согласия прокурора вправе на основании заявления потерпевшего или его законного представителя прекратить уголовное дело в отношении лица, подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления небольшой или средней тяжести, в случаях, предусмотренных ст. 76 УК РФ, если это лицо примирилось с потерпевшим и загладило причиненный ему вред.

Из ст. 254 УПК РФ следует, что суд прекращает уголовное дело в судебном заседании в отношении лица в случае, предусмотренном ст. 25 УПК РФ.

Однако суд, в нарушение требований ч. 2 и ч. 3 ст. 239 УПК РФ, вынес обвинительный приговор, назначил подсудимой наказание и этим же приговором освободил Д.Н. от уголовной ответственности.

Суду следовало после поступившего заявления потерпевшей о примирении, против которого не возражала подсудимая и государственный обвинитель, в соответствии со ст. 76 УК РФ и ст. 25 УПК РФ решить вопрос о прекращении уголовного дела в отношении Д.Н. и вынести соответствующее постановление, а не продолжать рассмотрение дела в общем порядке.

В ряде случаев приговоры отменены с прекращением производства в части предъявленного обвинения. Основаниями к отмене приговоров в части, как правило, служило отсутствие состава преступления либо непричастность лица к совершению преступления.

К примеру, кассационным определением от 13.06.06 приговор Кузнецкого районного суда г. Новокузнецка от 13.04.06 в отношении К.У. отменен в части осуждения по ч. 1 ст. 159 УК РФ, с прекращением в этой части производства по делу за отсутствием в деянии состава преступления.

Коллегия указала, что на момент совершения К.У. хищения путем мошенничества (05.08.05) минимальный размер оплаты труда в РФ составлял 720 рублей, согласно ст. 1 ФЗ РФ от 29.12.04 N 198-ФЗ. Размер же похищенного К.У. чужого имущества путем обмана составил 500 рублей.

Таким образом, в действиях К.У. усматриваются признаки административного правонарушения, предусмотренного ст. 7.27 КоАП РФ - мелкое хищение чужого имущества путем мошенничества, при отсутствии признаков преступлений, предусмотренных ч. 2 и 3 ст. 159 УК РФ.

Кассационным определением судебной коллегии от 21.12.06 отменен приговор Топкинского городского суда в отношении Я.И. в части осуждения по ч. 1 ст. 139 УК РФ, дело в этой части прекращено.

Объектом преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 139 УК РФ, являются общественные отношения, возникающие в связи с реализацией гражданами конституционного права на неприкосновенность жилища. Я.И. же проник в квартиру потерпевших, как следует из его показаний, для того, чтобы разрешить ранее возникший конфликт, а не с целью нарушения конституционных прав потерпевших.

Кассационным определением судебной коллегии от 11.04.06 отменен приговор Беловского городского суда от 15.12.05 в отношении Ч.Г., в части осуждения ее за незаконный сбыт наркотических средств 21.04.05, 24.04.05, 27.04.05 и 19.05.05 около 10 часов 30 мин., производство по делу прекращено по п. 1 ч. 1 ст. 27 УПК РФ - за непричастностью к совершению преступлений.

Признав виновной Ч.Г. в сбыте наркотиков 21 апреля, 24 апреля, 27 апреля, около 10 часов 30 минут 19 мая 2005 года суд в приговоре, как на доказательства ее вины, сослался на показания свидетелей, которые поясняли, что наркотические средства приобретали у К.Ы., и свидетелей, которые были понятыми при изъятии наркотических средств у К.Ы. 19 мая 2005 г.

Однако ни одно из этих доказательств не подтверждает вину Ч.Г. в сбыте наркотиков К.Ы..

Достоверных и достаточных доказательств того, что К.Ы. приобретала наркотические средства у Ч.Г. 21 апреля, 24 апреля, 27 апреля, 19 мая около 10 часов 30 минут 2005 г., в приговоре не приведено и в материалах дела не имеется.

Коллегия указала, что показаний самой К.Ы. и ее матери И., не подтвержденных какими-либо объективными доказательствами по делу, недостаточно для вынесения обвинительного приговора.

С направлением дела на новое рассмотрение в большинстве случаев приговоры отменялись в связи с нарушением судами первой инстанции требований материального права, касающихся назначения наказания.

Анализ кассационной практики показывает, что довольно распространенной является ошибка, допускаемая судьями, при применении положений ч. 4 ст. 70 УК РФ, предусматривающей, что окончательное наказание по совокупности приговоров должно быть больше как наказания, назначенного за вновь совершенное преступление, так и неотбытой части наказания по предыдущему приговору суда.

К примеру, кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам от 28.03.06 отменен приговор Чебулинского районного суда от 01.02.06 в отношении К.У..

Из материалов дела следует, что К.У. был осужден приговором от 01.11.04 по ч. 1 ст. 158 УК РФ к 1 году лишения свободы условно с испытательным сроком 1 год.

Приговором от 01.02.06 К.У. осужден по ч. 1 ст. 112 УК РФ к 7 месяцам лишения свободы.

Суд, отменив условное осуждение К.У. по приговору от 01.11.04 на основании ч. 5 ст. 74 УК РФ, руководствуясь ст. 70, окончательное наказание назначил в виде 8 месяцев лишения свободы, т.е. меньше неотбытой части наказания, назначенного по предыдущему приговору суда, которая в данном случае составляет 1 год.

Аналогичная ошибка допущена в приговорах Березовского городского суда от 06.03.06 в отношении С.Н., от 03.03.06 в отношении С.Л., О.Е. городского суда от 25.05.06 в отношении Н.И., Куйбышевского районного суда г. Новокузнецка от 16.11.05 в отношении К.К..

Судьям следует учитывать, что под неотбытой частью наказания понимается размер назначенного судом наказания по предыдущему приговору, а не его часть, и тем более, не часть периода испытательного срока.

В соответствии с положениями ч. 5 ст. 74 УК РФ в случае совершения условно осужденным в течение испытательного срока умышленного преступления средней тяжести, умышленного тяжкого или особо тяжкого преступления суд отменяет условное осуждение и назначает ему наказание по правилам ст. 70 УК РФ.

Таким образом, вопрос об отмене условного осуждения в отношении лица, совершившего умышленное преступление средней тяжести, умышленное тяжкое или особо тяжкое преступление, однозначно разрешен законом. Что же касается лица, совершившего в течение испытательного срока преступление по неосторожности либо умышленное преступление небольшой тяжести, то вопрос об отмене или о сохранении условного осуждения в отношении данного лица закон относит к прерогативе суда (ч. 4 ст. 74 УК РФ).

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам от 21.12.06 отменен приговор Рудничного районного суда г. Кемерово от 02.11.06 в отношении Б.Э..

Отменяя приговор, коллегия указала, что при решении вопроса об отмене условного осуждения по приговору от 04.09.06 суд руководствовался ненадлежащей нормой закона, а именно: ч. 5 ст. 74 УК РФ, в то время как должен был руководствоваться ч. 4 ст. 74 УК РФ, поскольку в период условного осуждения Б.Э. совершил преступление небольшой тяжести - ч. 1 ст. 158 УК РФ, и, согласно ч. 4 ст. 74 УК РФ, суд должен был разрешить вопрос о сохранении условного осуждения либо его отмене с приведением соответствующих мотивов.

При применении положений ст. ст. 70, 74 УК РФ судам надлежит учитывать, что течение испытательного срока при условном осуждении начинается с момента провозглашения приговора, а не с момента вступления приговора в законную силу.

Приговором Заводского районного суда г. Новокузнецка от 05.07.06 Т. признан виновным и осужден по п. "в" ч. 2 ст. 158 УК РФ с применением ч. 2 ст. 68 УК РФ к 1 году 8 месяцам лишения свободы, по ч. 3 ст. 30 - ч. 1 ст. 161 УК РФ к 1 году 6 месяцам лишения свободы, на основании ч. 2 ст. 69 УК РФ путем поглощения менее строгого наказания более строгим окончательно назначено 1 год 8 месяцев лишения свободы в ИК строгого режима. Приговор от 23.03.06, по ч. 5 ст. 69, как указано в приговоре, постановлено исполнять самостоятельно.

Как следует из материалов уголовного дела и установлено судом, Т. 23.03.06 судим по ч. 3 ст. 30 - ч. 1 ст. 158 УК РФ к 1 году лишения свободы условно с испытательным сроком 2 года.

Преступление, предусмотренное ч. 3 ст. 30 - ч. 1 ст. 161 УК РФ, за которое Т. осужден приговором от 05.07.06, совершено им 28.03.06, т.е. после вынесения в отношении него приговора и в течение испытательного срока. Поэтому наказание ему должно быть назначено по совокупности приговоров в соответствии со ст. 70 УК РФ.

Отменяя приговор (кассационное определение от 05.09.06), судебная коллегия отметила, что довод суда о невозможности применения ст. 70 УК РФ и отмены условного осуждения в соответствии с ч. 5 ст. 74 УК РФ не основан на законе. Суд неверно определил, что течение испытательного срока начинается с момента вступления приговора в законную силу.

По смыслу ст. 73 УК РФ течение испытательного срока при условном осуждении начинается с момента провозглашения приговора, т.к. момент вступления приговора в законную силу не связан с исчислением испытательного срока. Положения ст. 189 УИК РФ, согласно которой течение испытательного срока начинается с момента вступления приговора в законную силу, в данном случае неприемлемы, т.к. нормы УИК регулируют вопросы, связанные с исполнением наказания, а не с его назначением. В противном случае, как отметила коллегия, испытательный срок был бы неосновательно продлен, что ухудшает положение осужденного.

В соответствии с п. "в" ч. 7 ст. 79 УК РФ, если в течение оставшейся не отбытой части наказания осужденный совершил умышленное преступление, суд назначает ему наказание по правилам, предусмотренным ст. 70 УК РФ.

Указанное положение закона соблюдается не всегда. Судам надлежит внимательнее относиться к вопросам исчисления момента окончания срока условно-досрочного освобождения.

Так, кассационным определением судебной коллегии от 27.04.06 отменен приговор Анжеро-Судженского городского суда от 13.03.06 в отношении Р.Л..

При назначении наказания Р.Л. суд не учел, что преступление он совершил в период условно-досрочного освобождения от наказания по приговору от 13.06.02 (условно-досрочно Р.Л. был освобожден 16.10.03 на 1 год 7 месяцев 24 дня, т.е. сроком до 09.06.05, вновь совершил преступление 03.02.05). Суд не обсудил вопрос об отмене Р.Л. условно-досрочного освобождения и о назначении ему наказания по правилам ст. 70 УК РФ, что повлекло отмену приговора с направлением дела на новое рассмотрение.

Кассационным определением судебной коллегии от 11.04.06 отменен приговор Ленинск-Кузнецкого городского суда от 13.02.06 в отношении Л.З..

Приговором от 13.02.06 Л.З. осужден по п. "б" ч. 2 ст. 158 УК РФ к 2 годам лишения свободы, на основании ст. 73 УК РФ условно с испытательным сроком 2 года.

При назначении наказания Л.З. суд не учел, что преступление от 25.03.05 Л.З. совершил в период условно-досрочного освобождения от наказания по приговору Кемеровского областного суда от 28.06.95, срок которого должен был истечь 05.01.06, и не обсудил вопрос о назначении осужденному реального наказания по правилам ст. 70 УК РФ.

В ходе обобщения судебной практики выявлены нарушения положений об общих началах назначения наказания, в частности, ч. 1 ст. 60 УК РФ, предусматривающей, что лицу, признанному виновным в совершении преступления, назначается справедливое наказание в пределах, предусмотренных соответствующей статьей Особенной части УК РФ, и с учетом положений Общей части УК РФ.

В первом примере суд не учел положения Общей части УК РФ.

Так, приговором Орджоникидзевского районного суда г. Новокузнецка В. осужден по ч. 2 ст. 162 УК РФ к 3 годам лишения свободы без штрафа, по ч. 1 ст. 161 УК РФ к 6 месяцам исправительных работ, на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ путем частичного сложения назначенных наказаний окончательно назначено 3 года 1 месяц лишения свободы без штрафа, с применением ст. 73 УК РФ условно с испытательным сроком 3 года.

Кассационным определением от 21.09.06 приговор отменен, дело направлено на новое рассмотрение по следующим основаниям.

Согласно ч. 3 ст. 50 УК РФ из заработка осужденного к исправительным работам производятся удержания в доход государства в размере, установленном приговором суда, в пределах от пяти до двадцати процентов.

При назначении В. по ч. 1 ст. 161 УК РФ наказания в виде 6 месяцев исправительных работ суд, в нарушение требований ч. 3 ст. 50 УК РФ, не установил размер удержания в доход государства, т.е. фактически не назначил наказание по ч. 1 ст. 161 УК.

В следующем примере суд не учел пределы, предусмотренные соответствующей статьей Особенной части УК РФ.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам от 14.11.06 отменен приговор Беловского городского суда от 11.09.06 в отношении С.Ц. (1970 года рождения), осужденного по ч. 1 ст. 111 УК РФ к 1 году 6 месяцам лишения свободы, с применением ст. 73 УК РФ условно с испытательным сроком 1 год. Дело рассмотрено судом первой инстанции без проведения судебного разбирательства в соответствии с требованиями гл. 40 УПК РФ.

Наказание С.Ц. назначено в виде 1 года 6 месяцев лишения свободы, в то время как санкция ч. 1 ст. 111 УК РФ предусматривает наказание в виде лишения свободы сроком от 2 до 8 лет лишения свободы. При этом решение о назначении С.Ц. наказания с применением ст. 64 УК РФ судом не принималось.

Часть 7 ст. 316 УПК РФ предусматривает, что наказание, назначаемое при рассмотрении дела в порядке гл. 40 УПК РФ, не может превышать 2/3 максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за совершенное преступление. В отношении же минимального размера наказания гл. 40 УПК РФ каких-либо исключений не предусматривает.

Отмену приговора с направлением дела на новое рассмотрение может повлечь и неправильное применение положений Постановления Государственной Думы "Об объявлении амнистии в связи со 100-летием учреждения Государственной Думы в России" от 19.04.06.

К примеру, кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам от 18.07.06 отменен приговор Центрального районного суда г. Кемерово от 10.05.06 в отношении К.Ю., осужденного по п. "а" ч. 2 ст. 161 УК РФ к 1 году 6 месяцам лишения свободы с применением ст. 73 УК РФ условно, с испытательным сроком 1 год, и освобожденного от наказания на основании п. 2 ч. 1 Постановления Государственной Думы ФС РФ "Об объявлении амнистии в связи со 100-летним учреждением Государственной Думы в России" от 19.04.06.

Суд не учел, что действие указанного постановления об объявлении амнистии, в соответствии с п. 9 Постановления, не распространяется на лиц, совершивших преступление, предусмотренное ч. 2 ст. 161 УК РФ. Несовершеннолетний К.Ю. признан виновным по ч. 2 ст. 161 УК РФ, поэтому данная амнистия на него не распространяется.

В 2006 году имели место и единичные случаи отмены приговоров с направлением дела на новое рассмотрение ввиду ошибочной квалификации действий виновного лица, в случаях, когда переквалификация судом кассационной инстанции недопустима, поскольку ведет к ухудшению положения осужденного.

К примеру, кассационным определением от 04.04.06 отменен приговор Заводского районного суда г. Новокузнецка от 03.02.06 в отношении М.В., уголовное дело направлено на новое судебное рассмотрение.

Приговором от 03.02.06 М.В. осужден по ч. 3 ст. 30 - ч. 1 ст. 158 УК РФ. Как видно из приговора, суд исключил из квалификации осужденного квалифицирующий признак ч. 2 ст. 158 УК РФ - с причинением значительного ущерба гражданину, мотивируя свое решение тем, что потерпевшие являются частными предпринимателями и соответственно, по мнению суда, относятся к юридическим, а не физическим лицам, которым не может быть причинен значительный ущерб в понимании квалифицирующего признака п. "в" ч. 2 ст. 158 УК РФ.

Однако ущерб, причиненный гражданину, занимающемуся предпринимательской деятельностью, является ущербом, причиненным именно ему, а не юридическому лицу, поскольку согласно ч. 2 ст. 48 ГК РФ индивидуальный предприниматель не является лицом, которое закон относит к числу юридических лиц.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам от 28.11.06 отменен приговор Центрального районного суда г. Кемерово от 28.09.06 в отношении С.

Органами предварительного следствия действия С. были квалифицированы по п. "г" ч. 2 ст. 161 УК РФ, государственный обвинитель в судебном заседании поддержал обвинение по ч. 1 ст. 161 УК РФ, полагая не доказанным применение Сивых насилия в отношении потерпевшего.

Суд пришел к выводу о том, что стороной обвинения не были представлены убедительные доказательства совершения С. открытого хищения чужого имущества, и осудил его за хищение чужого имущества путем обмана и злоупотребления доверием - по ч. 1 ст. 159 УК РФ.

При этом, по мнению судебной коллегии, суд при описании преступного деяния допустил противоречие:

"... С. ... действуя умышленно, из корыстных побуждений, с целью хищения чужого имущества путем обмана и злоупотребления доверием, под предлогом позвонить попросил у малознакомого Ш. сотовый телефон. После того, как последний, введенный в заблуждение относительно истинных намерений Сивых, передал ему сотовый телефон "Моторола Е398" стоимостью 7000 руб., Сивых, понимая, что потерпевший понимает противоправный характер его действий, с принадлежащим потерпевшему сотовым телефоном скрылся с места преступления ...".

Таким образом, начало преступных действий С. суд изложил как мошенничество, а окончание их - как грабеж, поскольку, согласно п. 3 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27.12.02 N 29 "О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое", открытым хищением чужого имущества является такое хищение, которое совершается в присутствии собственника либо на виду у посторонних, когда лица понимают противоправный характер его действий.

 

Глава 2. ИЗМЕНЕНИЕ ПРИГОВОРОВ В СВЯЗИ С НЕПРАВИЛЬНЫМ

ПРИМЕНЕНИЕМ УГОЛОВНОГО ЗАКОНА

 

Нарушение судами первой инстанции требований материального

права, касающихся назначения наказания

 

Обобщение кассационной практики показало, что в 2006 году судами области допускались многочисленные ошибки при назначении наказания несовершеннолетним.

В соответствии с ч. 6 ст. 88 УК РФ наказание в виде лишения свободы не может быть назначено несовершеннолетнему осужденному, совершившему в возрасте до 16 лет преступление небольшой или средней тяжести впервые, а также остальным несовершеннолетним осужденным, совершившим преступления небольшой тяжести впервые.

Кассационным определением судебной коллегии от 12.10.06 изменен приговор Центрального районного суда г. Кемерово от 15.08.06 в отношении Н.Й., 20.10.91 года рождения, осужденного по ч. 1 ст. 161 УК РФ к 1 году лишения свободы, с применением ст. 73 УК РФ условно, с испытательным сроком 1 год.

Коллегия указала, что ранее несудимый Н.Й. осужден за совершение преступления, относящегося к категории средней тяжести в 14-летнем возрасте, в связи с чем на основании ч. 6 ст. 88 УК РФ суд не должен был назначать осужденному наказание в виде лишения свободы.

В следующих примерах, несмотря на то, что ранее в отношении несовершеннолетних уже состоялись приговоры, тем не менее, данные судимости учитываться судом не должны, поскольку новые преступления совершены до постановления предыдущих приговоров.

Приговором Рудничного районного суда г. Кемерово от 19.09.06 Ч., 1991 года рождения, ранее судимый 25.08.06 по ч. 3 ст. 158 УК РФ к 1 году лишения свободы, с применением ст. 73 УК РФ условно с испытательным сроком 1 год, осужден по ч. 1 ст. 161 УК РФ к 6 месяцам лишения свободы, по пп. "в, г" ч. 2 ст. 112 УК РФ к 1 году лишения свободы, в соответствии с ч. 2 ст. 69 УК РФ окончательно назначено 1 год лишения свободы, с применением ст. 73 УК РФ условно с испытательным сроком 1 год 6 месяцев.

Из материалов дела усматривается, что преступления совершены Ч. 10.10.05 и 03.12.05. Таким образом, Ч. совершил преступления небольшой и средней тяжести в 14-летнем возрасте впервые, т.к. приговор от 25.08.06 вынесен после совершения им данных преступлений.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам от 14.11.06 приговор изменен. Коллегия указала на нарушение судом положений ч. 6 ст. 88 УК РФ, предусматривающей, что наказание в виде лишения свободы не может быть назначено несовершеннолетнему осужденному, совершившему в возрасте до 16 лет преступление небольшой или средней тяжести впервые.

Кроме того, согласно п. 4 Постановления Государственной Думы ФС РФ от 19.04.06 "Об объявлении амнистии в связи со 100-летием учреждения Государственной Думы в России" Ч. подлежал освобождению от наказания за преступления, как совершивший их в возрасте до 18 лет и условно осужденный. Однако суд не применил амнистию к Ч.

Аналогичная ошибка допущена в приговоре Беловского городского суда от 12.04.06 в отношении несовершеннолетнего П.

Ранее приговором от 22.02.06 П. судим за совершение особо тяжкого преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 111 УК РФ к 1 году 8 месяцам лишения свободы.

Приговором от 12.04.06 П. осужден по пп. "а, б" ч. 2 ст. 158 УК РФ к 1 году лишения свободы, на основании ч. 5 ст. 69 УК РФ путем частичного сложения с наказанием, назначенным приговором от 22.02.06, окончательно назначено 2 года лишения свободы в воспитательной колонии.

Преступление, предусмотренное ч. 2 ст. 158 УК РФ, т.е. преступление средней тяжести, П. совершил 20.01.06 - до вынесения приговора от 22.02.06, которым он был осужден по ч. 4 ст. 111 УК РФ. Таким образом, П. на момент совершения преступления средней тяжести судим не был. Кроме того, на момент совершения данного преступления П. не достиг 16-летнего возраста, в связи с чем ему не может быть назначено наказание по ч. 2 ст. 158 УК РФ в виде лишения свободы.

Кассационным определением от 18.07.06 приговор Беловского городского суда от 12.04.06 изменен. Наказание П. по пп. "а, б" ч. 2 ст. 158 УК РФ снижено с 1 года лишения свободы до 9 месяцев исправительных работ с удержанием 5% из заработка в доход государства, на основании ч. 5 ст. 69 УК РФ совокупное наказание с приговором от 22.02.06 назначено в виде лишения свободы на 1 год 9 месяцев.

Следует также учитывать, что в соответствии с ч. 6-1 ст. 88 УК РФ при назначении несовершеннолетнему осужденному наказания в виде лишения свободы за совершение тяжкого либо особо тяжкого преступления низший предел наказания, предусмотренный соответствующей статьей Особенной части УК РФ, сокращается наполовину.

Приговором Мариинского городского суда от 28.12.05 Ш. осужден по пп. "а, г" ч. 2 ст. 161 УК РФ, ст. 88 УК РФ к 1 году 6 месяцам лишения свободы, с применением ст. 73 УК РФ - условно с испытательным сроком 1 год.

В описательно-мотивировочной части приговора суд признал совокупность смягчающих обстоятельств в качестве исключительных и указал, что наказание должно быть назначено с применением правил ст. 64 УК РФ, т.е. ниже низшего предела санкции ч. 2 ст. 161 УК РФ.

Часть 2 ст. 161 УК РФ относится к категории тяжких преступлений, санкция данного закона предусматривает наказание в виде лишения свободы от 2 до 7 лет. Следовательно, в соответствии с ч. 6-1 ст. 88 УК РФ санкция данного закона для несовершеннолетних - от 1 года до 7 лет лишения свободы.

Кассационным определением от 21.02.06 приговор изменен. Коллегия указала, что суд, сославшись в приговоре на наличие исключительных обстоятельств и применение к осужденному Ш. при назначении наказания ст. 64 УК РФ, фактически назначил несовершеннолетнему наказание в пределах санкции ч. 2 ст. 161 УК РФ, и определила снизить назначенное Ш. наказание с 1 года 6 месяцев лишения свободы до 11 месяцев лишения свободы.

Значительное количество уголовных дел рассмотрено в 2006 году в порядке, установленном гл. 40 УПК РФ, т.е. с постановлением приговора без проведения судебного разбирательства.

Судами области учитывается, что при рассмотрении дела в особом порядке наказание подсудимому не может превышать 2/3 максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за совершенное преступление.

Однако при наличии нескольких оснований для обязательного снижения максимального наказания за совершенное преступление судьи допускают ошибки.

Судьи не всегда учитывают, что при рассмотрении дела в порядке гл. 40 УПК и применении правил ст. 62, 66, 68 УК РФ следует исходить не из максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, а из двух третей этого срока или размера наказания:

- ст. 62 - не более 3/4 от 2/3 максимального;

- ст. 66 - не более 3/4 от 2/3 за покушение на преступление и 1/2 от 2/3 - за приготовление к преступлению;

- ст. 68 УК РФ - не менее 1/3 от 2/3 максимального.

Кассационным определением судебной коллегии от 19.12.06 изменен приговор Мариинского городского суда от 08.11.06 в отношении М.Щ., осужденного по п. "в" ч. 2 ст. 158 УК РФ к 3 годам лишения свободы, с применением ст. 73 УК РФ условно, с испытательным сроком 2 года. Приговор постановлен в особом порядке, предусмотренном гл. 40 УПК РФ.

Суд обоснованно признал в качестве смягчающего обстоятельства явку М.Щ. с повинной, отягчающих обстоятельств по делу не установлено. Учитывая требования п. 7 ст. 316 УПК РФ и ст. 62 УК РФ, наказание не должно превышать трех четвертей от двух третей максимального наказания, предусмотренного ч. 2 ст. 158 УК РФ, т.е. не более 2 лет 6 месяцев лишения свободы, судом же назначено 3 года лишения свободы.

Приговором Березовского городского суда от 28.12.05 П. осуждена по ч. 1 ст. 30 - ч. 1 ст. 228-1 УК РФ к 4 годам лишения свободы, по ч. 1 ст. 228-1 УК РФ к 4 годам 3 месяцам лишения свободы, по ч. 1 ст. 234 УК РФ к 1 году лишения свободы, на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ - к 4 годам 6 месяцам лишения свободы.

Приговор постановлен в особом порядке, предусмотренном гл. 40 УПК РФ.

Кассационным определением от 02.03.06 данный приговор изменен. Основанием к изменению приговора послужила ошибка суда, допущенная при назначении наказания по эпизоду приготовления к преступлению (по ч. 1 ст. 30 - ч. 1 ст. 228-1 УК РФ).

Согласно п. 7 ст. 316 УПК РФ, если судья придет к выводу, что обвинение, с которым согласился подсудимый, обоснованно, подтверждается доказательствами, собранными по уголовному делу, то он постанавливает обвинительный приговор и назначает подсудимому наказание, которое не может превышать 2/3 максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за совершенное преступление.

Санкция ч. 1 ст. 228-1 УК РФ предусматривает наказание в виде лишения свободы сроком от 4 до 8 лет.

2/3 от 8 лет составляет 5 лет 4 месяца - это максимальный срок лишения свободы, который может быть назначен судом по данной статье при рассмотрении дела в особом порядке. Однако речь здесь идет об оконченном преступлении.

В силу же ст. 66 УК РФ срок или размер наказания за приготовление к преступлению не может превышать половину максимального срока наиболее строгого вида наказания, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части УК РФ за оконченное преступление.

Таким образом, по эпизоду приготовления к преступлению суд должен был исходить из максимального срока наказания, не превышающего половины от 5 лет 4 месяцев, т.е. максимальный срок наказания П. по данному эпизоду не должен превышать 2 лет 8 месяцев лишения свободы.

Кассационным определением судебной коллегии от 19.12.06 изменен приговор Киселевского городского суда от 24.10.06 в отношении Л.а., осужденного по ч. 2 ст. 159 УК РФ к 1 году 6 месяцам лишения свободы. Дело рассмотрено в порядке гл. 40 УПК РФ.

Суд в приговоре указал на применение правил ч. 3 ст. 68 УК РФ, в соответствии с которой, при любом виде рецидива преступлений, если судом установлены смягчающие обстоятельства, предусмотренные ст. 61 УК РФ, срок наказания может быть назначен менее одной трети части максимального срока наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за совершенное преступление.

Поскольку дело рассматривалось судом в порядке гл. 40 УПК РФ, суду следовало исходить из того, что с учетом п. 7 ст. 316 УПК РФ максимальным наказанием по ч. 2 ст. 159 УК РФ является лишение свободы сроком до 3 лет 4 месяцев.

Следовательно, указав о применении правил ч. 3 ст. 68 УК РФ, суд должен был назначить менее 1 года 2 месяцев лишения свободы, т.е. менее одной трети от 3 лет 4 месяцев лишения свободы, фактически же назначил 1 год 6 месяцев лишения свободы.

Анализ кассационной практики показывает, что при определении рецидива преступлений судьи не всегда в должной мере соблюдают положения ч. 4 ст. 18 УК РФ, в соответствии с которыми при признании рецидива преступлений не учитываются:

а) судимости за умышленные преступления небольшой тяжести;

б) судимости за преступления, совершенные лицом в возрасте до восемнадцати лет;

в) судимости за преступления, осуждение за которые признавалось условным либо по которым предоставлялась отсрочка исполнения приговора, если условное осуждение или отсрочка исполнения приговора не отменялись и лицо не направлялось для отбывания наказания в места лишения свободы, а также судимости, снятые или погашенные в порядке, установленном ст. 86 УК РФ.

Кассационным определением судебной коллегии от 14.11.06 изменен приговор О.Е. городского суда от 08.09.06 в отношении Я.Й., 1986 года рождения.

Ранее Я.Й. судима приговорами от 10.07.02 и 19.06.03, т.е. в несовершеннолетнем возрасте. Однако суд, в нарушение п. "б" ч. 4 ст. 18 УК РФ, признал в действиях Я.Й. наличие опасного рецидива преступления, в то время как указанной нормой закона предусмотрено, что при признании рецидива преступлений судимости за преступления, совершенные в возрасте до 18 лет, не учитываются.

Коллегия исключила из приговора указание суда на наличие в действиях Я.Й. отягчающего обстоятельства - опасного рецидива преступлений, и указала, что поскольку наказание Я.Й. назначено с учетом наличия в ее действиях опасного рецидива преступлений, оно подлежит снижению.

Кассационным определением судебной коллегии от 14.12.06 изменен приговор Беловского городского суда от 11.09.06 в отношении К.П., осужденного по ч. 1 ст. 166 УК РФ к 2 годам лишения свободы, с применением ч. 5 ст. 74, ст. 70 УК РФ по совокупности с приговором от 21.11.05 - к 2 годам 6 месяцам лишения свободы, с отбыванием наказания в колонии-поселении.

Суд ошибочно указал на наличие в действиях осужденного рецидива преступлений, поскольку по приговору суда от 21.11.05 К.П. осужден с применением ст. 73 УК РФ, осуждение за которое в соответствии с п. "в" ч. 4 ст. 18 УК РФ при признании рецидива преступлений не учитывается.

При применении положений п. "в" ч. 4 ст. 18 УК РФ, в частности, о том, что при признании рецидива преступлений не учитываются судимости, снятые или погашенные в порядке, установленном ст. 86 УК РФ, следует помнить, что вывод о погашении судимости за преступление, совершенное до введения в действие УК РФ от 13.06.96, т.е. до 1 января 1997 года, следует делать после правового анализа содержания ст. 57 УК РСФСР и ст. 86 УК РФ. В силу ст. 10 УК РФ, срок для погашения судимости за преступление, совершенное до 1 января 1997 года, исчисляется в соответствии с той нормой, которая улучшает положение осужденного.

Кассационным определением судебной коллегии от 26.09.06 изменен приговор Кировского районного суда г. Кемерово от 03.08.06 в отношении С.Г..

Суд установил в действиях С.Г. особо опасный рецидив преступлений, признав на основании ст. 86 УК РФ непогашенной, в том числе, судимость от 23.05.97.

Из материалов дела следует, что С.Г. 23.05.97 осуждался за преступления, совершенные в ноябре 1996 года, относящиеся к категории тяжких преступлений, сроком на 3 года 6 месяцев лишения свободы, и освобожден по отбытии наказания 18.05.2000.

В соответствии со ст. 86 УК РФ судимость погашается в отношении лиц, осужденных к лишению свободы за тяжкие преступления, - по истечении шести лет после отбытия наказания.

В соответствии с ч. 6 ст. 57 УК РСФСР, не имеющими судимости признаются лица, осужденные к лишению свободы на срок более трех лет, но не свыше шести лет, если они в течение пяти лет со дня отбытия наказания (основного и дополнительного) не совершат нового преступления.

Таким образом, при исчислении срока погашения судимости С.Г. по приговору от 23.05.97 по ст. 86 УК РФ судимость считается погашенной 18.05.06, при исчислении срока погашения судимости по ст. 57 УК РСФСР судимость считается погашенной 18.05.05. А, значит, суду следовало руководствоваться положениями ст. 57 УК РСФСР и не учитывать данную судимость при признании рецидива преступлений.

 

Ошибки квалификации, повлекшие изменение приговоров

 

Ошибочное вменение квалифицирующего признака

 

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам от 30.11.06 изменен приговор Н.Е. районного суда г. Новокузнецка от 29.09.06 в отношении Ч.Н., действия Ч.Н. переквалифицированы с п. "б" ч. 2 ст. 158 УК РФ на ч. 1 ст. 158 УК РФ, наказание снижено с 2 лет 6 месяцев лишения свободы до 1 года 6 месяцев лишения свободы.

Коллегия указала, что суд, правильно установив фактические обстоятельства по делу, дал им неверную юридическую оценку, квалифицировав действия Ч.Н., как кражу чужого имущества с незаконным проникновением в хранилище.

Из материалов дела усматривается, что хищение произошло из витрины торгового зала магазина, наличие в ней стекла свидетельствует о том, что она предназначена для демонстрации товара и не является хранилищем - местом, специально предназначенным для хранения товара. Тот факт, что работники магазина оставляли на ночь товар в витрине, закрытой на ключ, и не убирали в какое-либо специальное хранилище, не дает основания считать, что витрина являлась иным хранилищем.

В связи с приведенным примером ошибочной квалификации действий лица по признаку хищения чужого имущества с незаконным проникновением в хранилище, обращаем внимание судей области на изменения, внесенные в Уголовный кодекс РФ Федеральным законом от 30.12.06 N 283-ФЗ. В соответствии с новой редакцией примечаний к ст. 158 УК РФ под хранилищем в статьях главы 21 УК РФ понимаются хозяйственные помещения, обособленные от жилых построек, участки территории, трубопроводы, иные сооружения независимо от форм собственности, которые предназначены для постоянного или временного хранения материальных ценностей.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам от 12.09.06 изменен приговор Рудничного районного суда г. Кемерово от 19.07.06 в отношении С.Ю., действия С.Ю. по трем эпизодам переквалифицированы с ч. 3 ст. 160 УК РФ на ч. 1 ст. 160 УК РФ.

Суд, правильно установив фактические обстоятельства дела и вину С.Ю. в хищении вверенных ей денежных средств, принадлежащих ООО "Сибторг", путем их присвоения, ошибочно посчитал, что эти действия совершены С.Ю. с использованием своего служебного положения.

Квалифицирующий признак - использование служебного положения вопреки интересам службы для завладения чужим имуществом или передачи его с корыстной целью третьим лицам. Как следует из должностной инструкции, и это установлено судом, получение денежных средств от клиентов и передача их в кассу ООО "Сибторг" является трудовой обязанностью С.Ю. как торгового представителя. Из материалов дела видно, что деньги ей передавались непосредственно в связи с выполнением трудовых обязанностей, и для их получения каких-либо иных действий, связанных с использованием своего служебного положения, С.Ю. не совершала.

Кассационным определением судебной коллегии от 22.08.06 изменен приговор Кировского районного суда г. Кемерово от 21.06.06 в части осуждения Н.К. по событию от 13.01.06 по п. "а" ч. 2 ст. 161 УК РФ.

Судом установлено, что Н.К., Ф. и З. предварительно договорились на совершение кражи у Е.Ы., в ходе которой Н.К. совершил грабеж. Ф. и З. по данному эпизоду осуждены по пп. "а, в" ч. 2 ст. 158 УК РФ, а Н.К. - по п. "а" ч. 2 ст. 161 УК РФ.

При этом суд первой инстанции не учел, что на совершение грабежа осужденные не договаривались, со стороны Н.К. имел место эксцесс исполнителя.

Согласно ст. 36 УК РФ эксцессом исполнителя признается совершение исполнителем преступления, не охватывающего умыслом других соучастников. За эксцесс исполнителя другие соучастники преступления уголовной ответственности не подлежат.

В связи с этим коллегия исключила из обвинения Н.К. квалифицирующий признак грабежа "группой лиц по предварительному сговору" и переквалифицировала его действия на ч. 1 ст. 161 УК РФ.

Кассационным определением судебной коллегии от 09.03.06 изменен приговор Ю. городского суда от 27.12.05 в отношении Л.С.: из осуждения Л.С. исключен квалифицирующий признак, предусмотренный п. "г" ч. 2 ст. 161 УК РФ - "с угрозой применения насилия, не опасного для жизни и здоровья".

Суд в приговоре указал, что из показаний потерпевших видно, что после завладения их имуществом и уходом из квартиры Л.С. высказал угрозу в адрес потерпевших и сказал, чтобы не вызывали милицию, т.к. "их тут банда, что они перережут всю семью". Данную угрозу суд расценил как высказанную с целью удержания похищенного, однако из показаний потерпевших, осужденных видно, что данная угроза была высказана после завладения имуществом, и не для удержания похищенного, т.к. потерпевшие не пытались забрать похищенное, а лишь для того, чтобы потерпевшие не сообщили о совершенном преступлении в милицию. Таким образом, объективная сторона преступления была выполнена осужденными до высказывания данных угроз.

 

В действиях лица содержится иной состав преступления

 

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам от 31.08.06 изменен приговор Центрального районного суда г. Новокузнецка от 13.07.06 в отношении Ш.Е., действия Ш.Е. по эпизоду от 14.01.06 переквалифицированы с ч. 1 ст. 162 УК РФ на ч. 1 ст. 161 УК РФ.

Ш.Е. признан виновным в том, что 14.01.06 в целях открытого хищения имущества Т.Ъ. напал на нее, применив насилие, опасное для жизни и здоровья потерпевшей: рывком дернул за ее сумку, в результате чего потерпевшая упала, получив вред здоровью средней тяжести. Ш.Е. завладел ее имуществом на сумму 1960 рублей.

Мотивируя квалификацию действий осужденного, суд сослался на то, что потерпевшая пыталась удержать сумку, но от действий Ш.Е. она упала. Однако это обстоятельство судом не установлено и не подтверждается материалами дела.

Так, из показаний Т.Ъ. следует, что она упала от того, что Ш.Е. с силой дернул ее сумку. Показания осужденного аналогичны показаниям потерпевшей.

Суд не привел доказательств умышленного причинения осужденным вреда здоровью потерпевшей в результате завладения имуществом или его удержания. В связи с этим действия Ш.Е. не могут квалифицироваться как разбой.

Более того, по мнению судебной коллегии, завладение имуществом потерпевшей путем "рывка" не может рассматриваться как насилие, о котором идет речь в ст. 161 УК РФ. Поэтому действия осужденного должны квалифицироваться по ч. 1 ст. 161 УК РФ, как открытое хищение чужого имущества.

Кассационным определением судебной коллегии от 24.08.06 изменен приговор Чебулинского районного суда от 27.06.06 в отношении К.О.. Действия К.О. переквалифицированы с ч. 1 ст. 105 на ч. 4 ст. 111 УК РФ.

Вина осужденной в умышленном нанесении удара ножом в шею потерпевшего судом установлена, подтверждена совокупностью исследованных доказательств, признана осужденной. Однако, давая юридическую оценку действиям К.О., суд допустил ошибку, а именно: квалифицировал ее действия как умышленное убийство по ч. 1 ст. 105 УК РФ и в то же время в мотивировочной части приговора указал на умышленный характер действий К.О. - нанесение ею удара ножом в жизненно важный орган - шею, и неосторожность в отношении последствий - смерти потерпевшего (... "могла и должна была предвидеть наступление смерти от этого удара").

Таким образом, суд фактически оценил действия К.О. не как убийство с прямым или косвенным умыслом, а как умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего, т.е. ч. 4 ст. 111 УК РФ.

 

Действия лица ошибочно квалифицированы

как оконченный состав преступления

 

28.06.06 в "Российской газете" опубликовано Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 15.06.06 N 14 "О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, психотропными, сильнодействующими и ядовитыми веществами".

Согласно п. 13 постановления, в тех случаях, когда передача наркотического средства, психотропного вещества или их аналогов осуществляется в ходе проверочной закупки, проводимой представителями правоохранительных органов в соответствии с Федеральным законом от 12.08.95 N 144-ФЗ (в редакции Федерального закона от 02.12.05 N 150-ФЗ) "Об оперативно-разыскной деятельности", содеянное следует квалифицировать по части 3 статьи 30 и соответствующей части статьи 228.1 УК РФ, поскольку в этих случаях происходит изъятие наркотического средства или психотропного вещества из незаконного оборота.

Обобщение кассационной практики показывает, что судьи области не всегда своевременно реагируют на изменения действующего законодательства и официального толкования уголовно-правовых норм.

К примеру, Кузнецким районным судом г. Новокузнецка после официального опубликования указанного Постановления Пленума постановлен целый ряд приговоров без учета его положений (от 04.07.06 в отношении Е.Ы., от 07.07.06 в отношении Л.Щ., от 06.07.06 в отношении Б.Ш. и др.)

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам от 29.08.06 изменен приговор Кузнецкого районного суда г. Новокузнецка от 07.07.06 в отношении Б.Р., действия Б.Р. переквалифицированы с ч. 1 ст. 228.1 на ч. 3 ст. 30 - ч. 1 ст. 228.1 УК РФ и с ч. 1 ст. 234 на ч. 3 ст. 30 - ч. 1 ст. 234 УК РФ со снижением наказания.

Приговором установлено, что Б.Р. передавала наркотическое средство, а также сильнодействующее вещество, не являющееся наркотическим средством или психотропным веществом, в ходе проверочной закупки, проводимой работниками милиции в соответствии с Федеральным законом от 12.08.95 N 144-ФЗ (в редакции от 02.12.05) "Об оперативно-разыскной деятельности". Однако действия Б.Р. квалифицированы судом как оконченные преступления.

 

Раздел II. ОТМЕНА И ИЗМЕНЕНИЕ ПРИГОВОРОВ В СВЯЗИ

С НАРУШЕНИЕМ НОРМ ПРОЦЕССУАЛЬНОГО ПРАВА

 

Глава 1. ОТМЕНА ПРИГОВОРОВ В СВЯЗИ С НАРУШЕНИЕМ НОРМ

ПРОЦЕССУАЛЬНОГО ПРАВА

 

Незаконный состав суда

 

В соответствии с п. 2 ч. 2 ст. 381 УПК РФ постановление приговора незаконным составом суда является безусловным основанием к отмене приговора. При этом состав суда признается незаконным если:

- приговор постановлен вопреки установленной ст. 31 УПК РФ общей и ст. 32 УПК РФ территориальной подсудности;

- в рассмотрении уголовного дела участвовали лица, являющиеся родственниками потерпевшего, подсудимого, защитника, представителя;

- судья постановил приговор единолично по уголовному делу, которое подсудно коллегиальному составу суда;

- нарушены предписания закона о неизменности состава суда (ст. 242 УПК РФ), рассматривающего уголовное дело по существу;

- в предусмотренном законом порядке не рассмотрено заявление об отводе, заявленном судье или всему составу суда.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам от 07.09.06 отменен приговор Гурьевского городского суда от 13.06.06 в отношении Д.Ь..

В соответствии с п. 3 ч. 1 ст. 61 УПК РФ судья, прокурор, следователь, дознаватель не может участвовать в производстве по уголовному делу, если он является близким родственником или родственником любого из участников производства по данному уголовному делу.

В материалах дела имеются данные о том, что адвокат М., являющийся близким родственником судьи, постановившей приговор, присутствовал в качестве защитника при допросе подозреваемого. При таких обстоятельствах судья М. обязана была устраниться от участия в производстве по уголовному делу.

Кассационным определением судебной коллегии от 07.09.06 отменен приговор Куйбышевского районного суда г. Новокузнецка от 21.06.06 в отношении К.Ф..

Так, приговором мирового судьи судебного участка N 6 Центрального района г. Новокузнецка от 16.02.06 К.Ф. оправдан в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 30 - ч. 1 ст. 158 УК РФ.

Государственным обвинителем было принесено апелляционное представление об отмене оправдательного приговора. Представление было подано в Центральный районный суд г. Новокузнецка.

Постановлением судьи Центрального районного суда г. Новокузнецка от 20.03.06 данное уголовное дело назначено к рассмотрению в апелляционном порядке на 28.03.06. После чего 28.03.06 постановлением того же судьи дело по ходатайству государственного обвинителя направлено по подсудности в Куйбышевский районный суд г. Новокузнецка.

Судья Куйбышевского районного суда г. Новокузнецка принял дело к производству, постановлением от 14.04.06 назначил дело к рассмотрению, и 21.06.06 дело было рассмотрено в апелляционном порядке, оправдательный приговор отменен, и в отношении К.Ф. постановлен обвинительный приговор.

В силу п. 2 ч. 2 ст. 381 УПК РФ постановление приговора незаконным составом суда является безусловным основанием к отмене приговора.

В соответствии с ч. 3 ст. 323, ч. 1 и ч. 2 ст. 355 УПК РФ апелляционные жалобы и представления подаются мировому судье и направляются им вместе с материалами уголовного дела в районный суд для рассмотрения в апелляционном порядке.

По своему конституционно-правовому смыслу в системе действующего уголовно-процессуального регулирования эти нормы закона, во взаимосвязи с положениями Конституции РФ, гарантирующими судебную защиту прав и свобод граждан, в том числе право каждого на рассмотрение его дела в том суде и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено законом, включая стадию обжалования судебных решений, без сомнения имеют ввиду апелляционный суд того района, на который распространяется по участкам юрисдикция мирового судьи. По настоящему уголовному делу им является Центральный районный суд г. Новокузнецка. Однако в данном случае дело рассмотрено в апелляционном порядке другим судом, т.е. незаконным составом суда.

Коллегия также отметила, что постановление судьи Центрального районного суда г. Новокузнецка о передаче дела по подсудности в Куйбышевский районный суд г. Новокузнецка не мотивировано, безосновательно, не предусмотрено ст. 367 УПК РФ и противоречит требованиям вышеуказанных законов. Положения ст. ст. 32 - 36 УПК РФ, на которые имеется ссылка в этом постановлении, регулируют вопросы определения и изменения территориальной подсудности уголовных дел для судов первой инстанции. При необходимости они могут быть применены относительно именно данных судов, но никак не для передачи дела другому апелляционному суду по постановлению судьи равнозначного по уровню суда.

 

Нарушения требований уголовно-процессуального закона

при рассмотрении уголовных дел в особом порядке,

предусмотренном гл. 40 УПК РФ

 

Как уже отмечено выше, в 2006 году значительное количество уголовных дел рассмотрено в порядке, установленном гл. 40 УПК РФ, т.е. с постановлением приговора без проведения судебного разбирательства. Кассационная практика показывает, что при рассмотрении уголовных дел в особом порядке судами области допускаются нарушения требований УПК РФ:

- о наличии согласия государственного или частного обвинителя и потерпевшего на рассмотрение дела в особом порядке;

- о допустимости постановления приговора без проведения судебного разбирательства по уголовным делам о преступлениях, наказание за которые, предусмотренное УК РФ, не превышает 10 лет лишения свободы;

- о допустимости постановления обвинительного приговора без проведения судебного разбирательства при наличии вывода, что обвинение, с которым согласился подсудимый, обоснованно, подтверждается доказательствами, собранными по уголовному делу.

Кассационным определением судебной коллегии от 04.07.06 отменен приговор Центрального районного суда г. Кемерово в отношении М.Х..

Из материалов дела видно, что потерпевшая Л.Т. в судебном заседании не присутствовала, в ходе предварительного следствия ее мнение о рассмотрении дела с применением особого порядка принятия судебного решения без проведения судебного разбирательства не выяснялось. Суд, в нарушение требований ст. 314 УПК РФ о наличии согласия потерпевшего на рассмотрение дела в особом порядке, удовлетворил ходатайство подсудимого, согласившегося с предъявленным ему обвинением, и рассмотрел дело без проведения судебного разбирательства. В то время как отсутствие согласия потерпевшей на рассмотрение дела с применением особого порядка обязывало суд в соответствии с ч. 4 ст. 314 УПК РФ рассмотреть дело в общем порядке.

За нарушением требований ч. 1 ст. 314 УПК РФ 10.10.06 отменен приговор Т.С.В. районного суда от 21.08.06 в отношении С.Ъ..

Так, указанной нормой закона предусмотрена возможность постановления приговора без проведения судебного разбирательства по уголовным делам о преступлениях, наказание за которые, предусмотренное УК РФ, не превышает 10 лет лишения свободы.

Как видно из приговора, постановленного в особом порядке судебного разбирательства, С.Ъ. согласился с обвинением, предъявленным органами предварительного следствия, в хищении огнестрельного оружия, боеприпасов, с применением насилия, не опасного для жизни или здоровью, т.е. в совершении преступления, предусмотренного п. "г" ч. 3 ст. 226 УК РФ.

Санкцией ч. 3 ст. 226 УК РФ предусмотрено наказание в виде лишения свободы сроком от 5 до 12 лет. При таких обстоятельствах суду следовало рассмотреть уголовное дело в отношении С.Ъ. в общем порядке.

29.08.06 отменен приговор Куйбышевского районного суда г. Новокузнецка от 19.06.06 в отношении К.Ч. и Ч.Ц..

В соответствии с ч. 7 ст. 316 УПК РФ суд постановляет обвинительный приговор без проведения судебного разбирательства, если придет к выводу, что обвинение, с которым согласился подсудимый, обоснованно, подтверждается доказательствами, собранными по уголовному делу.

К.Ч. и Ч.Ц. обвинялись в разбое, совершенном с применением насилия, опасного для жизни и здоровья потерпевшего, однако, фактически им предъявлено обвинение в совершении разбоя с угрозой применения такого насилия, которое выразилось в том, что с целью напугать и сломить сопротивление потерпевшего К.Ч. приставил к его шее нож.

В связи с имеющимися противоречиями суд не мог рассматривать уголовное дело в особом порядке судебного разбирательства, что повлекло отмену приговора с направлением дела на новое судебное рассмотрение.

Кассационным определением судебной коллегии от 06.07.06 отменен приговор Заводского районного суда г. Новокузнецка от 28.04.06 в отношении Н.К..

Из материалов дела видно, что дело было назначено к слушанию судом в обычном порядке, поскольку соответствующего ходатайства от Н.К. в период предварительного расследования не поступало.

Судебное заседание по делу началось в обычном порядке, и государственный обвинитель в начале судебного заседания заявил об отказе поддерживать обвинение по части предъявленного Н.К. обвинения. Данный отказ судом был принят, вынесено постановление о прекращении в части уголовного дела в отношении Н.К..

Таким образом, суду уже на этой стадии уголовного процесса было очевидно, что предъявленное Н.К. обвинение не является обоснованным, подтвержденным собранными доказательствами.

Тем не менее, суд удовлетворил ходатайство Н.К., заявленное в ходе судебного заседания о продолжении рассмотрения дела в особом порядке. При этом Н.К. заявил, что предъявленное обвинение ему понятно, и он с обвинением согласен. Из протокола же судебного заседания неясно, какое конкретно предъявленное подсудимому обвинение изложил государственный обвинитель уже после вынесения судом постановления о рассмотрении дела в особом порядке.

Кассационным определением судебной коллегии от 07.09.06 отменен приговор Новокузнецкого районного суда от 19.06.06 в отношении К.Ы..

Органами предварительного следствия К.Ы. предъявлено обвинение по ч. 3 ст. 158 УК РФ в совершении кражи имущества потерпевшей Г.Х., на общую сумму 11171 рубль, с незаконным проникновением в жилище и с причинением значительного ущерба гражданину.

В судебном заседании К.Ы. полностью согласился с предъявленным ему обвинением, ходатайствовал о рассмотрении дела в особом порядке.

Суд без проведения судебного разбирательства, в нарушение положений ст. 316 УПК РФ, изменил объем обвинения К.Ы.: не осудил К.Ы. по обвинению в совершении кражи с причинением значительного ущерба гражданину.

05.12.06 Пленумом Верховного Суда РФ принято Постановление N 60 "О применении судами особого порядка судебного разбирательства уголовных дел".

В связи с принятием данного Постановления утратил силу целый ряд положений постановления Пленума Верховного Суда РФ N 1 от 05.03.04 "О применении судами норм Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации", касающихся рассмотрения дела в особом порядке.

Отметим, что положения нового постановления не только не разрешили возникающие в судебной практике проблемы применения норм гл. 40 УПК РФ, а, наоборот, вызвали множество вопросов, прежде всего, касающихся возможности переквалификации действий обвиняемого лица, прекращения производства по делу, а также вопросов, связанных с рассмотрением гражданского иска.

 

Нарушение права на защиту, а также принципа

состязательности сторон

 

В соответствии с требованиями ст. 244 УПК РФ судопроизводство осуществляется на основе состязательности и равноправия сторон. Это предполагает обеспечение сторонам обвинения и защиты равных процессуальных прав и возможностей, связанных как с их участием в доказывании, так и с отстаиванием своей позиции по разрешаемым в ходе судебного разбирательства вопросам.

Кассационным определением судебной коллегии от 01.08.06 отменен оправдательный приговор в отношении И.

В нарушение требований ст. 244 УПК РФ суд отказал в удовлетворении ходатайства государственного обвинителя о вызове дополнительных свидетелей, местонахождение которых было известно, тогда как ходатайство стороны защиты о допросе дополнительных свидетелей удовлетворил.

Кассационным определением от 06.06.06 отменен приговор Крапивинского районного суда от 10.04.06 в отношении А.Р., А.В., Ч.М..

Отказывая прокурору в удовлетворении ходатайства об оглашении показаний подсудимых, данных ими в ходе предварительного следствия, суд не выяснил, в чем состоят противоречия в показаниях, существенны ли они, не мотивировал причину отказа в удовлетворении данного ходатайства, указав, что оглашение этих показаний нецелесообразно.

Кассационным определением от 21.03.06 отменен приговор Куйбышевского районного суда г. Новокузнецка от 07.12.05 в отношении К.Э..

Коллегия указала на нарушение судом требований ч. 4 ст. 7 УПК РФ при вынесении постановления об отказе в удовлетворении ходатайства подсудимого о вызове в судебное заседание свидетеля, содержащегося в УН-1612/35 г. Мариинска. Суд отклонил указанное ходатайство на месте (без удаления в совещательную комнату), не мотивируя свое постановление.

При разрешении данного ходатайства суду следовало учесть требования ч. 1 ст. 11, ст. ст. 86 - 88 УПК РФ об обязанности суда обеспечивать сторонам возможность осуществления их прав, о собирании доказательств, их проверке и оценке каждого из них в отдельности и в совокупности.

Кассационным определением судебной коллегии от 22.08.06 отменен приговор Куйбышевского районного суда г. Новокузнецка от 02.06.06 в отношении С.Р. в части его осуждения по двум эпизодам мошенничества.

Из протокола судебного заседания следует, что С.Р. признал себя полностью виновным по двум событиям мошенничества. При этом заявил, что первым показания по делу давать не желает, а затем отказался давать показания в отсутствие свидетеля В.А.. Однако и после допроса этого свидетеля С.Р. не был допрошен судом по фактам мошенничества.

Учитывая, что С.Р. не отказывался от дачи показаний, суд нарушил право осужденного на защиту.

Кассационным определением от 11.04.06 отменен приговор Ленинского районного суда г. Кемерово от 01.12.05 в отношении К.

Из материалов уголовного дела следует, что в судебном заседании от 29.12.03 было удовлетворено ходатайство подсудимого К. о допуске в качестве защитника его матери - К.А., что не противоречит ч. 2 ст. 49 УПК РФ, в соответствии с которой по определению или постановлению суда в качестве защитника могут быть допущены, наряду с адвокатом, один из близких родственников обвиняемого или иное лицо, о допуске которого ходатайствует обвиняемый.

Постановлением судьи от 21.11.05 К.А. было отказано в удовлетворении ходатайства о выдаче копий документов, находящихся в материалах уголовного дела по обвинению К. по ч. 1 ст. 105 УК РФ, рассмотренного судом 28.07.05, по тем основаниям, что она не является участником процесса.

Однако из приговора суда от 01.12.05 видно, что указанные приговоры связаны между собой, наказание К. назначено по правилам ч. 5 ст. 69 УК. Кроме этого, из протоколов судебных заседаний не усматривается, что допущенная ранее к участию в деле в качестве защитника К.А. принимала участие в рассмотрении уголовного дела. Право выступать в судебных прениях в защиту подсудимого ей не предоставлялось. Полномочия защитника, предусмотренные ст. 53 УПК РФ, К.А. не реализованы.

Вопрос об участии защитника в судебном заседании либо отказе подсудимого от услуг защитника судом вообще не рассматривался.

Данное нарушение уголовно-процессуального закона судебная коллегия расценила как существенное, поскольку было нарушено право подсудимого на защиту.

В соответствии с п. 8 ч. 4 ст. 47, ч. 3 ст. 50, 248 УПК РФ подсудимый вправе пользоваться помощью защитника, в том числе и бесплатно в случаях, предусмотренных законом. Защитник приглашается подозреваемым, обвиняемым, его законным представителем, а также другими лицами по поручению или с согласия подозреваемого, обвиняемого. В случае замены защитника суд предлагает вновь вступившему защитнику время для ознакомления с материалами уголовного дела и подготовки для участия в судебном разбирательстве.

В случае неявки приглашенного защитника в течение 5 суток со дня заявления ходатайства о приглашении защитника дознаватель, следователь, прокурор, суд вправе предложить подозреваемому, обвиняемому пригласить другого защитника, а в случае его отказа принять меры по назначению защитника.

Кассационным определением от 12.12.06 отменен приговор Беловского городского суда в отношении С.Ь..

Из материалов уголовного дела усматривается, что на следствии защиту обвиняемого С.Ь. осуществлял адвокат Беловской городской коллегии адвокатов N 25 Аглиулин по назначению.

Постановлением судьи от 05.07.06 было назначено открытое судебное заседание по уголовному делу с участием вышеуказанного адвоката на 12.07.06.

Согласно протоколу судебного заседания от 12.07.06, в рассмотрении дела принимал участие адвокат Аглиулин. Из протокола судебного заседания от 01.09.06 также следует, что судебное заседание проводилось с участием данного адвоката, при этом суд выяснил мнение подсудимого о его согласии, что его интересы в судебном заседании представляет адвокат Аглиулин.

После перерыва, 20.09.06 в протоколе судебного заседания отражено, что судебное заседание проводится в том же составе и произведена замена только секретаря судебного заседания. То, что дело рассмотрено в том же составе, отражено в протоколе судебного заседания от 29.09.06, после чего произведен допрос 2 свидетелей, оглашены письменные материалы по делу, судебное следствие окончено и суд перешел к прениям сторон, в котором принял участие адвокат Паршукова. Кроме этого, в материалах уголовного дела имеется ордер по назначению на имя адвоката Первушиной от 29.11.06 на защиту С.Ь. по уголовному делу.

Вышеизложенное свидетельствует о существенных нарушениях уголовно-процессуального закона, которые допустил суд при рассмотрении уголовного дела по обвинению С.Ь., а именно права на защиту. Сведений о причинах замены адвокатов материалы дела не содержат. Подсудимый, согласно протоколам судебного заседания, не извещался о замене адвокатов, его мнение по этому вопросу не выяснялось, адвокат Паршукова участвовала в деле без подтверждения своих полномочий, а адвокат Первушина вообще не принимала участие в рассмотрении уголовного дела, однако указана в постановленном приговоре суда.

Кассационным определением от 21.11.06 отменен приговор Центрального районного суда г. Новокузнецка от 04.10.06 в отношении К.Ф..

Как видно из материалов уголовного дела, на предварительном следствии защиту интересов К.Ф. осуществлял адвокат Назаров, а в судебном заседании он был заменен адвокатом Подгаевским. При этом судом, в нарушение ст. 47 УПК РФ, не выяснялся вопрос о причинах неявки в судебное заседание адвоката Назарова и о согласии К.Ф. на его замену. Как пояснила К.Ф. в судебном заседании при рассмотрении ее кассационной жалобы, судом данные вопросы не исследовались, хотя она возражала против замены защитника.

Требования гл. 38 УПК РФ (Прения сторон и последнее слово подсудимого) должны надлежащим образом соблюдаться не только при рассмотрении дела в общем порядке, но и при применении особого порядка принятия судебного решения.

Непредоставление подсудимому права участия в прениях сторон, а также непредоставление подсудимому последнего слова является основанием к отмене обвинительного приговора, поскольку данное нарушение закона связано с лишением или ограничением гарантированных УПК РФ прав участников уголовного судопроизводства по делу.

Кассационным определением от 02.03.06 отменен с направлением на новое судебное разбирательство приговор Междуреченского городского суда от 27.12.05 в отношении В.А..

Из протокола судебного заседания видно, что суд удовлетворил ходатайство подсудимого и освободил адвоката от участия в судебном заседании. Однако при этом суд не разъяснил В.А. процессуальные права, которые он приобретает ввиду удовлетворения заявленного отказа от защитника.

В соответствии со ст. 292 УПК РФ при отсутствии защитника в прениях сторон участвует подсудимый. Непредоставление подсудимому, отказавшемуся от защитника, слова для защитительной речи в прениях является грубым нарушением права на защиту.

Судом нарушено требование ч. 1 ст. 292 УПК РФ, а именно: после выступления в прениях гособвинителя и потерпевших подсудимому не было предоставлено слово в прениях для самозащиты.

Как нарушение права подсудимого на защиту коллегия указала и непредоставление ему права выступить в качестве гражданского ответчика по заявленным искам.

21.09.06 отменен приговор Заводского районного суда г. Кемерово от 07.07.06 в отношении Б.З..

Из протокола судебного заседания видно, что вопреки требованиям ст. 292 УПК РФ осужденному Б.З. не разъяснено и не предоставлено право участия в судебных прениях.

Единственным документом по делу, который своими записями фиксирует и отражает весь ход судебного разбирательства, способствует постановлению приговора в соответствии с материалами, рассмотренными в судебном заседании, и обеспечивает возможность контроля за выполнением судом первой инстанции требований закона, является протокол судебного заседания.

В соответствии с ч. 1 и п. 14 ч. 3 ст. 259 УПК РФ в протоколе судебного заседания обязательно указывается основное содержание выступлений сторон в судебных прениях и последнего слова подсудимого.

Кассационным определением судебной коллегии от 24.10.06 отменен приговор Зенковского районного суда г. Прокопьевска от 20.06.06 в отношении К.Ж., П.Е. и Т.Д..

Из протокола судебного заседания видно, что подсудимые К.Ж. и П.Е. желали выступить в судебных прениях сторон и высказать свое последнее слово, как они пояснили в заседании суда кассационной инстанции, фактически выступали в судебных прениях сторон и высказывали каждый свое последнее слово.

Однако, в нарушение требований п. 14 ч. 3 ст. 259 УПК РФ, содержание выступлений К.Ж. и П.Е. в судебных прениях и содержание их последнего слова не отражены в протоколе судебного заседания. В нем лишь указано, что при предоставлении им слова в прениях и затем последнего слова по просьбам К.Ж. и П.Е. их прения и последнее слово каждого в письменном виде приобщены к материалам уголовного дела, которые они огласили в судебном заседании.

Между тем, приобщение письменных судебных прений и письменного последнего слова подсудимых не заменяет устных выступлений этих лиц и не свидетельствует о выполнении требований закона об обязательном отражении в протоколе судебного заседания основного содержания прозвучавших выступлений в судебных прениях сторон и последнего слова подсудимых. Тем более, что суд не выносил постановлений о приобщении к протоколу судебного заседания данных документов, представленных подсудимыми, а изложенное в письменном виде последнее слово подсудимого П.Е. отсутствует в материалах уголовного дела. Из сообщения суда и объяснений П.Е. в заседании судебной коллегии следует, что этот подсудимый не представлял суду свое последнее слово в письменном виде, а высказал его в судебном заседании устно, но в протоколе оно не отражено.

Таким образом, в протоколе судебного заседания не указаны содержание выступлений подсудимых К.Ж. и П.Е. в судебных прениях сторон и содержание их последнего слова, которые фактически имели место. Кроме того, произведенные в протоколе судебного заседания записи, относящиеся к участию этих лиц в судебных прениях сторон и последнем слове, не соответствуют действительности.

 

Нарушение требований уголовно-процессуального

законодательства при постановлении приговора

 

Одним из наиболее распространенных оснований отмены приговоров с направлением дела на новое судебное рассмотрение в 2006 году является нарушение положений, закрепленных гл. 39 УПК РФ (Постановление приговора), а именно, о содержании описательно-мотивировочной (ст. ст. 305, 307 УПК РФ) и резолютивной (ст. ст. 306, 308 УПК РФ) частях приговора.

Кассационным определением от 24.10.06 отменен приговор Яйского районного суда от 07.08.06 в отношении Х.В..

Судебная коллегия указала, что в соответствии с требованиями ст. 307 УПК РФ описательно-мотивировочная часть обвинительного приговора должна содержать, помимо прочего, описание преступного деяния, признанного судом доказанным, с указанием места, времени, способа его совершения, формы вины, мотивов, целей и последствий преступления.

Анализ материалов дела свидетельствует о том, что описательно-мотивировочная часть приговора в отношении Х.В. не соответствует требованиям указанного закона.

Так, суд, установив, что Х.В. совершила открытое хищение чужого имущества, с применением насилия, не опасного для жизни или здоровья, при описании преступного деяния, признанного судом доказанным, и фактически описывая совершение Х.В. открытого хищения чужого имущества, указывает на то, что последняя совершила кражу. При этом судом сделан вывод о том, что Х.В. понимала, что находившиеся в квартире лица осознавали, что она совершает кражу.

Кассационным определением от 15.08.06 отменен приговор О.Е. городского суда от 18.05.06 в отношении Б.Б..

В нарушение требований ст. 307 УПК РФ суд, признав Б.Б. виновным по ст. 134, УК РФ, в описательно-мотивировочной части приговора не указал на достижение Б.Б. восемнадцатилетнего возраста, хотя данное обстоятельство предусмотрено диспозицией ст. 134 УК РФ в качестве обязательного признака состава преступления.

Кассационным определением от 16.02.06 отменен в части оправдания Г.А. и К. по п. "а" ч. 4 ст. 162 УК РФ приговор Ю. городского суда от 30.11.05.

В соответствии со ст. 305 УПК РФ описательно-мотивировочная часть оправдательного приговора должна содержать: существо предъявленного обвинения, обстоятельства уголовного дела, установленные судом, основания оправдания подсудимого и доказательства, их подтверждающие, мотивы, по которым суд опровергает доказательства, представленные стороной обвинения, мотивы решения в отношении гражданского иска. В резолютивной части приговора должны быть указаны основания оправдания подсудимого.

Судом указанные требования в отношении Г.А. и К.а. не выполнены. В описательной части приговора не изложено обвинение по п. "а" ч. 4 ст. 162 УК РФ, а в резолютивной части не указано основание их оправдания.

Кроме того, судом нарушены требования ч. 6 ст. 388 УПК РФ, поскольку судебной коллегией указывалось на аналогичные нарушения при постановлении предыдущего приговора от 21.10.04.

За нарушением ст. 308 УПК РФ отменен приговор Междуреченского городского суда от 10.01.06 в отношении К.Я. по эпизоду от 12.10.05 (кассационное определение от 09.03.06).

В соответствии с требованиями п. 3 ч. 1 ст. 308 УПК РФ в резолютивной части обвинительного приговора должны быть указаны пункт, часть, статья Уголовного кодекса РФ, предусматривающие ответственность за преступление, в совершении которого подсудимый признан виновным.

Суд допустил противоречие в резолютивной части приговора, признав К.Я. виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 159 УК РФ, а наказание назначил по ч. 2 ст. 158 УК РФ.

Кассационным определением судебной коллегии от 30.11.06 отменен приговор Орджоникидзевского районного суда г. Новокузнецка от 17.10.06 в отношении В.Ю..

В резолютивной части приговора суд, в нарушение п. 3 ч. 1 ст. 308 УПК РФ, признал В.Ю. виновной, в том числе по ч. 3 ст. 30, ст. 234 УК РФ, т.е. без указания части ст. 234 УК РФ.

30.11.06 отменен приговор Ленинск-Кузнецкого городского суда от 25.09.06 в отношении П.Э. и Х.Г..

В резолютивной части приговора П.Э. и Х.Г. признаны виновными по п. "в" ч. 2 ст. 162, п. "в" ч. 2 ст. 162 УК РФ. Однако наказание обоим подсудимым назначено по п. "в" ч. 4 ст. 162, п. "в" ч. 4 ст. 162 УК РФ.

Кассационным определением судебной коллегии от 18.07.06 отменен приговор Ленинского районного суда г. Кемерово от 11.05.06 в отношении К.Ь..

В соответствии с п. 2 ч. 1 ст. 306 УПК РФ резолютивная часть оправдательного приговора должна содержать решение о признании подсудимого невиновным и основания его оправдания.

В нарушение указанной нормы закона суд лишь исключил из обвинения 3 эпизода жестокого обращения с несовершеннолетними, не указав в резолютивной части приговора, что признает К.Ь. невиновной по данным эпизодам и оправдывает ее, т.е. фактически не принял решения по части предъявленного обвинения.

 

Несоответствие выводов суда фактическим

обстоятельствам уголовного дела

 

По основаниям, указанным в ст. 380 УПК РФ, приговоры отменяются довольно часто, поскольку не всегда суды надлежащим образом мотивируют принятое решение, учитывают обстоятельства, которые могли повлиять на решение вопроса о виновности или невиновности подсудимого. Здесь особого внимания, по нашему мнению, заслуживают случаи неверной оценки судом доказательств.

Положениями ст. ст. 88, 89 УПК РФ предусмотрено:

- каждое доказательство подлежит оценке с точки зрения относимости, допустимости, достоверности, а все собранные доказательства - достаточности для разрешения уголовного дела;

- в процессе доказывания запрещается использование результатов оперативно-разыскной деятельности, если они не отвечают требованиям, предъявляемым к доказательствам Уголовно-процессуальным кодексом РФ.

Согласно ст. 75 УПК РФ, доказательства, полученные с нарушениями требований УПК РФ, являются недопустимыми, они не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения.

Кассационным определением судебной коллегии от 18.07.06 отменен приговор Заводского районного суда г. Новокузнецка от 20.02.06 в отношении В.Ы..

Суд признал результаты оперативно-разыскной деятельности, проведенной по данному уголовному делу, допустимыми доказательствами, кроме вещественного доказательства - денежной купюры достоинством 100 руб., а также протокола осмотра денежной купюры.

Между тем, как видно из материалов уголовного дела, в качестве вещественных доказательств следователь своим постановлением приобщил к материалам дела лишь 2 пакета с наркотическим средством и деньги в сумме 100 рублей. Остальные результаты ОРД приобщены постановлением следователя не были.

Судебная коллегия не согласилась с выводами суда в приговоре в той части, что поскольку материалы оперативно-разыскной деятельности фактически приобщены к материалам уголовного дела, хранились при уголовном деле, послужили поводом и основанием для возбуждения уголовного дела, они должны быть признаны допустимыми доказательствами. Эти выводы суда сделаны без учета требований ст. ст. 74, 75, ч. 3 ст. 84 УПК РФ.

В соответствии со ст. 11 ФЗ N 144-ФЗ "Об оперативно-разыскной деятельности" результаты оперативно-разыскной деятельности могут использоваться в доказывании по уголовным делам в соответствии с положениями уголовно-процессуального законодательства РФ, регламентирующими собирание, проверку и оценку доказательств. Таким образом, они должны быть надлежащим образом приобщены к материалам уголовного дела.

Коллегия указала, что при таких обстоятельствах приговор не может быть признан законным и обоснованным, а потому подлежит отмене в силу ст. ст. 381, 379 УПК РФ с направлением уголовного дела на новое судебное рассмотрение.

Кассационным определением судебной коллегии от 17.08.06 отменен приговор Рудничного районного суда г. Кемерово от 25.05.06 в отношении С. и И.

Как видно из приговора, суд посчитал протокол опознания И. и С. допустимым доказательством по уголовному делу. Вместе с тем, судом не дана оценка тому факту, что в ходе предварительного следствия следователь Березняк 21.07.04 брал в отделе кадров ОВД Рудничного района г. Кемерово фотографии семерых сотрудников РОВД, в числе которых были фотографии И. и С. Данный факт подтверждается копией расписки следователя и показаниями допрошенной в судебном заседании в качестве свидетеля К.Ъ., подтвердившей данный факт. В судебном заседании потерпевший Л.Щ. также показал, что следователем показывались ему фотографии, И. он узнал по фотографии и фамилию С. узнал также после того, как увидел его фотографию.

Таким образом, потерпевшему перед опознанием, которое проводилось в отношении С. - 13.08.04, И. - 21.08.04, были показаны фотографии И. и С., в связи с чем он их и опознал. Судом данный вопрос исследовался, однако этим обстоятельствам оценки не дано, что, по мнению судебной коллегии, является существенным нарушением УПК РФ, т.к. согласно ч. 5 ст. 193 УПК РФ опознание по фотографии возможно, только при невозможности предъявления лица на опознание, и данное следственное действие должно быть проведено в соответствии с УПК РФ.

В приговоре указано, что у суда нет оснований сомневаться в правдивости показаний потерпевшего Л.Щ.. Однако судом не дана оценка следующему. Из объяснения Л.Щ., которое он давал в ходе предварительного следствия 09.07.04 и оглашенного в судебном заседании, видно, что Л.Щ. прямо называет фамилию человека, который совершил в отношении него преступление - С., а впоследствии стал утверждать, что фамилию узнал после опознания. Суд на данный факт внимания не обратил, не выяснил, знаком ли был Л.Щ. ранее с С. Коллегия указала, что выяснение данного обстоятельства имеет существенное значение для оценки допустимости протокола опознания С. в качестве доказательства.

Кассационным определением судебной коллегии от 10.10.06 отменен приговор Куйбышевского районного суда г. Новокузнецка от 17.04.06 в отношении Ф., оправданной по ч. 1 ст. 30 - п. "г" ч. 3 ст. 228-1 УК РФ.

Изложив в оправдательном приговоре существо предъявленного обвинения, установленные судом обстоятельства уголовного дела и содержание показаний допрошенных в судебном заседании подсудимой и свидетелей, суд, не анализируя и не оценивая перечисленные доказательства в надлежащем порядке, по правилам ст. 88 УПК РФ, сразу констатировал, что: "приведенные выше показания подсудимой и свидетелей дают суду основание сделать вывод о том, что фактически 19.09.05 в доме N 31 по <...> в г. Новокузнецке сотрудниками ФСБ произведено не оперативно-разыскное мероприятие - обследование помещений, зданий, сооружений, участков местности и транспортных средств, а обыск в жилище - уголовно-процессуальное действие, производство которого возможно только в рамках возбужденного уголовного дела на основании судебного решения".

Суд при этом никак не мотивировал свой вывод, не привел доказательства, обстоятельства и законы, на основе которых он пришел к такому выводу, а также мотивы, по которым он отверг доказательства, представленные стороной обвинения.

Далее суд, сославшись на ст. 75 УПК РФ, констатировал, что "таким образом, доказательства, полученные в ходе указанного выше мероприятия, в том числе и приобщенные к материалам уголовного дела в качестве вещественных доказательств - смывы кистей рук Ф., наркотическое средство героин, фольга, являются недопустимыми, так как были получены с нарушением требований уголовно-процессуального законодательства". Следом суд указал, что "по этой причине не могут быть использованы в качестве доказательств заключение эксперта N 1481/Х от 21.10.05 по исследованию смывов с кистей рук Ф. и заключение эксперта N 1482/Х от 26.10.05 по исследованию изъятого вещества, поскольку объектами данных экспертных исследований явились предметы, полученные с нарушением требований уголовно-процессуального законодательства.

Сделав такие выводы, суд не привел в приговоре конкретные законы и требования норм УПК РФ, с нарушением которых, по мнению суда, были получены указанные вещественные доказательства, и не мотивировал, в чем именно выразились допущенные нарушения.

Суд признал недопустимыми и подлежащими исключению из перечня доказательств всех материалов, полученных в результате оперативно-разыскных мероприятий, проведенных 19 - 21.09.05, сославшись на положения ст. 84, ч. 1 ст. 86, ст. 89 УПК РФ, и на то, что в материалах уголовного дела отсутствует процессуальный документ, на основании которого в данном деле находятся материалы оперативно-разыскной деятельности.

Но судом не указано, какой именно процессуальный документ имеется в виду и каким конкретно законом предусмотрена необходимость наличия его в деле. Вместе с тем, суд не дал никакой оценки постановлению заместителя начальника управления ФСБ России по Кемеровской области от 22.09.05 о передаче в следственный отдел материалов оперативно-разыскной деятельности, которое приобщено судом к материалам уголовного дела по ходатайству государственного обвинителя.

Суд счел доказанным и установленным факт обнаружения на втором этаже дома N 31 по <...> в г. Новокузнецке полиэтиленового свертка и кусков фольги. Но, по мнению суда, "это обстоятельство нельзя признать достаточным для того, чтобы сделать бесспорный и единственно правильный вывод о том, что указанное имущество принадлежит именно подсудимой Ф., и что именно она причастна к приготовлению к незаконному сбыту наркотического средства в особо крупном размере, в связи с чем следует сделать вывод о недоказанности ее вины в совершении этого преступления".

Однако судом не дано оценки каждому представленному доказательству в отдельности и в их совокупности, в том числе показаниям свидетеля А.Ш., которые противоречат показаниям подсудимой Ф. в части предназначения обнаруженной фольги, и полученным данным об обнаружении следов героина на кистях рук Ф., которая согласно медицинскому заключению не употребляет наркотические средства. Как уже отмечено выше, эти доказательства признаны судом недопустимыми необоснованно, без приведения в приговоре убедительных мотивов данного вывода, отвечающих требованиям уголовно-процессуального закона.

 

Иные нарушения требований уголовно-процессуального закона,

повлекшие отмену приговоров

 

Уголовно-процессуальным кодексом урегулирован порядок заявления и разрешения ходатайств участников уголовного судопроизводства как при подготовке к судебному заседанию и предварительном слушании, так и в ходе судебного разбирательства дела.

Кассационным определением от 19.01.06 отменен приговор Таштагольского городского суда от 29.11.05 в отношении В.Ю., дело направлено на новое рассмотрение со стадии подготовки к судебному заседанию.

Из материалов дела видно, что в ходе предварительного следствия, при ознакомлении с материалами дела обвиняемый В.Ю. и его защитник заявили ходатайство о проведении предварительного слушания для разрешения ходатайства об исключении доказательств.

В нарушение требований п. 2 ч. 1 ст. 227, ч. 1 ст. 231 УПК РФ суд назначил судебное заседание без проведения предварительного слушания, с указанием на то, что оснований для проведения предварительного слушания не имеется, тем самым оставил ходатайство В.Ю. и его защитника без какой-либо оценки.

В судебном заседании защитник вновь заявил ходатайство об исключении доказательств: заключения СМЭ и металлического предмета, послужившего орудием преступления.

В соответствии с требованиями ст. 271 УПК РФ ходатайства должны разрешаться сразу же после их заявления в индивидуальном порядке. Однако суд разрешение заявленного ходатайства отложил до окончания судебного разбирательства и стал принимать меры для дополнения и подкрепления этих же доказательств.

Суд произвел осмотр металлического предмета, послужившего орудием преступления, предъявив его свидетелям Р.М. и Б.Ч., которые засвидетельствовали факт того, что это именно тот предмет, которым В.Ю. наносил удары потерпевшему, о чем суд указал в приговоре как на доказательство вины В.Ю.. Фактически суд провел опознание указанного выше предмета, при котором судом не была соблюдена процедура, предусмотренная ст. 193 УПК РФ.

Кроме того, не разрешив ходатайства защитника, суд провел допрос судебно-медицинского эксперта Т.Х., но не в качестве эксперта, с соблюдением требований ст. 282 УПК РФ, а в качестве свидетеля, что повлекло за собой необоснованное изменение его процессуального статуса. При этом эксперту были заданы вопросы, фактически восполняющие неполноту предварительного следствия, а его пояснения приведены в приговоре в качестве доказательства вины В.Ю..

Безусловным основанием для отмены приговора является нарушение тайны совещательной комнаты.

Кассационным определением судебной коллегии от 21.11.06 отменен приговор Киселевского городского суда от 06.09.06 в отношении К.Ф., Д.У., М.Т., А.С., Г.Р., М.П., К.А. и М.О..

В соответствии с требованиями ст. 298 УПК РФ приговор постановляется судом в совещательной комнате. По окончании рабочего времени, а также в течение рабочего дня суд вправе сделать перерыв для отдыха с выходом из совещательной комнаты, но не вправе рассматривать другие дела.

Из протокола судебного заседания усматривается, что 05.09.06 в 14 часов продолжено судебное заседание и М.О. предоставлено последнее слово, после чего председательствующий удалился в совещательную комнату. Приговор был провозглашен 06.09.06 и судебное заседание закрыто в 16 часов 30 минут.

Из представленных прокурором письменных материалов следует, что после удаления в совещательную комнату для вынесения приговора по данному делу, 06.09.06 судья рассматривал дело в отношении К.Н. и вынес приговор, который был провозглашен 06.09.06 в 10 часов 30 минут.

Одним из оснований отмены приговора Рудничного районного суда г. Прокопьевска от 05.09.05 в отношении А.М. явилось нарушение требований ст. 298 УПК РФ.

Закончив судебное следствие и предоставив последнее слово подсудимому А.М. 30.08.05, суд удалился в совещательную комнату для вынесения приговора. Председательствующим по делу было объявлено о том, что приговор будет оглашен 05.09.05 в 10.00 утра, что подтверждается и протоколом судебного заседания.

Однако председательствующий судья в период с 30.08.05 по 05.09.05 неоднократно выходил в процессы по другим делам: 01.09.05 данным судьей рассматривались два гражданских дела; 02.09.05 проведено предварительное слушание дела по обвинению Р.

Таким образом, судом нарушена тайна совещательной комнаты, что послужило основанием отмены приговора и направления дела на новое рассмотрение.

 

Глава 2. ИЗМЕНЕНИЕ ПРИГОВОРОВ В СВЯЗИ С НАРУШЕНИЕМ

НОРМ ПРОЦЕССУАЛЬНОГО ПРАВА

 

Основанием изменения приговора является выход суда за пределы предъявленного обвинения. Так, ст. 252 УПК РФ предусматривает, что судебное разбирательство проводится только в отношении обвиняемого и лишь по предъявленному ему обвинению. Изменение обвинения в судебном разбирательстве допускается, если этим не ухудшается положение подсудимого и не нарушается его право на защиту.

Кассационным определением судебной коллегией по уголовным делам от 31.10.06 изменен приговор Березовского городского суда от 29.08.06 в отношении К.Л..

По мнению коллегии, суд, обоснованно признав К.Л. виновной в нападении с целью хищения чужого имущества на потерпевшую Б.К. с применением насилия, опасного для жизни или здоровья, исключив за недоказанностью обвинение К.Л. в словесной угрозе применения ножа и правильно квалифицировав действия К.Л. по ч. 1 ст. 162 УК РФ, в нарушение требований ст. 252 УПК РФ вышел за пределы предъявленного К.Л. обвинения, осудив ее по признаку осуществления угрозы применения насилия, опасного для жизни или здоровья, выразившейся в угрозе сорвать серьги, поскольку К.Л. не было предъявлено обвинение в осуществлении угрозы применением насилия, опасного для жизни или здоровья, путем угрозы сорвать серьги.

Кассационным определением судебной коллегии от 26.10.06 изменен приговор К.В. районного суда от 22.08.06 в отношении Т.Ц..

Судебная коллегия переквалифицировала действия Т.Ц. с ч. 2 ст. 115 УК РФ на ч. 1 ст. 115 УК РФ, поскольку квалифицирующий признак "из хулиганских побуждений" не был вменен в вину Т.Ц., в связи с чем суд необоснованно расширил объем обвинения.

Кассационным определением судебной коллегии от 21.12.06 изменен приговор Топкинского городского суда от 01.11.06 в отношении К.Й..

Квалифицируя действия К.Й. по факту покушения на незаконные действия с уксусным ангидридом, суд ошибочно указал на наличие в действиях виновной покушения на незаконное приобретение, хранение в целях сбыта ядовитых и сильнодействующих веществ, не являющихся наркотическими или психотропными веществами, т.к. обвинение К.Й. в этой части не предъявлялось.

Кроме того, при назначении наказания К.Й. суд необоснованно указал на наличие отрицательной характеристики от участкового инспектора в отношении К.Й., поскольку данная характеристика отсутствует в материалах дела.

В соответствии с ч. 2 ст. 369 УПК РФ приговор суда первой инстанции может быть изменен в сторону ухудшения положения осужденного не иначе как по представлению прокурора либо жалобе потерпевшего, частного обвинителя или их представителей.

При повторном рассмотрении дела судом первой инстанции, если предыдущий приговор отменен не за мягкостью назначенного наказания и не в связи с необходимостью переквалификации действий осужденного на более суровый закон, суд не вправе ухудшать положение осужденного.

Кассационным определением от 07.03.06 изменен приговор Ленинск-Кузнецкого городского суда от 08.12.05 в отношении Г. и М.И..

Так, приговором Ленинск-Кузнецкого городского суда от 08.12.05 Г. осужден по п. "в" ч. 2 ст. 163 УК РФ к 3 годам лишения свободы, на основании ст. 73 УК РФ условно с испытательным сроком 1 год; М.И. - по ч. 1 ст. 163 УК РФ к 1 году 6 месяцам лишения свободы с испытательным сроком в 1 год.

Однако, согласно копии приговора, ранее Г. был осужден Ленинск-Кузнецким городским судом 24.12.04 по ч. 1 ст. 163 УК РФ к 2 годам лишения свободы, на основании ст. 73 УК РФ условно с испытательным сроком в 1 год; М.И. - к 1 году 6 месяцам лишения свободы, условно с испытательным сроком 6 месяцев.

При этом при предыдущем рассмотрении дела государственный обвинитель изменил обвинение в сторону смягчения с пп. "а, в" ч. 2 ст. 163 УК РФ на ч. 1 ст. 163 УК РФ и при обращении с представлением в кассационную инстанцию не оспаривал квалификацию и назначенную меру наказания.

Определением судебной коллегии по уголовным делам от 10.03.05 данный приговор был отменен за нарушениями процессуального закона.

Суд при новом рассмотрении дела и назначении наказания Г. и М.И. необоснованно ухудшил их положение, применив к Г. уголовный закон о более тяжком преступлении и назначив осужденным более суровое наказание.

В связи с этим судебная коллегия пришла к выводу о необходимости изменить приговор: в отношении Г. исключено указание из описательно-мотивировочной части приговора на группу лиц и квалифицирующий признак "с применением насилия", его действия квалифицированы по ч. 1 ст. 163 УК РФ, назначено наказание в виде 2 лет лишения свободы; в отношении М.И. снижен испытательный срок до 6 месяцев.

Приговором Ленинского районного суда г. Кемерово от 23.12.05 А. осуждена, в том числе по ч. 2 ст. 228 УК РФ (в ред. 1996 г.) по эпизоду от 15.04.04, к 3 годам 6 месяцам лишения свободы.

Однако по предыдущему приговору от 14.07.05 по данному эпизоду А. было назначено наказание в виде 3 лет лишения свободы. Данный приговор был отменен за нарушением уголовно-процессуального закона, а не в связи с несправедливостью приговора.

Поэтому судебная коллегия пришла к выводу о необходимости снизить назначенное приговором от 23.12.05 наказание, как по данному эпизоду, так и по совокупности преступлений (кассационное определение от 02.03.06).

 

Раздел III. ОТМЕНА И ИЗМЕНЕНИЕ ПРИГОВОРОВ В ЧАСТИ

ГРАЖДАНСКОГО ИСКА

 

В соответствии со ст. 268 УПК РФ председательствующий в судебном заседании разъясняет гражданскому истцу, гражданскому ответчику их права и ответственность в судебном разбирательстве, предусмотренные соответственно ст. ст. 44, 45, 54, 55 УПК РФ.

Анализ кассационной практики показывает, что установленный приведенными нормами процессуальный порядок признания гражданским истцом и гражданским ответчиком и разъяснения им прав и ответственности соблюдается судами области не всегда.

Кассационным определением от 14.12.06 в части гражданского иска отменен приговор Беловского городского суда от 13.09.06 в отношении А.З. и Д.Ж..

Согласно протоколу судебного заседания, судом требования ст. 268 УПК РФ не выполнены, гражданскому истцу, гражданскому ответчику в судебном заседании не разъяснялись их права и ответственность. Судом также не разъяснена гражданскому истцу и гражданскому ответчику возможность реализовать право, предусмотренное ч. 2 ст. 292 УПК РФ, а именно, ходатайствовать об участии в прениях сторон.

Кассационным определением от 02.11.06 в части гражданского иска отменен приговор О.Е. городского суда от 02.06.06 в отношении О..

Согласно приговору, с О. в пользу Л. взыскана в возмещение морального вреда денежная сумма в размере 60000 рублей. Однако при этом суд не учел, что Л. в судебном заседании не допрашивался, иск не поддерживал, гражданским истцом не признавался, а О., в свою очередь, не признавался гражданским ответчиком по поводу исковых требований Л.

Решение относительно гражданского иска должно быть мотивированным и основанным на законе. Отсутствие надлежащей мотивировки принятого решения, а также неправильное применение закона в 2006 году являлось наиболее распространенным основанием для отмены либо изменения приговоров в части гражданского иска.

Кассационным определением судебной коллегии от 14.09.06 отменен приговор Анжеро-Судженского городского суда от 09.06.06 в отношении С.С., в том числе в части гражданского иска.

В соответствии со ст. 1101 ГК РФ размер компенсации морального вреда определяется судом в зависимости от характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий. При определении размера компенсации вреда должны учитываться требования разумности и справедливости.

Потерпевшая предъявила иск о компенсации морального вреда на сумму 150000 рублей. Осужденный в судебном заседании иск признал.

Суд же удовлетворил ее требования частично, в сумме 100000 рублей, приняв во внимание реальные возможности причинителя вреда, то есть учел обстоятельства, не предусмотренные законом и не влияющие на размер компенсации. Суд фактически не отмотивировал, почему размер иска не может быть удовлетворен в полном объеме.

Кассационным определением судебной коллегии от 12.09.06 отменен приговор Ленинского районного суда г. Кемерово от 15.06.06 в отношении Н.Е..

Суд апелляционной инстанции, в обоснование отказа в рассмотрении гражданского иска о взыскании компенсации морального вреда в связи с полной потерей потерпевшим зрения на один глаз по вине Н.Е., указал, что суду не представлено доказательств в обоснование иска.

Однако судом не учтено, что согласно ст. 1101 ГК РФ размер компенсации морального вреда определяется судом в зависимости от характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, а также степени вины причинителя вреда. Характер физических и нравственных страданий оценивается с учетом фактических обстоятельств, при которых был причинен вред, и индивидуальных особенностей потерпевшего.

Доводы в обоснование иска приведены потерпевшим в исковом заявлении. В материалах дела имеется заключение судмедэксперта с выводами о степени тяжести причиненного потерпевшему вреда здоровью. В этом же заключении отражены данные о длительности лечения и последствиях повреждения здоровья потерпевшего.

Вопрос об обезображивании лица не является медицинским, его разрешают органы правосудия, в связи с чем ссылка суда в приговоре на отсутствие в медицинском заключении указания на это обстоятельство не является основанием для признания доводов потерпевшего необоснованными.

В приговоре Н.Е. районного суда г. Новокузнецка от 08.06.06 в отношении К.Д. суждение относительно гражданского иска вообще отсутствует, хотя в материалах дела имеется исковое заявление потерпевшего. 08.08.06 кассационная инстанция отменила данный приговор.

Кассационным определением от 20.07.06 изменен в части гражданского иска приговор Ю. городского суда от 06.05.06 в отношении С.Е..

Указанным приговором постановлено взыскать в солидарном порядке с П., Б., С.Е. (а при отсутствии у С.Е. достаточных средств, с его матери С.Е. Е.) в пользу Ф. 360 рублей в возмещение материального ущерба.

Коллегия указала, что в соответствии со ст. 1080 ГК РФ солидарную ответственность несут только лица, совместно причинившие ущерб. Суд же взыскал ущерб с матери С.Е. С.Е. солидарно с осужденными, хотя должен был взыскать с нее в пользу Ф. только долю С.Е., т.е. 120 рублей.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам от 17.10.06 изменен приговор Березовского городского суда от 31.07.06 в отношении Д.Б. в части гражданского иска, исключено из приговора указание суда о взыскании материального ущерба с опекуна К.

Судебная коллегия сочла необходимым изменить приговор в части гражданского иска и исключить из приговора указание суда о взыскании ущерба с опекуна К., т.к. на момент постановления приговора Д.Б. достиг совершеннолетия. В соответствии с ч. 2 ст. 1074 ГК РФ родители или попечители несут ответственность в случаях, когда причинитель ущерба является несовершеннолетним.

В 2006 году отменен в полном объеме целый ряд приговоров районных (городских) судов, постановленных в особом порядке, предусмотренном гл. 40 УПК РФ, по основаниям неправильного разрешения гражданского иска.

Так, в соответствии с абз. 2 п. 28 Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 1 от 05.03.04 "О применении судами норм Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации", если подсудимый выражает несогласие с основаниями или объемом предъявленного гражданского иска, его ходатайство о постановлении приговора без проведения судебного разбирательства удовлетворению не подлежит. В этих случаях дело должно рассматриваться на общих основаниях.

Однако, как уже отмечено выше, 05.12.06 Пленумом Верховного Суда РФ принято Постановление N 60 "О применении судами особого порядка судебного разбирательства уголовных дел". В связи с принятием данного постановления утратил силу целый ряд положений постановления Пленума Верховного Суда РФ N 1 от 05.03.04 "О применении судами норм Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации", касающихся рассмотрения дела в особом порядке, в том числе и абз. 2 п. 28 постановления.

Постановление Пленума от 05.12.06 содержит иную позицию относительно разрешения гражданского иска при постановлении приговора без проведения судебного разбирательства дела.

В соответствии с абз. 2 п. 12 если по уголовному делу, рассматриваемому в особом порядке, предъявлен гражданский иск, то при наличии соответствующих оснований он может быть оставлен без удовлетворения, производство по нему прекращено, в его удовлетворении может быть отказано либо по иску принято решение о передаче его на рассмотрение в порядке гражданского судопроизводства, если это не повлечет изменения фактических обстоятельств дела.

Случаи отмены в части гражданского иска приговоров, постановленных в особом порядке, до вступления в силу Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 05.12.06, в кассационной практике единичны.

К примеру, кассационным определением от 05.10.06 в части гражданского иска отменен приговор Таштагольского городского суда от 10.08.06 в отношении К.Г. и Г.А..

По ходатайству осужденных приговор постановлен без проведения судебного разбирательства в связи с согласием с предъявленным обвинением. Судом в полном объеме удовлетворены исковые требования ООО "Евразруда", с К.Г. и Г.А. взыскано солидарно в возмещение ущерба 86000 рублей. Однако осужденные оспаривали обоснованность удовлетворения исковых требований в указанном размере, полагая, что данная сумма не подтверждена материалами дела. При этом осужденные сослались на данные, содержащиеся в заявлении директора филиала "Евразруда", о том, что общая стоимость похищенных изделий составила 24144 рубля.

Коллегия указала, что анализ представленных материалов уголовного дела свидетельствует о том, что первоначальная сумма причиненного ущерба составила 24144 рубля (л.д. 7). Однако согласно данным справки на л.д. 22 стоимость похищенных комплектующих составила 86400 рублей. При этом сделана ссылка на коммерческое предложение ЗАО "Гормашсервис" г. Екатеринбурга. Каких-либо других данных, объективно подтверждающих стоимость похищенного, не приведено.

При наличии противоречивых данных о стоимости похищенного имущества суд указал в приговоре о необходимости удовлетворения гражданского иска на сумму 86000 рублей. При этом судом решение об удовлетворении данных исковых требований фактически ничем не мотивировано и не обосновано, не приведены нормы материального права, послужившие основанием для принятия указанного решения.

В данном случае приговор, постановленный в порядке гл. 40 УПК РФ, отменен не в полном объеме, а в части гражданского иска. Коллегия указала, что разрешение вопроса, касающегося размера удовлетворения исковых требований в данном случае, не влияет в целом на квалификацию действий осужденных, в связи с чем нет необходимости в отмене приговора в целом.

 

Раздел IV. ОСНОВАНИЯ ОТМЕНЫ РЕШЕНИЙ СУДА, ПРИНЯТЫХ

В ПОРЯДКЕ ДОСУДЕБНОГО ПРОИЗВОДСТВА И В ХОДЕ СУДЕБНОГО

РАЗБИРАТЕЛЬСТВА

 

Нарушение судами области положений главы 33 УПК РФ об общем

порядке подготовки к судебному заседанию

 

В соответствии со ст. 227 УПК РФ по поступившему уголовному делу судья принимает одно из следующих решений:

1) о направлении уголовного дела по подсудности;

2) о назначении предварительного слушания;

3) о назначении судебного заседания.

Кассационным определением судебной коллегии от 16.02.06 отменено постановление Чебулинского районного суда от 12.12.05 о прекращении уголовного преследования в отношении С.Я. и Н.Э., дело направлено на новое рассмотрение со стадии подготовки дела к судебному разбирательству в ином составе.

Как усматривается из постановления, судья со стадии подготовки дела, рассмотрев материалы уголовного дела, вынес постановление о прекращении уголовного преследования в отношении С.Я. и Н.Э. в связи с отсутствием в их действиях состава преступления.

Прекращение уголовного преследования в данном случае было произведено с нарушением норм уголовно-процессуального законодательства.

Согласно положениям ст. 227 УПК РФ по поступившему уголовному делу судья принимает одно из следующих решений:

- о направлении дела по подсудности;

- о назначении предварительного слушания;

- о назначении судебного заседания.

Вопрос же о прекращении уголовного дела, согласно положениям ст. 229 УПК РФ, является одним из оснований для проведения предварительного слушания, которое проводится с участием сторон с соблюдением требований глав 33, 35 и 36 УПК РФ.

Статья 228 УПК РФ предусматривает круг вопросов, подлежащих выяснению по поступившему в суд уголовному делу в отношении каждого из обвиняемых:

1) подсудно ли уголовное дело данному суду;

2) вручены ли копии обвинительного заключения или обвинительного акта;

3) подлежит ли отмене или изменению избранная мера пресечения;

4) подлежат ли удовлетворению заявленные ходатайства и поданные жалобы;

5) приняты ли меры по обеспечению возмещения вреда, причиненного преступлением, и возможной конфискации имущества;

6) имеются ли основания проведения предварительного слушания, предусмотренные ч. 2 ст. 229 УПК РФ.

В ходе обобщения кассационной практики рассмотрения постановлений судей, принятых в ходе подготовки к судебному заседанию, выявлены случаи необоснованного направления уголовных дел по подсудности.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам от 25.07.06 отменено постановление Куйбышевского районного суда г. Новокузнецка от 23.05.06 о направление по подсудности уголовного дела в Орджоникидзевский районный суд г. Новокузнецка в отношении А.Ь..

Согласно ст. 32 УПК РФ уголовное дело подлежит рассмотрению в суде по месту совершения преступления, за исключением случаев, предусмотренных ст. 35 УПК РФ.

Если преступление было начато в месте, на которое распространяется юрисдикция одного суда, а окончено в месте, на которое распространяется юрисдикция другого суда, дело подсудно суду по месту окончания преступления.

Обнаружение и изъятие наркотического средства у А.Ь. имело место в помещении дежурной части Новокузнецкого ЛОВДТ, которое находится на территории Куйбышевского района г. Новокузнецка, следовательно, дело подлежит рассмотрению Куйбышевским районным судом г. Новокузнецка.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам от 18.07.06 отменено постановление Центрального районного суда г. Новокузнецка от 29.05.06 о направлении по подсудности уголовного дела в отношении К.Ъ. в Новокузнецкий районный суд.

Из постановления о привлечении в качестве обвиняемого и обвинительного заключения судебная коллегия усматривает, что местом окончания вмененных К.Ъ. преступных действий и составления постановления об отказе в возбуждении уголовного дела является Новокузнецкий РОВД, здание которого расположено на территории Центрального района г. Новокузнецка. Следовательно, судом указанное постановление вынесено необоснованно.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам от 03.08.06 отменено постановление Новокузнецкого районного суда от 16.05.06 о направлении по подсудности в Центральный районный суд г. Новокузнецка уголовного дела в отношении А.Щ..

Суд мотивировал принятое решение тем, что объективная сторона состава преступления, предусмотренного ст. 126 УК РФ, состоит в похищении (захвате) человека, и оно считается законченным с момента такого захвата против воли потерпевшего, а поскольку А.Щ. вменяется в вину, что он захватил потерпевшую в Центральном районе г. Новокузнецка, то местом совершения преступления следует считать Центральный район г. Новокузнецка, и, соответственно, данное уголовное дело должно рассматриваться в Центральном районном суде г. Новокузнецка.

Судебная коллегия с данным выводом суда не согласилась, поскольку, по мнению коллегии, судом неправильно определен момент окончания преступления, в котором обвиняется А.Щ..

Судебная коллегия указала, что А.Щ. предварительным следствием обвиняется в совершении преступления, предусмотренного п. "в" ч. 2 ст. 126 УК РФ - в похищении человека с применением насилия, опасного для жизни и здоровья потерпевшего. Из текста предъявленного А.Щ. обвинения коллегия усматривает, что применение насилия, опасного для жизни и здоровья потерпевшей обвиняемым А.Щ., окончено на территории Новокузнецкого района в <...> там же было ее удержание, в связи с чем в целом преступление, в совершении которого обвиняется А.Щ., было им окончено на территории Новокузнецкого района.

В ряде случаев судьи области не учли требования п. 6 ст. 228 УПК РФ, в соответствии с которыми суд обязан выяснить, имеются ли основания проведения предварительного слушания.

Кассационным определением судебной коллегии от 28.02.06 отменено постановление судьи Юргинского городского суда от 11.01.06 в отношении Е.Ш., М.Ч., Л.Х., обвиняемых по ч. 3 ст. 162 УК РФ, в части назначения судебного заседания без проведения предварительного слушания, дело направлено на новое судебное рассмотрение в тот же суд со стадии подготовки к судебному заседанию.

В соответствии с ч. ч. 4, 5 ст. 217 УПК РФ "по окончании ознакомления обвиняемого и его защитника с материалами уголовного дела следователь выясняет, какие у них имеются ходатайства или иные заявления. Следователь разъясняет обвиняемому его право ходатайствовать о проведении предварительных слушаний в случаях, предусмотренных ст. 229 УПК РФ".

На основании ч. 3 ст. 229 УПК РФ "ходатайство о проведении предварительного слушания может быть заявлено стороной после ознакомления с материалами уголовного дела".

Из материалов дела видно, что при ознакомлении с материалами дела обвиняемые Е.Ш. и М.Ч. воспользовались правом, предусмотренным п. 5 ч. 3 ст. 217 УПК РФ - правом заявлять ходатайства о проведении предварительных слушаний. Е.Ш., кроме этого, ходатайствовал об исключении доказательств.

Суд в нарушение п. 1 ч. 2 ст. 229, 231 УПК РФ назначил судебное заседание без проведения предварительного слушания, хотя к этому имелись основания.

Кроме этого, из протокола судебного заседания следует, что данный вопрос не был предметом рассмотрения в судебном заседании 11.01.06.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам от 12.12.06 отменено постановление Междуреченского городского суда от 29.09.06 в отношении М.У..

В соответствии с ч. 2 ст. 229 УПК РФ предварительное слушание проводится при наличии ходатайства стороны. Ходатайство о проведении предварительного слушания направлено в суд своевременно 28.09.06 в день вручения обвинительного заключения.

Однако суд 29.09.06 назначил судебное заседание без проведения предварительного слушания, чем нарушил право М.У., предусмотренное ч. 3 ст. 229 УПК РФ, о возможности заявить ходатайство о проведении предварительного слушания после ознакомления с материалами уголовного дела либо после направления уголовного дела с обвинительным заключением в суд.

При подготовке к судебному заседанию судьями области не всегда правильно разрешались вопросы, касающиеся избранной меры пресечения.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам от 03.08.06 отменено постановление Мариинского городского суда от 13.06.06 в отношении Б.Т..

Как следует из материалов дела, ранее приговор Мариинского городского суда от 29.03.06, на основании которого Б.Т. был взят под стражу, определением судебной коллегии был отменен.

Согласно п. 10 ст. 108 УПК РФ, если вопрос об избрании меры пресечения в отношении подсудимого возникнет в суде, то решение об этом принимает суд по ходатайству стороны либо по собственной инициативе.

Суд в нарушение требований указанной статьи УПК РФ при отсутствии ходатайств сторон не решил по собственной инициативе вопрос об избрании в отношении Б.Т. меры пресечения, указав формально, что сохраняет ранее избранную меру пресечения в виде заключения под стражу. При этом суд не учел, что с отменой приговора мера пресечения в виде содержания под стражей автоматически отменяется. Иного судебного решения, на основании которого Б.Т. мог содержаться под стражей, не существует.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам от 24.10.06 отменено постановление О.Е. городского суда от 24.08.06 в отношении Ш.Р..

В соответствии с требованиями ст. ст. 108, 109, 255 УПК РФ в случае принятия судом в стадии подготовки к судебному заседанию решения об оставлении без изменения меры пресечения в виде заключения под стражу, т.е. фактически о ее продлении, необходимо обеспечить право обвиняемого участвовать в рассмотрении судом данного вопроса, изложить свои аргументы и представить подтверждающие их доказательства в соответствии с процедурой, предусмотренной ст. 108 УПК РФ.

Судебная коллегия считает, что суд допустил нарушения указанных требований закона. Вопрос о мере пресечения был решен без участия Ш.Р. и его защитника.

 

Отмена постановлений о возвращении уголовного дела

прокурору для устранения препятствий его рассмотрения

судом

 

Статья 237 УПК РФ содержит исчерпывающий перечень оснований возвращения уголовного дела прокурору. Судья по ходатайству стороны или по собственной инициативе возвращает уголовное дело прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом в случаях, если:

1) обвинительное заключение или обвинительный акт составлены с нарушением требований УПК РФ, что исключает возможность постановления судом приговора или вынесения иного решения на основе данного заключения или акта;

2) копия обвинительного заключения или обвинительного акта не была вручена обвиняемому, за исключением случаев, если суд признает законным и обоснованным решение прокурора, принятое им в порядке, установленном ч. 4 ст. 222 или ч. 3 ст. 226 УПК РФ;

3) есть необходимость составления обвинительного заключения или обвинительного акта по уголовному делу, направленному в суд, с постановлением о применении принудительной меры медицинского характера;

4) имеются предусмотренные ст. 153 УПК РФ основания для соединения уголовных дел;

5) при ознакомлении обвиняемого с материалами уголовного дела ему не были разъяснены права, предусмотренные ч. 5 ст. 217 УПК РФ.

Кассационная практика показывает, что чаще всего суды необоснованно возвращают уголовные дела прокурору в связи с тем, что обвинительные заключения, по мнению судей, составлены с нарушением требований УПК РФ.

Кассационным определением от 26.10.06 отменено постановление Н.Е. районного суда г. Новокузнецка от 31.08.06 о возвращении прокурору уголовного дела по обвинению Г.О..

В ходе предварительного слушания, назначенного судом по собственной инициативе по уголовному делу по обвинению Г.О. в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 159 УК РФ, суд пришел к выводу о необходимости возвращения дела прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом, поскольку обвинительное заключение составлено с нарушением требований уголовно-процессуального закона.

При этом суд сослался на то, что уголовное дело в отношении Г.О. возбуждено по ч. 3 ст. 160 УК РФ, а обвинение предъявлено по ч. 3 ст. 159 УК РФ, и что при мошенничестве имущество передается обвиняемому собственником в результате обмана или злоупотребления доверием потерпевшего, а контролер охраны, Б., Я.И. и Тимкович, которых, согласно обвинительному заключению, обманул Г.О., собственниками похищенного имущества, а следовательно, и потерпевшими, не являются; начальник участка Федосов, доверием которого, согласно обвинительному заключению, злоупотребил Г.О., имущество Г.О. не передавал.

Суд также сослался и на то, что в обвинительном заключении не указано место совершения преступления и собственник похищенного имущества, и что действия Г.О. расценены как продолжаемое преступление, а из обвинительного заключения явствует, что он совершил три оконченных состава преступления.

Кроме того, суд в постановлении указал, что из обвинительного заключения следует, что Б., Я.И. и Тимкович принимали участие в совершении преступления вместе с Г.О., однако в материалах уголовного дела имеется постановление следователя о прекращении уголовного преследования в отношении указанных лиц за отсутствием в их действиях состава преступления.

Между тем из обвинительного заключения видно, что выводы суда о его составлении с нарушением требований уголовно-процессуального закона, не подтверждаются.

Так, согласно обвинительному заключению, местом совершения преступления является строительный объект "Торгово-развлекательный комплекс в микрорайоне 1 - 1а Ильинского района", расположенный по улице <...> Н.Е. района г. Новокузнецка; похищенное имущество принадлежит на праве собственности ЗАО "Новокузнецкпромстрой".

Существо и формулировка предъявленного обвинения с указанием части, статьи УК РФ, предусматривающих ответственность за данное преступление, в обвинительном заключении изложены.

Остальные обстоятельства, указанные судом в постановлении, не могут расцениваться как требования, предъявляемые уголовно-процессуальным законом к обвинительному заключению, поскольку ст. 220 УПК РФ не содержит указаний на эти обстоятельства.

Кроме того, суд в постановлении по существу входит в оценку доказанности предъявленного Г.О. обвинения, в вопросы юридической оценки действий обвиняемого, хотя на стадии предварительного слушания суд этого делать не вправе.

Указав на то, что Б., Я.И. и Тимкович принимали участие в совершении преступления вместе с Г.О., суд вышел за пределы своих полномочий, поскольку в соответствии с ч. 3 ст. 15 УПК РФ суд не является органом уголовного преследования, не выступает на стороне обвинения или стороне защиты, а создает необходимые условия для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав. Согласно ч. 1 ст. 252 УПК РФ, судебное разбирательство проводится только в отношении обвиняемого и лишь по предъявленному ему обвинению.

Между тем, в нарушение требований указанных норм уголовно-процессуального закона суд выступил в качестве органа уголовного преследования, по существу предписав расширить предъявленное Г.О. обвинение, а также привлечь к уголовной ответственности других лиц.

Кассационным определением судебной коллегии от 03.08.06 отменено постановление Чебулинского районного суда от 09.06.06 о возвращении прокурору уголовного дела в отношении А.М., обвиняемого по ч. 1 ст. 286 УК РФ.

Принимая решение о возвращении прокурору для устранения нарушений УПК РФ и устранения препятствий рассмотрения уголовного дела судом, суд в постановлении указал, что в обвинительном заключении отсутствует указание на мотив преступления.

Однако суд не учел, что мотив и цель преступления, предусмотренного ст. 286 УК РФ, не входят в число обязательных признаков состава преступления и не оказывают существенного влияния на факт наступления уголовной ответственности.

Кассационным определением судебной коллегии от 07.12.06 отменено постановление Заводского районного суда г. Новокузнецка от 19.09.06 о возвращении прокурору уголовного дела по обвинению К.

Суд направил дело прокурору, указав, что в нарушение ст. 220 УПК РФ в обвинительном заключении указано несоответствующее действительности место жительства К., т.к. он призван в ряды вооруженных сил, и это обстоятельство было известно следователю. В связи с этим у суда отсутствует возможность надлежащим образом известить К. о рассмотрении дела, чем нарушаются права К.

По мнению судебной коллегии, суд необоснованно возвратил дело прокурору. Указание в справке к обвинительному заключению места жительства обвиняемого, не соответствующее его месту пребывания, в данном случае не может являться основанием для направления дела прокурору, поскольку, как видно из протокола судебного заседания, судом исследовались справки, свидетельствующие о том, что К. проходит службу в воинской части, указан номер и адрес части, откуда он вызывался органами следствия, и К. сопровождался для проведения следственных действий.

Следовательно, судом достоверно установлено местонахождение К., в связи с чем у суда имелась возможность известить подсудимого о времени и месте рассмотрения дела и обеспечить его явку в суд. То обстоятельство, что в обвинительном заключении указан домашний адрес К., а не адрес прохождения им воинской службы, не является существенным нарушением УПК РФ и основанием для возвращения дела прокурору, т.к. суду известно его место нахождения, права К. никоим образом не нарушены, препятствий для рассмотрения дела судом не имеется.

Кассационным определением от 13.07.06 отменено постановление Ленинск-Кузнецкого городского суда от 22.05.06 о возвращении прокурору уголовного дела в отношении Л.Ц. и Д.В..

Суд возвратил уголовное дело прокурору города Ленинска-Кузнецкого для устранения недостатков предварительного следствия и мотивировал свои выводы тем, что составление обвинительного заключения и расследование данного уголовного дела проведено ненадлежащим лицом, а именно прокурором-криминалистом, который, по мнению суда, не наделен полномочиями по расследованию уголовных дел.

Однако судом не учтено, что в соответствии с Федеральным законом "О прокуратуре РФ" прокуратура является единой централизованной системой органов, осуществляющих уголовное преследование, а прокурор, согласно указанному закону и ст. 37 УПК РФ, вправе принять к своему производству расследование любого преступления, либо поручить его расследование подчиненному ему прокурору, либо следователю.

Анализ материалов данного уголовного дела свидетельствует, что прокурор города Ленинска-Кузнецкого в соответствии с действующим законодательством расследование уголовного дела по обвинению Л.Ц. и Д.В. поручил нижестоящему подчиненному ему прокурору-криминалисту, которым в рамках исполнения указанного поручения прокурора проведены следственные действия, окончено расследование и составлено обвинительное заключение, утвержденное впоследствии прокурором города.

Таким образом, доводы суда о том, что расследование данного уголовного дела и составление обвинительного заключения проведено ненадлежащим лицом, являются неубедительными и не основаны на законе.

Кассационным определением судебной коллегии от 14.03.06 отменено постановление О.Е. городского суда от 27.12.05 в отношении В.Л..

В.Л. предъявлено обвинение по ст. 319 УК РФ, т.е. в том, что она совершила публичное оскорбление представителя власти (работника ОВД г. Осинники) при исполнении им своих должностных обязанностей.

Возвращая уголовное дело прокурору, суд указал, что дознание было произведено следователем прокуратуры в нарушение требований ч. 3 ст. 150 УПК РФ, поскольку В.Л. не относится к кругу лиц, перечисленных в пп. "б, в" п. 1 ч. 2 ст. 151 УПК РФ.

Коллегия признала вывод суда ошибочным по следующим основаниям.

Согласно ч. 3 ст. 150 УПК РФ по уголовным делам о преступлениях, предусмотренных ст. 319 УК РФ, производится дознание.

Согласно п. 7 ч. 3 ст. 151 УПК РФ следователем прокуратуры проводится дознание по уголовным делам о преступлениях, предусмотренных ч. 3 ст. 150 УПК РФ, совершенных лицами, указанными в пп. "б, в" п. 1 ч. 2 ст. 151 УПК РФ.

В частности, в подпункте "в" данной нормы указано:

1. о преступлениях, совершенных должностными лицами ОВД РФ;

2. о преступлениях, совершенных в отношении указанных лиц в связи с их служебной деятельностью.

В.Л., хотя сама и не является должностным лицом ОВД РФ, однако она обвиняется в совершении преступления в отношении данного лица, что не учтено судом.

Постановлением Березовского городского суда от 08.11.06 уголовное дело в отношении П.К., П.Й., Б.К. и П.З. возвращено прокурору в связи с тем, что законный представитель обвиняемого П.Й. в ходе предварительного следствия не был привлечен к участию в деле, чем нарушено требование ст. 426 УПК РФ, кроме того, обвиняемому П.З. не вручена копия обвинительного заключения.

Кассационным определением от 19.12.06 данное постановление судьи отменено по следующим основаниям.

Статьей 426 УПК РФ предусмотрено участие законного представителя несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого в ходе досудебного производства по уголовному делу.

Как следует из материалов дела, П.Й. на момент совершения преступления - 22.05.06 являлся несовершеннолетним. 04.08.06 ему исполнилось 18 лет. Уголовное дело в отношении П.Й. возбуждено 07.08.06, т.е. после исполнения ему 18 лет, все следственные действия проводились в отношении П.Й., когда он уже достиг совершеннолетия. В этой связи при производстве предварительного следствия нарушений ст. 426 УПК РФ не допущено.

Не соответствует фактическим обстоятельства дела вывод суда о невручении обвиняемому П.З. копии обвинительного заключения, поскольку данный вывод не подтверждается доказательствами, рассмотренными в судебном заседании.

Так, согласно расписке на листе дела 298 П.З. вручена копия обвинительного заключения, в судебном же заседании П.З. пояснил, что копия обвинительного заключения ему не вручена. Кроме данного пояснения П.З. других пояснений в протоколе судебного заседания не содержится.

Суд в постановлении сослался на пояснения П.З. о том, что он расписался в расписке, но следователь фактически не вручил ему копию обвинительного заключения, сказав, чтобы он пришел за ней позднее, а сам ушел в отпуск. Однако ссылка суда на данные пояснения недопустима, поскольку данные пояснения отсутствуют в протоколе судебного заседания.

Кроме того, коллегия указала, что суду необходимо было проверить обстоятельства появления расписки о получении П.З. копии обвинительного заключения с его подписью на листе дела 298, что суд не сделал.

 

Нарушения требований ст. 125 УПК РФ

 

В соответствии с ч. 1 ст. 125 УПК РФ постановления дознавателя, следователя, прокурора об отказе в возбуждении уголовного дела, о прекращении уголовного дела, а равно иные их решения и действия (бездействие), которые способны причинить ущерб конституционным правам и свободам участников уголовного судопроизводства либо затруднить доступ граждан к правосудию, могут быть обжалованы в районный суд по месту производства предварительного расследования.

Кассационным определением судебной коллегии от 31.10.06 отменено постановление Рудничного районного суда г. Прокопьевска от 10.07.06 по жалобе М.Ф. на постановление о прекращении уголовного дела.

Указанным постановлением материалы по жалобе М.Ф. направлены по подсудности в Центральный районный суд г. Прокопьевска по месту совершения преступления, которым является ОАО "Шахта Коксовая", находящееся на территории Центрального района г. Прокопьевска.

Коллегия указала, что постановление суда нельзя признать законным в связи с нарушением подсудности. Так, судом не учтено, что производство предварительного расследования ведется прокуратурой г. Прокопьевска на территории Рудничного района г. Прокопьевска. В соответствии с ч. 1 ст. 125 УПК РФ жалоба рассматривается по месту нахождения органа, выполнившего конкретные процессуальные действия, в данном случае по месту вынесения постановления о прекращении уголовного дела.

Жалобы на действия (бездействие) и решения дознавателя, следователя, прокурора рассматриваются на стадии досудебного производства.

Кассационным определением судебной коллегии от 07.09.06 отменено постановление Кемеровского районного суда от 06.07.06, которым Л. отказано в удовлетворении жалобы на постановление заместителя прокурора Кемеровского района о возобновлении производства по уголовному делу в отношении А.Н. и установлении срока расследования.

В судебном заседании установлено, что уголовное дело по обвинению А.Н. в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 307 УК РФ, передано в суд с обвинительным заключением и находится в производстве Центрального районного суда г. Кемерово.

Указанное обстоятельство исключает рассмотрение жалоб в порядке ст. 125 УПК РФ, поскольку досудебное производство по уголовному делу закончено, а ст. 125 УПК РФ предусматривает не только проверку законности и обоснованности действий (бездействия) или решений соответствующих должностных лиц, но и возложение обязанности устранить допущенные нарушения.

В связи с этим вопросы о законности и обоснованности действий и решений должностных лиц при осуществлении предварительного расследования уголовного дела подлежат разрешению на стадии судебного производства по уголовному делу, в порядке главы 15 УПК РФ, в том числе и в ходе предварительного слушания, в порядке ст. 235 УПК РФ.

Однако суд, правильно указав в постановлении, что жалоба заявителя не подлежит рассмотрению в порядке ст. 125 УПК РФ, а указанные в жалобе вопросы должны разрешаться в рамках судебного производства по уголовному делу, тем не менее, в нарушение ст. 125 УПК РФ, рассмотрел жалобу заявителя по существу, приняв решение об отказе в удовлетворении жалобы, вместо того чтобы прекратить производство по жалобе.

По аналогичному основанию кассационным определением от 05.10.06 отменено постановление Заводского районного суда г. Кемерово от 23.06.06, которым оставлена без удовлетворения жалоба К.Ы. на постановление следователя прокуратуры Заводского района г. Кемерово об отказе в удовлетворении ходатайства о проведении судебно-психологической экспертизы в отношении П.И., обвиняемой по ч. 1 ст. 105 УК РФ.

В судебном заседании установлено, что уголовное дело по обвинению П.И. в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 105 УК РФ, передано в суд с обвинительным заключением 23.06.06, т.е. в день рассмотрения судом жалобы заявителя К.Ы., и, по сведениям канцелярии суда, дело находится в производстве Заводского районного суда г. Кемерово, на что указывается в постановлении.

При таких обстоятельствах суд должен был прекратить производство по жалобе, а не оставлять ее без удовлетворения, поскольку в соответствии с ч. 5 ст. 125 УПК РФ решение об оставлении жалобы без удовлетворения является результатом рассмотрения жалобы по существу.

Судьям не следует забывать, что жалоба в порядке ст. 125 УПК РФ подлежит рассмотрению в пределах заявленных требований и в рамках оспариваемого акта или действия (бездействия).

Кассационным определением от 13.07.06 отменено постановление Анжеро-Судженского городского суда от 01.05.06 по жалобе В.Е..

Из жалобы В.Е., поданной им в суд в порядке ст. 125 УПК РФ, видно, что он обжаловал постановление прокурора г. Анжеро-Судженска от 21.04.06. Однако суд рассмотрел жалобу на незаконные действия прокурора г. Анжеро-Судженска, при этом в резолютивной части постановления суд не указал, какие именно действия прокурора признаны незаконными.

Кассационным определением судебной коллегии от 05.12.06 отменено постановление Новокузнецкого районного суда от 18.10.06 о признании незаконным постановления заместителя прокурора Новокузнецкого района от 25.09.06 об отказе в отводе следователя.

Коллегия указала, что суд вышел за рамки предоставленных ему уголовно-процессуальным законом полномочий, а именно, в ходе рассмотрения жалобы на незаконность постановления об отказе в отводе следователя суд незаконно и необоснованно вынес суждение о законности ряда следственных действий, произведенных следователем, не являющихся предметом рассмотрения жалобы.

Так, принимая решение по делу, суд пришел к выводу о личной заинтересованности следователя в исходе дела на том основании, что он нарушил уголовно-процессуальный закон при производстве ряда следственных действий. В описательно-мотивировочной части постановления суд фактически признает незаконным задержание подозреваемого в порядке ст. 91 УПК РФ, признает незаконным производство одновременного ознакомления подозреваемого и его защитника с постановлениями о назначении экспертиз и с заключениями экспертов.

Кассационным определением судебной коллегии от 05.09.06 отменено постановление Ю. городского суда от 06.05.06 по жалобе С.а..

С.а. обратился в суд с жалобой о признании письма начальника отдела милиции К.Г. с требованиями выслать документы в адрес милиции как действий, не соответствующих законам "О милиции", "Об оперативно-разыскной деятельности", Налоговому кодексу РФ.

Постановлением прокурора Юргинской межрайонной прокуратуры от 17.11.05 С.а. отказано в удовлетворении жалобы на действия начальника отдела милиции К.Г.. Однако вопрос об отмене постановления прокурора заявитель в жалобе не ставил.

Тем не менее, суд постановлением от 06.05.06 отменил постановление прокурора от 17.11.05, а решения по жалобе в части признания действий начальника отдела милиции К.Г. незаконными не принял, прекратив производство по жалобе.

По приведенному примеру следует также отметить, что согласно ч. 5 ст. 125 УПК РФ по результатам рассмотрения жалобы суд выносит одно из следующих постановлений:

1. о признании действия (бездействия) или решения соответствующего должностного лица незаконным или необоснованным и о его обязанности устранить допущенное нарушение;

2. об оставлении жалобы без удовлетворения.

Таким образом, суд не наделен правом отменить необоснованное и незаконное решение дознавателя, следователя или прокурора.

 

Отмена постановлений об избрании меры пресечения

в виде заключения под стражу

 

27.09.06 Президиумом Верховного Суда РФ принято Постановление о рассмотрении результатов обобщения судебной практики об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу подозреваемых или обвиняемых в совершении преступлений.

Обращаем внимание судей области на тот факт, что суды Кемеровской области в данном постановлении Пленума отмечены, как грубо нарушающие требования уголовно-процессуального законодательства.

В частности, Верховный Суд указал:

"Были выявлены случаи грубого нарушения прав отдельных категорий граждан. Вопреки требованиям части 2 статьи 108 УПК РФ судами удовлетворялись ходатайства об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу несовершеннолетних, подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений небольшой тяжести. В 2005 году такие ходатайства были удовлетворены в отношении 24 несовершеннолетних, в первом полугодии 2006 года - в отношении 10 несовершеннолетних. Указанные нарушения были допущены судами в 20 субъектах Российской Федерации. При этом суды Республики Татарстан, Нижегородской, Самарской, Пермской и Кемеровской областей повторили нарушения в текущем году".

Нарушения требований уголовно-процессуального закона допустили судьи Рудничного районного суда г. Прокопьевска и Центрального районного суда г. Прокопьевска.

Так, постановлением Рудничного районного суда г. Прокопьевска от 21.10.05 удовлетворено ходатайство следователя СО при 2 ОВД г. Прокопьевска об избрании С., 10.11.88 года рождения, меры пресечения в виде заключения под стражу.

Органами предварительного следствия С. предъявлено обвинение по ч. 1 ст. 159 УК РФ, т.е. в совершении преступления небольшой тяжести. Суд удовлетворил ходатайство, мотивировав данное решение тем, что С. 28.09.05 осужден приговором Н.Е. районного суда г. Новокузнецка по ч. 2 ст. 162 УК РФ к 2 годам лишения свободы, склонен к совершению преступлений.

Аналогично постановлением Центрального районного суда г. Прокопьевска от 24.01.06 заключение под стражу избрано несовершеннолетнему Д.Б., подозреваемому в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 158 УК РФ.

Принимая данное решение, суд указал, что Д.Б. по месту постоянного жительства не проживает, не работает, ранее судим за аналогичные преступления, 28.12.05 Д.Б. было отменено условное осуждение по приговору Киселевского городского суда от 21.07.05, и он направлен в места лишения свободы на срок 2 года 6 месяцев, а приговором Киселевского городского суда от 23.01.06 ему назначено наказание в виде лишения свободы на срок 2 года 9 месяцев. При этом суд счел, что Д.Б. может скрыться от следствия и суда и продолжить преступную деятельность.

Кассационная практика показывает, что имеют место случаи, когда судебные решения по вопросу об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу содержат целый ряд нарушений.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам от 14.07.06 отменено постановление З.А. районного суда г. Прокопьевска от 27.06.06 в отношении Е.Г..

В постановлении суда, в нарушение ч. 1 ст. 108 УПК РФ, не указаны конкретные фактические обстоятельства, на основании которых суд пришел к решению об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу. При этом суд учитывал только тяжесть преступления, в совершении которого обвиняется Е.Г., и наличие судимости.

В нарушение ст. 99 УПК РФ суд не указал другие обстоятельства, в частности данные о личности, поведении после совершения преступления и т.д.

Из постановления видно, что судом в нарушение ч. 1 ст. 108 УПК РФ не обсуждался вопрос о возможности избрания более мягкой меры пресечения.

Поэтому судебная коллегия считает, что постановление вынесено в нарушение требований ст. 108 и ст. 99 УПК РФ.

Кроме того, в постановлении указано, что Е.Г. "совершил преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 111 УК РФ", "При решении вопроса об избрании меры пресечения судом учитывается тяжесть совершенного преступления".

Следовательно, суд при решении вопроса об избрании меры пресечения предрешил вопрос о виновности обвиняемого Е.Г. в инкриминируемом ему деянии и дал юридическую оценку его действиям. В соответствии со ст. 307 УПК РФ данные вопросы решаются судом только при постановлении приговора.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам от 12.10.06 отменено постановление Центрального районного суда г. Прокопьевска от 22.09.06 в отношении Ш.С..

Согласно ч. 1 ст. 110 УПК РФ избранная мера пресечения может быть либо отменена, либо изменена на более строгую или более мягкую. Избрание меры пресечения при наличии иной, действующей меры пресечения законом не предусмотрено.

Из материала видно, что 17.08.06 в отношении Ш.С. была избрана мера пресечения в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении. Постановление следователя об избрании меры пресечения никем не отменялось, и мера пресечения в виде подписки о невыезде действовала на момент вынесения судом постановления об избрании меры пресечения.

Таким образом, суд избрал в отношении обвиняемого Ш.С. меру пресечения в виде заключения под стражу при наличии действующей меры пресечения в виде подписки о невыезде.

Кроме того, в соответствии с ч. 1 ст. 110 УПК РФ мера пресечения изменяется на более строгую, когда изменяются основания для избрания меры пресечения, предусмотренные ст. ст. 97 и 99 УК РФ.

Однако суд в определении не указал, какие именно основания для избрания меры пресечения, предусмотренные ст. ст. 97 и 99 УК РФ, изменились в период после избрания меры пресечения в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении.

В обоснование своего решения суд сослался на то, что Ш.С. обвиняется в совершении особо тяжкого преступления, не проживает по месту регистрации.

Однако указанные обстоятельства не являются новыми, они имелись и на момент вынесения постановления суда от 17.08.2006 об отказе в удовлетворении ходатайства следователя об избрании обвиняемому Ш.С. меры пресечения в виде заключения под стражу, и на момент вынесения постановления следователя об избрании Ш.С. меры пресечения в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении, вынесенному в связи с отказом суда в удовлетворении ходатайства об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу.

Указав о том, что Ш.С. не имеет постоянного места жительства, так как его выселяют из общежития, и что следователем представлены доказательства ненадлежащего поведения Ш.С. - злоупотребляет алкоголем, избивает соседей, отрицательно характеризуется в общежитии, суд не привел никаких фактических данных, подтверждающих такие выводы.

Между тем, согласно ч. 1 ст. 108 УПК РФ при избрании меры пресечения в виде заключения под стражу в постановлении судьи должны быть указаны конкретные, фактические обстоятельства, на основании которых судья принял такое решение.

Кроме того, в соответствии со ст. 102 УПК РФ подписка о невыезде и надлежащем поведении состоит в письменном обязательстве подозреваемого или обвиняемого не покидать постоянное или временное место жительства без разрешения дознавателя, следователя, прокурора или суда и в назначенный срок являться по их вызовам, а также иным путем не препятствовать производству по уголовному делу.

Однако в постановлении суда отсутствует вывод о том, нарушал или нет обвиняемый Ш.С. обязательства, предусмотренные ст. 102 УПК РФ, и если нарушал, то какие.

Вывод суда о том, что Ш.С. может скрыться от следствия и суда, также не основан на фактических данных, поскольку в постановлении указаны в основном обстоятельства, которые были известны ранее, а тот факт, что у Ш.С. может измениться место проживания, не дает оснований для такого вывода.

27.09.06 Президиум Верховного Суда РФ постановил:

1. Судьям обеспечить строгое соблюдение законодательства об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу в отношении подозреваемых или обвиняемых в совершении преступлений. Не допускать формального подхода к разрешению соответствующих ходатайств, поскольку заключение под стражу является самой строгой мерой пресечения, ограничивающей права, свободы и личную неприкосновенность человека и гражданина.

2. Повысить уровень требовательности к представляемым с ходатайствами материалам, касающимся сведений о личности подозреваемых, обвиняемых лиц, в отношении которых заявлено ходатайство о заключении под стражу. При этом необходимо иметь в виду, что продление срока содержания под стражей в соответствии с ч. 7 ст. 108 УПК РФ допускается лишь при условии признания судьей задержания законным и обоснованным.

3. Обратить внимание председателей верховных судов республик, краевых и областных судов, Московского городского и Санкт-Петербургского городского судов, судов автономной области и автономных округов, а также окружных (флотских) военных судов на необходимость осуществления постоянного контроля за деятельностью судей по рассмотрению ходатайств об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу в отношении подозреваемых или обвиняемых в совершении преступлений, в том числе средней и небольшой тяжести, особенно в отношении женщин и несовершеннолетних.

4. Признать необходимым периодически проводить мониторинг практики применения заключения под стражу подозреваемых или обвиняемых в совершении преступлений и не реже одного раза в квартал обсуждать его результаты на совещаниях судей. В каждом случае принимать конкретные меры, направленные на устранение ошибок и недопущение их в дальнейшем. Судам кассационной и надзорной инстанций усилить надзор за рассмотрением судами первой инстанции ходатайств об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу.

 

Раздел V. ОСНОВАНИЯ ОТМЕНЫ РЕШЕНИЙ СУДА, ПРИНЯТЫХ

В ПОРЯДКЕ ИСПОЛНЕНИЯ ПРИГОВОРОВ

 

Ошибки при приведении приговоров в соответствие

с действующим уголовным законом

 

Кассационная практика показывает, что количество ошибок, связанных с неправильным применением уголовного закона, допускаемых районными (городскими) судами области при рассмотрении ходатайств о приведении приговоров в соответствие с новым уголовным законом, существенно снизилось.

Однако по-прежнему имеют место случаи необоснованного отказа в удовлетворении ходатайств осужденных.

Постановлением Юргинского городского суда от 15.09.06 осужденному Непомнящих отказано в приведении в соответствие с Федеральным законом от 08.12.03 двух приговоров, в том числе приговора от 20.07.00, которым Непомнящих осужден по ч. 3 ст. 264 УК РФ. Суд в постановлении указал, что оснований для приведения приговоров в соответствие с изменениями от 08.12.03 не имеется.

24.10.06 судебной коллегией по уголовным делам указанное постановление отменено, поскольку суд не учел, что санкция ч. 3 ст. 264 УК РФ в редакции от 2000 г. предусматривала наказание от 4 до 10 лет лишения свободы, тогда как санкция ч. 3 ст. 264 УК РФ в редакции от 08.12.03 предусматривает наказание до 7 лет лишения свободы, т.е. новый закон улучшает положение осужденного, поскольку является более мягким.

Постановлением Ленинск-Кузнецкого городского суда от 22.06.06 необоснованно отказано в приведении в соответствие с новым уголовным законом приговоров от 26.03.98 и 27.01.99 в отношении В.Ж.. Кассационным определением от 21.09.06 постановление отменено.

Как следует из приложенных к ходатайству приговоров, В.Ж. осуждался приговором суда от 26.03.98 по ч. 1 ст. 228 УК РФ, а приговором от 27.01.99 - по ч. 1 ст. 228, п. "в" ч. 3 ст. 228 УК РФ.

Уголовный закон от 05.05.04, принятый после осуждения В.Ж. за преступления в сфере незаконного оборота наркотиков, улучшает положение осужденного, поэтому суд необоснованно отказал осужденному в удовлетворении его ходатайства.

Чаще всего судебной коллегией по уголовным делам в 2006 году отменялись постановления судей в связи с нарушением положений ст. 403 УПК РФ.

Так, в 2006 году в связи с принятием Конституционным Судом РФ Постановления от 20.04.06 N 4-П, касающегося порядка приведения судебных решений в соответствие с новым уголовным законом, участились случаи повторного обращения осужденных в суды по месту отбывания наказания с ходатайствами о смягчении наказания.

Кассационная практика показывает, что зачастую судьи районных (городских) судов области, при поступлении повторного ходатайства, принимают решение об отказе в удовлетворении требований о приведении приговоров в соответствие с действующим уголовным законом.

Обращаем внимание судей, что такое решение является ошибочным, поскольку отказ в приведении приговора в соответствие с действующим уголовным законом - это решение вопроса по существу заявленных требований.

При наличии данных о том, что осужденный ранее уже обращался по вопросу о приведении указанного в ходатайстве приговора в соответствие с новым уголовным законом, и его ходатайство было рассмотрено по существу, суд не вправе принимать данное ходатайство к производству.

Постановлением Мариинского городского суда от 27.07.06 осужденному Х. отказано в приведении приговора Ижморского районного суда о 02.07.00 в соответствие с действующим законодательством. Кассационным определением судебной коллегии от 26.09.06 данное постановление отменено, производство по делу прекращено.

Отказывая осужденному Х. в удовлетворении ходатайства о приведении в соответствие с действующим законодательством приговора Ижморского районного суда от 02.07.00, суд указал, что данный приговор уже приводился в соответствие постановлением Кировского районного суда г. Кемерово от 22.07.04, и вопрос о пересмотре вынесенного решения может быть рассмотрен в порядке надзора вышестоящим судом.

Таким образом, с одной стороны, суд правильно указал на то, что в соответствии со ст. ст. 402, 403 УПК РФ осужденный вправе ранее состоявшееся решение суда первой инстанции обжаловать в порядке надзора. С другой стороны, суд фактически рассмотрел ходатайство осужденного и принял решение об отказе в приведении приговора в соответствие с действующим законодательством.

Коллегия указала, что данное решение принято судом в нарушение требований ст. 403 УПК РФ, поскольку у суда не было оснований принимать к производству данное ходатайство.

Здесь следует отметить, что повторное рассмотрение вопроса о приведении приговора в соответствие с действующим законодательством возможно в случае, если после рассмотрения ходатайства осужденного вступил в силу новый уголовный закон.

К примеру, в октябре 2003 года суд привел приговор от 01.01.01 в соответствие с Федеральным законом от 31.10.02, т.е. ходатайство рассмотрено до вступления в силу Федерального закона от 08.12.03. В связи с вступлением в силу нового уголовного закона от 08.12.03 осужденный вправе вновь обратиться с ходатайством о приведении приговора в соответствие с данным уголовным законом.

Внесенные в постановления судей изменения в 2006 году в большинстве случаев связаны с принятием Конституционным Судом РФ Постановления от 20.04.06 N 4-П, и касались вопросов снижения наказания в связи с уменьшением объема обвинения.

Кассационным определением судебной коллегии от 17.08.06 внесены изменения в постановление Анжеро-Судженского городского суда от 09.06.06 в отношении Г.П..

Указанным постановлением приведен в соответствие с Федеральным законом от 08.12.03 приговор Новокузнецкого районного суда от 30.05.00, которым Г.П. осужден по п. "г" ч. 2 ст. 158, ч. 1 ст. 105 УК РФ, наказание назначено с применением ст. 68 УК РФ. Из приговора исключено указание суда о том, что преступление Г.П. совершено при особо опасном рецидиве преступлений, действия Г.П. квалифицированы по ч. 1 ст. 105, п. "в" ч. 2 ст. 158 УК РФ в редакции от 08.12.03, наказание оставлено без изменения.

Коллегия указала, что при приведении приговора в соответствие с новым уголовным законом суд не учел, что наказание Г.П. по ч. 1 ст. 105 УК РФ было назначено с учетом особо опасного рецидива преступлений, т.е. не менее 3/4 максимального срока наиболее строгого наказания, предусмотренного указанной нормой закона. Указание на совершение преступления при особо опасном рецидиве преступлений исключено, в связи с чем наказание по ч. 1 ст. 105 УК РФ, а также совокупное наказание подлежит сокращению.

Ранее независимо от того, насколько существенными были вносимые в приговоры коррективы, назначенные наказания или не снижались, или снижались не ниже верхнего предела наказания, установленного санкцией соответствующей статьи Особенной части Уголовного кодекса РФ в соответствующей редакции, причем даже в тех случаях, когда ранее назначенное наказание являлось минимальным или когда наказание на основании ст. 64 УК РФ было назначено ниже низшего предела.

Конституционный Суд разъяснил, что предоставление суду при решении вопросов, связанных с применением нового уголовного закона, смягчающего ответственность за преступление, единственной возможности - снизить ранее назначенное наказание до верхнего предела, установленного санкцией соответствующей статьи Особенной части Уголовного кодекса РФ, по существу, ограничивало бы его полномочия как органа правосудия и нарушало бы право граждан на судебную защиту.

 

Ошибки, допускаемые судами при рассмотрении ходатайств

об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания

 

Из смысла положений ч. 3, 4, 7 ст. 399 УПК РФ в судебном заседании вправе участвовать осужденный, а также его защитник. Решение об участии осужденного в судебном заседании принимает суд. Судам следует учитывать, что надлежащее извещение осужденного о времени и месте рассмотрения его ходатайства является обязательным.

Вопрос об обязательности участия осужденного в рассмотрении ходатайства об условно-досрочном освобождении в судебной практике вызывает споры.

С одной точки зрения, участие осужденного необязательно, а указание уголовно-процессуального закона на принятие судом решения об участии осужденного в судебном заседании связано с предоставлением суду права, в случае необходимости, вызвать заявителя для дачи объяснений по существу вопроса.

Анализ кассационной практики Кемеровского областного суда показал, что судьи судебной коллегии по уголовным делам придерживаются, в большинстве своем, иной точки зрения.

Обязательное участие осужденного при рассмотрении ходатайства об условно-досрочном освобождении вытекает из конституционно-правового смысла положений уголовно-процессуального законодательства о судебной процедуре рассмотрения заявлений и ходатайств, касающихся прав и свобод человека. Так, Конституционный Суд РФ в Постановлении от 22.03.05 N 4-П указал, что гарантии от произвольного или избыточного ограничения свободы и личной неприкосновенности должны обеспечиваться на любом этапе уголовного судопроизводства. И только по результатам рассмотрения в условиях состязательности сторон в полной мере обеспечиваются права участников судопроизводства.

Суд вправе рассмотреть вопрос об условно-досрочном освобождении и в отсутствие заявителя, однако данное решение должно быть мотивированным. Кроме того, учитывая положения ст. 231 УПК РФ, суд не освобождается от обязанности надлежащим образом уведомить осужденного о месте, дате и времени рассмотрения его ходатайства об условно-досрочном освобождении.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам от 13.07.06 отменено постановление судьи Центрального районного суда г. Новокузнецка от 23.03.06 в отношении Б.В., за несоблюдением требований ст. 231 УПК РФ

Коллегия указала, что в результате неуведомления осужденного о месте, дате и времени рассмотрения его ходатайства об условно-досрочном освобождении, Б.В. фактически был лишен возможности ходатайствовать об участии в рассмотрении материала.

Кассационным определением от 13.07.06 отменено постановление судьи Центрального районного суда г. Новокузнецка от 23.03.06 в отношении Б.А..

Как и в предыдущем примере, суд, в нарушение ст. 231 УПК РФ, не уведомил осужденного о месте, дате и времени рассмотрения его ходатайства об условно-досрочном освобождении.

Кроме того, в соответствии с ч. 4 ст. 399 УПК РФ, регулирующей порядок разрешения вопросов, связанных с исполнением приговора, в том числе по ходатайству осужденного, осужденный может осуществлять свои права с помощью адвоката. На представление интересов осужденного Б.А. в суде по делу об условно-досрочном освобождении Б.А. было заключено соглашение с адвокатом коллегии адвокатов Новокузнецкого района, однако, как видно из материалов дела, адвокат также не был уведомлен о дате и времени рассмотрения ходатайства судом.

Судам следует также иметь в виду, что в основу решения об отказе в условно-досрочном освобождении от отбывания наказания не могут быть положены мотивы, не указанные в законе, к примеру, мягкость назначенного судом наказания, кратковременность пребывания в исправительном учреждении и др.

Так, в соответствии со ст. 79 УК РФ лицо, отбывающее лишение свободы, может быть освобождено условно-досрочно, если будет признано судом, что для своего исправления оно не нуждается в полном отбывании назначенного судом наказания.

Решение судом вопроса об условно-досрочном освобождении от наказания либо отказе в условно-досрочном освобождении должно быть основано на всестороннем учете данных о поведении осужденного и его отношении к исполнению обязанностей за период нахождения в исправительном учреждении.

Кассационная практика показывает, что указанные требования закона соблюдаются не всегда. К примеру, целый ряд постановлений судей Ленинск-Кузнецкого городского суда содержит не предусмотренные законом основания для отказа в удовлетворении ходатайства об условно-досрочном освобождении.

В постановлении судьи Ленинск-Кузнецкого городского суда от 11.05.06 в отношении З.П. суд указал, что осужденный склонен к совершению преступлений, на момент совершения последнего преступления он имел непогашенную судимость, ранее к нему применялась амнистия и он освобождался условно-досрочно, однако данные меры не имели должного воздействия, З.П. вновь совершил умышленное преступление.

В постановлении судьи того же суда от 10.05.06 в отношении Б.Б. указано, что ранее осужденный отбывал реальное наказание за хищение, после освобождения он совершил 6 преступлений против собственности, действовал дерзко, подготовлено, не принял мер к погашению иска. Из текста постановления также следует, что суд руководствовался ст. 43 УК РФ.

Коллегия указала, что, во-первых, суд необоснованно учел, что ранее осужденный отбывал реальное наказание за хищение, после освобождения он совершил 6 преступлений против собственности, действовал дерзко, подготовлено. Данные обстоятельства не предусмотрены законом как основания отказа в удовлетворении ходатайства об условно-досрочном освобождении.

Во-вторых, принимая решение об отказе Б.Б. в удовлетворении ходатайства об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания, суд в нарушение требований ч. 6 ст. 388 УПК РФ не выполнил указания суда кассационной инстанции.

Так, из определения судебной коллегии от 16.02.06 следует, что суд, указав в постановлении на то, что Б.Б. не проявляет желания погасить иск, не привел в постановлении мотивов, по которым не принял имеющиеся в материалах сведения о том, что осужденный не был трудоустроен в связи с отсутствием рабочих мест, имеет 4 поощрения за добросовестный труд и участие в ремонте, единственное взыскание за отказ от хозяйственных работ погашено. Данное указание кассационной инстанции суд оставил без внимания.

В-третьих, принимая решение об отказе в удовлетворении ходатайства об условно-досрочном освобождении, суд не мог руководствоваться ст. 43 УК РФ, поскольку в указанной норме закона содержится понятие и цели наказания.

Из приведенных примеров видно, что суды исследуют поведение осужденных и отношение к совершенному деянию не в период отбывания ими наказания, а на момент совершения преступления, что является ошибкой.

Оценка личности осужденного должна производиться на основе анализа характеризующих его материалов. В характеристике должны содержаться данные о поведении осужденного, его отношении к учебе и труду во время отбывания наказания, об отношении осужденного к совершенному деянию, а также заключение администрации о целесообразности условно-досрочного освобождения.

К характеризующим материалам относится также и личное дело осужденного. Проверка судебных постановлений в кассационном порядке показывает, что зачастую личные дела осужденных не исследуются судьями, что ведет к принятию немотивированных решений.

Кассационным определением судебной коллегии от 26.09.06 отменено постановление судьи Беловского городского суда от 01.08.06 в отношении Н.Ю..

Коллегия указала, что суд не принял мер к всестороннему, полному и объективному исследованию обстоятельств дела.

Так, суд исследовал в судебном заседании характеристику, однако ее данные противоречивы, содержат противоположные выводы, что Н.Ю. не нуждается в полном отбывании наказания, и что администрация исправительного учреждения не поддерживает ходатайство осужденного об условно-досрочном освобождении, чему в постановлении не дана оценка. Кроме того, судом не исследованы материалы личного дела осужденного, не имеется в материале суда справочного листа о поощрениях и взысканиях осужденного.

Кассационным определением судебной коллегии от 06.07.06 отменено постановление судьи Чебулинского районного суда от 10.05.06 в отношении Е.Д..

Отказывая осужденной в условно-досрочном освобождении от отбывания наказания, суд учел ее поведение не за весь период отбывания наказания, а только за 7 месяцев. Из протокола судебного заседания видно, что личное дело Е.Д. судом не исследовалось. А из представленных суду материалов видно, что осужденная работает, положительно характеризуется, не имеет взысканий, однако суд не указал в своем постановлении, по каким основаниям он не принял в качестве доказательств исправления Е.Д. указанные данные о ее личности.

Обобщение судебной практики показало, что в 2006 году ошибки, связанные с невнимательностью судей и поверхностным исследованием обстоятельств дела, допускались судьями районных (городских) судов реже, чем в предыдущие периоды. Значительное число ошибок допущено по причине нестабильности правовой позиции по различным вопросам применения норм уголовного и уголовно-процессуального законодательства.

 

Судебная коллегия по уголовным делам

Кемеровского областного суда

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь