Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

НИЖЕГОРОДСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

от 6 февраля 2007 года Дело N 33-20/7

 

6 февраля 2007 года судебная коллегия по гражданским делам Нижегородского областного суда в составе председательствующего Давыдова А.П., судей Пятовой Н.Л. и Цыпкиной Е.Н., заслушав в открытом судебном заседании по докладу Цыпкиной Е.Н. дело по кассационной жалобе истицы А.М.В. на решение Нижегородского районного суда г. Н.Новгорода от 2 ноября 2006 года по иску А.М.В. к М.О.Г. о признании завещания недействительным,

 

установила:

 

А.М.В. обратилась в суд к М.О.Г. с иском о признании недействительным завещания от 25 октября 2004 г., составленного Ш.Н.П. на имя М.О.Г.

В обоснование своих требований указала, что Ш.Н.П. при жизни принадлежала квартира дома по ул. Московское шоссе г. Н.Новгорода. Она 3 февраля 2003 года выдала доверенность на имя А.Б.П., в которой дала ему полномочия распорядиться принадлежащей ей на праве собственности квартирой. 11 февраля 2003 года квартира дома по ул. Московское шоссе была подарена А.М.В.

Однако решением мирового судьи от 17 декабря 2004 года, вступившим в законную силу, доверенность и договор дарения были признаны недействительными и применены последствия недействительности ничтожной сделки.

Основанием для признания сделок недействительными послужило то, что Ш.Н.П. в силу имеющегося у нее заболевания слабоумия сосудисто-органической деменции (слабоумия) на 3 февраля 2003 года - день выдачи доверенности - не понимала значения своих действий и не могла ими руководить.

25 октября 2004 года Ш.Н.П. было составлено завещание на имя М.О.Г.

Поскольку на момент составления завещания квартира принадлежала А.М.В. в силу договора дарения от 11 февраля 2003 года, истица считает, что Ш.Н.П. на 25 октября 2005 года не могла распоряжаться данной квартирой, которая ей не принадлежала.

Кроме того, А.М.В. полагает, что на момент составления завещания Ш.Н.П. не могла понимать значение своих действий и руководить ими, поскольку согласно заключению экспертизы, имеющейся в деле по иску Ш.Н.П. о признании доверенности недействительной, она еще в феврале 2003 года не могла понимать значение своих действий и руководить ими.

По мнению истицы, имевшаяся у Ш.Н.П. болезнь могла со временем только усугубить ее состояние.

Ответчик М.О.Г. исковые требования истицы не признала.

Решением Нижегородского районного суда г. Н.Новгорода 2 ноября 2006 года в удовлетворении исковых требований А.М.В. отказано.

В кассационной жалобе истица просит отменить решение суда как вынесенное с нарушением норм материального и процессуального права.

В судебную коллегию поступило факсимильной связью заявление от истицы А.М.В. об отложении дела слушанием в связи с болезнью.

Судебная коллегия, обсудив заявленное ходатайство, выяснив мнение явившихся по делу лиц, возражающих против отложения дела слушанием, приходит к выводу о возможности рассмотрения дела в отсутствие ответчика А.М.В.

Согласно ч. 2 ст. 354 ГПК РФ, неявка лиц, участвующих в деле и извещенных о времени и месте рассмотрения дела, не является препятствием к разбирательству дела.

Установлено, что рассмотрение дела в суде кассационной инстанции дважды откладывалось по заявлению А.М.В. в связи с ее болезнью - 16.01.2007 и 6 февраля 2007 г.

Определением судебной коллегии от 19.12.2006 А.М.В. предложено представить в суд кассационной инстанции документы, подтверждающие уважительность причины ее неявки в судебное заседание 19.12.2006. Однако такие документы А.М.В. представлены не были.

Что касается представленных копий больничных листов, то они датированы 26.12.2006 и 15.01.2007.

При таких обстоятельствах судебная коллегия полагает, что со стороны А.М.В. имеет место злоупотребление правом, в связи с чем дальнейшее отложение дела ведет к затягиванию судебного разбирательства.

Согласно ч. 1 ст. 347 ГПК РФ суд кассационной инстанции проверяет законность и обоснованность решения суда первой инстанции исходя из доводов, изложенных в кассационной жалобе, представлении и возражениях относительно кассационной жалобы, представления.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, заслушав явившихся по делу лиц, судебная коллегия не находит оснований для отмены решения суда.

Судом полно и всесторонне исследованы все обстоятельства дела, правильно определены юридически значимые из них, установлен характер возникших правоотношений, применены нормы права, их регулирующие.

Основываясь на положениях ст. 177 ГК РФ, суд первой инстанции пришел к правильному выводу об отсутствии оснований для признания завещания недействительным по указанному истицей основанию.

К такому выводу суд пришел исходя из установленных по делу обстоятельств.

Судом установлено, что Ш.Н.П., являясь собственником спорной квартиры, 25.10.2004 составила завещание, согласно которому все ее имущество было завещано М.О.Г.

Как следует из искового заявления, его основанием является неспособность завещателя в момент составления завещания понимать значение своих действий и руководить ими.

Судом тщательно проверены указанные доводы истицы и признаны необоснованными.

При этом суд исходил из анализа представленных сторонами доказательств, оценка которым дана в соответствии с требованиями ст. 67 ГПК РФ.

Согласно ч. 1 ст. 56 ГПК РФ, каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом.

А.М.В. не представлено достаточных доказательств, свидетельствующих о том, что на момент составления завещания (25.10.2004) Ш.Н.П. не могла понимать значение своих действий и руководить ими.

Как видно из протокола судебного заседания (л.д. 74), стороны отказались от проведения экспертизы на предмет определения состояния здоровья Ш.Н.П. на 25.10.2004 (момент составления завещания).

Ссылки истца на заключение посмертной судебно-психиатрической экспертизы, проведенной по другому гражданскому делу, согласно которому 3 февраля 2003 года Ш.Н.П. не могла понимать значение своих действий и руководить ими, не могут быть приняты во внимание, поскольку экспертами дан ответ о психическом состоянии Ш.Н.П. лишь на 03.02.2003.

Данных о психическом состоянии здоровья Ш.Н.П. на 25.10.2004 данное заключение не содержит.

Более того, доводы истца о невозможности Ш.Н.П. 25.10.2004 понимать значение своих действий опровергаются заключением клиники доктора Мышляева от 25.10.2004, показаниями свидетелей Б.В.Н., Х.Л.В., помощника нотариуса М.А.В.

Доводы кассационной жалобы о наличии в деле двух взаимоисключающих заключений от 25.10.2004 и 13.12.2004, данных с участием доктора Б., являются необоснованными, поскольку из указанных заключений видно, что они даны в отношении разных по времени событий, а именно о состоянии здоровья Ш.Н.П. на 25.10.2004 и 03.02.2003 (л.д. 15, 46).

Доводы кассационной жалобы сводятся к переоценке доказательств и не могут служить основанием к отмене решения суда.

Таким образом, решение суда, по мнению судебной коллегии, является законным и обоснованным, вынесенным в соответствии с установленными по делу обстоятельствами и законом. Оснований для его отмены не имеется.

На основании изложенного и руководствуясь ст. 361 ГПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Решение Нижегородского районного суда г. Н.Новгорода от 2 ноября 2006 года оставить без изменения, а кассационную жалобу - без удовлетворения.

 

Председательствующий

А.П.ДАВЫДОВ

 

Судьи

Н.Л.ПЯТОВА

Е.Н.ЦЫПКИНА

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь